Миазмы

Джен
R
Закончен
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Описание:
В разрушенном катаклизмом городе Плассане, покинутом уже многие года начинаются некие волнения. Стремительно, убывают скромные силы оцепления, оставляя периметр незащищенным. Связанные не по своей воле, Сайфер и Киллджой отправляются исключительно в корыстных целях.
Примечания автора:
Создал вот что-то. Изначально была идея продолжить данный рассказ, объяснив столь странное поведение персонажей. Сейчас, это конечно все под сомнением. Думаю, если кому-то это действительно покажется чем-то интересным, я допишу основную ветку сюжета. Критикуйте. Я буду только рад. Некоторые моменты я писал сильно позже других. Возможны странные несостыковки.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
      Подбрасываемые ветром частицы снега, не в силах сопротивляться единому потоку, кружились, словно собака, гоняющаяся за хвостом: останавливались, замедлялись, а затем ускорялись в безумной пляске. В опьянении они, казалось бы, забыли о своей судьбе, судьбе медленного падения, в которую уже мало кто может вмешаться. Или не хочет. Во всяком случае, ветер быстро заметал вереницу следов, тянущихся от обледеневшего шоссе, вплоть до ныне брошенного посёлка. Мало кто уже помнит о том, что это место когда-то вообще существовало. Это место было как-то странно брошено на произвол судьбы, как маленький ребёнок, оставленный самому себе, на пустующих улицах спящего города. На пересечении старого мира и новых технологий, этому поселку дали новую жизнь с обнаружением богатых залежей — радионита. Именно за ним же и хлынул в город бурной рекой поток огромного количества внимания, и это, пожалуй, было предпоследним возвышением Плассана, после которого на него было в основном всем наплевать. И это была последняя рана, нанесенная умирающему посёлку. В преддверии пира, как жадный стервятник, на эти земли набросились Kingdom. Никто так и не понял, когда единственным смыслом существования этого места стала добыча радионита. А может быть, кто-то и опомнился, но к тому моменту было уже слишком поздно: дорогие офисы и лаборатории распустили свои корни глубоко в землю, а улицы посёлка наводнили солдаты. Опьянённый и разгоряченный Плассан долго слушал баллады о великих открытиях и решении мировых проблем, упиваясь текущими деньгами. Позже Корпорация, конечно, вырвала сердце города, выдавив из города последние соки. Заводы распустились здесь как молодые бутоны цветов, выросших и напитавшихся на кладбищенской земле. И как на могилах давно почивших и забытых мертвецов зачастую вырастают сорняки и бесполезная трава, так и тут, весь потенциал и необузданная мощь, все средства, вырученные здесь — всё это было отправлено на стол «высшему свету» — директорам и начальникам, спонсорам и, разумеется, тем, кто поспособствовал обходу налогов и приобретению земли. Эта земля отдала свои внутренности и богатства, чтобы получить взамен лишь гордое имя «Месторождение-NER-146» и, разумеется, разные статьи прессы, описывающие абсолютную смерть этой земли.       Все произошло быстро: ошибка рабочего в управлении буровой установкой, столь требовательной к уходу, и этим столь похожей на несмышленое животное, вызвала перегрев бура; затем, нестабильный радионит вырвался наружу, казалось, сама земля мстила обидчикам, давя людей, уничтожая труды их многолетней деятельности, обрекая в пучину смерти всех, независимо от статуса. Этот посёлок погиб, но умер независимым и, как тонущий человек, он попытался сделать хотя бы глоток воздуха. Не получилось.       Впрочем, для Сайфера и столь ему неприятного компаньона в лице Киллджой были не слишком большой проблемой последствия взрыва: всеобщая разруха, малое количество сохранившихся зданий и низкие температуры. Всё это казалось пустяком после не очень веселой поездки по заледеневшим дорогам. Это было сложно: старая дорога проходила по гористой местности и, казалось бы, была частью вялой попытки огородить это место на ряду с оцеплением, которое по документам должно было состоять из трёх стен, огораживающих город на расстоянии пяти, десяти и шестнадцати километров. Опасная зона, как никак. Но, в итоге, всё это оказалось сетью постов, расставленных на разном расстоянии друг от друга, как и писали в паутине. Как ни забавно, но дорога оказалась намного более сложным препятствием. И это всё того стоило, хотя на поверхности всё было давно разворовано сталкерами — в бункерах и закрытых хранилищах нетронутые информационные и технические богатства. Впрочем, разрушенный городок весьма поубавил в своей красоте. Сайфер читал, что после взрыва весь декабрьский снег, уже тогда покрывавший бы солидную часть территорий (если бы не обогревающие установки Kingdom), просто поменял бы свой оттенок. Смотря со спутника, если значительно приблизить картинку, можно увидеть пятнышко, красовавшееся среди безжизненных пустошей, наполненных белой смертью… Хотя, иной раз задумываясь об этой информации, Аамир всё больше начинал сомневаться в ней. Он долго пытался найти снимок со спутника, но не получил каких–либо результатов.       На удивление, большинство обогревающих установок было разрушено. От них остались лишь гигантские колонны, опоясывающие посёлок как единый черный ремень… Некоторая часть этих исполинов была разрушена, другая лежала, а третья была практически нетронута. Если смотреть с возвышенности, то можно прекрасно понять, где был эпицентр взрыва, во многом благодаря им. Домишки поменьше были полностью разрушены, остались лишь груды мусора. — Все больше задумываюсь об опасностях, которые тут таятся… Охранные системы, последствия взрыва, — зевая, Сайфер чуть остановился, чтобы осмотреться с небольшой возвышенности, на которую раньше вела лестница. Сейчас на эту площадку можно было взобраться только по насыпи. — Прохладно, а мы еще даже не приблизились к эпицентру. — проговорила Киллджой, всматриваясь вдаль. Странно, но вроде бы Аамир должен был испытывать гораздо больший дискомфорт на берегах столь северного моря. — В Австралии явно хуже. А ты могла бы получше одеться, здесь действительно прохладно для августа, — немка не обращала внимания на Сайфера, щурясь и пытаясь разглядеть что–то среди исполинских колонн и развалин, одевающих горизонт в траурные одежды. Что–то в этом месте ее завораживало, может быть, это была возможность попасть на кладбище, решившее оставить всё практически в таком виде, в котором существовали мертвецы. Это было намного лучше тех скучных рядов мраморных солдат с именами погибших, эти аккуратные и тихие равнины, эта земля, благоухающая тягучими и тяжелыми соками стеблей, куда так часто водила её тётка в те немногие дни, которые они проводили вместе. Эта атмосфера заставляла чувствовать какое–то странное удовлетворение и даже умиротворение, до того момента, пока она не вспоминала о половине тысячи трупов, взывающих к ней из–под обломков тягучими голосами.  — Действительно титанические сооружения… И такие бесполезные. Если сломается одно, из них, часть селения просто окажется без обогрева, так еще и в снегу, — она снова вернулась в то непостижимое состояние, после минуты странного трепета перед почившими на тот свет людьми. Теперь Киллджой говорила, облокотившись на полуразрушенные зелёные перила, осматривая неутешительный пейзаж всеобщей разрухи, слабо скрытой под снежным покровом. — Хотя, может что–то да под землей есть… Скорее всего. Они всегда строят по одному плану. Жаль, что тут вряд–ли что–то сохранилось. — О, даже на берегу Северного–Ледовитого океана, в оцепленном, особо опасном районе, охранники наладили вывоз металлолома. Так что, не советую расслабляться, в свое время тут русские позаботились о том, чтобы повторно использовать детали. Экологично, — последнее слово Сайферу показалось особенно остроумным, он получил кратковременное удовлетворение. Хоть он и спрыгивал с площадки, эти пару самоуверенных предложений прозвучали достаточно громко, чтобы прервать размышления немки. Слишком уж она вальяжно облокотилась на стальные прутья. — Твоё беспокойство — маска для безвкусной насмешки, — констатировала девушка. Сайфер всё же решил промолчать, не давая лишнего повода этому чересчур самодовольному компаньону повод поворачивать назад. И хотя в этом деле функции Киллджой были вторичны, не стоило бы каким–то глупыми попытками в соперничество рушить взаимоотношения, которые в ближайшем будущем пригодятся. После уже можно будет решить.       Больше они не произнесли ни слова. Затаив какую–то странную, детскую обиду по пустяку, граничащую с наплевательским отношением друг к другу, они продолжили шагать вперёд, по дорогам, проложенным когда–то давно для людей, разделивших одну незавидную участь — вечное погребение под обломками рухнувших технологий, низвергших их до простых трупов, раздавленных под гнётом ответственности от взрыва. Интересно, спасся ли хоть кто–то? Этими вопросами Сайфер пытался занять свою голову, стараясь не замечать постепенного понижения температуры. В конце концов, это не Африка, даже не Европа. Марокканцу было действительно сложно привыкнуть к здешнему климату: очень долго он пытался сначала просто привыкнуть к здешним холодам, где-то он слышал, что это морально помогает, хотя особых результатов это не дало; позже он достаточно долго пытался подобрать снаряжение, которое идеально бы подошло к низким температурам: подбирал себе плащ потеплее, искал, где можно дешевле всего купить оружие без каких-либо номеров, дабы позже не возникло проблем. В конце концов, нужно было протестировать камеры и растяжки, дабы не получилось, как с водой в Японии. Хотя, Сайфер не был полностью уверен, что это была вода…       Окраины, населенные покосившимися, поломанными и полуразрушенными домами медленно менялись на обезображенные взрывом комплексы и установки, здания здесь уже больше напоминали искореженные и изорванные под артиллерийским огнем тела. Аамир достаточно насмотрелся на таких людей в Марокко, а теперь эти воспоминания возвращались… Вот, теперь они проходили обломки каких-то офисов, справа раньше было высокое здание, и над этим всем были проложены змеей пути для радианитового монорельса, изувеченный транспорт лежал совсем рядом… На горизонте виднелся заледеневший берег с полуразрушенным портом, когда–то он был совсем маленьким, но после прибытия танкеров Корпорации стало ясно, что с количеством груза, перевозимым сюда, придётся построить новые комплексы и доки для техобслуживания кораблей. И все это было проспонсировано Kingdom, они вложили около 78 процентов, с условием, что их корабли будут иметь приоритет. Слева, наполовину в воде, лежал кран, не так давно упавший на лёд, прямо около танкера, боковая часть которого была наполовину деформирована. Если попытаться представить, то обломки можно было сложить в общую картину. Аамир больше не смотрел на порт. Мёртвые чёрно–серые здания заснули вечным сном, изувеченные до неузнаваемости, они, кажется, лежали во тьме былого величия, забрав с собой своих бывших хозяев. Никакого контраста. Редко можно было заметить в руинах хоть одно растение, кроме мха и лишайника, закопавшегося как можно в более теплые места. Все это напоминало марокканцу какой–то сон, в котором невозможно было сказать, где более живой пейзаж — в куче обломков и очередной руке, печально выглядывающей из–под завала, или снежной горы, поражавшей своей мертвенной бледностью и какой–то странной чуждостью. По крайней мере, по трупам или кускам тел было легко ориентироваться, благо, многие из них имели яркую одежду. Какая–то группа сталкеров из паутины составила карту примерной местности, используя снимки спутника и различные ориентиры. Сейчас они как раз прошли бедолагу, остроумно названного завсегдатаями форумов «Восставший зомби», за умоляющую конечность, высунутую из завала. Марокканец отвергал это место всем сердцем, как и, похоже, оно — его… Очень много обсуждений велось о Плассане в прошлом десятилетии, но сейчас… Здесь Сайфер впадал в странную и опьяняющую истому, в этом месте он мог лишь спокойно наблюдать, как, казалось бы, не они с Киллджой приближаются к небольшому чёрному зданию, а оно — к ним. Совсем маленькое, по сравнению с зачастую монструозными составными постройками Kingdom, которые они буквально за месяц собирали как конструктор на нужном месте. Странная зеленоватая дымка придавала этому зданию странное очарование, как давно разбитой чашке, искусно сделанной в прошлом — сейчас же она давно потерлась, испачкалась, и это… придало своеобразный шарм развалинам. Тем не менее, это сооружение на удивление хорошо сохранилось: все стены, кроме одной, стояли ровно, без каких–либо трещин или проломов; герметичные двери были до сих пор заперты, не давая возможности войти, а учитывая отсутствие питания… Это не давало возможности войти внутрь. Похоже, это не на шутку встревожило Киллджой…  — Кажется, так просто сюда не войти… Ну, наверное, если повезёт, то источник питания этой двери ещё жив. Да, так что там за информация по этому твоему «полтергейсту» тебе нужна? — девушка сняла свой рюкзак, и теперь вслепую рылась в нем, уставившись на узоры, пародирующие какую–то средневековую фреску, но полностью без цвета. На множестве картинок было изображено приготовление какого–то отвара, на другой группе были изображены сцены, как молодой принц, тайно выпив его, превращается в странное существо, чем–то напоминающее змею. — О, не думал, что твоего гения не хватит на то, чтобы взять взрывчатку… Мне лично ничего не нужно из того, что ты там ищешь, но если найдешь что–то, где упоминается Призрак, пожалуйста, оставь мне. Впрочем, если повезет, то мне это не понадобится… Будет тебе как сувенир, — Сайфер совершенно не смотрел на дверь и не интересовался тем, сможет ли Киллджой забраться внутрь. Возможно, будет даже лучше, если она не запустит туда свои любопытные щупальца. По крайней мере, так будет спокойнее всем. Впрочем, на случай его провала, эта информация будет очень ценной. — Ошибок не совершают только те, кто ничего не делает. Смотри–ка, думаю, для тебя это стало бы преградой. Если бы ты оказался на моём месте… — пробормотала Киллджой, подходя к панели и обдумывая дальнейший план своих действий. Она сдержалась от язвительных комментариев в сторону Сайфера. Марокканец в это время отошел на приличное расстояние, уже не слушая болтовню девушки. Он занялся своим наиболее рутинным занятием — расставлением растяжек для своего будущего гостя и подбором наиболее удачной позиции для ведения огня. — Ты же можешь закрыть за собой дверь? — этот неожиданный вопрос вывел Киллджой из колеи работы и заставил обернуться и увидеть вырастающее количество ловушек, лазеры, которых она не могла увидеть, но готова была поклясться, что такое зрелище удивило ее бы еще больше. — Стоп. Ты говорил о неких данных, которые нужны этому Призраку. Неужели… Ну и когда он будет здесь? У нас же были договоренности… Впрочем, мне стоило догадаться…— компания этого ищейки Киллджой и без того надоела, но такое «предательство» вывело её из себя. Это напоминало ей какой–то давно просмотренный фильм или ситуацию из него, но она не могла вспомнить то чувство до такой степени, чтобы его описать. Какая-то внутренняя горечь поднималась в ее душе, как песок в воде, которую только что взболтали. Да, крайне глупо было со стороны Сайфера пытаться использовать её… Как приманку? Всё это очень смешалось в голове девушки с неясной слабостью, в купе с усиливающимися подозрениями. Она слишком недостаточно знала о том, насколько слова Сайфера достоверны… По крайней мере, их первоначальное знакомство сглаживали некоторые рекомендации от соответствующих и достоверных лиц, но она также знала и о дурной славе этого вечно замкнутого охотника за информацией, загнанного в вечную колею побегов и попыток мести Kingdom… И тем не менее, возможность найти еще возможно целую партию обогащенных радианитовых стержней — очень солидная возможность. Но в ее соображения участие в планах марокканца не входило. Тем более, вполне возможен исход, в котором в девушку всадят пару пуль. И рисковать ради каких–то туманных перспектив явно не путь гения, вроде нее. А она, разумеется, не будет пускаться в пространные авантюры.       Какая–то странная обида заставила ее встать, спокойно взяв свой Frenzy из рюкзака и направить на марокканца. — Шутки кончились, Сайфер, я точно не могу сказать зачем ты тут, и в твоих же соображениях рассказать то, зачем ты здесь, я не выстрелю просто так, — кажется, ветер усиливался, и теперь, в танцующем потоке снега, её видимость снизилась. Неплохо, наверное, Сайферу с его глазами, все видн-… Её размышления прервал звук киберклетки, раскрывающейся прямо перед ней. В миллисекундной борьбе мозга и инстинктов победило животное начало, Киллджой открыла огонь в темно–серую пелену голограмм… Тихие нашептывания бури прервал безумный смех Frenzy, вылившийся в неистовую свинцовую очередь, которая должна была успокоить раз и навсегда стоявшего по ту сторону странной голографической завесы. Но этого не произошло, судьба была благосклонна Аамиру — с активацией своеобразной завесы он успел спрятаться за ближайшие остатки стены, которые, видимо, когда–то были уборной. Сайфер быстрым движением выхватил с пояса Ghost, его рука сама высунулась из укрытия. Направив пистолет куда–то в сторону Киллджой, он стал беспорядочно настреливать куда–то в ее сторону. — Этим ты явно перешла все дозволенные рамки, о каком таком ты договоре говоришь, если начинаешь стрелять?! — в этот своеобразный конфликт, где каждый чувствовал оппонента сумасшедшим, вылились все их не столь длительные взаимоотношения, наполненные подколами Киллджой и сдержанным гневом Сайфера, выражаемом в легком презрении…       Аамир не видел, что делает девушка, но сразу же услышал противный звук улья, который летел в него. Ему пришлось рвануть куда–то дальше, на произвол судьбы, прямо в лапы безумному Frenzy и его странной хозяйке. Это было лучше, чем зажариться в электрическом токе, выпускаемом этой гранатой. Тем более, Киллджой никогда не умела стрелять, как и все немцы, встречавшиеся ему… Короткая очередь голодных до крови пуль снова взревела в воздухе, но на этот раз резко прервалась. Перезарядка. Это дало время «сыщику» на бросок камеры. Доли секунды для выстрела дротиком хватило, затем пуля сломала устройство. Теперь он видел её даже через стену: она, кажется, присела, копавшись сумке… Чувство злобного удовлетворения заиграло в животе Сайфера. Резким движением он выскочил из–за преграды, подходя еще ближе, отныне их разделяла одна груда обломков. Но за это время девушка успела выдернуть дротик из тела. Наступило долгое затишье, продлившееся около семи секунд. Эти секунды показались Аамиру часом. Слишком долго не звучало ни слова, ни мата на столь противоположных языках. Только учащенное дыхание двух противников, сливающееся в единую мелодию, пестрящую последствиями столь необдуманной череды поступков. Чем–то это напоминало Сайферу грехопадение, связывающее людей долгоиграющими последствиями, вырождающимися в порочный плод. Всё, что мешало Аамиру насладиться этой особенной тишиной — странный гудящий звук, доносящийся с другой стороны кучи обломков, который его разгоряченный и опьяненный морозом разум не мог вспомнить.       «Граната» — наконец пронеслось в озарённых, казалось бы, богом, мозгах Сайфера. Он, конечно, не специализировался на оружии, но ему всегда было интересно, каким образом действуют эти маленькие капсулы. Почему–то они напоминали ему картошку, так он их и прозвал. Аамир позже получил краткий ответ об этом красивом способе убийства противника, звучал он просто — «маленькие шарики с электричеством». И теперь есть шанс, что он умрет в потоке буйных и диких розово–синих красок. Сайфер не привык медлить. Жизнь его слишком ожесточила для этого. Если его противник хочет его мучений, то он сделает так, чтобы всё было с точностью да наоборот. Медленно пробираясь в тени, он опирался на груды разбитых и разрушенных кирпичей, в нём возникло животное желание мести, ведь, в конце концов, у него было на это полное право. Он сильнее сжал холодный Ghost, в ожидании расплаты. Эта безумная мало того, что не выслушала его, так и направила оружие и начала стрелять — крайне глупый поступок. Самонадеянная девчонка. Он уже увидел ее, на удивление, неряшливый вид, странно, ведь это Аамиру пришлось побегать. Её шапка была в снегу, как и вся ярко–желтая куртка. — Слишком медленно, чтобы убить меня, — сурово проговорил Сайфер, подойдя вплотную к девушке и направляя Ghost к её голове. — Слишком медленно, чтобы угрожать. Выстрелишь — поджаришься вместе со мной, — только рука Киллджой, задержанная на дисплее КПК, стояла между роем разъяренных электрических пчел и их жизнями. — Отойдешь — я ее кину, и она сработает. — Сомневаюсь, что твоя самооценка даст тебе убить себ-… В какой–то степени, немка находилась в весьма удручающем положении, в любом случае она бы умерла, а на чудо надеяться было не в её стиле. Киллджой резко рванула в сторону, одновременно кидая гранату прямо в руки Сайферу. Её палец соскользнул. Она не успела вовремя активировать гранату. Аамир спасся, но не пистолет. Получив некоторую дозу «бодрящего» тока, марокканец поубавил пыл. Эта вспышка буйных и живых красок, так похожая на сладкую вату, раскрашенную в разные цвета, которую продавали в ее городе, настолько заворожила Киллджой, что она, казалось бы, отрезвела от холодного воздуха и странного горького аромата этого посёлка. — Вернёшь деньги за пистолет, — холодно проговорил Сайфер, кидая взгляд на немного деформированный пистолет. Скорее всего, внутри точно что–то не выдержало. Или нет… Аамиру всё равно было приятно потребовать денег, даже если он ничего не получит. Внутри что–то заставляло чувствовать невиновной жертвой. — Пошёл к чёрту, — вся в снегу, Киллджой выглядела крайне жалко. Подобрав разбитую камеру, Сайфер развернулся и зашагал в сторону от двери. Снегопад усиливался…
Примечания:
Вот. Как-то так. Пишите отзывы.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты