Where Is My Mind

Фемслэш
G
Завершён
3
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Метки:
AU Счастливый финал Спойлеры...
Описание:
Куколка выбирается из психбольницы «Ленокс Хаус» вместе с Милашкой.
Посвящение:
Как и у Костнера в «Человеке из Стали» у них миллион других выходов, но Снайдер все равно решил выбрать этот (с) Ностальгирующий Критик
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Куколка бледна, Милашка всматривается в ее лицо внимательно, ожидая, что та скажет. В ее глазах судорожно бьется страшная мысль, которую Милашке не хочется слышать, у нее предчувствие. Сейчас она жаждет, чтобы слова исчезли, словно их никогда не придумывали, чтобы все было иначе. — Ты иди, я останусь, — взглянув на подругу, решительно бросает Куколка. — Когда я привлеку их внимание, то беги к воротам. Это теперь твоя история, живи за нас четверых. Внутри Милашки все рушится, идет трещинами. За последние несколько часов она потеряла всех друзей, родная сестра истекала кровью у нее на руках. Нет, она не может допустить, чтобы и ее последний друг, а Куколка, несмотря ни на что им стала, тоже осталась лишь частью ее истории. Мельком взглянув на крутых парней у входа, она тут же составляет иной план, а когда мысли об этом взрываются в ее голове, она крепко хватает Куколку за запястье и грубо шипит: — Нет, мы найдем иной путь. — Ты не понимаешь… — словно уже расставшись с жизнью, медленно возражает девочка с хвостиками. — Не хочу понимать, — хватая лицо Куколки в ладони, произносит Милашка. — Я тебя здесь не оставлю, мне плевать, что там в твоем сознании в секунды надломилось. Ты идешь со мной, я больше никого не собираюсь терять. Возможно, в глазах Милашки действительно мелькнуло что-то во истину жуткое, так как Куколка, сначала пытаясь возразить, вздрагивает, а потом, медленно моргнув, будто бы сонная, кивает. Милашка зажимает пальцы Куколки в ладони, внутренне содрогаясь всему, что происходит впереди. Парни у входа серьезные и их много, а их всего две, и единственная зажигалка, чтобы поджечь бензобак одной из тачек, осталась в комнате с мягкими стенами. Милашка намертво вцепляется в руку Куколки, словно боясь, что та передумает и пойдет к мерзавцам навстречу или растает. Она судорожно соображает, что рядом с ними валялся кирпич, выпавший из основания здания, нужно его кинуть в сторону, чтобы создать шум, но, возможно, сегодня действительно особый во всех смыслах день. Слышится звук открываемой двери, Милашка реагирует моментально и тянет Куколку в сторону, за одну из машин, чтоб их не было видно, а потом задерживает дыхание, молясь своему ангелу-хранителю, чтобы никто их не заметил. Из здания выглядывает человек, он кричит, привлекая внимание парней, что-то о пожаре, охватившем почти целый блок, материт их, заставляя вернуться к работе. Словно получив несколько ударов под дых, парни вытягиваются и побыстрее спешат во внутрь психушки. Когда дверь наконец-то закрывается, пряча последнего негодяя за собой, Милашка даже не оборачивается на Куколку, а тянет ее к выходу. Ключ поворачивает сама, руку подруги не выпускает, когда обе оказываются за решетчатой дверью, впервые смотрит на Куколку и замечает, что ее глаза закрыты, а на лице какое-то отсутствующее выражение. Милашка не спешит радоваться, она резко встряхивает Куколку, а когда та открывает глаза, будто бы только что проснулась, быстро бросает ей: «Бежим, следующий пункт — автобусная станция. Забыла?» Куколка как-то странно смотрит на нее несколько секунд, Милашка чувствует, что от этого взгляда сердце начинает биться так, словно вот-вот остановится. Ничего не говоря, Куколка молча кивает, а в следующие минуты покорно следует за подругой. В следующие часы Милашка понимала, что с Куколкой что-то не так, слишком уж отстраненной, молчаливой и неживой она была. Милашка с грустью приняла факт, что неудавшееся самопожертвование серьезно отразилось на ней. Все дни до побега она продумывала план до мелочей, придумала буквально все детали, теперь у ее сломило бессилие. Милашка принимает на себя ответственность, сейчас ей надо быть сильной, надо сделать последние рывки за двоих. Она чувствует себя готовой к этой ноше, так же как Куколка, не колеблясь, открыла двери в мягкую комнату: «Мама примет нас обеих, она не сможет прогнать того, кто спас меня». Руку Куколки она не отпускает, ей кажется, что если она ее отпустит, та просто упадет на землю мертвой. Милашка даже на нее не оборачивается, просто ведет вперед, пытаясь задавить чувство окрыляющей надежды, понимая, что сейчас нужно просто делать все возможное. Когда показывается автобусная остановка, Милашка вдыхает поглубже, оборачиваясь на Куколку, со слабой улыбкой, замечает, что та по-прежнему с закрытыми глазами. Эта странная привычка за ней закрепилась еще в стенах «Ленокс Хаус», когда она исполняла свои провоцирующие танцы для санитаров. Нет, так точно случится какая-нибудь непредвиденная случайность. Милашка кладет руки на плечи Куколки и тихо шепчет: «Соберись, осталось совсем немного, потом, я обещаю, мы отдохнем». В ответ она получает широко раскрытые глаза и слабую, загадочную улыбку. Ей так хочется улыбнуться в ответ, но она лишь вновь мертвой хваткой сжимает ее пальцы, а потом выглядывает из-за угла. До автобуса остается всего несколько шагов, и внутренности Милашки крошатся от ужаса, когда она замечает двоих полицейских, спешно идущих к ней и Куколке. Милашка еле различимо шепчет: «Я что-нибудь придумаю, стой спокойно». Оба в один миг преграждают им путь. Милашка внутри кричит от ужаса, а потом с отчаянием оборачивается на Куколку, ругая себя, понимая, что подвела ее, с болью замечает, что она как будто уже и не с ней рядом, а смотрит куда-то в одну точку. — Подруге этой девушке стало дурно, я только что отпустил обеих, чтобы те нашли воды. Они в автобусе, начиная с первой остановки. Милашка не может поверить в то, что говорит абсолютно незнакомый ей водитель. Она только сейчас понимает, что Куколка все это время смотрела именно на него, так словно они старые знакомые. Милашка совсем ничего не понимает. — Вам лучше, мисс? — продолжая убедительно врать, интересуется водитель у Куколки. Милашка старается не таращиться по сторонам, скрывая свою растерянность. Удивление захлестывает Милашку ударной волной, когда Куколка будто бы оживает, светло улыбнувшись и сильно сжав ее руку, разборчиво дает ответ: — Большое спасибо, что разрешили нам отлучиться. Мне намного лучше, мы готовы продолжить путь. Полицейские равнодушно хмыкают, а в следующие секунды направляются обратно к служебной машине. Куколка спокойно ведет Милашку в салон, все так же счастливо улыбаясь. Они обе на несколько секунд останавливаются напротив водителя. Милашка абсолютно ничего не понимает, когда слышит от Куколки: — Я знала, что ты доведешь меня до конца. Водитель загадочно и понимающе улыбается ей в ответ, в короткий миг в его глазах отражается полное понимание тех слов, что произнесла Куколка, но он лишь шепотом произносит: — Займите места и поспите немного, девочки. Они садятся в самый конец, туда, где нет ни одного пассажира. Милашка понимает, что до сих пор сжимает ладонь Куколки. Разные чувства тревожат ее, хочется заплакать или начать расспрашивать подругу, но она лишь сглатывает тяжелый ком и на миг обращает взгляд в окно. Через несколько минут автобус трогается с места, увозя обеих к такому далекому и почти забытому дому. Милашка, всматриваясь в окно, замечает улыбающееся лицо Куколки, ее взгляд направлен прямо на нее. Она разворачивается к ней, столько вопросов, столько догадок и прочего невысказанного замирает на ее губах… Куколка же, как только Милашка оборачивается на нее, протягивает руку и на секунду касается щеки. Нет звука, которым можно было описать голос Милашки, когда она задает единственный волнующий ее вопрос: — Ты бы действительно осталась там, да? — Мне некуда возвращаться, — спокойно отвечает Куколка. Милашка вздрагивает, понимая, что как-то об этом и не подумала сначала, вспоминая то, что и так слышал каждый — Куколка убила собственную сестру в депрессии из-за смерти матери, во всяком случае отчим, сдавший ее на лечение, утверждал именно так. В сознании проскальзывает вспышкой, что это все равно не повод оставлять ее в психушке. — И все же ты пошла со мной… — словно самой себе говорит Милашка. — Я видела, как тебе было страшно бежать одной, — не прекращая улыбаться, отвечает Куколка. — О какой жертве ты говорила? Ты знаешь нашего водителя? — срывается с губ Милашки. — Знаешь, — вздыхает Куколка. — Я решила, что жертв было и так предостаточно. Мы потеряли всех. А водитель… Только не считай меня безумной… — Обе одновременно усмехаются этому. — Я видела его в своих фантазиях, он подсказывал мне, как действовать. — Как ты себя чувствуешь? — тихо спрашивает Милашка, чувствуя, что слезы все равно собираются в уголках глаз. Она могла потерять Куколку в одно мгновение, можно сказать, только что. Та в ответ тепло всматривается в лицо Милашки, а потом медленно приближается к ее лицу и оставляет влажный поцелуй на губах. Это не воспринимается, как что-то противоестественное или мерзкое. Милашка понимает, что именно этого и хотела от нее, возможно, намного раньше, чем та это себе позволила. — Если с тобой все будет хорошо, то и мне не будет плохо, — тихо отвечает Куколка, а потом тянет Милашку на себя, размещая ее голову у себя на коленях. Милашке становится намного легче, мысли ее о том, как скорее бы увидеть маму и передать ей слова Ракеты… Руку Куколки она по-прежнему не выпускает из своей.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Запрещенный прием"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты