Клубника и сигареты

Фемслэш
R
В процессе
2
Размер:
планируется Миди, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
всегда на вкус как ты.
Примечания автора:
Попробуем миди?)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Я случайно залила недописанную главу лол
- Перестань дымить. - Мне нравится, как ты печешься о своей вечно живущей заднице, - Элис стряхнула пепел мимо пепельницы и ухмыльнулась, наблюдая за растущим раздражением в карих глазах напротив. - Мне не нравится, когда вокруг воняет этой гадостью. Ложь. - Или тебе не нравится, когда твоя еда курит? Ева хлопнула книгой и встала. Ее тонкая фигура в темно-синем домашнем платье темнела за светом настольной лампы. На какой-то момент Элис казалось, что ее ударят. Не больно, Ева не любит доставлять боль, но метко, чтобы побольней зацепить гордость. Но тень покачнулась, раздумывая, куда двинуться, и отделилась к окну. - Стой! - осознав, что собирается сделать Ева, Элис вскочила, но было поздно. Темная фигура легко отступила вместе с тканью штор за тень, и блеклый свет сумерек придал предметам в комнате матовый серый оттенок. Не обращая внимания на еще светлое небо, рука Евы спокойно дотянулась до узорной ручки окна. Послышалось еле слышное шипение, и рука так же спокойно скрылась в тени. Окно распахнулось. - Я действительно пекусь, - сказала, невольно коснувшись запястья, девушка, присаживаясь обратно в кресло. Ее глаза смотрели куда-то вдаль, задумчиво и безнадежно, - но моя задница здесь определенно ни при чем. Элис смотрела на волдыри на пальцах, которые ловко открыли книгу, листая страницы. Наконец, найдя нужную, изуродованная рука погладила бумагу, и исчезла с черных букв. Забытая в пальцах сигарета, дотлев, обожгла Элис, и та швырнула окурок потухать в серую пыль пепельницы к другим таким же. Бросив обиженное "пойду покурю на кухне", Элис поспешила сбежать от Евы. Она ведь тоже не любила доставлять кому-то боль. * * * - Не будь занудой, сыграй со мной! Стекла очков Евы блеснули в темноте. Стук клавиш прекратился, и она оценивающе смерила взглядом Элис поверх экрана ноутбука. Затем, решив для себя что-то, она вернулась к работе, и ее пальцы вновь забегали по клавиатуре. Элис с горечью отметила, что иногда ритм сбивался - левая рука все еще болела, пусть Ева и притворялась, что ей не больно. - Эй! Ты не ответила. Ева скользнула быстрым взглядом, не прекращая печатать. Господи, вампирша-программирша. Элис жалобно простонала. - Во что? - сдалась Ева. Элис знала, что она чертовски устала. - Покер? - На что? Привычный диалог. И каждый раз Элис не знает, что сказать. Когда все, что ты имеешь не твое, сложно ставить равные ставки. - Желание? Ева потянулась с кошачьей грацией. Ноутбук угрожающе качнулся, но остался на коленях. Элис бы давно поседела от такого. - Не пойдет, - промурлыкала девушка, - слишком скучно. - Внезапно что-то хрустнуло, и Ева вздохнула от облегчения - у нее часто болела спина во время дневной работы. - На мою жизнь? - Тоже не катит. Это было интересно первые сорок моих выигрышей. У тебя нет столько жизней, а у меня - фантазии. Следующий лот. - Да ты издеваешься, - прохныкала Элис, - Ты всё время отказываешься играть на мелкие ставки, а у меня нет столько богатств. - Нет ставок - нет игр, - Ева поправила ноутбук и принялась за работу. Элис с тоской посмотрела на отражение экрана в стеклах очков. И в этот момент она чувствовала себя самым большим и покинутым ребенком. По сути так и было: Элис воспитывалась в приюте до пятнадцати, до того относительно судьбоносного дня, когда в холодную рождественскую ночь в холл приюта явилась странная женщина. В тот момент Элис была главной по уборке на первом этаже. Она терла мраморный пол, то и дело окуная тряпку в ведро с ледяной водой - на улице мороз, а на отогрев воды из колодца предпочитали не тратить ресурсы. Она уже не чувствовала руки и с трудом их разгибала. Поэтому стук и мягкое: "Можно войти?" моментально отвлекли девочку от неприятной работы. - Кто вы? - резко спросила Старшая Сестра - здесь не любили гостей. На ее вопрос человек из-за двери устало предложил: - Может вы сначала пригласите зайти? Сестра смутилась. Хотя тут же Элис поправилась: здесь не было Сестёр, это не монастырь, хоть жизнь что тут,что там была так себе. Так что няня. И впервые няня выглядела столь озадаченной. Это было странно, ведь ничего страшного не происходило, бывали вещи похуже: пьяный бродяга, перебрав, пытался зайти погреться или что-то в таком духе. Женщина в переднике открыла двери пошире и неуверенно пробормотала, отходя в сторону, чтобы дать дорогу гостье: - Проходите, пожалуйста? Дама оказалась молодой. Почти девочкой. Она удовлетворенно кивнула и улыбнулась так, что душа Элис ушла в пятки. А вот няня наоборот как-то расслабилась. - Я троюродная тетя этой девочки, - и изящный палец легко указал на испуганную Элис. Голос ее был мягким и певучим, при этом абсолютно лишенным эмоций. Говорила она странно, нараспев,как стих, - я потеряла ее много лет назад, и очень боялась за жизнь девочки. Я так рада, что нашла свою любимую, - ее глаза холодно сверкнули в сторону девочки, - племянницу. Надеюсь, вас не затруднит собрать ее вещи. - Да... Что? Но... Документы... - вяло заспорила няня. - Немедленно, - непреклонно заявила девушка. Няня медленно повернулась, и ее глаза были стеклянными и пустыми. Именно этот взгляд тогда так напугал Элис. Она дернулась, и ведро с грохотом опрокинулось на холодный камень. -Элис, дрянная ты девчонка, - раздраженно, но без обычной злости проворчала няня, и какая-то мысль пыталась пробиться сквозь странную пустоту в ее глазах. Лоб наморщился, она посмотрела на свои руки, пытаясь вспомнить что-то, и только ей удалось что-то понять, голос оборвал мысль: - Побыстрее пожалуйста, я не буду здесь вечно стоять. Внутри Элис все оборвалось. Нет, нет, нет, не отдавайте ее этой женщине. Она клянется больше не сбегать по ночам, не воровать сигареты у главной на этаже. Она будет прилежной, аккуратной и образцовой девочкой. Выучится на домохозяйку или няню. Только не отдавайте! Она почти крикнула в спину уходящей воспитательницы... - Тихо, - устало и раздраженно остановила ее девушка, - Я всего-то вытащу тебя из этой дыры. Не мешай мне, и я не буду мешать тебе. - Ага, конечно. Непонятно кто заберет меня в неизвестном направлении, и ты думаешь, я позволю? Я что, дура? - Возможно. Мы не так давно знакомы. Но ладно,- согласилась незнакомка, вдруг сдавшись, - оставайся здесь. Мне плевать, что будет с твоей жизнью в этом чертом забытом месте. Но подумай, не будет ли сожаление поедать твою душу до конца твоих жалких дней. Под конец тирады она покачнулась, словно пьяная, но тотчас вернула равновесие. На секунду Элис показалось, что девушка свалится в обморок. Или она. Сердце истошно забилось, выбивая азбукой Морзе: К ЧЕРТУ ВСЕ МЫ СТАНЕМ СВОБОДНЫМИ. От этой мысли Элис стало плохо: слишком большая для моментного переваривания. Слишком быстро надо все решить. Хотя решать было нечего, ответ нашелся сам. Когда все было закончено, документы подписаны, Элис выдали вещи, в которых она сюда попала, и ее пробрал смех: ей было меньше пяти, когда ее ножки впервые прошагали по гребаному холлу, и ничего из ее одежды естественно, не подходило по размеру. Девушка спокойно оглядела свою новоиспеченную племянницу и устало заверила няню, что девочка едет в казенной одежде, а за пропажу платит управляющая. От этого Элис еще сильнее пробрало на смех. Напоследок она крикнула нечто столь непристойное, что самой стало немного неприятно. Девушка уже не слушала - она ловила такси. А еще она молчала. Была холодной, буквально как льдышка - Элис случайно коснулась руки в салоне, и ей стало не по себе: в машине было весьма тепло. А еще пугала ее бледность. Лицо девушки было почти белым, а черты лица острыми, прямыми и неподвижными, как у статуи. Они доехали до ближайшей гостиницы. Вкус у девушки был что надо - здание потрясало размерами, оставаясь при этом элегантным и, отчасти, даже уютным. Оплатила "тетушка" обычный одноместный номер, и Элис на секунду показалось, что ее так и оставят здесь одну. Она представила, как сейчас ей заявляют, что она свободна, пусть теперь идет куда глаза глядят. И всем будет абсолютно плевать, что ее глаза даже приблизительно не понимают куда смотреть. - Не тормози. Элис очнулась - она и не заметила, что тупо глядела на пол все это время. Красная ковровая дорожка. Она в начале, почти у двери. А на другом конце ей протягивали руку. Та самая рука, что просто показала на нее пальцем, выбирая ее. Забирая куда-то далеко от всего плохого к еще худшему. Элис хмыкнула мыслям. Абсурд. Вот только предчувствие было не самым хорошим. Преодолев этот кроваво-красный путь до ярко алеющей кнопки вызова лифта, Элис успела тысячу раз передумать. Но если бы она не пошла сейчас, она действительно бы жалела всю жизнь, а может даже больше. - Ненавижу такую помпезность. Слишком дешевая попытка в богатый декор, - прервала молчание девушка, когда лифт закрыл их от ярко освещенной прихожей, - В этом лифте можно почувствовать себя запертой в золотом саркофаге. - В гробу лежать удобней, - улыбнулась Элис, но ее шутка повисла в молчании, отчего желание шутить отпало. Как и дышать. Элис показалось, что фраза явно зацепило за живое спутницу, а мысль, что лежание в гробу может у кого-то вызвать какие-то сильные эмоции... Как вообще шутки про гроб могут зацепить за живое? Элис покачала головой - мысли опять скатывались в нечто противоречиво-сюрреалистичное. Звоночек. Открытие дверей. Двери. Каждая дверь - возможность, так ведь? Как говорится, когда закрывается одна дверь - открывается другая. Но что делать, если двери только и делают, что открываются. Элис послушно поплелась за спутницей. С каждым шагом становилось страшнее, и она не могла понять, откуда исходит это напряжение. Откуда исходит это кошмарное чувство опасности. Дверь. Конкретный кусок дерева, и ключ-карта. У девушки слишком сильно дрожат руки - подумала Элис, но взять инициативу не спешила. Наконец, карта попала в разъем, и дверь с легким скрипом открылась. Запах чистой, но чужой комнаты окружил их. Пройдя коридор, они вышли в комнату. Небольшая, неуютная - Элис начала понимать, что то, что казалось роскошью - пустые декорации. Эта комната казалась слишком картонной. Эта мысль позабавила Элис, и она повернулась, чтобы сказать об этом... - Мне жаль, - тихо и как-то неуверенно прозвучало два коротких слова. И один долгий миг. Крик Элис застрял в горле, которое будто пронзило адской болью. Очнулась Элис на кровати. Тело не слушалось и казалось ватным. Сначала она подумала, что опять перебрала с компанией Джека, и сейчас её ожидает маленький армагеддон в границах приюта, однако... Почему так мягко. И ощущение, что чей-то острый взгляд сейчас просверлит дырку. Элис села, и в глазах потемнело. Шею прострелило острой болью, и она вспомнила. - Ахуеть? Фигура вышла из темноты, и жёлтый свет упал на лицо. И к таким изменениям Элис была не готова: на неё смотрела молодая девушка лет двадцати с легким румянцем на худых, но не впалых щеках. Острые скелетоподобные острые черты ушли, оставляя лицо прямым, но не угловатым. Девушка была очень милой, хрупкой... и вся в крови. - Не хотела тебя будить... - Впечатляющая забота, - пробормотала Элис, глазами следуя за девушкой. Та попыталась подойти, однако, заметив как непроизвольно сдалась Элис под одеялом, остановилась у шкафа. Так они смотрели друг на друга - одна испуганно, другая безразлично, с каким-то бесконечно холодным расчетом. - Мне стереть тебе память? Заканчивая идея. - Нет, - помимо воли прошептали губы. Под этим взглядом Элис хотелось опять заснуть - лишь бы не чувствовать этот холод. На кровать упало что-то. - Купи, что хочешь. Лучше поешь и восполни жидкость. И попроси ещё один комплект белья. Элис старалась не думать, кто и где будет спать. Милая девушка с невероятно крепкой хваткой оказалась вампиром, а Элис почему-то опять влипла в какое-то дерьмо. Почему-то она не удивлена. Когда незнакомка вернулась, Элис было уже абсолютно плевать, что будет с ней или её телом. Она заказала клубничный тортик и три пачки самых дорогих сигарет, которые, к слову, не так уж и хороши. К черту этих пижонов - всегда говорила соседка по комнате, и Элис абсолютно с ней согласна. Девушка поморщилась, и Элис, прикончившей уже пол пачки, это показалось уморительным - с непривычки табак чудесно ударял в голову. - Ты куришь. - Как видишь, - отсмеявшись, просипела Элис. Живот заурчал - к торту она не притронулась. - Ясно, - девушка брезгливо взяла сверток, что оставила горничная у двери, - Выходим около пяти после полудня, в полпятого жду тебя готовой у двери. - Есть, кэп. - Я Ева. - А я Элис. Ева закатила глаза и молча скрылась в ванной. * * * - Эй, - Элис легонько толкнула Еву, - не будь занудой. Давай сыграем. - Отста-а-ань, - протянула Ева, отодвинувшись от нового потенциального толчка. - Я придумала ставку, - Ева сняла очки и, переигрывая заинтересованность, уставилась на Элис, - Давай на сигареты. К удивлению обоих, Ева согласилась.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты