смотри, виктор

Слэш
PG-13
Завершён
86
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Он ночами рисует лезвием ножа вместо льда на запястьях.
Примечания автора:
Insp. https://www.youtube.com/watch?v=udJcXujTCe0
Можете считать это видео отличной визуалкой к фику. Обязательно чекните после прочтения.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
86 Нравится 4 Отзывы 17 В сборник Скачать

~

Настройки текста
Юрочка уже вырос. Юра уже во второй раз выступает во взрослой серии Гран-при — и во второй же раз попадает в его финал. На своём дебюте он завоевал золото и побил мировой рекорд в произвольной программе. Юрочка тогда своего добился — Плисецкий всегда своего добивается. И по-хорошему, по чесноку, ему бы перестать уже так отчаянно стараться доказать кому-то что-либо. Особенно когда этот кто-то — Виктор. Но он не может. Не когда Виктор — впервые — его конкурент. Не когда они с Виктором — тоже, пожалуй, впервые — на равных. Почти. Разрыв в два с хвостиком очка не в счёт. Он ведь сможет со второго места по результатам короткой перебраться на первое, обогнав Виктора. Плисецкий себя знает. Уж с этим он абсолютно точно справится. Он завоюет золото — а Никифоров целует золото, Юрочка год назад его наставления Кацуки подслушал, Юрочка это точно знает. Юрочка тогда завоевал золото. Но одной медали было, видимо, недостаточно. Может, двух Виктору наконец-то хватит? Может, Юре не придётся сперва становиться пятикратным чемпионом мира по фигурному катанию, как сам Никифоров? Или шестикратным, чтобы обойти его. Юра не знает. Юра намерен выяснить. Он выходит на лёд победителем. Проигрывает в сотый раз в мыслях "Смотри на меня, Виктор. Смотри!", пока к выступлению готовится. А потом выступление начинается. И сперва всё идёт как по маслу — сперва тройной аксель, после два каскада. Но во второй части программы, на четверном лутце, он падает. Больно-больно падает. Не поднимается тут же — не может. Прерывает выступление. Он выходит на лёд победителем. А со льда сходит по жизни проигравшим — так он думает. И не то чтобы он полностью прав. Но у него перелом лодыжки — так ему говорят. И это приговор карьере. На один сезон — минимум. Два месяца в гипсе, долгое восстановление. Юра и слушать ничего не хочет, честно говоря. Юра наставления врачебные выполняет нехотя. Юра бесится. * * * До Юры новости ФК как-никак, а доходят, пусть он и отгораживается от них почём зря. Юра на запись трансляции Гран-при судьбоносного в конечном итоге взглянуть решается. Юре бы своё выступление перемотать — ни к чему на такой провал смотреть лишний раз, — но он смотрит — смотрит, а на стопкадре у бортика Никифоров на Кацуки этого дурацкого смотрит. А следующим стопкадром Юрочка падает. И всё это вместе так ужасно почему-то выглядит. Юра бесится почему-то, почти бросается телефоном о стену напротив, как в старые добрые, да только подбирать его после этого некому, а ему на костылях сложно и влом. Юра выдыхает зло, крутит в руках ни в чём не повинный избежавший злой участи девайс. Разблокирует его. А после проматывает-таки часть с падением и нудным — таким нудным — комментатором, беспокоящемся (ага) о его здоровье. Юра проматывает. Виктор выходит на лёд. Юра перемотку останавливает. Виктор выходит на лёд, но перед этим своё золото целует. На безымянном. Юра скрипит зубами, Юре пора бы уже к этой слащавой парной привычке Никифорова с Кацуки привыкнуть — они в этом сезоне так каждый раз перед выходом на лёд делают. Но Юре никак не привыкнуть. Юра смотрит-таки выступление. И Виктор на экране несмотря ни на что такой чертовски собранный. Он выполняет все прыжки идеально, почти все — с поднятыми руками. И это круто. И сложно. И красиво. Юра оценок судей с замиранием сердца дожидается, хотя уже, подсчитав всё в уме — и арифметика тут нехитрая, всем профессиональным фигуристам навык прикидки баллов с детства прививается, — догадывается, кто в этот раз выйдет победителем. И Плисецкий оказывается прав. Плисецкий ведь почти всегда оказывается прав — ну, или так он думает. Виктор со льда и вправду уходит победителем. Юре бы поздравить его. Юре бы ответить на десяток взволнованных непрочитанных от него и Кацудона. Но у Юрочки сил на них нет больше. Юрочка разве что Отабеку короткое "Всё ок" пишет. * * * Юрочка всю свою волю, всю свою силу на восстановление долгое, сложное тратит. Чтобы вернуть тройные прыжки — все, кроме акселя, — у него месяц уходит, на четверные и аксель тройной — ещё столько же. Его продолжают тренировать Яков с Лилией. И они оба всё понимают, оба не требуют слишком многого. Не задают неподъёмные, чересчур высокие стандарты. Зачем, если Юрочка сам их себе задаёт, верно? Он злится, конечно, что сперва ничего как прежде не получается. Злится от своей беспомощности: как ни крути, ему не сделать большего, чем позволяет его собственное тело. А оно сейчас совсем не много ему позволяет. Он злость — вот идиот — догадывается перенаправлять на его собственное же — дурацкое, право слово, — тело: он ночами рисует лезвием ножа вместо льда на запястьях. И за очередное падение, за невыполненный прыжок штрафует себя похлеще воображаемых арбитров. И падать само по себе больно, а лишний раз тревожить во время падения незаживающую — потому что даже профессиональные фигуристы за день тренировок хоть раз да ошибутся, это нормально, алло, Юра, — руку — больно вдвойне. Но это ничего. Он заслужил. Юра со временем в своё самобичевание идиотское элемент статистики вводит. Для каждого прыжка — своя колоночка на запястье. У четверного лутца — того самого — она длинная самая. Но это ничего. Юра ведь практикуется. (Колоночка пополняется). Когда Виктор спрашивает о его успехах в восстановлении, Юру так и подмывает ему в лицо исполосованным запястьем ткнуть. Но он сдерживается. Хмыкает про себя. И думает: если с этой стороны посмотреть — удобно ведь получается. Действительно: статистика налицо. И, главное, данные каждый вечер обновляются. * * * Юра запястья скрывает от тренеров, конечно, намеренно. Тренируется в оверсайз-толстовках с длинными рукавами. И всё было бы замечательно, если бы один из этих самых рукавов не задрался как-то раз — а по сути соскользнул вниз — во время очередного прыжка с поднятыми руками. Юра тогда не заметил этого. Зато Лилия — ещё как. Она и прекращает всю эту историю с его самобичеванием, уведя как-то раз Юру в сторонку, отрывистым "Хочешь, чтобы Яков ни о чём не узнал? Хочешь, чтобы я продолжила тебя тренировать? Тогда прекрати резаться, бога ради, в моём собственном доме". Юре, в общем-то, ничего не остаётся, кроме как принять требования. Юра и сам понимает, в общем-то, что уже слишком далеко зашёл. Лилия после этого начинает за ним приглядывать. И это действительно помогает. Юра никогда не признается в этом, но он благодарен ей. Самую малость. Юра залечивает шрамы Пантенолом — его ему теперь поставляет Лилия, — лайкает совместные фотки Виктора и Кацудона в инсте — не забывая оставлять саркастичные комментарии, но всё же, — включает уведомления на сообщения Отабека. На его ежедневное "Как ты?" отвечает "Всё ок". И, немного подумав: "А ты как?"
Примечания:
Если я тут случайно собрала все фандомные клише — прошу прощения, я читала СЛИШКОМ мало фиков по юри на льду, чтобы успеть во всём разобраться. (Энивей, если так, напишите в комменты, было бы круто хотя бы узнать, что я, оказывается, в оригинальный контент не могу)

Если тут есть логические ошибки — опять же напишите, пожалуйста, в комменты, пофиксю по мере возможностей. Гугл мне, конечно, не отключали, но я по образованию не травматолог, а ФК интересуюсь ну максимум месяца 2 и знаю не больно много, так что косяки в этих вопросах могут быть.

И да, я сбила режим и пишу до 6 утра и ЧтО вЫ мНе СдЕлАеТе

(just a friendly reminder чекните видос в шапке, он правда классный, честно-честно)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Yuri!!! on Ice"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты