порноиздат

Джен
NC-17
Завершён
0
Размер:
10 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Петля,
Посвящение:
вверх и вниз петля
Примечания автора:
меня раскачивает
Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

()

Настройки текста
Жить, в могиле нежить хочет пить, Сварка, на небесах метал плавить ярко, Косить, других людей лишь бы винить, Солярка, от жизни жду я подарка. Гною, мне верни мою жизнь, Дурачьё, вновь почувствовать её, Пиздец, куда я, глупец, теперь? Жизнь, жизни посочувствуй, улыбнись, Безумство, застрели чувство ружьём, Долой, сломался мой нутромер, Хуле, водка смеётся на столе, Давайте, по стакану, по рюмке, Чтоб завтра не вспомнить сегодня, Забыться в пьяной мгле, Слепой помочь старушке, В реку спрыгнуть охотно, Плавает лодка среди рвоты и воды, Череп расплавился от кислоты, В голову ей, видать, ударило, Налоги, вообще, ей надо гасить, Её в аду рая дном поджарило, В яме, маме крыс ядом травить, Корабль ушёл в даль далеко, Закат почти красив, он за ним, Политик учтив, он родился таким, Не надо делать больше ничего, Оставь меня гнить здесь одного, Больше не о чем беспокоиться, Всё прекрасно, всё успокоится, Здесь труп солдата покоится, Просто жди, мы к тебе бежим, Туда, долго, далеко, к закату, К рассвету, к солнцу сверху, Не уходи, день первый к ряду, Омывайся, река, слезами смеха. Грёзы, я люблю берёзы, рассыпанные по двору, Табак, мне нравится кормить собак мясом соседей, Выборы, плавать в телевизоре по кровавому морю, Глотку, курить траву и пить водку из медведей, Чины, дайте от жены получить маляву, Кассета, в моей комнате нет дневного света, Тьфу, голос в голове заставил спрятаться меня в шкафу, Газета, сколько нынче стоит глоток пива да сигарета? Люби, надоело убирать в степи человечье дерьмо, Твари, хочется в пьяном угаре под крики женщин, Мор, зачем же выжигать на моей руке клеймо? Острей, пьянь всё резвей танцует в танце теней, Убей меня, страдать день изо дня от язв и мозолей, Спокойно, всё хорошо, мы приедем домой, Мою свободу забрали, я живу по Ленина воле, Тише, не плачь, мы гордимся нашей страной. Кого же заботят мои слова? Я держу в руке стакан пива, Успев толкнуть почки за долги едва, Без улыбки, без должного негатива, Я спокойно потягиваю бутылку сидра, Рюмку водки, бокал вина, Я выпью век мышьяка и другой отравы литр, Ради себя, чтоб горло разодрала слюна. Хуле нам, мы гуляем по дворам, Бутылки сдать туда обратно, Текущим по помойным рекам, Я не люблю на этикетках пятна, Подайте мне качественный пивас, Я хочу напиться и забыться, Зачем нашей стране нефть и газ? Моя печень всё не может решиться, Отказываться в сексе или нет, Кошка испоганила мой любимый диван, Кормить её нечем, разве что кастет Намотает на шерсть розы и тюльпаны. Я завтра пойду в магазин, Там по скидкам тушёнка, Каков на вкус там апельсин, Я не знаю, купить ли цыплёнка Себе на кровный ужин, Отпраздновать своё убийство, Я не знаю, какая на цвет жемчужина, Это так по-изысканно-английски, Вчера пришлось смотреть Как насилуют мою коллегу, В насилии надо правильно уметь Закидывать трупы в телегу, Я недавно видел как она целуется Со своим запотевшим мужем-алкашом, Видно же, она просто красуется, Ей дома работать надо вообще-то ртом. Дело ли мужчин добро потакать Шалавству, проституции и блядству, Можно ли просто в тряпку молчать, Мы простых людей не берём в рабство. Давно мой блок питания сгорел, Я рылся среди груды мёртвого металла, Новый, старый для других, жёсток был и умел, Но не было зато там сердечного кристалла. Ты жди, петля порвётся и к тебе я упаду, А ты, чего дурёха плачешь среди пустоты? Я назад, в рай, в утопию, к друзьям пойду, Там живы они, поди, почти мертвы, но сыты, Кого я обманываю? Местный мусор Сказал платить штрафы за любовь, Он глуп, мой не поймёт острый юмор, Да и вижу я на руках его следы крови, Я улыбаюсь, будто смеюсь, но кричу, Поганая сука пришла поиздеваться, Подожди, однажды я с катушек слечу И, снова придя, ты не станешь снова ругаться. Я буду стоять почти как праведник небесный, Тень моя ослепит глаза мира этого, Он у нас и так скучный, серый да тесный, Жизнь сладна, как песнь раба спетого. Ноги отвалятся, я пойду По заснеженной дороге. В полной тишине почти, Свои тихие взгляды найду, Они будут тихо в шоке Кровью заливать мои пути Сойти с тропинки в ад. Скользко там и вот-вот Хочется упасть пьяным. Пойти даже не хочется назад, Я себя вижу из-за адских ворот. Мёртвым, больным и румяным. Протекающие рядом огни Заставляют меня думать Те времена, те ушедшие дни... А она был так угрюма. Водяра кислая в рюмках Обнимает меня как брата, Дом психов, домов хата, Два самогонных аппарата. И пьяные в стельку внучата. Острые огурцы, тарелка щей, Маринованные руки почтальона, Вкусно, жрать охота, хоть убей, Гривен почти полмиллиона. В больницах плачут провода, Холодно там на койках... Лечат, калеча, поди полгода, Ищут лекарства на помойках, Да кричат о своих суднах, Гагарин, сбейте космос к нам, Хочется забыть о слабых буднях, Я плачу, ностальгируя по цветам Стагнирующих в комнате моей, В детстве я мечтал быть летчиком, А сейчас мечтаю о свежем воздухе, Дорогая, выгони всех гостей. Что сделали с нашими мечтами? Бургер, кола, кусочек льда, Заплыли жиром политики словами, Я не пробовал арбузов никогда. Хочется, уплыть по морю. Или я уже плыву, но не знаю. Что открыто моему бредовзору? На полу валяются мои родные города. Осенний, уснувший бред, Стух и сгнил уже мой обед, Пожелтевшие листья Напоминают мне о смерти, Я ненавижу громкие затишья Диких граждан концертов, Весенний, минувший смрад, Защитите горящий мой Ленинград, Не стоит ждать меня впереди, Я со своими мыслями один Будто волк овец среди, Проживая серую рутину. Радужную, красивую, Сбрендившую и жестокую, Лживую, фальшивую, Помойную и одинокую. Зимний, свернувший вред, Трупный запах, кровавый след, Мне ненавистен запах акаций, Апокалипсис будет завтра, Больше в мире не будет наций, Он погаснет в языках пожара, А миру и правда, думаю, конец, Наяву лицезреть его просто пиздец, Он мёртв, он лжив; беги, глупец, Одинокие люди любят сны, После стольких лет войны. Летний, тянувший распад. Кажется, пора бежать назад. Мозоли стёрлись в кровь, Ослепили мои глаза синяки, Разбита бровь, ноги устали идти, Я заебался вести себя по-мужски. Полный любви, принц прилетит, И сраножопую фею найдёт, Она в норме, ногами задрожит, Её одноглазый демон убьёт. Она на его лице нарисовала Знаки судьбы, знаки войны, Она то плакала, то стирала, Слёзы падали, убили полстраны. Алкоголь больше не помогает Справиться с апатией и скукой, Ночная луна больше не утешает. Что остаётся фее однорукой? Кто я? Где моё место в мире? Я будто забыл, когда я родился, Я живу в пушкинской сатире? Я то пропал, то снова случился, В яму опять упал, опять напился. Крики утром превратились в стоны, Я ничего не помню, и кто я, И зачем мне возле койки на стенах иконы, И что за плашмя разбитое в крови дитя. Рваная дыра, я смотрю в неё, Есть ли там дно, сколько там людей, И почему все лгут, ну что за враньё? Я уже не знаю, что правда среди огней, Я не знаю, кому доверять и кто враг. Зачем же мне шприц, я и так дохляк. Закройте окна в мир, пожалуйста, Я заебался здравым болеть из-за сквозняка, Посмотрите на мою жизнь вялую, Всего добился я, на всех смотрю свысока. Жизненно, лететь плавно вниз, Как орёл, как безглазая ворона, Жить в этом мире — не мой каприз, Я родился не как Лиза Мона, Я не статичен, я не искусство, Писанное мастерами-гениями, В моей душе чёрство, скудо и пусто, Мне отвратно моё в зеркале отражение. Ведро воды опять упало, Вся вода моя пропала, Вроде воды в колодце и так немало, Набирать её коромыслами устало Целую жизнь, пока не сгниёшь, Великое светило всё время мне лгало, Зачем ты каждое утро встаёшь? Оно уже давно, скрывшись, убежало. Кто же вместо него? Моя судьба? Зачем скучать по ушедшим временам? Жизнь была всегда так груба, Но я верю, что бывать волшебным чудесам. Слёзы засохли на бровях, Стекающие внутрь глаз, Собирающиеся обратно второпях, Но собирающие только злость и грязь. Двери закрываются, я не успеваю, Жизнь оказалась сложнее, чем я думал, Дерьмо, вот как было бы хорошо в раю, Люди вокруг меня устали от этого шума. Как же жарко лежать на теплотрассе, Среди груды мусора сложно жить, Чёрт, вот же лицемерные мрази, Придётся событульников хоронить. Мы родились слишком рано, чтобы исследовать наш мир безграничный, Мы родились слишком поздно, чтобы покорять вселенную, А я стал слишком черствым, сложным и безразличным, Вот бы сжечь улыбающуюся светскую икону настенную! На часах еще не настало время, Я б палку взял и молоко бы выпил, Передал дьяволу людское своё семя, И зубы из десён у начальника б выбил. Мои приятели хорошие в костюмах Рассказали о добром ультранасилии, Вот же ирония, просто чёрный юмор... Зачем нарушать мою идиллию? Я пристрастился слушать Бетховена, Скрипки, маэстро, фортепиано. Душа уж болит сильно по родине. Чтоб растопил мой дом лавовый вулкан. Подождите, стакан молока и сердце, Где Чайковский и его дети теперь? Скелет из моих костей и череп... Просто в мою справедливость верь. Ну что за дряхлый слабак... Двери уже закрылись! Вот дурак... Моя жена целовала какого-то психопата, Хотелось бы к ней прикрепить гранату, Мои слова для неё словно небесная цитата, Я для неё будто лжемодель на плакате, Рассмотрите, покажите, что, где и как, Попытайтесь мои родные, родимые края, Там мои знакомые, там работа и семья, Что лучше: сухое вино или дорогой коньяк? Не хочется снова тратить энергию На свою жизнь, она ушла к себе домой, Сломаны мои двигатели, разбито зеркало, Хочется к небу, бескрайнему и голубому. В кровати нечего делать, Хочется спать и во снах Смотреть на умерших друзей, Ангел-хранитель для меня спела Свою последнюю песню О красоте: о ночной луне, о небе, о цветах, Я люблю бегущий в родных краях ручей, Жалко там черепа безглазые застряли Кричащие о боли и несправедливости, То ли плачущие, то ли смеющиеся от печали, Сын божий, Иисус, убей мою лживость, Я не хочу предавать, я не хочу больше лгать, Я не мудрец, я не ангел , я не власти знать. Имя мне — легион. И имя мне дал бог. Колышатся колеса в моей повозке, Пропасть, нужно лишь сделать прыжок. Какая же это богатая, извращённая роскошь! Я слышу, лошади бьются копытами, Секундная стрелка говорит о многом, Кровавая рана на руке теплая и омытая Кровью моей судьбы в сапогах босоногой. Когда же ложь стала истиной? Лицемерие и невзгоды людские, Возгласы затыкаются ложью и политикой, Люди нынче глупые, слепые да глухие. Прощай, мои фонари по улице, Призраком стоящие в одном ряду, Обставленные кухонными дверьми, Скользящие ветром по огненному льду. Дым, огонь, непроглядная тьма, Решётка, сахарная водка, тюрьма, Поля, столбы, квартиры и дома, Полынь, 4 розы, раз дурман, Скука, смерть опять, вновь чума, Трава, молочные реки, зелёные холма, Петух, быстрый секс, мор и масть, Липкая грязь, ярость, единая мать, Слепота, кровавая боль, туман, Кровь, теплые раны, призрак-атаман, Ромашка, тюльпан людей и волчий мак, Злоба, сила бессилия, балеринский взмах, Хрустящие кости, льняная жесть, хомяк, Память обо мне, потолок, стены и обман, Винтовки, тельняшки, сонный военкомат, Роскошь, датские шалавы, алмазы, Масло, каменный буханок, кальмар, Лучи луны, окна-миражи, чалма. Сосульки из земли, сгоревшие купюры, зима. Рождение внутри, жизнь и снова смерть. Как же хочется умереть, Умереть, задохнуться от дыма и сгореть, Как же смерти хочется, Доброй, ласковой как мать, Раньше я был вездесущ, помнится, А сейчас не хочется даже дышать, Где я повернул не так? Я не хочу существовать никак, За углом смерть ждёт меня, Хочет она меня всего, Край одеяния смущённо мня, Как же ей просто и легко Говорить про слабость, глупость, Как же ей смешно, Знает мою участь, Ей то ли жалко, то ли всё равно, Но на меня она смотрит и смеётся. Она знает: она меня дождётся. Как же хочется утонуть, Утопив себя, затоптав своё эго, Океаны дури наркоманской сглотнуть, Прыгнуть туда весело с разбега, Утопив мысли, закопав дела, Сдаться всему, что тяготит, Исчезнуть ради всего, от чего воротит, Умереть, уйти, сгорев дотла, Убить всё, что раздражает и сердит, Уничтожить этого убогого себя, Полюбить братьев в гробах, Уничтожить этот жестокий мир, Поместить себя в пузырь, От каждого и каждой, всего и всех, Всего ради наилучшего, Просто либо живо умереть, Всего ради уродливого и худшего, Боженька, накажи меня За мои мысли суицидальные Смерть так добра и нежна Ко мне, но я такой печальный Не смешной, деревянный, Не особо умный, не богатый, Даже не красив, кривоват, низковат, Я не познал этих граней Любовных или дружественных уз, Я до ушедших мутных лиц Никогда больше в жизни не дотянусь, Нет больше свободных парящих птиц, Они обременились, Их больше нет в жизни моей, Они остепенились, Верните мне осколки старых дней, Где же все? Все? Я никого не вижу, Образы пробегают по слезе, Я спрыгну с крыши. Боже, как же всё надоело. Отстаньте, пожалуйста. Душа бросила дорогого меня И в небеса левитировать улетела Мир слишком жесток, Мир слишком реален, Мир слишком от идеала далёк, Мир слишком скучен и нормален. А я не познал романтики, В жизни ведь её нет, От сладких конфет фантики Напоминает мне о кометах, Падающих вчера на сегодня-небо, На нашу грешную землю, Подайте монету на горстку хлеба, Я попью, поем и задремлю. Я умру, но никто не будет плакать по мне. Все будут думать то о себе, то о деньгах, то о семье, Смеяться от жизни прекрасной, да скучать по весне. Зачем плакать? Не плачь. Зачем печалится? Не печалься. Мы будем все гореть в аду, Тепло там и нет снега, Ладно, ты знаешь, я пойду. Такой уж я человек. Пиши-звони, что ж, прощай. Только там, прошу, не увядай. Глаза ярости, руки в крови, Мои пылающая в агонии кожа, Из пластика сгорели мои швы, Моя жизнь здесь так непохожа На рай, который мне все обещали, Я хочу написать в Вальхаллу, Мы здесь все адски устали Драить полы, да бить по металлу. I wanna die. I wanna shine. I wanna die. I wanna shine. Like the moon. Like the sun. Like that fucking cheating cunt. Like the people's doom. Die? I wanna fucking die. Lie? I wanna just burn out'n fly To my brightest sky. Why the fuck I wanna fucking die? I just wanna shoot and sigh With bloody retch and smoke. To kill, to shred and choke. Death is cage and life is key, Who the fuck is even free? I wanna die. I wanna shine. Like the bloody breathing sun. Like the victim-bleeding gun. Like the raging storm. Like the slaughter salt, Like the storming swarm. Like the soulscorching fault. Shine. Like the old me. Like the dead heart of mine. Like every tree In my garden of wilted flowers. Die. And die to he who devours. Die. And die again. Die. And die til gone this pain.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты