Тумбочка

Гет
G
Закончен
12
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Романтическая история, рассказанная неожиданным персонажем :)
Сиквел к фанфику "Я - не она".
Возможно, ООС Снейпа.
Примечания автора:
Сиквел к фанфику "Я - не она".
Возможно, ООС Снейпа.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
12 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать
Настройки текста

Если никто не против, значит, все «За»! Даниэла Стил

      Чего я только не повидала за восемьдесят лет — за все те годы, что стою здесь! Например, самое неприятное — это когда на тебя проливают восстанавливающее зелье. Такое чувство, будто деревянные прожилки оживают... того гляди начнут расти ветки. Так и зацвести не долго. Живописная картинка получится, это да: вот придете вы в Больничное крыло, пройдете в малую палату, а тут я — цветущая и зеленеющая на тонких ножках. Смех, да и только. Костерост тоже гадкий... липкий, зараза, тягучий. К нему потом все стекляшки приклеиваются, и Поппи их отдирает скальпелем. Думаете, приятно? Я не жалуюсь — Помфри всё простительно, она столько жизней спасла, что пара заноз на столешнице старой тумбочки не в счёт... Зато эльфы за мной знатно ухаживают. Добби, бедняжка, полиролью когда-то натирал. Все остальные домовики заклинаниями пользуются, а он не такой был... знал, как умаслить старую тумбочку. Жаль лопоухого… Я же не просто тумбочка больничная и никому не нужная, у меня предназначение есть. Слушайте — много историй прошло через мои ящики, умела бы писать — два тома толстенных нацарапала: и про МакГонагалл с Риддлом, и про Малфоя с Блэк (старшей!), а уж про Пинс с Филчем — на целый бы сериал хватило. Но, как говорит Рита Скиттер, устарел материальчик. В утиль его. У меня свеженькая история есть — про любовь с картинками…

День 1

— Ой, профессор, ну что же вы лежите, как на вокзале? Даже подушку поправить некому… — Мерлин, почему я опять не умер?.. Откуда вы взялись, Поттер? — Я тут подрабатываю — помогаю мадам Помфри, она старенькая, сноровка уже не та. В Хогвартсе эпидемия маггловской ветрянки, многих скосило, и вас в том числе. У детей она легче протекает, а вам вот… не повезло. — Видимо, крупно не повезло: бред, галлюцинации… — Симпатичные, замечу, галлюцинации. А мы разве на Выпускном на «ты» не переходили? Хотя с вами спорить бесполезно. Ну-ка, перевернитесь на бочок… — Эй! Что вы делаете, Поттер? — А как вы прикажете мне сыпь на мягком месте смазать? — Не хватало, чтобы вы трогали меня там! — Всё, что надо — уже потрогала, не кипятитесь. Да и делаю я это ни в первый раз… говорю же, у вас осложнение. Вы тут четвертый день прохлаждаетесь. Ваша новая мазь — отличная вещь! Народу было столько, что пришлось класс ЗОТИ переделать под лазарет — коек не хватало. Мадам Помфри металась, не хуже нашего Пивза, когда он пакость замышляет. Сейчас все и со всеми уже хорошо, и в Больничном крыле остались всего двадцать учеников, вы и старик Филч, но завхоз-то артритом мается... О, профессор, да вы меня уже не слушаете… — Поттер, прекращайте трещать и исчезните наконец… — Поспите, вам впрок. Спокойной ночи… Как она его трогательно в лоб на прощание поцеловала, а профессор скривился, будто флобберчервя проглотил... Девчонка молодец, ураган! Снейпа большинство учеников побаивается, а раньше вообще шарахались, как от чумы. А Лили — нет. Мне кресло из гриффиндорской гостиной по секрету рассказало, что она влюбилась в профессора на старших курсах, и ревела белугой, когда тот её отверг. Оно и понятно — Северус ещё тот деспот. Интересно, Лили каким местом думала, когда ему в любви признавалась? Я — дубовая деревяшка и то знаю, что со Снейпом такие фортели не проходят. Но у каждого есть свои слабости… Мне сервант из директорского кабинета рассказал, когда его сюда переставили, что Северус пасует перед женскими слезами, он сам поделился этим с Дамблдором, так что, это не придумки. Умела бы говорить — точно бы Поттер-младшей шепнула... Жалко её, она же не виновата, что сердце выбрало профессора; да и он не самый худший вариант. Она сильная, настойчивая — горы свернёт. Тогда-то Лили совсем юной была, и крутить роман с ученицей Снейп наотрез отказался. И она на выпускном вечере поклялась, что обязательно добьётся профессора.

День 2

— Снова вы… — И вам добрый день! Как поживают наши волдырики? Красота! Ещё пару дней и будете лучше прежнего! — Куда уж лучше… — Я вот всё думаю, как вас угораздило подцепить ветрянку? Странно, что вы ей раньше не переболели. Родители говорят, что во времена их ученичества была волна… — Тогда, помнится мне, МакГонагалл отличилась. Поппи намазала её Viridis nitentis* (я, кстати, на её основе изобрёл свою мазь), и Минерва, выписавшись раньше времени, в таком виде вела занятия. — Каким-каким раствором? — Антисептиком из группы анилиновых красителей. Судя по недоуменному выражению лица, это вам ни о чём не говорит. — Я не интересуюсь маггловской фармацевтикой. — Зелёнкой, Лили! Я думал, вы посмеётесь… — Вашу шутку, мистер Снейп, оценит разве что тётя Гермиона. — Простите, не рассчитал… Мисс Поттер, не надо стаскивать с меня одеяло! Волонтёрская деятельность не дает вам право… — Остановитесь, Северус. Я только проверю — прекратились ли высыпания на животе и бедрах, вот и всё. Не трону я ваши прелести! — Я бы на вашем месте позаботился о своих. — А что мне о них заботиться? Они вас поджидают… — Вы так и не выбросили из головы юношескую дурь про любовь к подземному нетопырю? — Нет, только сильнее вбила! Это чувство моему разуму, увы, не подчиняется. — Не властны мы в самих себе и, в молодые наши леты, даём поспешные обеты, смешные, может быть, всевидящей судьбе…** — Это маггловский поэт Баратынский, недавно на маглитре проходили. А вы откуда его знаете? — Лет сорок пять назад на маглитре проходил… Я аж скрипнула от смеха. Заметили, сколько эмоций в их перепалках? Кажется, дело сдвинулось с мёртвой точки — Снейп смягчился, или всего лишь задницу отлежал? Не слыхала я раньше, чтобы профессор стихи цитировал. Память у него феноменальная, а про ум ходят легенды. Я даже слов не подберу, чтобы охарактеризовать его способность мыслить. Помню, одна ваза, перекочевавшая сюда из кабинета МакГонагалл, рассказывала, какие долгие заумные беседы вели два декана. Я половины слов не поняла. Вот стекляшке повезло — нахваталась знаний. А у нас тут — одни утки да примочки. Помню, как радовалась Минерва, когда выяснилось, что Снейп жив. Он больше года считался пропавшим без вести, а оказалось, что его нашла Нарцисса Малфой. В благодарность за спасение сына выходила после укуса змеи Волдеморта и поставила на ноги.

День 3

— Я вам свежее бельё принесла, а то сопреете ненароком, пролежни пойдут… Что я тогда Помфри скажу? Ну и взгляд у вас, профессор. Вы что, шуток не понимаете? Переодевайтесь… — И не подумаю! Откуда у вас мои вещи? — Мне эльф Тринли помог. Мистер Снейп, почему же вы такой вредный и недоверчивый? Все ваши враги давно в могилках отдыхают. Хватит хмуриться — живо переодевайтесь! Вот поправитесь, будете у себя в подземельях командовать, а тут извольте меня слушаться! — Мерлин, за что ты меня проклял Поттерами? Лили, вы гремучая смесь настырности Поттеров и малахольности Уизли… — Ага, что поделать, из картошки ананасы не вырастут… Только не надейтесь, что я обижусь и уйду. Из ваших уст «настырная» звучит как-то по-доброму. С «малахольной» не согласна, я — эксцентричная! — И ведёте себя, как дитя неразумное... — Очень даже разумное, за вами вот ухаживаю. Что правда — вечером заниматься тяжело, я сильно устаю, и времени ни на что не хватает. Не смотрите на меня так, Северус! Я работаю после Академии — жить же надо на что-то, платить за комнату, которую сняла недавно. — А что, любящий отец выгнал вас из дому и лишил содержания? — Я сама по себе. Мне сопельки подтирать не нужно, чай не ребёнок. Я должна быть примером для младших братьев, не хорошо в двадцать один год сидеть на родительской шее. Кстати, вы вовремя заговорили о моих умственных способностях. Профессор, Северус… у меня проблемы в Академии. Мне нужна ваша помощь. — Что, метла не заводится? С этим помочь не смогу, никогда не ремонтировал мётел. — Не иронизируйте. Я словила «тролль» по Защите и, скорее всего, получу «ниже ожидаемого» по Рунам. — А что, Поттер уже не в состоянии обучить собственное чадо правильно махать палочкой? А Грейнджер так вжилась в шкуру Уизли, что запамятовала древние закорючки? — Отец работает с утра до ночи, времени вечно нет, к тому же, когда у меня что-то не получается, он расстраивается, начинает заводиться… — А я, по-вашему, само спокойствие? Не смешите, Лили. — Северус, ну пожалуйста. Лучше вас в Тёмных искусствах в наши дни никто не разбирается. Я бы блеснула на экзамене. Вы же столько секретов знаете, столько заклинаний придумали, ну пожалуйста! — Не надо мне льстить и зубы заговаривать… — Ничего я не заговариваю! Вы самый умный, даже умнее тёти Гермионы! — О, какой комплемент… Я растроган и польщен! Кыш отсюда, Лили! Определённо, у них любовь. А начиналось всё с пари. Пару-тройку лет назад я стала невольной свидетельницей разговора МакГонагалл и Помфри. У Минервы поднялось давление, и она пришла за снадобьем. Поппи, конечно, её спросила, что, мол, случилось, с чего давлению-то играть? А та... в общем, так и сказала: ЧП у нее произошло на факультете. Выяснилось, младшая Поттер поспорила со слизеринками, что охмурит Снейпа, и у всех гриффиндорцев будет не ниже «выше ожидаемого» по зельям. Зимой она специально завалила экзамен и записалась к профессору на дополнительные занятия. Прикинулась прилежной ученицей и все каникулы крутилась вокруг Северуса, скрупулёзно записывая, внимательно выслушивая и проявляя заинтересованность предметом. В одну из суббот она не пошла с друзьями в Хогсмид, принарядилась и направилась в подземелья. Постучалась в личные комнаты Снейпа, а когда тот открыл, Лили наплела ему с три короба и попыталась соблазнить. Профессор сначала опешил — не каждый день его охмуряют юные девы, а когда пришел в себя, то послал мисс Поттер по адресу — прямиком в деканат. Началось разбирательство, скандал был на весь Хогвартс; вызвали Гарри Поттера, ей назначили трехнедельные отработки у Филча, а тот вытерпел девчонку всего неделю и, не выдержав, отправил её обратно к Снейпу. Он отказывался оставаться с ней наедине, они постоянно спорили, и в какой-то момент Лили поняла, что авантюра переросла в серьёзное увлечение. Так всё и началось…

День 4

— Вы опять не в духе. Что случилось? — Поттер, я всегда не в духе, когда вы маячите у меня перед глазами. — Я всего лишь принесла вам ужин. Северус, мир не перевернётся вверх тормашками, если вы хотя бы раз скажете: «Спасибо, Лили». — Благодарю вас, мисс Поттер. Вы теперь и на кухне подрабатываете? — Мне кажется, еда вкуснее, когда её готовят с любовью... — Мерлиновы подтяжки, вы это сами приготовили? То-то я смотрю, еда сомнительно выглядит… Я травиться не намерен, дракл знает, что вы туда напихали. — Папа съел, и ничего… — Это не показатель! Поттер имеет феноменальную способность выживать. — А Нагини, наверное, меня цапнула?! Профессор, я вам секрет открою: все уже давным-давно в курсе того, что вам нравится казаться злым, а на самом деле… — Мисс Поттер, если вы не уймётесь, то испытаете на себе всю мою псевдодоброту. Кстати, вы прочитали книгу, которую я рекомендовал вам по Рунам? Или просьба подтянуть вас была очередной уловкой? — Ммм… — Лили, вместо того, чтобы мычать и поражать меня сомнительными кулинарными изысками, лучше займитесь делом. Не вы ли так рьяно доказывали, что не ребёнок? — Северус, мне бабушка ещё в детстве говорила, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. — Вот и ищите мужчину, который думает желудком. Я люблю женщин умных, образованных и стройных. — Это означает… —…Берите учебник, садитесь на диету и прекращайте мозолить мне глаза. Лили счастливо улыбнулась и, послав профессору воздушный поцелуй, выбежала из палаты. Северус — сложный человек. За годы двойного услужения он настолько привык скрывать истинные чувства, что понять его бывает непросто. Он говорит «убирайтесь», а в глазах читается противоположное. Правда прячется где-то между строк. Хотя, что я понимаю? Я всего лишь тумбочка. По мне, так Лили избрала правильную тактику — не обращать внимания на кажущуюся отчуждённость и уверенно двигаться к поставленной цели. Я помню маму Гарри. Лили-младшая на лицо — её копия, а характером пошла, наверное, в своих дядюшек. Лили Эванс была уравновешенной, вежливой, скромной, а эта — только что Хогвартс верх дном не поставит. Хорошо, что они разные, так бы Северус всю дорогу в этой Лили видел ту... Cами знаете, сколько она для него значила От прошлого надо избавляться. Нечего в трясине вязнуть, только глубже засасывает, нужно на пузо и ползком, ползком…

День 5

— Я с радостными новостями — вечером вас выписывают! — Не намерен ждать вечера, да и вас терпеть — удовольствие ниже среднего. Не надо пихать мне стакан! У меня самого руки есть! — Северус, не упрямьтесь, выпейте зелье и вот… я булочек испекла. — Зачем я вам сдался, Лили? — Не знаю, хочу просто быть рядом… — …Отираться вокруг кабинета, портить мне настроение, компрометировать перед учениками… — …Поправлять воротничок, гладить рубашки, развешивать мантии… — …Смущать за ужином, вызывать пересуды, раздражать родителей… — …Радовать, скрашивать одинокие вечера, целовать… — Даже думать не смейте! Отодвиньтесь! Глупая… — Помолчите хотя бы пять минут, или мне придётся помочь вам, нет, тебе, замолчать… — Как же, позволь осведомиться? — Старым маггловским способом… — Лили… Ты меня под монастырь подводишь… Пойми, мы не подходим друг другу не только по возрасту; у нас разные жизненные ценности, разные взгляды. Тебе сейчас море по колено, а ты подумала обо мне? Ты будешь расцветать, а я через пятнадцать-двадцать лет впаду в глубокий маразм и стану копией Дамблдора, отращу волосы по пояс и начну подкармливать всех леденцами. — Плевать. Я люблю тебя! — Как я Поттеру в глаза посмотрю?! Против него даже Авада Кедавра бессильна... — Не переживай, отец поймёт и рано или поздно примет, а мама… для неё самое важное, чтобы я была счастлива. — Ты умом повредилась, если думаешь, что счастье – это моё брюзжание и постоянное недовольство всем и вся. — Северус, я слышала эти отговорки тысячу раз, надоело! А сейчас ты назовёшь меня «нахалкой» и выставишь вон. — Не угадала, auribus tento lupum***: ты же как бумеранг — рано или поздно прилетишь обратно. — Да, моё упрямство — достойный соперник твоему. Но как бы ты не отпирался, я точно знаю: ты выжил не зря! Сам посуди, в мире должно быть равновесие: на каждого Северуса Снейпа найдётся своя Лили. — Поттер, ты… — Я…       Увы, больше я ничего не услышала — они перестали говорить. Только сопели и причмокивали, да так сладко, что у меня смола по задней стенке потекла. Я рада за Снейпа, а то он всё один, да один; злой, как чёрт. Вот увидите, он к Лили привыкнет, и будет пара не разлей вода. Он выстрадал своё счастье, а разница в возрасте — предрассудки, в магической истории встречалась разница и похлеще. Я сама не прочь за молоденькими приударить — вон, комодик какой в приёмной появился — любо дорого смотреть. Уверяю вас, Поттер — деваха такая упрямая, что профессор не успеет оглянуться, как она его на себе женит. За пять дней вон как к рукам прибрала, считайте, дело в шляпе. Очень хочется, чтобы они люльку поскорее завели — я бы столько ей рассказала... ____________________ * Viridis nitentis – зелёный бриллиантовый (мед. название «зелёнки») **Е. А. Баратынский, «Признание» *** Auribus tento lupum (дословно: держу волка за уши) - нахожусь в безвыходном положении (латинская поговорка).
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты