Утёс Звездолова

Другие виды отношений
NC-17
В процессе
76
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 9 страниц, 1 часть
Описание:
Путешественница и Бард на утёсе Звездолова...
Дальнейшее вы узнаете только после прочтения.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде
Награды от читателей:
76 Нравится 7 Отзывы 9 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Девушка сидела у окна и смотрела на необычно оживлённый Мондштадт. С улыбкой на лице наблюдала за его жителями. Спустя какое-то время она подумала, почему бы не проведать очень нравившего ей барда. Она встала с кресла и прошла к двери. Открыв дверь, светловолосая на минуту обернулась, и быстро пробежалась взглядом по комнате. Люмин вышла из помещения и направилась к покоям Венти. Проходя по коридору смотрела на двери, и прислушивалась к каждому малейшему звуку. Только повернув, она услышала доносящиеся одной из дверей приятную мелодию лиры. Не трудно было догадаться, кто находится за той дверью. Подойдя к ней, девушка остановилась, и потянула руку к ручке. Но тут же её отдёрнула. Простояв так минуту, сделала глубокий вдох и постучалась. Затем открыв дверь робко заглянув, и заметно немного стесняясь спросила: — Не занят? Можно войти? ^^ Солнце лишь недавно осмелилось озарить Мондштадт, но бард, что, казалось бы, должен ещё спокойно посапывать в своей кровати, решил с утра пораньше сыграть на лире. Парню уже давно снятся кошмары, но и способ избавиться от них он так и не нашёл. Единственное, что его успокаивало — звучание лиры. Хотя, в последнее время, к сожалению, и она не справляется. Струна не струной, музыка лилась из инструмента словно мёд, который неожиданно прервал стук в дверь. Парень неохотно произнёс: <войдите>, уже понимая кто стоит за дверью. Он никогда не был против узнать новые истории у путешественницы, но и играть ему тоже не всегда удаётся. Открыла дверь, и вошла в покои барда. Она понимала, что прервала его игру, и за это было ей немного неловко. Зайдя и закрыв за собой дверь, она произнесла: — Прости, что потревожила. Просто стало очень скучно, а следующее задание только завтра. Магистр Джинн с рыцарями занята какими-то важными делами. И вот. Подумала, почему бы не зайти к тебе. После сказанного последовал вопрос: — Ам. А что это за прекрасная мелодия? Она с любопытством смотрела на барда. Мягкая, и немного смущённая улыбка не сходила с её лица. Парня резко озарила улыбка, что скрывала за собой маску. Впрочем, была ли то его улыбка, или улыбка его погибшего друга — неизвестно. — О! Тебе понравилось? Это моя любимая мелодия! Отложив лиру в сторону, архонт встал, оглядевшись по сторонам. — раз ты не занята, а у меня совсем не осталось чего перекусить.Предлагаю пойти прогуляться! Вновь яркая улыбка парня озарилась светом: глаза блестели, словно изумрудное небо, но была в них печаль которую, к сожалению, скрыть бы не смог даже он. Девушка подошла к барду и взяла его за руку, смотря в глаза с куда более нежно улыбкой. Она поняла его лишь вглядываясь в глаза. — С радостью! Куда пойдём? Не отпуская его руки перевела взгляд к окну. Смотря на заполненные людьми и рыцарями улицу добавила: — Думаю, это будет весьма долгая прогулка. Та наклонилась и шепча спросила: — Заодно и расскажешь что тебя беспокоит. После сказанного вернулась в прежнее положение, одаривая искренней улыбкой, но беспокойства в глазах мастерски скрывала. Нежные пальца сплелись с холодными пальцами барда, заставляя вздрагивать. Юноша несколько секунд с недоумением глядел на путешественницу, но решил не возражать. — Пожалуй, для начала просто пройдёмся! Я дико хочу яблок.~ Услышав странный вопрос, бард почему-то сглотнул, ведь он понимал, что от Люмин ему не скрыться. — Прости, но не думаю, что стоит заводить этот разговор. К тому же, я буду в порядке, поэтому не беспокойся! ~ С улыбкой произнёс архонт, стараясь показать девушке, что всё в порядке. Путешественница мягко сказала, не отрывая глаз от барда: — Очень надеюсь! И раз хочешь яблок, то пойдём! Возьмём сколько нужно и отправимся в какое-нибудь спокойное, тихое и. Может. Уединённое место. Не хотелось бы, чтоб наш разговор кто-то прерывал. Да оградит нас от этого ветер! После такое интересной речи, дева завела не послушную прядь за ухо, дабы та не отвлекала её. Она не поворачиваясь, медленно вела барда к двери, сказав в пол голоса: — Чувствую, этот день запомним не только мы, но и ветер! Юноша лишь усмехнулся, подумав про себя, что ему стоит брать с путешественницы пример. — Кстати об этом, где же твоя спутница? Неужели она оставила тебя одну? Выйдя на улицу, бард, всё ещё держа девушку за руку, начал осматриваться в поисках яблок. Увидев красные яблони, он тут же побежал к ним, потянув за собой и Люмин. — Смотри, смотри! Они такие свежие, надо обязательно купить парочку! Быстро оплатив, парень начал счастливо шагать вперёд, кушая яблоко. Идя рядом с ним так и светится наблюдая за мило поедающим яблоко бардом. — Приятного аппетита, милашка! Только после сказанного опомнилась что сказала, и растерянными глазами об бежала всё что было вокруг, чтоб сменить тему, поскольку знала, что после может последовать вопрос который смутит обоих. Вспомнив про ранее заданный вопрос, неторопливо ответила: — Паймон? Поскольку выходной она у сэра Дилюка на винокурне. После, как говорила, пойдёт за шашлычками, а когда дело касается еды, её по меньшей мере день можно и не ожидать. С улыбкой сказала она, но тут же задала вопрос: — Куда пойдём? Нужно бы выбрать идеально-спокойное место, где будем только мы, и Великий Ветер оберегающий Мондштадт! Услышав слова девушки, слегка смутился, но тут же устранил мысль о том, что он мог понравится ей как парень. — О, я бы и сам был не против выпить пару бокалов, да не в этот раз… К сожалению! Улыбнувшись воспоминаниям о вкусном вине, тут же принял серьёзный вид. — Тихое место, значит? Боюсь, в Мондштадте не так много таких мест, но одно есть. Правда, это не близко… Сияя всё ярче от счастья выдала серьёзно и решительно: — Я — путешественник Ордо Фавониус! Меня не пугают расстояния, ведь мне удалось истоптать весь континент! Вот что действительно не близко! Веди меня, бард! Не дай Анемо Архонт попадутся хиличурлы, слаймы или ещё кто, я обязательно защищу, можешь быть в этом уверен! Она, одновременно с огнём и блеском в глазах, потащила парня поскорее за ворота Мондштадта. Сердце в её груди пылало предстоящим очередным путешествием, а в голове смешивались мысли. Чувства так и переполняли девушку и попутно она строила план сей чудесной прогулки-путешествия. Парень хотел было рассмеяться после <Грозного> заявления девушки, но не стал, ведь, как никак, она полностью права. Ей приходится защищать барда, который сам на это не способен. Шли они не совсем долго. Через пол часа они находились у утёса звездолова. Парень прошёлся вперёд, сев у края и начал смотреть в небеса, на летающих птиц. — Пожалуй, здесь очень даже спокойно.~ Не заметив как пролетело время похода, она стояла почти на самом краю и любовалась проплывающими мимо облаками. Так и казалось, что до них можно достать рукой. Спустя пару минут она села возле барда, и тихо произнесла: — Да. Это самое прекрасное место. Как и нам и нужно. Она положила руку на его, и смотря на прекрасные пейзажи ожидала захода солнца, дабы её солнце, сидящее возле, могло сиять ярче ночных звёзд. Когда девушка положила свою белоснежную руку на его, он с недоумением глянул на ту, но лишь непонимающе хмыкнул. Последние яркие лучи солнца озаряли Тейват. Через пару минут осталось лишь алое небо, на которое внимательно смотрел бард. — Ты правда хочешь узнать? Я не привык кому-то рассказывать о себе. Та посмотрела на него с улыбкой и произнесла: — Да, правда. Но если не хочешь, можешь не рассказывать. Девушка перевела взгляд с барда на заходящее солнце. Ведь ещё чуть-чуть и оно скроется за горизонтом совсем. Прошло немного времени, а она не убирала своей руки. Юноша был по её ощущениям холодным и тёплым одновременно. Путешественнице это нравилось. Девушка искренне хотела понять почему так. В один момент проскользнула мысль: «Он особенный. Не такой как все.». Попутно хотелось понять, что же таит его 'маска'. Что бард таит за своими цвета изумруда глазами. Рыцарь всё смотрела и смотрела как заходит солнце, её голову посещали всякие разные мысли и догадки, но какие именно — этого, может быть, не узнают никогда. Бард, что улыбнулся сам себе, внимательно смотрел за солнцем, ведь его жизнь — была столь же яркой, но и столь же далёкой от него самого. — Я проживаю длинную жизнь. Может казаться, что вечность — дар божий, но вскоре ты понимаешь, что это тяжёлая ноша, что несут не своих плечах божества, — тон парня был серьёзен как никогда. Он открывал свою душу девушке, что, казалось, не должна была знать. Когда лучи солнца исчезли во мраке ночном, бард продолжил: — За столь длинную жизнь я кое-что понял: умершим не нужна слёзы или чей-то смех, они всё равно не смогут познать сладость этого мира. Но я, по всей видимости, слишком слаб, чтобы отпустить. Потому я — скиталец, что не обрёл своё <я>. Она внимательно смотрела на него и вслушивалась в буквально каждое слово, ведь прекрасно понимала, на сколько это серьёзно и важно, если не для парня, то для неё. — Венти. Я поняла кто ты. Я с каждым словом познаю тебя всё больше и больше. Да, хоть ты и слаб, сейчас, хоть ты и не смог найти собственное 'я', ты — герой. Именно ты сделал Мондштадт свободным… Она посмотрела на город, что в сумраке так и пылал сотнями огней. —…ты навсегда останешься героем для него и его жителей, в том числе, и для меня. Хоть я и просто попаданец, но здесь все мне стали как родные… И. Ты тоже. Девушка посмотрела на юношу и с мягкой, но и в то же время беспокойной улыбкой и тихо добавила: — Знаю точно, однажды, ты обретёшь своё 'я', станешь сильнее и всё изменится. Верь мне. Пшеничные глаза девушки сияли, словно звёзды в ночном небе. Венти захотелось почувствовать это тёплое сияние. Он невольно прикоснулся тёплыми пальцами к щеке девушки, а затем резко убрал руку понимая, что натворил. — А…Да, спасибо, — кратко произнёс парень, продолжая смотреть на звёзды. — А ты что будешь делать? Тебе ведь надо найти брата. Почувствовав это тепло, её щёки залились румянцем, она убрала прядь волос за ухо и смущённо сказала: — Не за что, я лишь сказала что думаю и знаю. Путешественница смотря за тысячи звёзд мягко, с рямянцем на лице продолжала: — А что на счёт брата. Да, продолжу его поиски. Не успокоюсь, пока не увижу. Если понадобится, спущусь в бездну, покорю небеса, только лишь бы отыскать братика. В её глазах блестнули слёзы. Она нашла в себе силы сдержать их, чтоб не казаться размазнёй и плаксой. — Благодарю, за то что ты рядом. Эта фраза казалась многозначной, но девушка знала точно что хотела ей сказать. Парень заметил отблеск в глазах девушки и постарался мягко ей улыбнуться. — Я понимаю. Жаль, что сейчас не могу никак тебе помочь, но ветер подсказывает мне, что твой брат в порядке. Уверен, ваши пути пересекутся. Этот мир не столь огромен, как кажется. Услышав последнюю фразу, бард слегка покраснел, отводя взгляд. — Я всегда буду рядом, — так же мягко ответил ей юноша. Рыцарь посмотрела на юношу и с мягкой, тёплой улыбкой посмотрела на него и в полголоса ответила: — Спасибо большое, Венти. В этой тихой фразе можно было услышать небольшую дрожь. Её рука стала не послушной, и не по воле хозяйки потянулась к щеке парня. Она прикоснулась и мягко провела пальцами по ней. Даже осознавая что делает путешественница, та никак не могла убрать руку, ведь она её не слушалась. Чтоб это не выглядело на столько странно девушка сказала: — Какой. Ты. Тёплый. Мне кажется, что я уже ранее ощущала это. Вдруг подул ветер, и она поняла когда ощущала, докончив мысль: —…ветер. Ты такой же тёплый как ветер. Глаза сияли всё ярче, какое-то странное чувство переполняет её, но сказать не могла, поскольку и сама не знала, что это за чувство. Парень так же нежно провёл пальцами по щеке девушки, а затем медленно, но уверенно, начал приближаться к губам девушки. Когда он ощутил её дыхание у своих губ, он аккуратно поцеловал её, сам не понимая, что вытворяет. Его руки легли ей на талию, прижимая к себе. Сердце неистово билось, а парень лишь мог надеяться, что она не заметит ритм его сердца. Она прикрыла глаза медленно целуя юношу. Сердце её билось, может, так же как и парня. Это сливалось воедино. Путешественница поглаживая щёку парня, и аккуратно проводя язычком по обратной стороне его щёк, пыталась о чём-то думать, но сей долгожданный момент глушил все мысли. Девушка ещё больше залилась румянцем. Чувствуя его руки на своей талии её охватывал жар. Добавляя ещё поцелуй, рыцаря кидало то в жар, то в холод, моментами прерывалось дыхание, и всё же одна единственная мысль проскользнула: «не это ли люди называют. Любовью.?». Ей хотелось, чтоб это длилось вечно. Чтоб эта ночь с этим моментом длились вечно. Если бы кто-нибудь проходил мимо утёса Звездолова, то мог бы увидите лишь при свете звёзд двух страстно целующихся молодых людей. Но этого не произойдет. Ведь никто не сможет преодолеть тот же путь, что и они. Руки парня поглаживали спину девушки, прижимая ту всё ближе к себе. Он чувствовал её грудь на своём теле, а касание её рук — возбуждало. Запах её шеи, несомненно, манил его, и он, будто опьяневший, спустился к её гладкой шеи, начав нежно целовать её. Бард понимал, что даже, если он захочет остановиться — он полностью поглощен девушкой, что держит в руках. И даже, если это противоречит правилам богов, он готов отдаться ей прямо сейчас. Глаза той пылали так же, как и она сама. Прижимаясь к нему, в её груди всё сильнее разгорелся пожар. Моментом казалось, хотела дева взмолиться Анемо Архонту, но тут же это покидало её, ведь он находился совсем рядом. Ощущения каждый поцелуй на своей шее, это было невозможно передать. Это было что-то божественно прекрасное, что-то ни с чем не сравнимое. Двое, что под звёздами находились на утёсе Звездолова, казались тёмными фигурами, на фоне звёзд. С каждым мгновением, с каждым поцелуем, они разгорались. Казалось, будто само небо старается скрыться, а ветер — стих, притаился, дабы не мешать, не смущать, не отвлекать их. Будь её воля, она бы без промедления, сказала юноше всё что так давно таила в своей душе, но быть может, это ещё не совсем тот момент. Грубые пальцы барда, неосознанно начали гладить ноги девушки, медленно поднимаясь к бёдрам. Он поглаживал их, оставляя алые следы на шее девушки, но вдруг он остановился, шепча той на ухо: — Я не буду делать то, что тебе неприятно, сейчас мы просто горим, так что, если хочешь, чтобы я остановился — скажи. Правой рукой, он дотронулся до ладони Люмин, сплетая пальцы, и начал ждать ответ. Смотря в его глаза, та тонула, и уловив его слова, тихо произнесла: — Это не неприятно. Я будто попала в сон. Это. Моя мечта. Едва закончив, она нежно коснулась его губ, сладко одарив поцелуем. С привычной ей улыбкой та добавила: — С тобой я могу быть самой собой. Ты — моя мечта. Окончательно завершила мысль, и мягко, нежно поцеловала парня в щёку, крепко держа его руку, совершенно не желая отпускать. Ветер трепетал, звёзды горели, точно как они. Ликовали все. Это и был, тот момент, который нужен был Люмин для признания, но как в любой сказке, которую она читала, с этим не торопились, посему, путешественница стала ответно дожидаться ответа юноши. Сладкий голос девушки эхом отдавался в мыслях. <ей приятно, я хочу сделать ей приятно>. Парень охотно ответил на поцелуй, затем поцеловал щеку, скулы, плавно переходя к уху. — В таком случае, ветер запомнит наши клятвы. После сказанного, бард снял свой зеленоватый плащ и положил его не траву, куда опустил тельце девушки. Проводя пальцами по шее, он спустил лямки платья, начав целовать ключицы, и плавно шёл вниз. Расстегнув платье, он аккуратно снял его, проводя пальцами по гладкому животу девушки, а затем принялся целовать грудь: он начал с внешней части и медленно переходил к самому соску, который он кусал и посасывал. А свободной рукой он не сильно сжимал вторую грудь, пальцем надавливая на сосок. Путешественница всё сильнее разгоралась, ей было, судя по выражению лица и румянцу, приятно, даже очень. Она с мягкой улыбкой поглядывала на парня, стараясь уловить его взгляд. Рыцарь притянула юношу к себя и. Едва коснувшись губ прошептала: — Клянусь. Любить тебя. Вечно. После сказанного, ей стало так легко на сердце и душе, будто скала с них упала. Она наконец сделала это, сказала, призналась. Улавливая каждый момент, и до мельчайших подробностей запоминая, прильнула к губа барда, сладко и страстно целуя. Девушка не чувствовала ни боли, ни беспокойства, ни волнения, лишь лёгкость, наслаждение и. Ветер. Если бы кто-нибудь проходил мимо утёса, то мог бы узреть лишь при свете звёзд пару, окутанную жаром, страстью, бурей чувств. Но. Этого никогда не произойдет. Ведь до них не сможет добраться даже самый отчаянный, безумный и рвущейся к цели человек, либо монстр. Страсть повисла в воздухе, два тела сгорали в любви. Бард, что сейчас снаружи казался холодным, пылал изнутри. Он из последних сил держался, ведь знал, что всё должно идти постепенно. Венти, мигом избавившись от оставшиеся одежды девушки, принялся целовать живот, спускаясь поцелуями к клитору. Он облизнул свои губы и принялся пробовать орган. Тяжёлые вздохи девушки лишь всё больше возбуждали архонта. Ему хотелось поскорее ощутить себя <властным>. Та, что всегда была прилежной девушкой, предстала в новом свете. Какое счастье, что только это произошло только между ней и Венти. Её дыхание было тяжёлым, сердце биение бешенным, сама горела, и старалась издавать звуки блаженства как можно тише, ведь на утёсе было очень хорошая акустика. Путешественница прикусила губу, и закатывала глаза, вся она чуть-ли не в буквальном смысле горела. В этот момент она была подобна пламени. Лишь этот юноша, смог развести в её сердце пожар, который потушить не сможет никто. Венти для девушки был самым дорогим и важным человеком в этом бренном мире, она хотела быть в лишь его власти. Для неё парень был Господином, Властелином… Любимым. Вновь облизнув губы, он решил подразнить девушку: взяв прядь её волос, начал накручивать её не палец, по-детски смотря ей в глаза. — Мм, продолжить ли нам? Если кто-то нас увидит — не видать нам свободы. Впрочем, кто не рискует, тот не пьёт, а ведь Луна сегодня прекрасна. Не дождавшись ответа девушки, он мигом стянул штаны, медленно входя в девушку, зная, что ей будет больно. — Прости, но тебе придётся потерпеть, — сладко проговорил тот, а затем тут же поцеловал Люмин, углубляя поцелуй, стараясь войти в ту до конца, но так, чтобы ей не было столь больно. Ей хоть и было больно, но эту боль глушил сладкий поцелуй парня. Девушке было всё равно увидят или нет, ведь для неё было важнее то, что происходит в данный момент, будущее рыцаря не заботило вообще. Путешественница хотела что-то сказать, но поцелуй. Пронеслась мысль «О Архонт. Пусть это длится целую вечность». Девушка полностью отдавалась своему Властелину, она обняла его за шею сладко целуя, будто, хотя что-то сказать. Если бы могла открыть глаза, можно было бы увидеть в них влюблённые искры, но это не произойдёт, ведь оба были поглощены друг другом. Парень входил всё глубже и глубже, двигался в ритм ветра. Поцелуй, что хотелось продлить, разорвался архонтом, который начал вновь целовать шею и ключицы, попутно сжимая грудь. Он старался для неё, даже, если в этом изначально не было никакого смысла. Он знал, что она не из этого мира, она уйдёт, а он вновь будет плыть в одиночестве, притворяясь своим другом, чьим телом он любезно пользуется. Но даже, если всё будет так, он хотел этого, сейчас он нуждался в ней. Толчком, затем ещё один. Сладкие стоны девушки приятно ласкали ухо. Бард был готов окончательно погрузиться в её душу и тело, но потерпел ещё немного, затем, долго не думая, закончил дело. Тяжело дыша, он прошептал спокойным голосом: — Здесь больше оставаться нельзя, мы не одни. Девушка, тяжело дыша и пылая посмотрела на него полными страсти глазами, и мягко улыбнувшись тихо сказала: — Будь уверен, я пойду за тобой хоть на край света. Сказанное ей было труднопонятным, но она знала, что Архонт поймёт точно. Та взяла платье и посмотрела на него, и сразу же перевела взгляд на парня. Та потянулась к его губам, и нежно поцеловала. После принялась одеваться. Путешественница прошептала ему на ухо так тихо, что не слышал даже ветер: — Спасибо тебе большое. Я.. Я.. Я люблю тебя. Как только завершив фразу оделась полностью и сидя на краю утёса смотрела на юношу, сияющего, по её мнению, ярче всех звёзд. Парень лишь улыбнулся, смотря на ярко белоснежную Луну, что была словно падающий в декабре первый снег. — Похоже не сказку, да? Таких волшебных историй мало, но одну я точно запишу, — Венти погладил девушку по пшеничным волосам, тут же встав и протянув девушке руку, дабы та встала. — Я тоже тебя люблю, хоть для архонта это и запретный плод. Осмотревшись вокруг, Венти понял, что подозрительно тихо: ни песен птиц, ни ветра гул. — Давай поскорее вернёмся в Мондштадт. У меня плохое предчувствие. Девушка взяла парня за руку и встала, поправляя платье, встревоженно посмотрела на юношу и коротко сказала: — Я доверяю тебя. Пошли! Её взгляд устремился на город, и сама того не замечая, она взяла барда за руку, и одарив поцелуем в щёку. Глядя на небо полное звёзд, и прекрасного белого цвета Луну, мягко, привычно ей улыбнулась. Но тут же улыбка исчезла с её лица, а в голове пронеслась мысль: «предчувствие Венти ещё никогда не подводило, нужно спешить». Переведя взгляд на барда чувствовала тоже чувство, что и он.

Ещё по фэндому "Genshin Impact"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты