Ты — самое святое, что я знаю

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
389
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/24330916
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Эдди не знает, как сказать «‎я хочу, чтобы ты был рядом до конца моих дней» и не прозвучать словно он признаётся в чём-то, что до дрожи в коленках боится признать даже перед собой.
Примечания переводчика:
Этот фанфик существует в той же вселенной, что и «Бог тоже умеет шутить» (https://ficbook.net/readfic/9496357), но эта глава хронологически идёт ДО той.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
389 Нравится 24 Отзывы 97 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Рич, ты не обязан делать это, серьёзно, — бездыханно говорит ему Эдди, и его бёдра вздрагивают, когда дыхание Ричи пробегается по его члену.       Ричи приподнимает свою надетую на Эдди футболку, чтобы оставить несколько нежных поцелуев внизу его живота, и тот хихикает от щекотного ощущения губ на чувствительной коже. — Вот именно, что я не обязан, а могу, — Ричи подмигивает ему, прежде чем обхватить бёдра Эдди и чуть стащить его вниз по кровати, пока его ноги не покоятся на плечах парня. — Я мечтал именно об этом с тех пор, как узнал, что такое дрочка, так что поверь мне, когда я говорю, что это ты сейчас делаешь мне одолжение.       С губ Эдди слетает натянутый смешок, пока его дыхание не срывается на стон, стоит только Ричи зарыться лицом в его пах. — Блять, ты так вкусно пахнешь, — рычит он с этой своей хрипотцой, от которой Эдди всегда кажется, что он вот-вот кончит, и он задушено стонет.       Ричи начинает покрывать поцелуями его бёдра, местами оставляя маленькие укусы, и член Эдди едва не пульсирует от предвкушения и этих чёртовых поддразниваний. Его дыхание срывается, когда Ричи впивается зубами во внутреннюю сторону его бедра, что парню, кажется, нравится, потому что он начинает делать это сильней и сильней, наконец осыпая нежную кожу засосами, пока Эдди всхлипывает и ёрзает в тщетной попытке не двигаться.       Он больше не может это, чёрт возьми, терпеть и едва приподнимает бёдра, чтобы обхватить свой член, и даже успевает провести по нему пару раз, просто чтобы угомонить распускающееся под кожей чувство, словно вот-вот рассыплется на мелкие осколки.       Только Ричи не упускает это и перехватывает его запястье, вжимая в кровать. — Не порть моё веселье, — отчитывает Эдди он, сжимая его запястье, прежде чем отпустить и вновь обхватить его бёдра, пододвигая его ближе, но всё ещё не касаясь члена Эдди, уделяя всё внимание его подрагивающим бёдрам. — Ричи, ну же, — хнычет Эдди, вновь ёрзая, чтобы толкнуться в рот парня, но тот не позволяет ему, отстраняясь и смеясь, когда Эдди ударяет кулаком по кровати словно маленький ребёнок. — Я наслаждаюсь моментом. — Ты ведёшь себя как мудак и дразнишь меня, потому что тебе нравится издеваться надо мной. — Ну, чёрт, ты вообще себя видел? Разве меня можно винить? Пусть я бы и обошёлся без оскорблений. Ты мог бы быть повежливее со мной, называть меня хорошими вещами, если так сильно хочешь мой рот на своём члене.       Эти слова пробуждают воспоминание в голове Эдди, воспоминание из времени, когда они ещё не пересекли черту между дружбой и тем, чем они сейчас занимаются, что бы это ни было, и ему в голову приходит идея. — Что ж, Спагетс, как насчёт того, чтобы прогулять первый урок и пойти позавтракать? Я угощаю. Меня можно называть папочкой с тех пор, как я начал зарабатывать целых пять баксов в час, — усмехнулся Ричи, ухмыляясь ему так широко, что Эдди не смог сдержать собственной улыбки. — Я ни капли не сомневаюсь, что ты бы с радостью пропустил английский в миллионный раз за этот триместр, но у меня контрольная по истории, так что в другой раз. Но если мы найдём какое-нибудь место загородом, о котором не узнает моя мама, то я согласен сходить завтра? — предложил Эдди, и Ричи триумфально вскинул руки в воздух. — О да, я с радостью пропущу тригонометрию. Мне стоило догадаться, что ты не согласишься, если у тебя не будет перерыва в это время, паинька. — Тебе просто повезло, что мне больше нечем заняться, — фыркнул Эдди, но вновь не сдержал маленькую улыбку, забравшую любое недовольство из его слов. — Очаровательно, Эдвард. И только подумать, что папочка предложил заплатить за тебя, — схватился за сердце Ричи в наигранной обиде. — А ты как думал? Не у меня здесь подработка за минимальную заработную плату. — Знаешь, обычно такие вещи взаимовыгодные. Видишь ли, папочка платит за твои хотелки, а ты обязан быть вежливым к папочке и проводить время с ним тогда, когда ему вздумается. — Быть вежливым к тебе? Нет, спасибо. Не думаю, что деньги стоят того, чтобы продавать мою душу, папочка, — отшутился Эдди, игриво посмотрев на него из-под ресниц, и улыбка Ричи дрогнула, прежде чем он ухмыльнулся ещё шире, пусть Эдди готов был поклясться, что по щёкам парня проскользнул едва заметный румянец. — Я могу привыкнуть к этому, как ты называешь меня папочкой. Приятно слышать это от кого-то помимо твоей мамы. — Пожалуйста, возьми его в рот, папочка?       Эдди смотрит на то, как ухмылка исчезает с губ Ричи и как мутнеет его взгляд, прежде чем парень делает глубокий, подрагивающий вдох и поправляет собственный стояк в своих джинсах. — Эдди... — Пожалуйста, папочка? Обещаю, я буду послушным.       Ричи вновь пробирает дрожь, и он крепче сжимает свой член, прежде чем выдохнуть. — Это нечестно. — Ты сказал быть повежливее. — Не настолько. Если ты не остановишься, я кончу в штаны.       Эдди напоказ надувает губы. — Не порть моё веселье, папочка. — Ты — чёртова дрянь.       Хихикая, Эдди показывает ему язык, и Ричи долгое мгновение сверлит его взглядом, прежде чем обхватить бёдра Эдди обеими руками. Затем он резко подхватывает его под коленями и вжимает их в кровать, вырывая из горла Эдди поражённый ах. — Ричи, — всхлипывает он, пытаясь высвободиться или хотя бы прикрыться, чтобы его всё не было на полном обозрении, потому что это чертовски стыдно, но Ричи надавливает лишь сильней, не позволяя ему. — Если ты будешь вести себя как маленькая шлюха, я буду обращаться с тобой соответственно, — рычит парень, и член Эдди, чёрт возьми, вздрагивает вместе с его словами, и он стонет как от стыда, так и от возбуждения, и на губы Ричи возвращается привычная ухмылка. — Видишь? Двое могут играть в эту игру, малыш. А теперь веди себя послушно, как ты и обещал.       Эдди лишь кивает, потому что его щёки пылают так, что он боится того, что может сорваться с его губ, если он попытается придумать ответ.       Наконец-то, наконец-то Ричи касается губами его члена, оставляя мокрые поцелуи вдоль длины, и Эдди стонет и тут же кусает собственные костяшки, потому что не хочет быть таким громким, что его не сможет приглушить даже играющая из колонок Ричи музыка.       Собирая с головки смазку, парень берёт его член в рот с ошеломляющей Эдди лёгкостью, и тот вскрикивает громче, чем намеревался: — Рич!       Ричи усмехается, и это ощущение выбивает из Эдди очередной всхлип, прежде чем он раздосадованно стонет, когда парень отстраняется, не сводя с него сверкающих забавой глаз. — Тш-ш, тебе нужно быть потише, малыш. Хочешь, чтобы Мэгги и Уэнт услышали, какие блядские звуки ты издаёшь с моим ртом на твоём члене?       Эдди не отвечает, вместо этого зарываясь пальцами в кудри Ричи и утягивая его вниз. Тот лишь смеётся вновь, на этот раз смотря Эдди прямо в глаза, когда снова заглатывает его член.       Эдди так благодарен за то, что Ричи теперь носит линзы, потому что не хотел бы упустить взгляд этих кристально-голубых глаз. Он не может отвернуться, и они удерживают зрительный контакт до тех пор, пока Ричи не подмигивает ему и возвращается к своему занятию, так что Эдди может лишь смотреть на свои зарытые в тёмные локоны парня пальцы.       Ему приходится задержать дыхание, чтобы не застонать, когда Ричи начинает по-настоящему сосать, вбирая щёки, и Эдди начинает срываться на медленные, подрагивающие стоны. Ричи это, кажется, радует, потому что он ещё ближе притягивает его к себе за бёдра, прежде чем заглотить его полностью. — Ричи, — сладко стонет Эдди, слишком сильно цепляясь за его волосы, настолько, что волнуется, не причиняет ли он ему боли, но Ричи только стонет вокруг его члена, и Эдди откидывает голову на кровати, потому что у него нет сил делать что-то ещё, пусть он бы и с радостью наблюдал за Ричи сейчас.       Ему кажется, что это самое прекрасное чувство, которое он когда-либо испытывал за всю свою жизнь. Рот Ричи такой горячий, мокрый и мягкий, и Эдди просто хочет остаться там навсегда, не давая этому восхитительному чувству ускользнуть. — Ричи, так приятно, — пытается прошептать он, но слова выходят скорее на стоне, и пальцы Ричи крепче цепляются за его бёдра в ответ на похвалу.       Однако мгновение спустя он отстраняется, и Эдди хочет закричать, хочет удержать его голову на месте и не дать ему остановиться. Только он не делает этого, потому что у него есть самообладание, и поэтому отпускает волосы Ричи и позволяет ему отдышаться, и выражение лица парня почти что стоит упущенного удовольствия.       Он выглядит так красиво сейчас, с растрёпанными пальцами Эдди волосами, румянцем на щеках и припухшими, красными губами, на которых блестит слюна и смазка Эдди. И его чёртовы глаза... Они буквально блестят, словно он восхищается Эдди, и тот ни капли не сомневается, что смотрит так же на Ричи в ответ.       Парень улыбается ему, пытаясь наладить своё дыхание, и ощущение сорванных выдохов на члене Эдди почти что слишком, и он почти сразу же хочет вновь толкнуться в рот Ричи. — А куда подевался «‎папочка»? — спрашивает тот, подмигивая ему, и Эдди закатывает глаза, вновь цепляясь за волосы Ричи. — Ты затыкаешься только с членом во рту? — Видимо да. — Тогда тебе лучше продолжить, прежде чем ты скажешь что-нибудь идиотское и испортишь момент, — говорит ему Эдди с маленькой улыбкой, прежде чем потянуть его за волосы туда, где сейчас так сильно хочет почувствовать его губы. — Я бы сказал тебе попросить повежливее, но мне почему-то нравится, когда ты властный, — подмигивает ему Ричи, прежде чем наконец опустить голову, мгновение лишь проводя языком вдоль проступающей на его члене вены, и внезапно Эдди понимает, что Ричи имел в виду, когда сказал, что порно потеряло смысл для него после того, как он впервые кончил Эдди на лицо.       И затем ему снова горячо, мокро и мягко, и его сердце колотится так быстро, словно вот-вот проломит рёбра и вырвется наружу. Эдди чувствует, как от него ускользает самоконтроль и как подрагивают его бёдра, но пытается остановить себя, потому что не хочет толкнуться в рот Ричи, вынуждая давиться.       Только Ричи, кажется, так не считает, потому что отпускает бёдра Эдди и вместо этого обхватывает его ягодицы, сжимая на мгновение, прежде чем берёт глубже, подталкивая его и приподнимая бёдра Эдди с кровати.       Тот пользуется разрешением и зарывается всеми десятью пальцами в кудри Ричи, толкаясь в его рот. На мимолётное мгновение ему кажется, что он может сделать Ричи больно, но тот стонет так, словно наслаждается каждым мгновением, поэтому Эдди не останавливается. Он даже не уверен, что сможет остановиться сейчас. — Ричи, Рич, я сейчас... Я сейчас кончу, — задушено предупреждает он, пытаясь оттянуть Ричи за волосы, потому что ему и так повезло, что они вообще делают это. Эдди определённо не ожидает, что Ричи проглотит, потому что уверен, что вкус не может быть приятным.       Однако Ричи лишь стонет и не замедляется, продолжая во всё том же темпе, и дыхание Эдди срывается на подрагивающие стоны, и он чувствует, как натягиваются мышцы его живота. Он почти там, так близко, и затем одна из рук Ричи отпускает его ягодицы и скользит между ними, прежде чем надавить на тугое кольцо мышц, совсем немного, и всё тело Эдди воспламеняется, когда он кончает в рот Ричи, с трудом сдерживая рвущийся из натянутого горла крик. Ему кажется, что он слишком сильно тянет за волосы парня, но сейчас Эдди абсолютно наплевать.       Он пытается сказать что-то, даже сам не осознавая, что, но единственное, что слетает с его губ, это гортанный всхлип. Ричи же стонет и сглатывает, продолжая до тех пор, пока не выжимает его до последней капли, и не останавливается, пока Эдди не хнычет от чувствительности и переизбытка ощущений.       Стоит его пальцам отпустить волосы Ричи, как тот поднимает голову и прокашливается пару раз, прежде чем наклониться через Эдди за стаканом воды, стоящим на прикроватной тумбочке.       Эдди наблюдает за тем, как он делает несколько глотков и как перекатываются мышцы его рук и груди, пока он пытается отдышаться.       Опуская стакан обратно на тумбочку, Ричи усаживается к нему на живот с такой счастливой улыбкой, что Эдди тут же смущается и прячет своё лицо в ладони, чтобы скрыть румянец на своих щеках. — Это был самый счастливый момент моей жизни, — на выдохе шепчет Ричи, и он улыбается, всё ещё прячась. — Заткнись. — Я и подумать не мог, что ты так любишь тянуть за волосы, но чёрт, никаких претензий. Я готов полысеть, если ты позволишь мне чаще отсасывать тебе.       Эдди лишь смущённо стонет, из-за чего парень смеётся, прежде чем убрать руки с его лица. — Можно поцеловать тебя? — спрашивает Ричи с улыбкой, такой искренней, счастливой и полной обожания, что Эдди забывает возмутиться насчёт вкуса своей собственной спермы и кивает.       Наклоняясь к нему, Ричи сплетает их губы, так нежно и трепетно, всё ещё улыбаясь в поцелуй. И, если честно, это не так уж и плохо, думает Эдди. Вкус не самый приятный, но и не отвратный, как он предполагал, пусть из первоисточника он наверняка и сильнее. — Прости, если слишком сильно дёргал твои волосы, — извиняется Эдди, когда они разрывают поцелуй.       Улыбка Ричи становится лишь шире. — Ничего подобного, малыш. Я падок на боль.       Эдди тихо смеётся, и парень вновь наклоняется, чтобы оставить ещё один короткий поцелуй в его волосах, прежде чем слезть с кровати и подойти к колонкам, чтобы выключить музыку. — Рич? — Да? — Что... Что насчёт тебя? — Что насчёт меня? — Ты не хочешь, чтобы я... — Эдди кивает на его пах, где стояк парня всё ещё заметен под его джинсами.       Ричи опускает туда взгляд так, словно мог забыть об этом, и затем вновь смотрит на Эдди и пожимает плечами. — Пустяки. Я подумал, что это может быть слишком для тебя и всё такое, так что не переживай об этом. Я просто подрочу на это позже. — Что, если я... Если я хочу? — Эдс, если ты хочешь мне подрочить, я никогда, никогда не скажу тебе нет. Типа, я могу истекать кровью на обочине дороги и всё равно соглашусь на это, прежде чем поехать в реанимацию.       Лицо Эдди краснеет, и он делает глубокий вдох, потому что хочет просто сказать «‎окей, неважно, забей», но полагает, что вряд ли наберётся большей смелости, чем сейчас. — Нет, я имел в виду, что хочу попробовать... Попробовать сделать это. То, что ты сделал мне, — с трудом выдавливает из себя Эдди.       Во взгляде Ричи мелькает удивление. — Эдс, ты не обязан отсасывать мне. Я предложил, ты не должен... Рассчитываться со мной или типа того. — Но я хочу.       Ричи, на удивление, выглядит сомневающимся. — Ну не знаю, Спагетс. Тебе не кажется, что нам стоит не спешить и делать по шагу за раз, нет?       Эдди хочет закатить глаза, потому что раздражение начинает потихоньку заседать под кожей из-за того, что Ричи делает из мухи слона. Тем не менее, он сдерживает себя, потому что знает, что Ричи лишь переживает за него, и Эдди не может злиться на это. Это было бы глупо. Однако он знает, чего хочет, и он не ребёнок, что Эдди парню и говорит. — Я не говорю, что ты не можешь, Эдс. Я просто хочу убедиться, что ты знаешь, что ты мне ничем не обязан. — Я знаю. Ты никогда ни к чему меня не принуждал, Рич, — заверяет его Эдди, из-за чего тот улыбается ему. — Меня абсолютно устраивает просто отсасывать тебе до тех пор, пока мне можно дрочить в процессе, так что всё дальше этого — джекпот.       Всё-таки закатывая глаза, Эдди чувствует, как заливаются краской его щёки, и он не знает, что делать дальше, поэтому начинает дёргать за торчащую из одеяла нитку вместо того, чтобы встретиться с Ричи взглядами во время своих следующих слов. — То есть... Ты позволишь мне? Отсосать тебе? — Эдс, я позволю тебе сделать со мной всё, что ты только захочешь, если попросишь меня так очаровательно и смущённо. — Если ты продолжишь говорить, я могу передумать, — бормочет в шутку Эдди, но быстро решает, что, возможно, это несмешно, потому что так будет нечестно, ведь он уже пообещал, что сделает это. — Шучу, — мягко добавляет он.       Ричи щурится, смотря на него нервирующе серьёзным взглядом. — Мне всё равно, если я, типа, вот-вот кончу. Ты можешь передумать в любой момент, ты ведь это знаешь, да? Ты мне ничем не обязан.       Этот разговор, кажется, перестаёт быть о взаимном минете, и поэтому Эдди берёт инициативу в свои руки и садится на колени, утягивая Ричи обратно на кровать. — Я знаю, Рич. — Ты точно уверен, что хочешь? — Да, я уверен. — Хорошо, — говорит ему Ричи, прежде чем лечь на кровать и утянуть Эдди за собой, прижимая его к своей обнажённой груди.       Эдди предполагает, что парень поцелует его, но вместо этого Ричи крепко обнимает его за талию и оставляет нежный поцелуй на его макушке. — Не торопись.       Грудную клетку Эдди заполняет это чувство, и он не совсем понимает, что это, но оно кажется большим, тёплым, пугающим и оттого завораживающим. Кивая, Эдди подаётся вперёд, чтобы оставить лёгкий поцелуй на губах Ричи. — Спасибо, — с маленькой улыбкой говорит он, прежде чем вновь поцеловать его, на этот раз настойчивее, и вскоре изначально невинный поцелуй превращается во что-то горячее, с языками и блуждающими по коже руками.       Эдди ёрзает, чтобы его колени оказались по обе стороны живота Ричи, и пытается продолжить целовать его, параллельно расстёгивая ремень парня, как иногда показывают в фильмах. Однако у него ничего не выходит, и поэтому Эдди разрывает поцелуй и садится, наконец расправляясь с пряжкой и доставая ремень из петель.       Ричи смотрит на него этим взглядом... Напоминающим то пугающее чувство, которое Эдди не может понять. Но это приятно. Захватывающе. Словно Эдди — единственный человек во всём мире для Ричи сейчас, и ему нравится эта мысль.       Следующим делом он расстёгивает ширинку джинсов и наклоняется, чтобы оставить дорожку поцелуев внизу живота парня, из-за чего тот напрягается под его губами. Наконец стягивая джинсы Ричи до его колен, Эдди дожидается, когда парень окончательно снимет их, добавляя к уже валяющейся на полу кучке одежды.       Забираясь к нему на колени, Эдди вновь целует его, и Ричи обнимает его, ближе прижимая к своей груди, зарываясь носом в его волосы, и Эдди хихикает в его грудь, не сомневаясь, что Ричи нюхает его. — Что на тебя нашло? Я думал, что ты не фанат обнимашек. — Я просто так благодарен за то, что ты доверяешь мне настолько, чтобы делать что-то подобное со мной.       Искренний тон Ричи сбивает его с толку, и Эдди не может подобрать ни единого слова и поэтому обнимает парня в ответ. Тот оставляет ещё один поцелуй в его волосах, прежде чем подцепить его подбородок, чтобы они встретились лицом к лицу. — И я не фанат обнимашек, но ты как горячая маленькая плюшевая игрушка. Я просто хочу трахать и обнимать тебя круглые сутки, и мой мозг постоянно мечется между тем, что же выбрать. — Ну, ты можешь трахнуть мой рот, и мы пообнимаемся позже. — Чёрт, договорились. Это, типа, бессрочное предложение? Потому что я с радостью проведу остаток своей жизни за сексом и в объятиях с тобой. — Я и не сомневался, но в итоге ты умрёшь от голода или пролежни, потому что не будешь двигаться и мыться. — Всё равно звучит как неплохой конец, если ты рядом, и голый, и иногда трогаешь мой член.       Эдди закатывает глаза, но не может сдержать своей улыбки и вновь целует Ричи, прежде чем сползти вниз по его телу. Ричи опускает руку в боксёры и достаёт свой член, и Эдди не сдерживает поражённого аха. Не то чтобы он не видел его прежде — к этому моменту он уже вполне знаком с этой картиной. Однако Эдди всё равно находит себя приятно ошеломлённым каждый раз, когда видит член Ричи, особенно с большими руками парня поверх него.       Что-то в нём вынуждает его ноги подкашиваться, и Эдди часто думает о нём, когда остаётся один.       Он облизывает губы, чувствуя наблюдающий за ним взгляд Ричи, когда наклоняется и стягивает боксёры парня вдоль его ног, и тот снимает и их, добавляя к разбросанной по полу одежде. Стоит ему сделать это, как Эдди сразу же забирается обратно к нему на колени, усаживаясь так, чтобы их члены соприкасались друг с другом, и Ричи резко вдыхает через стиснутые зубы.       Надетая на нём футболка Ричи закрывает его, поэтому Ричи подцепляет её, задирая до пупка Эдди. Его взгляд прикован к их членам, и даже несмотря на усталость тело Эдди тщетно пытается настроиться на второй раунд. — Посмотри, какой ты такой красивый, — шепчет Ричи, смотря на него с таким восхищением во взгляде, что в груди становится тесно.       Эдди опускает взгляд, чтобы увидеть то же, что и Ричи, но едва ли обращает внимание на себя, завороженный членом парня, и взволнованно сглатывает, наконец вспоминая, какой же Ричи всё-таки большой.       Сейчас его член выглядит ещё больше в сравнении с Эдди, по поводу чего тот пытается не загоняться, особенно учитывая тот факт, что он только что кончил и не то чтобы у него стоит. Однако это всё равно пугает, и он начинает переживать, чувствуя, как потеют покоящиеся на его бёдрах ладони. — Я могу снять это? — спрашивает Ричи, дёргая за надетую на нём футболку, и Эдди кивает до того, как может вспомнить о стеснении.       Он поднимает руки, чтобы Ричи мог стянуть с него остаток одежды и отбросить футболку к остальным их вещам. И затем Ричи вдруг впивается в его ягодицы и усаживает так, чтобы его член упёрся прямо Эдди в живот. Он обхватывает его и прислоняет вдоль живота Эдди, и его дыхание учащается, и сначала Эдди не совсем понимает, почему, но затем опускает взгляд, и с его губ срывается поражённый стон. — Ты такой маленький, — шепчет Ричи, вырывая из него смешок. — У тебя просто огромный член.       Ричи задушенно усмехается. — Не льсти мне, Каспбрак. — Я серьёзно. Не думаю, что он вообще поместится в меня. Я могу умереть, если мы попытаемся. — Тогда, полагаю, стоит попробовать наоборот.       Тихо смеясь, Эдди вновь подаётся к Ричи за поцелуем, обхватывая его член, и дыхание парня замирает и он зарывается пальцами в его волосы, посылая мурашки вдоль спины Эдди.       Он осыпает поцелуями линию его челюсти и шею, и ему так хочется оставить метки, потому что в последнее время Эдди стал очень по-собственнически относиться к Ричи. Ему хочется, чтобы Ричи был только лишь его, постоянно, но он знает, что это нечестно. Они не встречаются, и Ричи может видеться с другими парнями — и девушками — если хочет.       Только Эдди не нравится эта мысль, и он хочет впиться зубами в шею Ричи и оставить вдоль неё свои метки подобно предупреждению, что Ричи — его. Однако он знает, что это несправедливо, и поэтому опускается ниже, вместо этого оставляя засосы и укусы на его груди.       И даже если он решает проверить слова Ричи о том, что ему так сильно нравится боль, то разве это его вина? Пусть это и оказывается правдой, потому что чем сильнее Эдди впивается зубами в раскалённую кожу, тем больше ёрзает и вздрагивает Ричи, и Эдди даже не пытается подавить своей улыбки. — Ты пытаешься съесть меня? — в шутку спрашивает Ричи, пусть его голос и выходит таким натянутым, что Эдди едва ли его слышит. — Просто хочу проверить, насколько грубо тебе нравится, фрик, — шутит Эдди в ответ, едва шлёпая стояк Ричи. На удивление, Ричи стонет, и его член вздрагивает в руке Эдди. Поэтому, он делает это снова, ещё сильней, из-за чего Ричи стонет вновь, и Эдди невпечатлённо поднимает бровь. — Молчи, ладно? Я противился своей ориентации на протяжении почти всей своей жизни, мне можно иметь пару кинков. — Только подумать, что я полагал, что это ты перекинешь меня через колени, папочка.       Внезапно Ричи хватает его за волосы и грубо тянет на себя, усмехаясь в его распахнутые губы, когда Эдди отчаянно всхлипывает. — Не искушай меня, дрянь, — рычит он, отстраняясь, чтобы замахнуться и шлёпнуть Эдди, и тот вскрикивает, краснея. В то же мгновение его член решает дёрнуться, и парень усмехается с довольным блеском в глазах. — Ага, и я здесь фрик. — Эй! Твоя внутренняя гомофобия близко не стоит с католической репрессией, так что у меня оправдание получше твоего. Быть отшлёпанным в воскресной школе за то, что неправильно понял, что значит «‎впустить в себя святой дух», основательно сбило меня с толку.       Ричи смеётся над его словами, искренне смеётся, и Эдди кажется, что это потому что он впервые так открыто пошутил об этом, и он тоже не может сдержать смеха. — Кажется, в Библии забыли упомянуть "Не имей дэдди кинк" как одну из заповедей. — Пф, я всё равно попаду в Ад. — Посмотрим, кто будет первым.       Эдди падает на грудь парня, заливаясь смехом, и Ричи сплетает их губы в нежном, полном улыбок поцелуе, и когда Эдди отстраняется, то снова видит это мелькающее в его поблёскивающих глазах чувство и полную обожания улыбку на его губах. — Окей, можешь уже наконец завалиться, чтобы я отсосал тебе, или нет? — спрашивает Эдди, всё ещё хихикая, и Ричи поднимает бровь. — Мы уже выяснили, что я затыкаюсь только с членом во рту, так что тебе лучше развернуться и обхватить бёдрами моё лицо. — Чего ты так прицепился к моим бёдрам? — Если бы объект твоих гейских симпатий проводил всё время, нося коротенькие шортики и забираясь на тебя как на канат во время твоего сексуального пробуждения, ты бы тоже был к ним неравнодушен. — Хватит так называть мои шорты для бега! Они удобные! Я могу свободнее двигаться в них, и они не мешают моей гибкости... — Поверь мне, я заметил.       Эдди фыркает, и Ричи вновь смеётся, из-за чего он ещё сильней надувает губы. — Каждая минута, которую ты смеёшься, отнимает минуту от того, чтобы я отсосал тебе. — Тогда займи свой рот чем-то помимо шуток, весельчак, — голос Ричи падает, и он накрывает руку Эдди на его члене своей, задавая темп, прежде чем отпустить и позволить Эдди сфокусироваться на поставленной перед ним задачей.       Он в курсе того, как часто облизывает губы, но не то чтобы он может это контролировать. Эдди продолжает делать это каждый раз, когда его взгляд падает на член Ричи в его руке, горячий и твёрдый.       На мгновение останавливаясь, он спускается ниже по телу Ричи и устраивается на коленях между его ног. Так член парня выглядит ещё больше прямо под его носом, и Эдди не имеет ни малейшего понятия, с чего вообще начать. Он наклоняется и делает глубокий вдох, и призрачное колыхание раскалённого воздуха пробирает Ричи дрожью. — Я волнуюсь, — шепчет Эдди, и парень поддевает его подбородок. — Всё в порядке, малыш. Ты правда не должен. — Но я хочу. Просто... скажи мне, что делать? Пожалуйста?       Ричи делает подрагивающий вдох, прежде чем улечься обратно на спину, наблюдая за Эдди из-под налившихся свинцом век, когда тот замирает в считанных сантиметрах от его члена. — Окей, хорошо, это я могу. Просто используй свои руки, как ты бы обычно сделал, — говорит ему Ричи.       Обхватывая его член у основания, Эдди проводит вверх по длине и тихо ахает, когда блестящая смазкой головка показывается из крайней плоти. — Эдди, — стонет парень, уже звуча сломано, пусть пока Эдди едва ли сделал что-то. — Теперь... Теперь что? — Просто не спеши. Используй язык. Когда будешь заглатывать, расслабь горло, только... — Что? — Не пытайся взять много сразу. Я знаю, что со мной не очень легко, — неловко усмехается он.       Эдди закатывает глаза. — Ты серьёзно смущаешься сейчас? Как будто ты можешь стыдиться своего лошадиного члена, кто бы мог подумать. — Ну, это так-то твой первый раз, так что да, я немного переживаю. — Какая прелесть. — Отсоси. — Я пытаюсь! — смеётся Эдди, прежде чем нагнуться и решить, с какого угла зайти. Он останавливается на том, чтобы начать медленно, и проводит языком по головке. Вкус не такой сильный, как Эдди предполагал, и в большинстве своём просто напоминает кожу и соль. Он надавливает языком сильнее, вбирая всю головку в рот и на пробу втягивая щёки.       Звук, срывающийся с губ Ричи вместе с этим, не описать никак, кроме как всхлипом, и взгляд Эдди встречается с голубыми глазами, пристально наблюдающими за ним сейчас. То, как Ричи выглядит сейчас, вырывает из Эдди ответный стон, и глаза парня на мгновение закрываются, пока он цепляется за простыни. — Если ты продолжишь смотреть на меня так, я долго не протяну, — на выдохе бормочет Ричи, и Эдди невинно хлопает ресницами, наслаждаясь тем, как дрожь пробегается по всему телу парня.       Теперь он чувствует себя увереннее, зная, насколько Ричи это уже нравится, и решает просто забить и заглотить его полностью за один раз, как Ричи сделал с ним. Делая глубокий вдох, Эдди расслабляет горло, как Ричи ему и сказал, прежде чем плавно опустить голову.       У него получается взять около половины перед тем, как он начинает давиться, и слёзы обжигают уголки глаз. Ричи стонет и пытается отстранить его, но Эдди поднимает на него взгляд, замечая очень обеспокоенный оттенок в его глазах.       Эдди отпускает член парня, отпихивая его руку, и Ричи неохотно опускается обратно на спину, пусть всё ещё выглядит встревоженным. — Я сказал тебе не торопиться, — говорит ему Ричи, но Эдди игнорирует его.       Опираясь на его бёдра, он пытается вновь, на этот раз медленнее, расслабляя горло и заглатывая понемногу. Однако у него всё равно получается взять где-то половину, прежде чем Эдди снова давится, и слёзы стекают вниз по его раскрасневшимся щекам. Он пытается не обращать на это внимание и взять глубже, пару раз сглатывая, что вырывает из Ричи слишком громкий стон, прежде чем Эдди отстраняется, ловя воздух ртом. — Я не могу, — хнычет он, и Ричи смотрит на него со сбивающей с толку смесью желания и беспокойства в глазах. — Всё в порядке, малыш, не переживай, — хочет успокоить он Эдди, накрывая его щёку ладонью и нежно поглаживая скулу, собирая слёзы подушечкой пальца, пока другая медленно проводит по его члену. — Можем остановиться, ты хорошо справился. — Не хочу останавливаться, — бездыханно отрезает Эдди и упрямо отпихивает руку парня с его члена, чтобы заменить своей. — Эдди, пожалуйста, ты себе навредишь. — Я буду в порядке, — отмахивается Эдди, решая просто остановиться на том, что спокойно помещается в его рот, целенаправленно обводя головку языком.       Свободными руками он обхватывает член там, докуда не достают его губы, и это, кажется, правильное решение, потому что пальцы Ричи вновь цепляются за простыни, впиваясь так сильно, словно вот-вот порвут их на мелкие кусочки. — Эдди, Господи, блять, Боже, — хрипит Ричи, когда он вбирает щёки и двигается вверх, прежде чем вновь взять его член в рот, набирая темп и синхронизируя его с движением своих рук.       Это мокро и неуклюже, но по реакции Ричи — тому, как он не может оторвать взгляда от Эдди и как мелко подрагивает всё его тело — он понимает, что делает хоть что-то правильно. Стоны Ричи лишь придают ему смелости, и Эдди едва сдерживает собственные всхлипы от слов парня. — Боже, Эдди ты выглядишь так красиво с моим членом во рту. Такой идеальный, блять, ты такой хороший мальчик.       Всхлипывая, Эдди набирает темп с ещё большим энтузиазмом, и слюна стекает по члену Ричи и его рукам. Он надавливает языком на уздечку, чувствуя, как новая солоноватая капля смазки распускается на языке, прежде чем Ричи перехватывает его подбородок и второй рукой сжимает свой член у основания, заставая Эдди врасплох. — Развернись, — цедит сквозь зубы Ричи, и он хочет возразить, хочет сказать «‎нет, нет, хочу, чтобы ты кончил в мой рот», но командующий тон парня и тёмный взгляд в его глазах вынуждают Эдди подчиниться.       Разворачиваясь на коленях Ричи, он садится на его бёдра спиной к парню. Тот надавливает между его лопаток, и Эдди нагибается — или, скорее, падает — на кровать между ног Ричи и выпячивает ягодицы, слишком возбуждённый, чтобы смутиться этой позы. — Блять, Эдди, Господи, — шипит Ричи, и Эдди виляет бёдрами, улыбаясь в матрас, когда слышит, как учащается дыхание парня вместо с ускоряющимися хлюпающими звуками руки на его члене. — Кончи для меня, Рич, пожалуйста, мне это нужно, — задушено стонет Эдди, и Ричи давится воздухом, одной рукой впиваясь в его ягодицы и чуть разводя их, чтобы увидеть спрятанное между ними колечко мышц. — Пожалуйста, кончи на меня, папочка.       Он даже не понимает, откуда взялась эта самоуверенность, но гортанные, низкие стоны Ричи определённо того стоят. — Эдди, Боже, я так сильно хочу тебя трахнуть. Хочу оказаться в тебе, хочу почувствовать, как ты кончаешь на моём члене, — бормочет Ричи, прежде чем его дыхание обрывается, и Эдди чувствует, как напрягаются его ноги, прежде чем что-то горячее стекает между его ягодиц.       Поражённо всхлипывая от непривычного, но такого изумительного ощущения, он вновь качает бёдрами, прежде чем попытаться развернуться обратно. Только Ричи останавливает его, крепко впиваясь пальцами в его бёдра и шлёпая его, вырывая из Эдди смущённый стон, и тот послушно остаётся на месте. — Ахереть, — шепчет парень, уже обеими руками разводя его ягодицы, и Эдди чувствует, как сокращаются от холода его мышцы.       Ричи собирает свою сперму и растирает её по входу Эдди, и тот всхлипывает, чувствуя, как воспламеняется каждая клеточка его тела. — Ричи, — всхлипывает он, инстинктивно подаваясь навстречу прикосновению, из-за чего подушечка большого пальца Ричи сильнее надавливает на кольцо мышц.       Всё его тело подрагивает будто в лихорадке, и Эдди чувствует, как вновь начинает затвердевать его член.       Дыхание Ричи такое тяжёлое, что он чувствует его своей кожей и понимает, что и его дыхание учащается, срываясь на надорванные стоны, когда Ричи толкается глубже, проникая в него с помощью собственной спермы. — Ричи, это так приятно, — заверяет он, ловя воздух ртом и цепляясь за простыни, чувствуя, как раскрывается для Ричи его тело. — Ты когда-нибудь трахал себя пальцами? — напрямую спрашивает его Ричи, всё ещё ища своё дыхание. — Нет, — признаётся Эдди и всхлипывает, когда парень толкается глубже. — Р-Ричи, пожалуйста, — просит он, сам не до конца понимая, о чём, и обхватывает свой вновь окрепший член. — Эдс, мне кажется, что мой член отвалится, если попытается встать снова, — предупреждает Ричи, но Эдди не слушает его, начиная двигать рукой вдоль своей длины и насаживаясь на его палец.       С его распахнутых губ слетает поражённый стон, когда Ричи задевает что-то внутри него, посылая это сильнейшее, дурящее удовольствие до самых кончиков его подрагивающих пальцев, и этого достаточно, чтобы внезапно толкнуть его за грань.       Выругиваясь себе под нос, Ричи проникает ещё глубже, и ноги Эдди подрагивают от переизбытка ощущений. Наконец парень выходит из него так быстро, что Эдди даже не успевает вскрикнуть, прежде чем оказывается на спине с нависшим над ним Ричи, впивающимся в его губы. — Боже, ты просто идеальный, — бормочет тот в его губы, прикусывая мочку уха Эдди и затем опускаясь к его шее, оставляя укусы и там и скользя всё ниже и ниже, туда, где безопасно оставлять метки, и добавляя ещё несколько к уже усыпавшим грудь и ключицы Эдди засосам. — Это... Это было так приятно, — шепчет Эдди, зарываясь пальцами в его растрёпанные волосы. — Ты правда никогда не трахал себя пальцами? — спрашивает Ричи так, словно не верит ему. — Нет, — смущённо отвечает Эдди, краснея и откидывая голову, чтобы Ричи зарылся лицом в его шею и не заметил краску на его щеках. — Я просто удивлён. Мне казалось, что ты хотя бы пробовал. — Я хотел, пару раз, но мне всегда казалось... Словно я делаю что-то очень плохое, и это пугало. Я уже чувствовал, что Бог отворачивался от меня каждый раз, когда я касался своего члена. Запихивать в себя пальцы уже походило на происки дьявола.       Заливаясь смехом, Ричи оставляет нежный поцелуй на кончике его носа. — Милашка. Ты такой милашка, — с улыбкой шепчет он. — Ну, теперь тебе известно, где находится твоя простата, так что можешь уходить в отрыв. — Это... Так вот что это было? Я не совсем понимаю... что это значит, — осторожно признаётся Эдди.       Ричи поражённо моргает. — Ты не знаешь, что такое простата? — Нет, я в курсе, что это репродуктивный орган, но я не очень понимаю, почему... Почему касаться её так приятно.       Эдди краснеет так сильно, что чувствует, как румянец начинает превращаться в испарину на его коже. — Ты когда-нибудь получал, типа, гетеросексуальное половое воспитание? — спрашивает серьёзным голосом Ричи, ложась на кровать рядом с ним, и Эдди смущается ещё больше из-за того, что парень сейчас не кидается шутками направо и налево. — Нет. Всё, что я получил, это «‎секс — для мужчины и женщины, не трогай свой член, иначе ослепнешь», и на этом всё. — Ну, твоя простата... — Ричи замолкает, задумчиво кусая губы. — Ну, когда ты кончаешь, она как бы выталкивает сперму из тебя. И с помощью неё сперма вообще вырабатывается, так что когда ты засовываешь что-то в себя, то как бы... стимулируешь её изнутри. И это приятно, потому что она очень чувствительная. — Ты пробовал? Ну, на себе? — спрашивает Эдди так тихо, что сам едва ли слышит себя, но Ричи лишь усмехается. — Конечно, Эдс. Открою тебе секрет, даже натуралы это делают. — Серьёзно? — Ещё как. — Мне кажется, я столько не знаю обо всём этом из-за церкви. — Я более чем счастлив помочь тебе прогрешить свой путь через любой возможный вид секса, который ты только захочешь попробовать, малыш. — Для моего блага или своего? — Разве не может быть для блага нас обоих? — Ты извращенец и грешник, ты ведь это знаешь? — Ага, в моих венах течёт настоящее неискупимое зло. К слову, не забудь вытереть сперму со своей задницы перед тем, как будешь молиться перед сном. — Отвали, придурок. — Ни за что. Ни за что на свете. Ты никогда от меня не избавишься. — Надеюсь, что нет, — с улыбкой шепчет Эдди, но эти слова кажутся такими уязвимыми, что он опускает голову на грудь Ричи, чтобы вместо этого слушать его сердцебиение. — Бог свидетель, малыш. Я буду рядом до тех пор, пока ты этого хочешь.       Эдди не знает, как сказать «‎я хочу, чтобы ты был рядом до конца моих дней» и не прозвучать так, словно он признаётся в чём-то, что до дрожи в коленках боится признать даже перед собой, поэтому решает промолчать. — Я могу... переночевать здесь? — Конечно. Я отвезу тебя домой утром, — предлагает Ричи, и Эдди не может побороть расцветающее в груди обожание, когда Ричи вновь оставляет поцелуй в его волосах. Однако, по правде говоря, это даже близко не так страшно, как он предполагал.
Примечания:
«‎не забудь вытереть сперму со своей задницы перед тем, как будешь молиться перед сном»

ЛУЧШЕЕ Я ЛЮБЛЮ ЭТОТ ФАНФИК БОЛЬШЕ ЧЕМ СЕБЯ ВСЕМ СПАСИБО ВСЕМ ПОКА

Я обитаю тут:
https://f3.cool/aint_guilty
❤️❤️

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Кинг Стивен «Оно»"

Ещё по фэндому "Оно (2017-2019)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты