Пьянь летучая

Джен
G
Закончен
4
автор
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Позитивная история об альтернативном взгляде на события мюзикла :)
Примечания автора:
Написано в соавторстве - https://vk.com/club187966378
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
*** - Шагаааал! - Уже несу, уже несу, Ваше Сиятельство. Вот лучший самогон, во всей стране лучше не сыщите. - Что ЭТО? - Как что? - самогон, как Вы просили. Граф окинул презрительным взглядом трехлитровую бутылю: - Ты издеваться вздумал, трактирщик? - тон красивого низкого голоса не предвещал чаевых. - Простите, Ваше Сиятельство, не извольте гневаться, Ваше Сиятельство, - понял трактирщик и, быстро убрав со стола бутылю, стал спешно придвигать к столу бочку. - Другое дело: понятливый, когда хочешь, - усмехнулся граф. Трактирщик выразительно протянул руку за деньгами. - Пришлешь счет в замок. "Тьфу! Снова ничего не заплатят. За свечи еще за позапрошлый год ни копейки не оплатил. Чтоб они передохли эти аристократы! хотя этот и так уже дохлый, а все жрет свечи и самогон. На халявку. Разорви его гром!" Скука не покидала графа ни на минуты уже ни одно столетие, но временами накатывала еще и тоска. Тягучая сверлящая мерзкая тоска, и тогда хотелось забыться. Так было и этим зимним вечером. Его посещали призраки прошлого, и все они чего-то требовали от него. Завтра ежегодный полуночный бал, а подходящего гостя нет. Придется отлавливать в жертву очередную местную крестьянку, на которой бальное платье будет сидеть как на корове. Еще и сыночек заботливый постоянно зудит - "не пей, папа, не пей", и вынес из дома весь коньяк: в погребе одно вино, что с него толку. Он и при жизни не мог напиться вином, а только чем-то покрепче. Сара никак не могла ожидать появления гостя в столь поздний ночной час и в столь нестандартном для поздних визитов месте. Она, как обычно, нежилась в своей любимой ванне, наслаждаясь минутами покоя и горячей водой с пеной. Ночной гость появился внезапно, как будто из ниоткуда. Правда, казалось, что до этого какая-то едва заметная тень промелькнула возле окна. Это была высокая фигура, выросшая перед ней за считанные мгновения. - Добрый вечер, не пугайся меня... - начал незнакомец. "А вот это уже интересно," - думала Сара, мысленно фиксируя происходящее. "Появился неожиданно в ванной. Кто он и как сюда попал?". Но вскоре всякие подозрения отступили на второй план, и все мысли занял бархатный гипнотический голос : - ... Тебя на бал я пригласить буду рад, Бал этот длится каждый год до утра... Все твои грёзы воплотит он стократ. Про воплощение грёз Сара уже давно мечтала. Так хотелось юной душе вкусить свободы, сбежать из-под опеки родителей, из этих душных стен, в более настоящий, более яркий мир. Она уже сейчас, расплываясь в восторженной улыбке и завороженно глядя на незнакомца, готова была сказать "да" и бежать за ним. - ... Если не захочешь покинуть свой постылый дом,... Незнакомец выбрал именно те слова, которые точно совпадали с её мыслями "О да, ещё как". С каждым новым словом девушка все больше прониклась идеей вырваться на сказочный призрачный бал и оставить свою реальность далеко позади. Вперёд к мечтам, к черту череду серых будней. - ... Приглашение на бал, на бал... Не успел незнакомец закончить мысль, как дверь, которую она тщательно запирала всегда, с шумом распахнулась, и в комнату вбежали домашние, до этого с интересом подслушивающие эту прекрасную арию за дверью. Но незнакомец уже успел "упорхнуть". Он просто исчез, растворился во тьме, из которой так неожиданно появился. Граф сидел за столом в трактире и пытался вспомнить, что, черт возьми, произошло час назад. Вроде бы что-то важное. А вроде и нет. Неужели он на пьяную голову что-то пел? Бывает же, что после выпивки пробивает на поэтику, и рифмы ложатся сами собой, и петь так хочется. Не придав этим мыслям особого значения, Граф подумал, что неплохо было бы укрепить поэтическое ощущение и со всем вниманием задумался о бутылке почти неразбавленного спирта, присутствие которой он ощущал в местном погребе. "Интересно, зачем трактирщик хранит в доме спирт? он же ему совершенно не нужен". - Магда! - позвал Граф. - Детка, принеси-ка спирта. - Спирта? Вы уверены, Ваше Сиятельство? У нас нет спирта. - Абсолютно уверен. В погребе, в северном крыле. Спорить с владельцем всех местных земель, да еще и по слухам вампиром, девушка не решилась. Лучше уж получит взбучку от хозяина. В крайнем случае она позволит ему увидеть ее голую коленку, к которой эта похотливая скотина подбирается вторую ночь, и он сразу сменит гнев на милость. После употребления вожделенной жидкости Его Сиятельство потянуло петь, танцевать и сочинять стихи. Он вышел из трактира в заснеженный лес и против обыкновения не обратился в летучую мышь, а пошел по лесу домой пешком, на ходу напевая "Песенку" Герцога, "Арию с кубком" Дона Джованни и "Куплеты" Мефистофеля. Нечеловеческий диапазон голоса позволял своему обладателю разнообразный репертуар. Но кому и что он пел несколькими часами ранее, владетельный граф забыл напрочь, как и сам факт того, что он что-то пел до арий в полуночном лесу. *** Сара уже около часа бродила вокруг, осматривая величественный готический замок и его окрестности. Она не очень хорошо разбиралась в архитектуре, и красота стен, изящная резьба, стрельчатые своды не привлекали её внимания. Гораздо больше девушку интересовал вопрос прагматичный: "Ну и где этот таинственный ночной гость?". Замок был окутан атмосферой молчания и какого-то странного отсутствия жизни. "Шутка это что ли такая? Звать - позвал, а как встретить девушку, так никого нет." Ей уже начинал надоедать осмотр внешних и внутренних красот замка, когда царящая до этого уже больше часа давящая тишина наконец была преврана скрипом двери. Граф после прекрасного вечера в местном трактире и безудержного поэтического угара на опушке леса вернулся домой в прекрасном расположении духа, полностью поглощенный вдохновением и не готовый к тому, что его ожидало. Впервые за очень долгое время, в его древний замок пришли гости. "Вот те на!" - подумал Граф, переваривая этот факт, - "Столько лет никого, а тут на тебе сразу двое." Наскоро собрав все свои мысли и оставшуюся серьёзность в кулак, он появился перед ними как хозяин этого замка. Но, между тем, не удержался, и в нем снова заговорил поэт, складывая прекраснейшие слова в рифмы, превращая поток мысли в арии и стихи. Так что гости отчасти почувствовали себя гостями Замка, а отчасти зрителями какого-то готического музыкального театра. "Ишь, как поёт, мышь летучая" - думал между тем профессор, всматриваясь в одновременно и живое, и неживое лицо стоявшего перед ним хозяина замка. Его ассистент Альфред всецело был увлечён звучанием арий. Настолько, что до него не сразу дошёл весь их смысл. И, оказавшись лицом к лицу перед сыном главы дома, он запоздало понял: "Мама! Надо бежать, ааа". Что это за неожиданные гости и откуда они взялись, Граф помнил очень смутно. Кажется, их лица он уже видел где-то в трактире, или в деревне, но где именно вспомнить не мог. Память упрямо закрывала от него какие-то детали, присутствие которых смутно угадывалось. "Что ж, не беда, разберёмся со старым пнем и этим худым студентишкой. Хоть Герберту не так скучно будет," - думал Граф, проходя дальше в дом. Дверь скрипнула, распахнулась, и стоявшая посреди коридора девушка обернулась. "А это ещё кто? Что она здесь делает?" - подумал Граф. - Позвольте задать вам вопрос, юная леди, каким образом вы попали сюда? - начал было он, поспешно пытаясь вспомнить её лицо. Где-то он видел и её тоже, только вот где? Из памяти полностью ускользнули детали. "Про потерю памяти получилось "Очень интересно! Сам же позвал, не далее как час назад. Нет, уже конечно не час, она тут скучала в одиночестве слишком долго, с его появления в ванной комнате прошло не меньше часов трех. Все же это недостаточный срок для полного забытья. У него случилась потеря памяти или просто от старости ничего не помнит? – лет то поди много, хоть и сохранился весьма неплохо" - Вы пригласили меня на бал, Ваше Сиятельство. - На Бал? "Хм, бал, конечно, имеет место быть завтра... Но когда я успел пригласить этого ребёнка?" - Дитя мое, - "Черт! как же ее может звать? да, дитя самое подходящее обращение". - Дитя мое, столь юной леди еще не время ходить на бал, тем более на полуночный бал. - Восемнадцать мне почти! "Хм. Выглядит моложе. Она очень вероятно вкуснее, чем этот мальчик, как его? Да, Альфред. И платье на ней сидеть должно неплохо. Но... какое-то нехорошее предчувствие... Лучше выпроводить ее отсюда". - Вы вероятно ошиблись, дорогая леди. Я не приглашал Вас. Вы ведь еще несовершеннолетняя. - Как это не приглашали? - откуда-то из угла прозвучал хриплый сладко-тошный голос, очень знакомый голос. "Чертов трактирщик! Откуда он здесь взялся? Что это за нашествие на замок?!" - Я слышал, как Вы приглашали Сарочку на бал и жениться обещали! - верещал трактирщик. "О, Сарочка! Ну хоть имя выяснили." - Да-да, и жениться! - подтвердила девушка, названная Сарочкой. - Ей почти 18, - продолжил противный незваный гость. Графу показалось, что он увидел клыки, торчащие из его рта. "Это уже слишком! Когда он мог успеть обратиться в вампира? Это невероятно. Неужели у вампира может быть белая горячка?" - И Магда слышала и наши гости из Кенигсберга! Если родители не против, то почти 18 можно посчитать совершеннолетней, - не унимался старый еврей. "Ох, прав был Герберт, ох как прав - пить нужно меньше. Бал завтра, есть еще время что-нибудь придумать. Но он явно вляпался во что-то очень нехорошее". Перед сном до самого наступления рассвета Граф отчаянно пытался припомнить, где он нашёл эту "красну девицу" и почему она так упорно твердит, что это он её пригласил. Но, хоть убей (хотя как можно убить уже мёртвого?), кроме нескольких порывов вдохновения, которые не оставили в голове ничего, кроме чисто эстетического наслаждения волшебным звучанием составляемых практически на ходу арий, не вспомнилось ничего. Так и не найдя ответа на свой вопрос, Граф ушёл спать, до чего тщательно проверил, чтобы крышка его гроба была наглухо заперта, и ни один случайный солнечный луч не мог потревожить его покоя. *** Между тем, эта ночь и последовавшее следом за ней утро не было скучным и для гостей замка. Альфреду всю ночь снилась какая-то безумная свистопляска ночных теней, в ходе которой страшные и одновременно завораживающие обитатели ночи налетали на него, неистово танцевали свой наводящий ужас и вызывающий восторг танец, и в конце неизбежно превращали его в подобного себе. Проснулся он в холодном поту. Но легче не стало. Стоило достаточно осознать произошедшее, как память услужливо подсказала, что он находится в замке вампира и, не позднее как вчера, был представлен сыну хозяина, очень пугающему и ставящему в тупик одним своим видом, одной своей загадочной и многоговорящей улыбкой. "Надо поскорее найти Сару и делать отсюда ноги, пока не съели, или не превратили.. Или не что похуже." - думал Альфред. Именно это утро, когда юноша был совершенно разбит и напуган, показалось профессору наиболее подходящим, чтобы освободить мир от порождений ночи, и он соорудил экспедицию в подвалы замка, где бродил, пока не вышел на "спальный зал", в котором размещены были спальные "ложа" или, попросту говоря, несколько гробов. Но "экспедиция" по спасению мира от тьмы упорно не клеилась. То ли мир не хотел спасаться от тьмы, то ли свет после вчерашней ночи был сильно поражен увиденным и никак не мог собраться с духом, но вначале у профессора зацепился плащ, и ему пришлось повиснуть почти под потолком, то теперь Альфред, на долю которого пришлась самая ответственная часть - вбить кол, проявил слабину, и просто не смог сделать то, что от него требовалось. "И кого я только взял себе в ассистент!" - сокрушался профессор. "Учи детей, дай шанс юному дарованию" вспоминал он тысячи рекламных слоганов на эту тему, упорно кричащих со всех сторон современные ценности. "Тьфу ты! Немощь! Черта с два я возьму тебя с собой в следующий раз!" - думал профессор, все ещё с трудом принимающий тот факт, что Альфред завалил самую ответственную часть операции. *** На дворе снова настала ночь. Было уже достаточно безопасно, чтобы покинуть "спальное убежище". Граф сидел в своём кабинете, продолжая смутные попытки припомнить, что это за Сара, откуда она взялась, и, как говорится, "с чем её едят". Посреди размышлений в комнату влетел Герберт, встревоженный и как всегда последнее время с укором в глазах. - Отец, ты думаешь своей головой?! Я вне себя от ужаса. Ты хоть знаешь, что нас с тобой могли сегодня убить! Осиновым колом в сердце, эти двое! Старпер и его ученик. Ты хоть понимаешь, что бухаешь ты, а убить могли нас обоих?! Говорил я тебе, не пей, папа! Граф уже довольно устал каждый раз слышать нравоучения от сына, но на этот раз ему нечего было возразить. Это ж надо было напиться в такой неудачный момент. Да ещё как. Так, что память отшибло почти полностью. - Пожалуйста, займись гостями, - только и смог выдавить из себя Граф. Герберт злобно ухмыльнулся : - Займусь мальчишкой, а этого старикана пусть Куколь развлекает. Угораздило Вас притащить их на хвосте. - Но они же потенциальные жертвы, - попытался возразить старший. - Они то? До бала еще 5 часов, а проблемы от их присутствия в замке уже начались. Герберт скорчил недовольную мину и удалился. "Однако, бал уже сегодня, нужно заняться приготовлениями." Граф вышел из кабинета, и прямо за дверью наткнулся на клыкастого трактирщика. Все же клыки не привиделись накануне, они реально торчали из его кривого рта. Новообращенный со спокойным хозяйским видом мерил рулеткой галерею. "Однако." Граф ничего не сказал, потому что не только потерял дар речи от неожиданности увиденного и наглости дорогого гостя, но и совсем не был уверен, что сам не дал каких-то странных указаний накануне. Он по-прежнему помнил лишь отдельные моменты прошлой ночи. Но уже понял, что вчера он чудил, необычно и дико чудил. В библиотеке в воздухе стояла настоящая стена пылищи. "Кому понадобилось ее поднять?" Сквозь запах пыли пробивался запах живого человека. "Ну конечно, этот старый пень! Ему приспичило выкопать что-то из того, что обитатели замка прочли лет 200 назад и благополучно забросили в дальний угол". На графа сверху упал паучок. "Потревожили животинку, этот пень наверняка уничтожил его паутинку." Его Сиятельство бережно снял паучка со своего плеча и поместил на одну из полок. "А где этот, студент?" "В общем, все не так уж и плохо. Жертва на бал сама объявилась в нужное время, и даже не одна, а сразу две - девчонка и мальчишка. Старика скормим гостям попроще, молодежь пойдет мне, моей родне и самым знатным. Но вот жениться... На черта мне ЖЕНА? Какие к черту свидетели? Бред какой-то. Ладно. Решаем проблемы по мере поступления - что делать с невестой решим после бала". *** Граф чувствовал себя невероятно свободным и разом скинувшим гору с с плеч из-за одного неожиданного недоразумения. Девчонка, которая до сих пор так упорно добивалась от него женитьбы, в разгар Бала сбежала вместе с профессором и его жалким студентишкой. "Вот и прекрасно!" - думал Граф, восприняв это как знак свыше, что его безобидные прегрешения со спиртным прошлой ночью были поняты и прощены какой-то высшей силой (духом невинно сопящего беспробудного пьянства, например. Хотя никто не мог сказать, есть ли вообще такой дух) Он уже представлял, довольный, что этот чёртов трактирщик с вампирскими клыками и хитрым еврейским глазками вслед за дочерью ускачет из замка куда подальше вместе со своей подругой. "Долой профессора! Долой осиновые колья! дорогу здоровому дневному сну!"- при мысли о том, что больше никто не посмеет так нагло беспокоить их покой, внутри разливалось тепло и довольство. Графу даже захотелось чуточку пригубить любимое средство для поднятия духа, но часть его словно говорила ему обождать, будто с побегом этой компании ещё не наступил конец лютому идиотизму последних дней. Да и нехорошо будет, если Герберт заметит. Сын последнее время весь мозг проел своим "Папа, не пей!". *** Граф уже успел поверить, что неожиданное приключение благополучно завершилось, когда кто-то заколотил в дверь. "Ох, не к добру" - пронеслось в мыслях Графа. Последнее время в их дом со стуком входят только уникальные по степени своего разрушительного влияния на жизнь обитателей особняка личности. Один мнил себя убийцей вампиров, другая вообще прибежала в замок непонятно откуда и стала требовать "позвал - женись!", третий бегал от Герберта по всему дому, ужасаясь каждому встреченному обитателю, едва ли способный держать себя в руках. Четвёртый вообще бизнесмен до мозга костей чуть весь дом к рукам не прибрал. Все свои умели залетать через окно, бесшумно и не травмируя ни себя, ни мебель, ни других обитателей. Но, к сожалению, новые гости не отличались ни тактом, ни банальным уважением к хозяину дома. И, пока Граф ещё размышлял, кого принесла нечистая, дверь распахнулась и в помещение ввалилась сбежавшая девчонка, ныне вампир. Вместе с собой она за руку притащила свежеобращенного в вампиры студента. "Хоть профессора она не обратила, я надеюсь" - пронеслось в голове хозяина. Девчонка, особо не стремясь подобрать красивые выражения, бегло объяснила, что идти ей больше некуда. Так-то и так-то мол. "Мы ответственны за тех, кого приручили", "Женись давай, негодяй". "Приплыли.." - думал Граф, вспоминая свои мысли и радость ещё пару минут назад. С тоской думая о свободе, которая уже казалась такой реальной. "Нет, не пронесло". Граф вздохнул и устало посмотрел на девушку. В общем, она была совсем недурна собой, он даже не отказался бы провести с ней время. "Но жениться? Кошмар. Зачем ему жениться на 370м году жизни?" Это выглядело как белая горячка, как кошмарный сон, было непостижимо своей бессмысленностью. "И ведь потом от нее уже никак не избавишься : она уже обращена, а значит, будет болтаться рядом с ним вечно. Разве что какой-то новый чокнутый придурок явится его убить, тогда подсунуть ему эту так сказать жену? Но это можно и 200 лет прождать. И все же придется признать, что пить надо было меньше, хотя бы накануне Бала. Вероятно, он и правда чего-то где-то сболтнул лишнего и пообещал." Он, конечно, не жалкий человечек, а сильный вампир, но все же дворянин, а ноблесс как говорится оближ - если угораздило дать слово, а он не уверен, что не сделал этого, то придется исполнять. *** Новоявленный тесть даже не дождался окончания брачной ночи молодоженов, как уже вцепился цепкими лапками в хозяйство замка и приступил к действиям. Бывший трактирщик ходил по замку с рулеткой и тетрадью и записывал свои измерения и подсчеты. На следующий день в замке появилась целая бригада незваных живых людей. Хозяева могли бы неплохо подкрепиться, но был день, и они крепко спали. На закате грохот и шум разбудил хозяина замка и новоиспеченную хозяйку. В доме крушили внутренние стены и делали перепланировку. Прибежавший на шум Герберт истошно заорал на отца : - Вот, это все твое непробудное пьянство! После чего демонстративно заткнул уши и убежал разыскивать спрятавшегося от него в очередной раз Альфреда с намерением на этот раз не сдаваться и добиться его расположения. Ему срочно необходимо забыться в объятиях возлюбленного. - Что вы творите, Шагал!? - гневно спросил граф у обнаглевшего трактирщика. - Забочусь о благосостоянии моей единственной дочери, дорогой зять, - последовал ответ. - Какой я вам зять? - закричал Его Сиятельство. - А кто? - возразил трактирщик. - И отныне, дорогой мой и уважаемый зять, пить Вы будете только под моим контролем. А здесь мы устроим очень прибыльный отель с номерами люкс класса и экскурсиями по темам вампиров. - Что? - граф схватился за голову. - Я приказываю вам прекратить все это! - Поздно, дорогой мой. Я уже подписал все контракты. От вашего имени как ваш управляющий. - Нееет! - завопил Его Сиятельство, но в ответ получил пред свои очи пачку подписанных по всем правилам документов. С момента женитьбы на прекрасной Сарочке прошло уже несколько дней. За это недолгое, казалось бы, совсем незначительное, время новоиспеченные родственнички уже успели показать себя во всей красе. Вначале Шагал, распробовав роль бизнесмена, начал необратимый процесс по переделке старинного замка-музея в отель. Истинные хозяева вначале пытались сопротивляться, но никто не слушал. - Оставьте хоть кусочек музея! - возмущался Герберт, видя во что превратился их великолепный особняк, памятник архитектуры прошлых веков, - Как можно! Это была ваза 13-го века! А этот витраж! Как неуважительно! Это же раритет! Варвары! - Молчи, мышь летучая, тебя вообще не спрашивали, - бросил Шагал, не обратив ни малейшего внимания на эти речи. - От такой же мыши слышу, - прошипел Герберт в ответ. - Возмутительно! Граф тоже протестовал, но уже явно чувствовал, что протестами делу не поможешь. Памятники искусства варварски растаскивали на глазах, превращая привычные и такие родные мрачные интерьеры в обычный "осовремененный отельчик." - А здесь построим для тебя фирменную ванную класса люкс, золотце моё, - умилительно говорил Шагал дочери, которая никак нарадоваться не могла своим недавно приобретённым "вампирством". Едва ощутив вкус новой жизни, Сарочка неожиданно поняла, что это то самое, чего ей хотелось все эти годы, и была безумно счастлива практически любой мелочи. Ей нравилось, что скоро папа построит огромный отель, что у неё такой чудный муж, и что Альфред так забавно бегает от Герберта, все ещё влюблённый в неё, но уже не заявляюший об этом так прямо как раньше. Её смешил Куколь и возмущенные вопли Герберта об искусстве. Да и своему вампирскому воплощению, неуловимому и неуязвимому в ночи она не могла нарадоваться. Альфред был, похоже, единственным из этой компании варварских захватчиков, кто хоть немного страдал. Страдал он в основном оттого, что боялся всего и в первую очередь боялся Герберта. То, что для Сары было смешной игрой в догонялки, для Альфреда было гонкой на выживание. Иногда ему казалось, что его и обратили только затем, чтобы у изящного светловолосого "монстра" была такая смешновопящая и отчаянно удирающая игрушка. Будь он человеком, давно бы уже выбился из сил. *** Спустя ещё пару дней Шагалу окончательно надоели возмущения прошлых хозяев и он предложил переселить этих двоих в башню, что охотно поддержали все остальные новоиспеченные родственнички. Но это еще не было пределом : в дом заявилась ещё одна уникальная персона. Даже более уникальная, чем "лапочка дочка" Сарочка, её бизнесмен папочка и практикующийся в спринтерском беге по старинному замку пугливый студент. Персону эту звали Ребекка. Женщина она была уникальная, свободолюбивая, хозяйственная. Стоило ей только зайти в комнату, как Шагал сразу же замолчал и вытянулся по струночке. "Похоже, до этого мы имели дело только с верхушкой айсберга" - пронеслось в голове у Графа. И действительно. Покушения Шагала на предметы искусства были ещё цветочками. Ребекку везде сопровождала атмосфера властной и волевой женщины. Ей никто не смел не то, что перечить, даже слова сказать. Один её взгляд заставлял всех внезапно становиться самыми послушными, "шелковыми", и бежать исполнять любое её поручение. Настоящей хозяйкой в этой странной семейке варварских захватчиков чужого имущества была, безусловно, эта уникальная женщина. Признаться, её атмосфера равно действовала на всех, и на людей, и на вампиров. Все без исключения ходили по струночке при Ребекке. - Ну что, папа, говорил же я тебе: Меньше пей! - в какой уже раз возмутился Герберт, когда они сидели одни в башне, а под ними шла шумная вечеринка, устроенная по случаю дня открытия нового отеля. - Разве это так сложно! Меньше пить, папа! И Графу нечего было возразить.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты