Солнечный день

Джен
G
В процессе
1
Размер:
планируется Мини, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
После раскрытия места сбора шайки головорезов, убивших министра Окаяму и все его свиту, у горячей головы Фандорина не возникло лучшей идеи, чем пробраться на тайное собрание и, так сказать, «взять их с поличным». Министерство не поддержало бы это опасную авантюру, подумал Эраст Петрович, поэтому даже не думал о помощи наряда полицейских, а сразу приступил к делу. Он много думал о плане захвата, путях отступления и прочей чепухе, но в итоге пришел к выводу, что лучшим планом будет неожиданное появление и... а там, будь, что будет. Всегда рассудительный и неспешный титулярный советник, не мог больше медлить. Дело тянулось за ним как хвост, было разрушено много жизней, поэтому сразу после того, как в блестящую голову пришло наконец не менее блестящее решение, Фандорин не раздумываний, приступил непосредственно к действию. Одевшись максимально удобно для возможного боя и, прихватив свой верный герсталь, он попытался незаметно выскочить из квартиры, но не тут то было. Верный камердинер, услышав скрип половиц, не раздумывая принял решение последовать за господином. Эраст Петрович заметил Масу только на подходе к зданию, что и было задумано, ибо японец знал, что если бы господин заметил его раньше, без разговоров отправил бы домой. Сделав максимально недовольное лицо и поняв, что ничего с надоедливым слугой уже ничего не поделаешь, Фандорин кратко посвятил Масу в курс дела, и предупредил, что оно может принять, весьма непредвиденный оборот. Удостоверившись в полной боевой готовности верного японца, колоритная парочка вошла в здание. Встретило их то, чего Фандорин скорее всего ожидал и больше всего опасался. Вся шайка была в сборе и только заметив незваных гостей сразу попытались их обезвредить. Самый большой из головорезов набросился на Эраста Петровича с ножом, но тут его спас револьвер, так вовремя выхваченный из кармана жилета. Маса, в своё время отбился ещё от двоих с помощью маленького ножа, припрятанного за пазухой. Неудивительно, что схватка быстро закончилась из-за явного численного превосходства японцев. Последнее, что видел Маса, была надвигающая на него толпа головорезом и потом резко...темнота. Маса очнулся в в большом помещении, похожем на подвал, посреди которого стояла толпа людей вокруг какого-то подобия ринга. Судя по манере говора, это были те самые японцы, так как до сих пор находившийся в полуобморочном состоянии, Маса не мог сконцентрироваться на языке. На ринге один вокруг другого прыгали двое мужчин: один, похожий на борца сумо, крепкий и низкий со злым лицом и разбитым глазом, и второй, помоложе, долговязый и стройный, лицом на японца не походил. Затуманенный разум Масы момент очистился и он понял ужасное - вторым был Эраст Петрович. Японец, постоянно метался из одного конца ринга в другой и регулярно подпрыгивал ко второму. Фандорин в своё время просто стоял в центре и следил за хаотичными передвижениями соперника. Эраст Петрович просто ужасно: все лицо и руки были в крови (скорее всего в его собственной, так как противник был цел), рубашка порвана. От чистого нового костюма не осталось и следа. Порванные рубашка и брюки были испачканы кровью, а жилета с курткой не было и в помине. Мужчина прихрамывал на одну ногу не сгибая колено, которое, вероятно, было вывихнуто или сломано Японец сделал кувырок и его правая нога приземлилась ровно на ребра Эраста Петровича. Последний болезненно прохрипел и присел, прижимая левую руку к боку. Избиение младенцев продолжалось ещё некоторое время, а потом случилось то, чего Маса никак не мог ожидать. Переждав некоторое время и защитившись еще от пары атак, Фандорин поднялся и коротко, но при этом с силой ударил японца ребром ладони в середину трахеи. Японец захрипел и упал без сознания. Мужчина, вероятно судья это балагана, досчитал до трёх, и японец был унесён с ринга. Вероятно, это было способом, который помогал Эрасту Петровичу побеждать предыдущих противников. Поняв, что так просто с ними не справиться, он давал им устать, а потом нокаутировал неожиданной атакой. Во время короткого перерыва Фандорин повернул голову и посмотрел в угол, где лежал Маса. Увидев, что японец очнулся, он остановил уже подорвавшегося на помощь Масу и взглядом попросил его оставаться на месте, понимая, что так ситуация может только осложниться. Что-то было странное, во взгляде господина Фандорина, подумал Маса. Повернув голову, он точно знал, куда смотреть, что значило, что Маса был без сознание достаточно продолжительное время, что заставило хозяина изрядно поволноваться. Продолжительное время- это сколько? Час, два, пять? И все это время Эраст Петрович был на ринге и защищал свою жизнь и жизнь Масы? Эти мысли были ужасными, но чувство было, что это правда. Спустя некоторое время, в зал зашёл ещё один японец, ещё крупнее и сжимавший что-то в огромной ладони. Масе было плохо видно, но судя по лицу Эраста Петровича, это определенно был не веер. Зайдя на ринг, японец без прелюдий начал приближаться к Фандорин, который, в свою очередь, явно не хотел продолжать бой. Обессиленный, он зажался в угол и единственное, на что ему хватало сил, было парирование атак. Вещью, зажатой в руке, оказался узкий нож, достаточно маленький, чтобы защищаться от него голыми руками, но и достаточно острый, чтобы сильно порезать с первого удара. По прошествии 10-15 минут японец взбесился и, забыв про технику и правила ведения боя, понёсся на Эраста Петровича и повалил его на землю. В нормальном состоянии Фандорин даже не шелохнулся бы, но сейчас, слабый и раненый, он упал на ринг, как сбитая боксерская груша. Японец замахнулся ножом над грудью противника, а Эраст Петрович каким то чудом вырвался из тисков, проскочил между ног японца и оказался на середине ринга. Поднявшись, японец совершил ещё ряд атак, от последней из которым Фандорину защититься не удалось. Острое лезвие вонзилось в бок мужчины, и он с болезненным выдохом осел на пол. С чувством победителя японец стал принимать поздравления от товарищей, а раненого Эраста Петровича утащили с ринга. «Перевяжите его, не хватало, чтоб подох ещё, он нам пригодится»- крикнул один из мучителей. Один из шайки стащил ещё находящегося в сознании мужчину с ринга и перевязал рану каким-то грязным куском ткани. После того, как Фандорина оттащили в угол, где лежал Маса (который успел закрыть глаза и приводиться, будто он без сознания) японцы удалились. Камердинера распирала обида с хозяина, но ещё больше - стыд. Стыд за то, что не смог защитить хозяина, не смог отговорить его от опасной операции. Маса подождал, пока мужчина вернётся в сознание, так как тормошить его было самой ужасной сейчас идеей. Фандорин открыл глаза, полные ужаса, но увидев камердинера, успокоился. Первое, что он сказал: «Как ты, Маса?» Все это время он думал не о том, как поскорее отсюда выбраться и не о смерти, а о состоянии слуги. Эта мысль очень растрогала японца, который в свою очередь отозвался резким «Нет, сначала, я должен проверить все состояние» «Переломы рёбер, пара с-ссадин, вывих колена и к-колотая рана»- хладнокровно продекламировал дипломат. Маса оторвал кусок своей рубашки, не стерильный бинт, но все же лучше, чем то, чем сейчас был перевязан Эраст Петрович. После пары минут манипуляций парочка начала продумывать план побега. Главная проблема заключалась в том, что Фандорин по большей части из-за травм и по меньшей из-за банальной усталости, двигался крайне медленно. Плюс любое лишнее движение тревожило рану. «Они с-считают, что я пока без сознания. У н-нас есть минимум полчаса форы. Я видел д-дверь ведущую куда-то наверх. Может быть т-там и будет выход»- сказал Фандорин , заикаясь больше обычного. «Согласен, нельзя медлить, вам срочно нужно в больницу»- ответил Маса «Не могу не согласиться»- попытался улыбнуться мужчина, но в итоге получился вымученный оскал. «Дела совсем плохи»- подумал Маса- Глаза начинают лихорадочно гореть и поднимается жар» Он чувствовал это по горячему дыханию. «Если мы не поторопимся, может быть слишком поздно» вернулся к пессимистическим мыслям японец. «Была не была, надо выдвигаться»- вдохновлено сказал Фандорин и, попытавшись подняться, снова осел обратно. «Я понесу вас на себе» сказал Маса, который был минимум на голову ниже своего господина. После этих слов, Маса повернул голову к входу и заметил пару щуплых парней-японцев, который, похоже, оставили охранять зал. «Я быстро с ними справлюсь»- сказал Маса- а вы пока начинайте ползти к лестнице. Когда мальчишки были нейтрализованы, Фандорин уже успел доползти до лестницы. Маса взял его за плечо и потянул на себя. Эраст Петрович оказался не таким уж и тяжёлым. Со скрипом и пыхтением они добрались до двери, а открыв ее увидели спасительное небо и улицу. Маса оставил Фандорина на земле, а сам поймал извозчика до госпиталя. Усадил Эраста Петровича, которому с каждой минутой становилось все хуже и проверил самодельный бинт, уже насквозь пропитавшийся кровью и нервно захлопнул дверь, все ещё боясь преследования. Вроде бы, все кончилось, они спасены и в безопасности, но Масу все равно не покидало тревожное чувство. Они не забудут про господина. Они будут преследовать искать его до конца жизни. До конца своей разумеется, ведь Эраст Петрович наводняем запомнил из лица ю, а может даже слышал имена некоторых из них. Их отдадут под суд, а они в свою очередь, не выдержав позора, покончат с собой, успокоил сам себя Маса и умиротворенно стал следить за дорогой. Спустя 20 минут курума остановилась перед дверями в больницу. Узнав, что больной - русский консул, работа пошла быстрее, чем ожидал Маса. Эраста Петровича быстро забрали из заботливых рук и увезли. Спустя час японца пригласили в палату и сказали, что на полное пробуждение от наркоза может потребоваться не один час. «У него серьезные переломы рёбер, одно из них пробило лёгкое. Сотрясение средней тяжести и большая потеря крови из-за раны- описал ситуацию врач, вероятно европеец,- но он сильный и крепкий, обязательно выживет, ему просто нужно время» Маса не до конца понял, что это значит, но до понял, что несмотря на тяжелые травмы, врачам удалось спасти Фандорина жизнь, а это было главным. Верный слуга провёл у кровати больного всю ночь, на утро пришли господин Березняк и господин Шмидт. Их лица выражали смесь крайнего недовольства и нежного беспокойства. Маса никогда ещё не видел такую смесь. Спустя какое-то время вице-консул очнулся и на него сразу посыпался шквал вопросов. Где был, что делал, что видел, почему никого не предупредил? Измученный, Эраст Петрович с трудом ответил на все, и выяснилось, что ему с легкостью удалось запомнить не только лица, но и имена убийц. «Расследование продолжится, голубчик, когда вы окончательно выздоровеете»- сказал консул Березняк,- отдыхайте, восстанавливаетесь и главное- не о чем не беспокойность» Судя по всему, рассказал Фандорина произвёл на него благоприятное впечатление. От поклонился и вышел. Вслед за ними безмолвный Шмидт. «Я так волновался за вас... так... я не мог простить себе, что не мог вас защитить»- начал оправдываться перед господином Маса. От переполнявших его чувств, все слова вылетели из головы. «Я в порядке, не б-беспокойся. ты сделал все п-правильно, я искренне тебе благодарен»- сказал Фандорин продолжая сильно заикаться.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты