Forever

Гет
G
Закончен
6
автор
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Описание:
Никто никогда не узнает, действительно ли подлинна история роковой влюбленности юного Артура Пендрагона.
Посвящение:
Моей бесконечной любви к Брэдли.
Примечания автора:
Любителям пары Артура и Гвиневры лучше не читать.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Никто никогда не узнает, действительно ли подлинна история роковой влюбленности юного Артура Пендрагона. Все живущие в те времена давно стали воспоминаниями, болезненными и блеклыми, а старый Мерлин, если доведется с ним свидеться, не станет подтверждать или же опровергать мифические слухи. Маг хранит гробовое молчание, которому могут позавидовать даже мертвецы. Роковая влюбленность юного Пендрагона навсегда останется скрыта завесой тайны. Бесконечно изящная, притягивающая взор. Едва ли Камелот видел более совершенное создание. Она была прекрасна в каждом движении, взгляде и слове. Артур никогда не мог вдоволь налюбоваться ей и слишком быстро потерял голову. Кассандра Блэр. Артуру нравилось произносить ее величественное имя. Она ворвалась в жизнь наследника престола со скоростью звука и осталась в его сердце навсегда. Начало концу положил турнир. Рыцари всего Альбиона съехались в Камелот, чтобы потягаться с соперниками в силе и мастерстве. Утер Пендрагон встречал королей каждого королевства с особой почтительностью, однако, король Фредерик Блэр был достоин не только привычной уважительности в общение, но и некой осторожности, как правитель некогда враждующего с Камелотом королевства. Артур придерживался позиции отца, учтиво кланялся в знак приветствия, сдержано отвечал на вопросы, ни на секунду не теряя бдительности. Фредерик привез на турнир дочь, вернее, она прибыла в Камелот после заката, к началу пиршества в честь открытия турнира. Ни одно мужское сердце замерло, когда Кассандра появилась в тронном зале. Сердце Артура пропустило удар, а потом забилось в бешеном ритме. Карие глаза Кассандры Блэр неизбежно преследовали его в ту ночь. Юная Блэр была истинной дочерью короля. Величественна, грациозна, слегка холодна, от нее веяло некой воинственностью, она была учтива со всеми и казалась недосягаемой как звезды. Кассандра заняла свое место за столом по правую руку от отца, и, видят Боги, не было в ту ночь в тронном зале короля и наследника, которые казались бы равными по могуществу семейству Блэр. — В юности мне довелось встретиться с сестрой матушки вашего отца, — говорил старый король Брут Мелроу юной Кассандре, — вы точная ее копия, миледи. Блэр улыбалась уголками губ и кивала в ответ: — Все говорят, что я — копия отца, милорд, а он — копия сестры своей матушки. Бдительность Артура угасала. Принц пил вино и любовался юной девой, которая едва ли ни с каждой минутой становилась все сильнее и сильнее мила его сердцу. Утер Пендрагон снисходительно улыбался, заметив заинтересованный взгляд сына на юной Блэр. Брачный союз с королевством Фредерика развеял бы все опасения и сомнения. Пендрагоны и Блэры вместе стали бы нерушимы, непобедимы. — Ты неплохо вальсируешь, — шепнул Утер Артуру, метнув взгляд в сторону Блэр. — Отец! — возмутился принц. Утер лишь пожал плечами, встал из-за стола и направился прямиком к семейству Блэр. — Позволишь пригласить твою дочь на танец? Фредерик перевел взгляд на Кассандру и вопросительно вскинул брови. Та лишь едва заметно кивнула в ответ. — Если только ты позволишь пригласить на танец леди Моргану, — хохотнул Блэр в ответ. Утер не стал противиться. Центр тронного зала. Две прекрасные юные леди. Два могущественных короля. Молодость и зрелость. Тот танец стал достойным завершением вечера. Утром Артур не находил себе места. Турниры были для него привычным делом, но в тот раз все казалось иначе. На него должны были смотреть глаза, красивей которых он не видел никогда. Кассандра должна была смотреть на него, увидеть все его победы и проигрыши, которых быть не должно. Артур пообещал себе одержать победу в турнире в ее честь, ради нее, для нее. Стук в дверь заставил и принца, и Мерлина вздрогнуть. Артур позволил незваному гостю войти. — Доброе утро, — Кассандра перевела взгляд с Артура на Мерлина в знак приветствия. Пендрагон на мгновение потерял дар речи. Юная Блэр застала его не в самом лучшем виде. Принца как минимум смущала его рубашка, распахнутая на груди. — Доброе утро, миледи. — Можно просто Кассандра. Артур лишь кивнул в ответ, а Блэр подошла к нему на расстояние вытянутой руки и протянула иссиня-черную шёлковую ленту. — На удачу, — улыбнулась она уголками губ. Столько принцев и рыцарей прибыло в Камелот на турнир. Столько принцев и рыцарей, безусловно, хотело получить знак расположения именно от Кассандры, а она отдала его Артуру, который, разумеется, принял этот дар и пообещал прекрасной леди выиграть турнир ради нее. — Останься цел и невредим ради меня. Блэр точно не смущало, как можно расценить ее слова. — И это тоже обещаю, — кивнул Артур в ответ. Никого не оставляло ощущение, что они знакомы уже давно. Блэр оставила нудную учтивость за дверью, так просто перешла с Пендрагоном на «ты», точно они знали друг друга сто с лишним лет. Кассандра казалась такой родной и бесконечно нужной, Артур не противился чувствам, которые пустили свои корни во все его существо. Он выиграл турнир. Ради нее. Три дня ожесточенных схваток Блэр улыбалась своему принцу с трибуны, радовалась каждой его победе и вздрагивала даже при малейшем намеке на какую бы то ни было опасность. На пир в честь завершения турнира Артур и Кассандра пришли вместе. Пендрагон вел свою леди под руку, не веря в происходящее. Он — победитель, и прикосновения Блэр к нему — лучшая награда. В тот же вечер она позволила ему коснуться своими губами ее губ. Тогда Пендрагон понял, что хочет прожить остаток своих дней с Кассандрой. Артур не стал скрывать от Фредерика свою любовь и свое обожание к его дочери. Король Блэр снисходительно улыбнулся, вероятно, не первый раз слышал подобные речи, касающиеся Кассандры. Артур, получив благословения Утера, попросил у Фредерика руки его дочери. Король Блэр снова снисходительно улыбнулся и сказал, что нужно время. Нужно время, чтобы проверить силу чувств, чтобы убедиться в том, что Артур и Кассандра именно те самые половинки одного целого. Слишком быстро они стали друг для друга всем. Свадьбу решили играть летом, через полгода, когда юной Блэр исполнится восемнадцать лет и, при условии, что ничьи чувства нисколько не угаснуть. Кассандра целовала Артура на прощание самозабвенно. Утер и Фредерик не стали стыдить молодых. Когда-то оба короля тоже безудержно любили и желали. Никогда прежде Артур так часто не наведывался в королевство Фредерика, а Кассандра — в Камелот. Внутренне Блэр не одобрял всего происходящего, но дочери ничего не выговаривал. Она была достаточно мудра, чтобы не наделать ошибок. Ночь, когда страсть взяла вверх, стала роковой. Артур хотел сохранить самообладание и не касаться Кассандры, как мужчина женщины, до дня их свадьбы, но она была так настойчива. Так страстно целовала и позволяла касаться там, где не следовало. Блэр сломала Пендрагона, обнажив округлую грудь и засунув острый язычок ему в рот, а потом потеряла самообладание. Острыми клыками по тонкой коже, тепло крови на пухлых губах — лучшее наслаждение. — Фредерик! — кричала Кассандра, держа Артура в бессознательном состоянии в своих объятиях. Первым на ее крики примчался Мерлин и обомлел. Сонная артерия принца была в крови, прокусана. Прокусана острыми клыками. Пухлые губы Кассандры были в крови. В крови Артура. Пухлые губы Кассандры были приоткрыты. Мерлин видел острые клыки. Острые клыки в крови Артура. Мерлин заглянул Кассандре в глаза. В ее глаза кроваво-красного цвета. — Дьявол! — взвыл Фредерик, залетев в покои Блэр. Он прикрыл наготу Кассандры простыней, а потом сказал ей: — Разберись с мальчишкой. Мерлин, который никак не мог поверить в происходящее, начал медленно приходить в себя. — Нет! — четко произнесла Кассандра, которая за какие-то доли секунды приняла обычный человеческой облик. — Он маг и может спасти Артура. Одному Богу известно, откуда она знала то, что Мерлин — волшебник и лишь искусно изображает простого паренька. — Хочешь, чтобы все узнали о тебе?! Блэр молчала. Мерлин не двигался, хотя следовало сделать хоть что-то. — Помоги ему, — обратилась Кассандра к юному чародею. Мерлин лишь кивнул и направился к Артуру. Он справился со своей задачей как всегда прекрасно, на что Фредерик картинно закатил глаза, но перечить Блэр не осмелился. Утро следующего дня выдалось нервным. Проснувшись, Артур был несказанно рад увидеть рядом с собой лишь Мерлина. — Мне приснился дурной сон, — произнес он, потянувшись. — Это был не сон, — отозвался Мерлин в ответ. — Кассандра — вампир. Прошлой ночью она едва не убила тебя. Блэр велела Мерлину не врать Артуру, и она не осмелилась признаться во всем возлюбленному сама. Она боялась, что он будет бояться ее. Она же не человек. Она — дитя тьмы. Опасное и жестокое. Вампир. Мерлин не звал об их существовании, и вряд ли многие из живущих об этом знают. Кассандра рассказала юному чародею, что стала вампиром более двух сот лет назад. Она была воином, и ночные вылазки в лес были само собой разумеющимся делом. В одну из таких вылазок Кассандре и повстречался незнакомец, которые подарил ей бессмертие и вечную молодость, а еще страшную и безудержную тягу к человеческой крови. Артур слушал Мерлина молча и внимательно, а потом сказал, что хочет видеть Кассандру. — Прости меня, — дрожащим голосом произнесла она едва слышно. Он простил. Пендрагон целовал возлюбленную, а она плакала. — Я подарю тебе вечность, если захочешь. Артур не хотел. Боль. Это было невыносимо больно для обоих. Принц оставил свою принцессу навсегда. Им не суждено было быть вместе. Он целовал ее на прощание самозабвенно, а она плакала. В Камелот Артур вернулся пустым, зная, что Кассандра останется в его сердце навсегда. Она всегда будет частью него и, несмотря не на что, лучшим, что было в его жизни. Она останется его вселенной навсегда. Мерлин, будучи великим магом, прожил ни одно столетие. Он видел смерть своего принца и всех тех, кого знал и любил. Он пережил ни одну эпоху. В современном мире он прячется от глаз людских в домике в лесной чаще, где его и нашел молодой историк, которому не давал покой миф о роковой влюбленности Короля Артура. — Теперь ты знаешь правду, — старый Мерлин устало трет переносицу и бросает короткий взгляд на чашку с недопитым чаем в руках историка, а потом дверь в его обитель резко распахивается. — Добрый вечер, мальчики. Мерлин жестом приглашает гостью присесть в третье кресло у столика. — Дэвид, — представляет историка Мерлин. — Кассандра, — уголками губ улыбается гостья. Дэвид улыбается в ответ лишь мгновение, а потом в его глазах появляется недоверие и страх. Бесконечно изящная, притягивающая взор, величественная и грациозная. — Кассандра? — Блэр, — кивает девушка. Можно ли описать словами ужас и удивление человека, который понимает, что перед ним маг, переживший ни одно столетие, и вампир, переживший ни одно столетние? Нельзя. Кассандра усаживается в кресло рядом с историком, тот с шумом сглатывает. Есть ли смысл бежать, кричать? — Ты постарел, — обращается Блэр к Мерлину. — А ты все также прекрасна, — отзывается тот в ответ. — И беспощадна. Доли секунды. За столетия знакомства Мерлин никак не может привыкнуть к нечеловеческой скорости вампиров. Секунда. И из шеи Дэвида хлещет кровь. Мерлин щелчком пальцев наколдовывает граненый бокал для вина и подставляет его под струю крови. Когда жизнь покидает историка, Кассандра снова усаживается в кресло напротив Мерлина, а тот наколдовывает себе бокал вина. Иногда маг не хранит гробовое молчание, и тогда, услышавшие его, становятся мертвецами. Тишина царит в обители великого волшебника. Мерлин медленно цедит вино, а Кассандра — теплую и медную на вкус кровь. Труп несчастного Дэвида лежит у их ног. — Я скучаю по нему, — произносит Мерлин. — Я люблю его, — отзывается Кассандра в ответ. До сих пор. Спустя годы, столетия. Много лет назад Артур Пендрагон был важнейшим человеком в жизни Мерлина и Кассандры. И он останется им навсегда. Самым лучшим и любимым Королем Артуром.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты