Свидетельство

Джен
NC-17
Закончен
0
автор
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
Простые будни, простой и счастливой семьи. Но может ли одна покупка исправить положение отношений?
Примечания автора:
Здравствуй читатель. Юное сообщество авторов пытается преподнести, чуть разнообразия в жизнь. Если ты начинающий автор, то каждый из нас попытается помочь продвинуть, написать или редактировать ваше произведение. Мы будем рады любому автору!
Всем удачи!
https://vk.com/xek36
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
      Шумный центр столицы, многокилометровые пробки, спешащие клерки в серых нарядах, грустно воркующие голуби ищут кусочки крошек, чтобы хоть немного набить свой зоб. Уличный градусник давно застыл на отметке минус одиннадцать градусов, но людей холод не смущает, да, и животных тоже, хоть и вариантов у них других нет. Панельные дома, строящиеся еще при Хрущеве, давно стали неотъемлемой частью, наполняющие толи грустным, толи ностальгическим настроением.       В одной из квартир, темным вечером продолжал гореть свет, будто людям не надо было завтра вставать рано и идти на работу. Дома стоял шум играющих детей, но весьма уставших за бурный день, металлический звон кастрюль, которые источали и наполняли кухню приятными запахами еды, даже шум телевизора давал свой жаргон в маленькой крепости.       - Слава, Маша! А ну срочно ложитесь спать! - молодая мама взглянув на часы, не отвлекаясь от готовки, прикрикнула на детей. - Рома, уложи их... Уже одиннадцатый час, а им завтра в школу идти.       Дети замерли в ожидании развязки, но слова матери о школе, словно иголка, протыкающая мягкую ткань, врезались в маленькие, но светлые головы. Спорить с родителями они не собирались, но надежда на милосердие отца, еще оставалась.       - Хорошо, - лениво донеслось с зала, а дети потягиваясь, направились к своим кроватям. Отец тихонько, практически на цыпочках, заглянул в детскую комнату, где уже не горел свет, а Слава и Маша мило сопели, каждый на своей кроватке. Прикрыв дверь, Рома пошел на кухню к Насте, которая заканчивала с готовкой и протирала стол, собирая остатки ингредиентов.       - Все, уснули, - выдохнул Рома, поймав на себе недоверчивый взгляд.       - И хорошо, - улыбнулась Настя и начала домывать посуду. - Завтра, как и планировали?       - Конечно! - приободрился он, медленно подкрадываясь сзади. Когда, до нее оставалось расстояния меньше вытянутой руки, Рома укусил ее за шею.       - Ооой, - Настя выронила тарелку из рук, делая кульбид, тарелка упала в раковину, но не лопнула, даже кусочек не откололся. - Дурак, детей разбудим!       - Разбудишь! - Рома нежно обнял ее за талию, чтобы она не развернулась, на столь резкие слова и не ударила столовым предметом в лоб.       - Ах, ты, - она попыталась отругать мужа, но объятия растопили сердце, а кухня наполнилась непередаваемым счастьем.       - Пошли спать, завтра помою...       - Ты? - засмеялась Настя, - Посмотрим, посмотрим. - и стала вытирать руки об полотенце.       Рома пошел в спальню, а за ним не спеша, везде выключая свет, кралась Настя, чтобы не разбудить уснувших детей. В семейной спальне пахло чистотой, от самой постели источал запах свежести, наполняя каждый уголок комнаты. Каждый раз, когда Рома входил в спальню, первым делом он глубоко вздыхал грудью, чтобы каждая клеточка наполнилась смешанными ароматами, в которых прочитывался тонкий запах его любимой.       Сменив одежду для спальни, они легли в объятия друг друга, и обменялись ночными пожеланиями.       Сон пришел так же неожиданно, как и само утро. Рома выглянул в окно спальни, где уже давно светило солнце. Рядом с ним Не обнаружив Насти, взглянул на часы: "Елки палки! Уже одиннадцатый час" - мысленно обругав себя, за такой долгий сон, направился в ванную приводить себя в порядок. Настя нашлась по дороге в ванную, она заснула сидя в кресле, на просмотре утренней передачи. Улыбнувшись милой позе жены, Рома, пытаясь не разбудить, проследовал в душевую. Купание и чистка зубов, прошла без происшествия, однако, как бывает в нашем государстве, воду могут отключить в самый неподходящий момент, будь то наполовину не бритая щетина, то только что намыленная голова. Со свежими мыслями, он вышел из душа, радуясь свежести кожи и яркому светилу.       - На улице прекрасная погода, - будто читая мысли, проговорила она, потягиваясь на кресле. - Давай, подсыхай, и пойдем за покупками.       - Дорогая, а где есть фен? - взглянул на полку в ванной комнате.       - И так высохнешь, не рапунцель же, - она улыбнулась, очень по-доброму, отметил про себя Рома.       - Эх, ну и ладно! - решил подыграть ей и изобразил обиду.       - Завтрак на столе. Наверное, даже греть не надо. Попробуешь, короче, - Настя открыла шкаф и начала подбирать вещи, в которых можно пойти по магазинам.       На столе Рома обнаружил, прикрытой тарелкой завтрак, а именно - овсяная каша. Разочарованно вздохнув, принялся за еду, без особого энтузиазма. Покончив с тарелкой каши, пошел одеваться, следуя примеру Насти, которая уже почти оделась.       - Список взял?       - Конечно!       - И деньги не забыл?       - А без денег не продают? Жаль!       Они вышли из квартиры и направились на улицу, где царила тишина и спокойствие. На солнце немного таяли сосульки и снег, воробьи искали съестное на грязных кругах, уже открытых от снега, а бездомные коты, пытались охотиться на голодных птичек.       Дорога до рынка занимала не больше десяти минут, во время маленького путешествия они заглянули в пару магазинчиков, рассматривая акционные товары, но ничего не приглянулось, и они продолжили пешую прогулку до рынка. Сегодня должен был открыться "блошиный" рынок, на который они шли в первую очередь.       Настя очень увлекалась чтением, а Рома коллекционированием всяких безделушек, вроде зажигалки, или какой-нибудь подставки. Когда-то они познакомились именно здесь, все произошло совершенно мимолетно, со стороны вообще не скажешь, что такой случай имел право на продолжение, но жизнь завернула их в то русло, в котором им было хорошо.       На рыночной площади столпился народ над импровизированными столами, кто просто стелил ткань под товар, кто-то приносил свои столы, и щедро раскладывали старые вещи.       - Пошли сразу книжки посмотрим, пока не разобрали все! - Настя потянула его за руку, но Рома не сопротивлялся, все равно он найдет то, что ему могло понравиться, а вот книги, действительно разбирали очень быстро. С самого края рыночка, на старом ковре аккуратно стояли книги, и было заметно, что большую часть уже купили, так как места на ковре было достаточно.       Настя отпустила, еле идущего Рому, и махнула рукой хозяйке. Продавщица поздоровалась, отвечая взаимностью.       - Ты, как всегда, ни дня не пропускаешь! - засмеялась хозяйка.       - Что правда, то правда, - Настя окинула взглядом поредевшие ряды книжек.       - Что-нибудь интересное осталось?       - Да! - полезла в ящик, на котором сидела, - Смотри, какой раритет смогла достать. Думаю, ты оценишь, - и протянула книгу Насте.       На книге была довольно потрепанная обложка, название не читалось, а автор подавно, но на первой странице красовалось название, слегка выцветшими буквами "Черная и белая магия", год издания 1973.       - И сколько за такую штуку хотите? - не отвлекаясь от первых страниц, поинтересовалась Настя.       - Давай за пятьсот, - продолжала улыбаться хозяйка.       - Беру!       Настя закинула книгу в рюкзак Ромке, и расплатилась с хозяйкой, которая пожелала удачного дня. Похождение по рынку продолжалось вплоть до самой темноты, пока Роме не приглянулся медальон, сделанный под золото, как утверждал хозяин - из чистого золота, значит, точно не золотой, но определенную ценность составлял. Уже по темноте, они возвращались не спеша домой, делая круг, заглянули в парк, где выпили по кружечке чая, наблюдая за молоденькой луной на почти почерневшем небе. На подходе к дому, заглянули в магазин и купили необходимые продукты на пару дней.       Дома уже горел свет, а детишки тихо делали уроки, каждый за своим столом, либо делали вид, что делают уроки, но как говорится: "не пойман, не вор". Услышав открывающую дверь, ребята подбежали встречать родителей с овациями и радостью.       - Мама, папа. Купили чего-нибудь сладенького? - в один голос, проговорили с радостью Маша и Слава.       - Вот сумки, помогите отцу донести их до кухни, - строго приказала Настя, но нотки строгости читались уж слишком комично, на ее сияющем лице.       - Ура, мои любимые конфеты, - практически сразу послышался радостный крик с кухни.       - Я же говорил, что именно эти конфеты они любят, - шутя, поднял подбородок Рома, делая вид, что смотрит на Настю с высока.       - Ой, какой важный! Посмотрите на него, - засмеялась Настя и отправилась в ванную мыть руки.       Поужинав, все принялись заниматься своими делами: ребята продолжили делать уроки, Рома засел перед монитором компьютера, а Настя читала новую книгу. Увлекшись своими делами, никто не заметил, что часы пробили десять вечера, побросав свои дела, легли отдыхать перед будущими выходными.       - Ну как тебе новая книжка? - заходя в спальню, поинтересовался Рома.       - Как тебе сказать... Я немного разочарована, - формулируя мысль, немного задумалась. - Надеялась, что там сюжет какой-то есть, а там просто всякие, типо заклинания написаны, - одними пальцами, в воздухе нарисовала узор вычитанный из книжки.       - Ну ничего, пусть лежит... Может, к старости захочешь наколдовать себе молодость, - засмеялся Рома.       - Я тебе дам старость! Живи сегодняшним днём, - она, будто обиделась на его шутку.       - Ладно, ладно, учту! Спокойной ночи.       - Спокойной, - снова заняли свою любимую позицию для сна, и незаметно их накрыла пелена сладкой дремоты.       Утро встретило прохладой, от вчерашнего теплого дня, не осталось ни следа. За окном порхал легкий снежок, видимо, который начался ночью, а к утру, весьма замел улицы. Люди, живущие рядом, попрятались по своим квартирам, и никто не спешил выходить на улицу ранним утром выходного дня.В кровати ворочался Рома, сон к нему не шел, а глаза сами открывались. Аккуратно вставая с постели, чтобы не разбудить Настю, он пошел на кухню заварить крепкого чая, все равно сон не идет. Прикрыв дверь на кухню, он включил чайник и уставился в окно, на тяжелые, серые облака, словно излишним грузом повисли над городом. Чайник негромко щелкнул, выводя его из мира фантазий. Когда кружка наполнилась кипятком, туда полетели различные травы, найденные в шкафу с чаями и кофе. Присев за стол, он принялся рассматривать окружающую обстановку своего домика, в котором царил уют и комфорт. На самом столе лежала, вчера купленная книга, кинув взгляд на неприметную обложку, он сделал глоток немного остывшего чая.       Вся тишина и спокойствие закончились, когда на кухню, будто шторм на море, залетела Настя и начала кричать:       - Почему ты сидишь здесь?       - Я? - впал в ступор Рома, в непонимании содеянного. - А где же мне сидеть?       - Давно мне говорили, не связывайся с этим уродом, - она продолжала орать на всю квартиру.       - Ты совсем рехнулась? - Рома стал чувствовать, как к нему подкатывает ярость.       - Папа, а ты маму любишь? - из-за кричащей Насти подошла Маша, с совершенно серьезным лицом, и смотрела на отца с высокомерием, которое еще поискать нужно. Его нервы были на пределе, и вот-вот должен был произойти большой бум, чтобы его избежать, в прямом смысле слова, он решил уйти из кухни, но дорогу перегородила Настя и продолжала кричать на него, выдавая фразы одна пуще другой.       - Дай мне пройти! - Рома не выдержал и тоже перешёл на крик.       - Разбежался! - толкнула его, схватив кружку со стола, метнула в него. Кружка разбилась об стену рядом, но некоторые осколки все же достигли цели. Вырвавшийся крик Ромы, смог напугать не только находящихся здесь людей, но и себя тоже. Его крик, больше похожий на рык, разнеся по всему дому, наполняя каждого страхом и безумством. Резким движением, в два шага, он добрался до Насти и ударил ее в лицо со всей силой. Кровь брызнула из сломанного носа, который теперь был повернут набок и красовался белыми хрящами наружу. Настя тут же взвыла от боли, пытаясь подняться с пола, но крепкие мужские руки схватили ее за нижнюю челюсть и с силой стали тянуть вниз. В ответ, она только схватила его руки, пытаясь освободиться, но волна бессилия и страха пронзила ее душу. Нижняя челюсть, с хрустом ломающихся хрящей, лопающихся сухожилий и рвущейся кожи, все больше принимала неестественно положение. От боли, она уже не могла кричать, а только слезы и брызги крови капали на пол. Кухню наполнил тошнотворный запах крови, плитка на стене приобрела алый оттенок, и только всхлипы умирающей жены из порванного рта, продолжали напоминать об уходящей жизни.       Рыкнув будто зверь, Рома побежал в детскую, но дверь была закрыта. Со второго удара ноги, дверь поддалась, и он ворвался внутрь, где перед ним стояли Слава и Маша, обнимая мягкие игрушки. Ударом ноги, он, буквально впечатал Машу в стену около ее кроватки и схватил Славу за шею. Ребенок сопротивлялся, барахтал ногами, пытался схватить воздух грудью, но липкие окровавленные руки держали его крепко, не давая возможности вырваться. Спустя минуты, его глаза налились красной краской и стали похожи на кровавые шарики, из которых сочилась кровь. По рукам, державшие тоненькую детскую шейку, протекал теплый ручеек, которое брал начало из лопнувших артерий носа. Еще пару мгновений назад, Слава подавал признаки жизни, но сейчас, его бездыханное тело, болталось в дрожащих руках. Повторяя безумный рык, Рома бросил своего мертвого сына на пол, из которого сочилась кровь, заливая белый ковер.       Маша лежала без сознания, ее светлые волосы налились красным комком и стали слипаться, напоминая грязный, снежный ком. Одной рукой подняв ее за волосы, он подошел к стене ближе, и стал бить ее головой, пока череп не лопнул, как тыква, пачкая стены смесью из мозга и крови.       Сигналом об закончившейся вакханалией была комната, измазанная бордовой краской, которая плохо подходила под обстановку и мебель, но весьма экзотичного вида - отметил про себя Рома и направился на кухню.       Обмякшая Настя, неподвижно лежала на полу, ее нижняя челюсть висела на одной коже, но вывалившийся язык из остатка рта, еще подрагивал в последних конвульсиях.       Осмотрев свою бывшую жену, Рома взял телефон и набрал номер скорой помощи.       - Медсанчасть города...       - По адресу... Умерла женщина, 28 лет, Настя Обухова. Да, я ее муж. - совершенно спокойным голосом беседовал с дежурным.       Спустя некоторое время приехала скорая. Как ни в чём не бывало, на пороге квартиры, врача встретил Рома, полностью испачканный кровавым месивом. Он проводил врача на кухню к побледневшей Насте, лежавшей у стены. Доктор, осмотрел труп и констатировал смерть - потеря крови. Выписав свидетельство о смерти, положил его на стол, затем кинул в Рому пару дежурных фраз и покинул квартиру, будто перед ним нормальная ситуация, которую он видит каждый день.       - Папа, мама! - детский крик разрезал перепонки. Плачущие дети залетели в спальную комнату, повиснув, обнимая родителей за шею.       - Рома... - на глазах Насти, в свете луны, блестели слезы. Ее лицо все еще сохраняло спокойствие, но вот-вот она была готова впасть в истерику. Рома обнял своих любимых и прижал к себе, насколько сейчас ему позволяли силы.       Некоторое время, они сидели так, пока спокойствие не стало проникать в сердца, и в комнате остались только редкие всхлипы, засыпающих детей.       - Пошли, выпьем кофейку, - предложил Рома Насте, которая лежала в обнимку с Машей. Не спеша, они направились на кухню, Рома включил свет и зашел первым. На столе, около книги лежала бумажка, взяв в руки, по его спине пробежал холод, на глазах навернулись слезы. Дрожащими руками отбросил бумажку обратно, где крупными буквами выделялась надпись: "СВИДЕТЕЛЬСТВО О СМЕРТИ"       
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты