Ничего общего

Джен
G
Завершён
2
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
После начала Третьей мировой войны Джин Казама объявил об открытии очередного Турнира Железного Кулака. На этот раз сражения проходят двое на двое, и напарником Стива Фокса становится человек, встречи с которым он искал очень долго. Сумеют ли они сработаться в команде?
Примечания автора:
События происходят в период проведения Tekken Tag Tournament 2.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Стив Фокс понимал, что сдает. Подходил к концу второй раунд, но ему так и не удалось выйти из обороны и перехватить инициативу в свои руки. Первый раунд завершился ничьей, однако каждому, кто следил за боем, было ясно, что такой исход — заслуга скорее случая, нежели мастерства молодого боксера. Противник Стива, огромный темнокожий рестлер в маске одноглазого ягуара и стальных доспехах, не оставлял никаких сомнений на этот счет. Он без труда уклонялся от атак, яростно и стремительно шел в наступление, не давая юноше ни единого шага для маневра. Стив видел его круглые, быстро передвигающиеся плечи, тяжелое перебирание массивных ног, и со стороны невольно начинало казаться, что всякое сопротивление этой живой и неудержимой машине невозможно. Вся толпа думала так, и редкие зрители, сохранившие хладнокровие и внимательно следившие за схваткой, не могли не разделять это мнение. — Acaba con él! Acaba con el chico! — летело со всех сторон. Маленькая рыночная площадь на окраине Мадрида была забита до отказа. Многие поднимали на руках крошечных детей; они, казалось, следили за схваткой с не менее жадным интересом, чем взрослые. Стив едва переводил дыхание. Из-за чрезвычайно быстрого темпа, в котором проходил бой, он не мог в полной мере судить, насколько противник был на высоте положения, но понимал, что его гордость национального чемпиона по боксу в ближайшие минуты может сильно пострадать. Он так и не привык к этой особенности Турнира «Железный Кулак» — ставить на ринг противников абсолютно разных весовых категорий. Армор Кинг — так, кажется, звали рестлера — был несоразмерно крупнее Стива, который едва справлялся с такой горой мышц. Вдобавок он не прибегал к помощи ног — даже здесь он оставался верен заветам бокса. Это было в высшей степени неразумно, однако за годы участия в турнире никто не смог отговорить его хотя бы на время отказаться от правил «благородного спорта». В этом Стив был непоколебим. Краем глаза он успел заметить, что его напарница по Турниру, Нина Уильямс, вынуждена отступать. Она тоже сражалась с рестлером — белым молодым человеком, носившим маску ягуара. Кинг, напарник Армор Кинга, дрался умело, но Нине пока удавалось сохранять выгодную дистанцию и ловко парировать каждую его атаку. Лицо ее было напряженным, из рассеченной брови стекала кровь, но удары чередовались в прежнем, не ослабевающем ни на минуту темпе. Толпа шумела невообразимо. В ней уже было не различить ни мужчин, не женщин, ни детей — только одно слитное, гигантское, жаждущее развязки лицо. — Qué estás tirando! Hombres contra mujeres y niños! Стив собрался с силами и провел свою коронную corps a corps, о которой в Британии ходили легенды. Она не подвела его и на этот раз: правый кулак с отточенной годами выучкой попал в подбородок Армор Кинга. Тот отшатнулся, издал сквозь зубы тихое шипение, но почти сразу же снова пошел в атаку. Красный глаз сверкал из-под прорези маски азартно и нетерпеливо. Удар. Удар. Стив отбил их вполне успешно, но тут же получил сильный пинок по голени. Боль пронзила все тело. Следующий выпад — на сей раз в ухо — заставил его взвыть. Наполовину оглушенный, он шел почти вслепую на противника, падал от его ударов, но поднимался с невероятным усилием и снова бросался в бой. Нина тем временем продолжала отступать, совершая почти правильные круги вокруг Кинга. Когда инициатива, казалось, полностью перешла к нему, на «ринге» вдруг произошло движение, настолько молниеносное, что его почти никто не успел заметить, раздался тупой звук падающего тела, и рестлер рухнул всей тяжестью на землю. Это было так неожиданно, что по всей площади прошел одновременный гул толпы, похожий на чудовищный вздох. В этот же момент Армор Кинг одним быстрым тяжелым ударом сбил Стива с ног, и тут раздался звук гонга, возвещающий конец раунда. Стив открыл глаза и заморгал. Каждый вдох отдавался болью во всем теле, на губах ощущался привкус крови. Шум стих: зрители начали расходиться после того, как Кинга унесли с площади в бессознательном состоянии. Армор Кинг пожал руку Нине, которая, несмотря на изрядно потрепанную в бою военную форму и кровь на лице, выглядела совершенно невозмутимой. Они перекинулись парой слов. Нина отвечала односложно, однако в ответ на какую-то его реплику склонила голову и слегка улыбнулась, словно услышала удачную шутку. Армор Кинг кивнул ей на прощание и развернулся, чтобы уйти. Бросив напоследок презрительный взгляд на Стива, он удалился вслед за напарником. Стив с трудом поднялся на ноги. Нина не пришла ему на помощь. Благодаря ее победе им удалось выцарапать ничью в этом поединке. Если они проиграют следующий бой, с Турниром придется распрощаться. А ведь они считались фаворитами тотализатора и главными претендентами на выход в финал после семи успешно проведенных поединков. Стив ощущал себя полным ничтожеством. — Прости. Я сплоховал, — сказал он, подойдя к Нине. Она повела головой в его сторону и мимолетно скользнула взглядом по лицу. В ее голубых глазах не было ни злости, ни досады, ни разочарования. Холодный, изучающий, металлический взгляд. Человеческого в нем было не больше, чем в объективе видеокамеры. Стиву стало не по себе. Не сказав ему ни слова, Нина развернулась и зашагала прочь. *** Он не колебался ни минуты, когда получил приглашение на очередной Турнир Железного Кулака. Год выдался ужасным. Летом Джин Казама объявил о начале войны, и в связи с этим большая часть спортивных соревнований полетела к черту. Стив лишился того, что долгие годы составляло основу его жизни — бокса. Он хорошо помнил тот день, когда Ларри, его тренер, позвонил и замогильных голосом сообщил об отмене их европейского тура. Стив не сразу понял, что это значит. Просто в полной растерянности опустился на стул и выронил трубку. Не будет бокса? Легче представить, что солнце перестало светить. Стив очень скучал по бою. Это было единственное, что он умел делать и что приносило ему, кроме денег и мировой славы, какое-то внутреннее успокоение. Благодаря Джину Казаме и его мании величия Стив впервые с поразительной остротой ощутил свое полное одиночество в целом мире. У него не было близких людей, не было тех, с кем он мог провести Рождество, у кого остаться погостить и от кого получить приглашение на свадьбу. Но зато у него был бокс, в котором он растворялся без остатка, порой от усталости забывая собственное имя. Теперь же не осталось ничего, что давало бы ему силы жить и двигаться дальше. И тогда Стив решил отправиться в путешествие. Он никогда раньше не путешествовал просто так, вне туров и состязаний, и первый раз в жизни с удивлением увидел, сколько вещей в мире, кроме боксерского ринга, могут быть увлекательны. Он посетил Париж, прогулялся по Берлину, видел дворцы в Праге и мосты в Санкт-Петербурге, любовался долинами Альп и побывал в Тадж-Махале. И везде, в этих прекраснейших местах света, лица людей были хмурыми и испуганными: не было такой страны, которую бы не затронула новая война. На Рождество Стив вернулся в Англию, намереваясь переждать зиму, а после — двинуть в Токио. Там у него были свои цели. Он, конечно, не рассчитывал на большую удачу. В конце концов, человек, которого он надеялся найти, мог находиться в любой точке земного шара, под любым именем и любой личиной. Его попросту могло не оказаться в живых. Но что-то внутри подсказывало Стиву, что искать нужно в Японии, там, где Джин Казама вершил судьбы мира. И тут пришло приглашение. На этот раз сынок чудовищного Кадзуи Мишимы, объявивший вслед за мировой войной очередной Турнир Железного Кулака, превзошел сам себя: в этом году бои должны были проходить двое на двое, и пары бойцов Джин Казама составлял самолично. Стив глазам не поверил, когда увидел в приглашении имя своего напарника. Он слишком долго искал встречи, чтобы поверить в это так быстро. Нина едва ли была рада такому повороту дел. В тот день, когда Стив встретился с ней в аэропорту Венеции, где им предстояло провести свой первый бой, она лишь коротко кивнула ему в знак приветствия. Он не рассчитывал на особенно теплый прием, однако такое равнодушие его обескуражило. Нина, не оборачиваясь, быстро шагала к выходу — стремительная, подтянутая, очень прямая в своей черной военной форме командира подразделения «Мишима Дзайбацу». Первоклассный солдат. Не задающий никаких вопросов и молча выполняющий любой приказ. Кроме одного. С тех пор, как Нина провалила свою миссию по его уничтожению и сбежала, они не виделись. Стив долго ломал голову над загадкой, которая объединяла его и эту молчаливую светловолосую женщину-убийцу. Когда он узнал правду о себе и «Мишима Дзайбацу», его жизнь перевернулась. Он больше не был прежним Стивом Фоксом, чемпионом с блестящим настоящим и не менее блестящим будущим, парнем, знавшим, что ему нужно и как это заполучить. Он не знал, кто он и как жить дальше. Единственной нитью, связывающей его с этой историей, была Нина Уильямс, и Стив во что бы то ни стало решил найти ее и получить ответы. Он не верил в ее добрые чувства. Но что-то все-таки остановило ее тогда, и это давало ему надежду. Первая схватка прошла отлично. Их противниками были мрачный безмолвный русский (Стив забыл его имя) и внебрачный сын патриарха клана Мишима Ларс Александерссон. Ларса Стив взял на себя и, хотя и с некоторым трудом, но одолел за три раунда. Нина легко разобралась с русским, выиграв у него почти «всухую». Победа воодушевила Стива. Они прекрасно сработались в команде, и последующие бои принесли им такой же успех. Но Нина не изменила свое отношение к нему. Она по-прежнему была суровой и немногословной: Стив слышал ее голос, только когда она говорила по сотовому с Джином Казамой или отдавала распоряжения кому-то на том проводе. Она явно не хотела иметь с ним ничего общего. Факт их родства был дотошно зафиксирован в документах сумасшедшего ученого, ставившего на Нине эксперименты во время ее криосна, но Стив мало что знал о ней самой. По всей видимости, она не хотела, чтобы он узнавал. Не нужно было быть гением, чтобы понять: он для Нины Уильямс — белое пятно, о котором ей меньше всего хотелось вспоминать лишний раз. Стив восхищался ее мастерством бойца, ее бесстрашием и стойкостью, с какой она переносила боль, но не мог даже сказать ей об этом. Она всегда была рядом с ним, на ринге и вне его, но при этом — бесконечно далеко. В ее жизни не было места тому, что надеялся обрести Стив, и он ничего не мог с этим поделать. Как бы сложилась его судьба, будь в ней с самого начала Нина? В последнее время Стив думал об этом все чаще. Она могла отказаться от него с самых первых дней, а могла вырастить с теплом любящей матери. В последнее верилось с трудом, но жизненные коллизии непредсказуемы, и, возможно, ребенок сумел бы растопить сердце этой ледяной женщины. Конечно, при условии, что оно у нее все-таки было. Стив в этом сильно сомневался. *** — Мне жаль, что я был не на высоте, — сказал Стив. Хромая, он старался идти вровень с ней, но боль в теле после поединка с Армор Кингом не оставляла ему шансов. Нина не обернулась. Ее стянутые в хвост на затылке светлые волосы казались почти платиновыми на фоне черной формы. Она шла вперед, ступая легко и быстро, словно не вышла полчаса назад победительницей из жестокой схватки, а решила прогуляться вечером. Злость и отчаяние внезапно переполнили Стива до краев. — Ответь мне! — выкрикнул он. Она остановилась, но оборачиваться не стала. — Я сыт по горло твоим молчанием, — гневно продолжил Стив, поравнявшись с ней. — Ты не хочешь меня знать, это я уже понял, но так уж вышло, что мы оказались в одной упряжке. Это не я придумал, а твой босс, и ты это прекрасно знаешь. Хватит делать вид, что меня здесь нет. Я не требую задушевных бесед, но замечать меня — это не так уж сложно, правда? Нина повернулась к нему лицом. Губы ее были плотно сжаты. — И, как бы тебе не хотелось этого, кое-что общее у нас все-таки есть! — Стив схватил ее за запястье. Нина не двинулась. — Из-за тебя моя жизнь уже никогда не будет прежней, и мне нужны ответы на некоторые вопросы. — Ты обратился не по адресу, — бросила она. — Если тебе хочется поговорить о том чертовом эксперименте, найди ублюдка Босконовича и вытряси все из него. Для меня не существует больше ни его, ни результатов того, что он со мной сделал. — Результатов того, что он с тобой сделал — то есть меня? Ты это хочешь сказать? Так скажи прямо! — выпалил Стив. — Да, у его эксперимента был результат. И так получилось, что я стал твоим сы… — Замолчи, — отрезала Нина. Ее голос прозвучал намного выше, чем обычно. — Иначе что? Убьешь меня прямо здесь? — Не исключено. — Тогда почему ты не сделала этого раньше? Было столько возможностей. И ты не воспользовалась ни одной. Не думаю, что ты не хотела бы избавиться от меня навсегда и облегчить себе жизнь. Так за чем же дело стало? Внезапно что-то в ее лице изменилось. Оно больше не было холодной, бесстрастной маской. — Замолчи, — она высвободила руку. — Достаточно молчания, — отпарировал Стив. — Я искал тебя, и… — Замолчи! — резко повторила Нина. Ее глаза расширились. — Мы здесь не одни. Она была права: Стив услышал шум вертолета прямо у них над головой. Вертолет? Здесь? Он задрал голову, и не успел удивиться, как перед его глазами возник черный «рейдер». Стив все еще смотрел на него в недоумении, когда из открывшейся панели появилось дуло станкового пулемета, нацеленное прямо на него. Он успел разглядеть стройную женскую фигуру, прежде чем Нина, оттолкнув его, метнулась вправо, на его место. Через долю секунды застрекотала пулеметная очередь. Издав сдавленный не то стон, не то вой, Нина тяжело рухнула на землю. Стив видел все как в замедленной съемке. Происходящее казалось кошмарным сном, нереальным и безумным. Но когда вертолет опустился немного ниже, Стив вдруг вышел из оцепенения. Быстро подхватив Нину на руки, он помчался к ближайшим зданиям. Ладони мгновенно стали мокрыми от крови, струившейся из ее ран. Выстрелы грохотали у него за спиной, перемежаясь с дикими ликующими воплями женщины, палившей из пулемета. Стив свернул в узенький переулок, пробежал вперед что есть духу и прижался спиной к стене. Он молился, чтобы те, кто был в вертолете, не заметили его, молился, как никогда в жизни, всей душой взывая к тому единственному, кто мог ему помочь сейчас. «Рейдер» пролетел мимо. Стив тяжело опустился на землю, все еще держа Нину на руках. Сердце его бешено колотилось, но почти замерло, когда ему показалось, что она не дышит. Он опустил глаза и сдавленно вскрикнул. Его руки все были в крови. *** Дальнейшее Стив помнил урывками. Улица, темнота. Люди из военной полиции, которые примчались на звук выстрелов и отвезли их в госпиталь. Больничный коридор с тусклыми лампами. Нина, которую быстро увезли на каталке. Стив сидел у двери операционной, уронив голову на колени. Его оставили в покое только после того, как убедились, что он не ранен, и кровь на нем не его. Он объяснил медикам случившееся — точно так же, как и военным полицейским. Никто из них не стал задавать лишних вопросов: с того дня, как началась война, мирное население хлебнуло столько горя, сколько никогда до этого. Стив отвечал на все вопросы машинально. Он мог думать только об одном. Выбегавшие из операционной врачи не удостаивали его ответами. Один из них бросил, что Нина еще жива. Стив медленно опустился на стул: для него эта фраза прозвучала так, что она находится одной ногой в могиле. Хотя чего, собственно, он ждал? Пули прошили ее насквозь. Стив спрятал лицо в ладонях. Никогда еще ночь не тянулась для него так долго. Он не сводил глаз с белой двери, изредка прислушиваясь к тиканью часов. Мысленно он гадал, что сейчас происходит с Ниной, пытаясь успокоить себя тем, что, если бы были плохие новости, ему бы уже сообщили. Чувство вины жгло его, разрывало нутро. Если бы не он, она не была бы сейчас на пороге смерти. Если бы он не устроил ей сцену или хотя бы принял удар на себя… Но думать об этом уже поздно: Нина спасла ему жизнь, и неизвестно, останется ли жива сама. Вполне вероятно, что нет. И виноват в этом только он один. В какой-то момент Стив ненадолго задремал — или ему так только показалось. Он ждал… Ждал… В десять минут пятого дверь распахнулась, и на пороге показался врач. Он жестом велел Стиву подойди к нему. Лицо у него было измученным. — Она поправится, — сказал он усталым голосом. — Позже вы сможете навестить ее. Через несколько дней. Стив не упал только потому, что хирург ухватил его за плечо. *** Он пришел к ней спустя три дня, когда разрешили врачи. С их слов, положение у Нины было незавидным: она потеряла слишком много крови. В какой-то момент медикам показалось, что все кончено. Однако в ее теле нашлись решающие все кости и кровеносные сосуды, вытащившие ее с того света. Врачи были изумлены ее живучестью. — Она обманула свою смерть, — говорили они. Когда Стив пришел к ней в палату, Нина сидела, оперевшись спиной об изголовье кровати. Она была бледной до прозрачности и выглядела совсем слабой. Из-под больничной пижамы виднелись бинты. — Все налаживается? — спросил Стив преувеличенно бодрым тоном. Он хотел сказать что-то более существенное, но ничего не вышло. Нина не улыбнулась ему. — Кажется, да. Во всяком случае, так говорят костоправы. — Они говорят, что ты медицинское чудо. Она пожала плечами. — Бывала в переделках и похуже. Стив осторожно опустился на складной стул рядом с кроватью. Он задержал дыхание, стараясь избавиться от неприятного запаса дезинфицирующих средств. Запах был точь-в-точь, как в лаборатории доктора Клисейн. Стив невольно скрипнул зубами и покачал головой, отгоняя воспоминания. — Роскошная палата, — сказал он, чтобы не молчать. — Твой босс постарался? Нина не ответила и молча посмотрела ему в глаза. — Вообще-то я хотел попросить прощения, — тихо сказал Стив. — Ты не должна была… Словом, не стоило закрывать меня. Ее лицо странно дрогнуло. — Учитывая все обстоятельства, ты не обязана была рисковать собой, — продолжил Стив. Горло почему-то сдавило. — Ты могла погибнуть, и… — Это был приказ, — сказала Нина. Стиву показалось, что он ослышался. — Приказ? — тупо переспросил он. Она отвела глаза и стала смотреть перед собой. — Приказ Джина Казамы. — Но при чем здесь я? Нина вздохнула, будто раздосадованная тем, что ей приходится объяснять элементарные вещи. — Он планирует пополнить отряд «Мишима Дзайбацу». Ему нужны хорошие бойцы, готовые выполнить любое задание с любым уровнем сложности. Бойцы с феноменальной выносливостью, реакцией, силой. Такие, как ты, и остальные участники эксперимента «Мишимы». Я была назначена твоим напарником, чтобы спасти, если возникнет такая необходимость. Как видишь, это оказалось нелишним. Стив опустил голову. Он был ошарашен. -То есть все это время ты была моим телохранителем? — спросил он бесцветным голосом. — Можно и так сказать, — резко ответила Нина. — Поэтому не нужно думать, что я сделала то, что сделала, из расположения к тебе. Это не повод считать, что между нами возможны какие-либо отношения. Вот и все. Она просто делала то, что приказал ей босс. Не более того. — Что ж, — медленно проговорил Стив. — Как бы там ни было, я все равно обязан тебе. — Нет. Это был приказ, — повторила она. — Ты ничего мне не должен. Случившееся касается только меня и Джина Казамы. Я не хочу иметь с тобой ничего общего. — А я не хочу иметь ничего общего с «Мишима Дзайбацу» и Джином Казамой, — зло выпалил Стив. Гнев растекался по его жилам, как яд. — И мне плевать, что он там решил. Я никогда не присоединюсь к нему. Он совершенно зря поставил тебя под удар. — Очевидно, зря, — отозвалась Нина. — Если бы не «Мишима Дзайбацу», не было бы этого кошмара, — Стив не заметил, как вскочил на ноги. Хлипкий складной стульчик полетел на пол. — Я бы вообще не появился на свет и все было бы прекрасно, не так ли? В любом случае, мы бы не знали друг друга. И… Он умолк. Внезапное ощущение полной бессмысленности этого разговора накрыло его с головой. — Думаю, мне лучше уйти, — глухо сказал он. — Да. Стив не помнил, как вышел из госпиталя. В глазах все было темно. *** Проводив его взглядом, Нина обессилено опустилась на подушки. Голова немного кружилась. Она знаком велела медсестре, зашедшей к ней с подносом, удалиться. В этот момент зазвонил сотовый. Джин Казама. — Слушаю, — коротко ответила она, нажав на «прием». — Мне доложили, что вам удалось выкарабкаться и на этот раз, — раздался в трубке низкий негромкий голос. — Вы родились в рубашке, мисс Уильямс. — Да уж, я просто счастливица, — сухо ответила она. — «Корпорация G» и ваша сестра в очередной раз доказали, что готовы на любое безрассудство. Что же, нам это на руку. — Возможно. — И, тем не менее, я был весьма обеспокоен. Зачем вам понадобилось лезть под пули? Вы намного ценнее для меня, а значит, и для мира, чем господин Фокс. — Я не люблю быть в долгу. — Вот оно что, — Нина представила, как уголок его губ приподнялся в едкой усмешке. Усмешке, которая всегда появлялась на его лице, когда он чувствовал себя на высоте. — Вы никак не можете забыть ту забавную историю, когда вы с вашей жертвой поменялись местами? — Очень забавную, вы правы, — ровным голосом отозвалась Нина. — Я все время держала ее в голове. — Что ж, все ваши долги перед ним теперь закрыты, и подобное, я полагаю, больше не повторится. После того, как вам станет лучше, немедленно отправляйтесь в Токио. Я пришлю самолет и людей. — Есть. В трубке пошли гудки. Нина отложила телефон и прикрыла глаза. Будь ты проклят, подумала она. Если бы не ты, он был бы сейчас далеко, в безопасности. Ему не пришлось бы спасаться от пуль, рискуя получить одну из них в затылок. Если бы она не успела… Нина вздохнула. Чем они дальше друг от друга, тем больше у него шансов выжить. Пусть он хоть трижды лучший боксер Соединенного Королевства, он не пригоден к войне. Пока она командир солдат Джина Казамы, пока она работает на него и все это знают, ее шансы дотянуть до преклонных лет равны нулю. Впрочем, и без Джина Казамы ситуация не станет лучше. Рядом с ней всегда смерть, но она привыкла, так было с юности и будет, наверное, до конца ее жизни. Смерть и боль, всегда рука об руку. Но Стив этого не знает, и не должен узнать. Она сделает для этого все. Все, что в ее силах. Нина погрузилась в дремоту.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты