Your bunny wrote

Джен
PG-13
Закончен
15
автор
Размер:
Мини, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Кто подставил Баттерса Стотча?
Примечания автора:
"Your bunny wrote" - это старая шутка про созвучное в русском ругательство, но будем считать это аналогом "ёшкин крот".
Абсурд, странный юмор и всё сопутствующее в полном объёме.
Всякая всячина - https://vk.com/not_b_d
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 4 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
Утро не предвещало ничего плохого с этой в меру мерзкой погодой, типичной для Южного Парка, чуть запаздывающим автобусом и толкнувшим на входе в школу старшеклассником. Баттерс давно к такому привык, не придавая значения подобным мелочам, ведь бывали вещи и похуже, уж он-то знал. Правда, он искренне не ждал их этим самым обычным утром, открывая свой шкафчик… — А я говорил, что Баттерс — педик! — немедленно ткнул в беднягу пальцем Эрик Картман, всегда оказывающийся рядом в самые паршивые моменты жизни Леопольда, в большинстве случаев являясь их причиной. Стотч лишь растерянно смотрел на кучу вывалившихся из шкафчика рисунков, где они изображены с Кенни не только как друзья, но и… — Это не моё! — возмущённо воскликнул Баттерс, сгребая макулатуру в кучу. Но кого вообще волновало, его это рисунки или нет, если они вывалились из его шкафчика и изображали явно гейскую ситуацию? Все, кто был в коридоре, уже мерзко хихикали, наперебой подтверждая, что всегда знали о нетрадиционных вкусах Стотча. Громче всех ржал Эрик, которого Баттерс и припёр к стенке в порыве праведного гнева. — А чего ты ко мне лезешь, а не к своему обожаемому Кенни?! — вполне искренне с виду воскликнул Картман, попытавшись отцепить от себя взбешённого Леопольда. — Эрик, какого чёрта ты это делаешь?! — Делаю что? Мне вот по-твоему заняться больше нечем что ли?! — Картман с силой оттолкнул от себя Стотча. — И рисунки явно твоей рукой сделаны, я так хреново не рисую! — Это правда не ты?.. — Баттерс с сомнением оглядел одноклассника. Про своё умение рисовать он, конечно, нагло приврал, но в целом да — это был совсем не его почерк… В том числе в плане обидных подстав, ведь у Эрика они были поизящней, о чём Баттерс знал, частенько становясь их участником. — Если ты так тупо спалился — нечего обвинять в этом других! — для профилактики толкнув растерянного одноклассника ещё раз, Картман гордо удалился в класс. — Это чё за фигня? — Кенни подобрал один из рисунков. Сам факт удивителен не был, ведь Стотч и раньше презентовал ему подобное, но количество, рассыпанное по коридору, поражало воображение. Маккормик смотрел очень вопросительно, пока не разбежавшиеся по классам остатки детей радостно улюлюкали, предвкушая либо драку, либо романтическую сценку. — Это не моё! — Баттерс зажмурился и сжал руки в кулаки, мучительно краснея. Не то чтобы он вообще никогда не думал о том, что было изображено на рисунках, да и не то чтобы он совсем никогда не рисовал ничего похожего, но… Конкретно эти выпавшие из шкафчика рисунки ему не принадлежали. А стыдно было потому, что никто ему не верил. — Так, что вы здесь собрались? Живо в класс, п`нятненько? Ой, а что это?.. — мистер Маки поднял ещё один из рисунков. — Баттерс, нам нужно обсудить твоё поведение! — Вот блин, — прошептал мальчик, послушно потопав к психологу. Куда угодно, лишь бы подальше от этого абсурда… Слушая долгую и нудную лекцию о сексуальной ориентации и уместности проявления знаков внимания, Баттерс судорожно прикидывал, на сколько его накажет отец за подобную выходку, которую он даже не совершал. Увы, презумпция невиновности не знала о существовании Леопольда, как он сегодня утром не знал о том, чем набит его шкафчик. И всё же, кто это сделал?.. В голову упорно лез Эрик, и Баттерс решил, что сильнее терять лицо уже некуда, а значит можно припереть Картмана к стенке ещё раз. Ну, может чуть повежливее, чем в коридоре… Но для начала нужно выбраться из кабинета психолога. Через час, когда Маки банально забыл, о чём именно начинал разговор, Баттерс всё же смог улизнуть из кабинета. Он уверенно зашёл в мужской туалет, ещё из коридора по запаху ощутив, что Картман именно там… Талантливый человек был талантлив во всём, как и являлся источником дерьма во всех смыслах. Резкий запах отнюдь не располагал к долгим вступлениям, а потому, немного помявшись, Баттерс спросил через перегородку: — Эрик, это точно не твоих рук дело? — Баттерс, я занят и срать хотел на твои рисунки! Стотч невесело усмехнулся, что вероятнее всего Картман именно это сейчас и делал. — А кто тогда подкинул мне всё это?.. — В смысле это не ты сделал? — Картман выглянул из кабинки, на ходу натягивая штаны. — Нет конечно, ты за кого меня принимаешь! — За педика, — безо всяких церемоний выдал Эрик. — А ты разве не педик? — Нет! Мне девочки нравятся! — насупился Баттерс. — Так какого же хрена ты постоянно рисуешь себя и Кенни, ещё и в таком количестве? — Картман мерзко прищурился. — Это не мои рисунки, меня кто-то подставил! — Леопольд всплеснул руками, а потом устало опёрся на раковину. Если это действительно не Эрик, то кто?.. — Так уж и быть, я помогу тебе, но только из уважения к педикам. Баттерс открыл было рот, чтобы возмутиться, но быстро передумал, памятуя, чем заканчиваются споры с Эриком в целом и в случаях, когда он «хочет помочь», в частности. — Итак, давай порассуждаем логически. Кому выгодно выставить тебя педиком, если мы все и так знаем, что ты — педик? — Эрик разгуливал по туалету взад-вперёд, размышляя. — Я не педик! — отчаянно повторил Баттерс. — Только билюбознательный… — уже тише добавил он. — Ну ладно, ладно. Кому выгодно выставлять тебя полным педиком, если ты педик только наполовину, но выглядишь так, будто на все сто? — недовольно поправил себя Картман. — У нас в школе всего одна группа людей, которая реально обожает педиков. — Точно! — воскликнул Баттерс. — Это всё яойщицы виноваты! — Молодец, теперь иди к ним и расставь всё по местам! — Да! — воодушевился Баттерс, но затем сразу скис. — Только я их не понимаю, ну не в смысле чем им так геи нравятся, а язык… — Ничего-то ты сам не можешь, — демонстративно закатил глаза Картман. — Так уж и быть, я схожу с тобой, но только потому, что мне интересно, и если ты не будешь ко мне слишком близко! — Эрик, спасибо! — естественно первым порывом стали объятья. — Баттерс, ты просто неисправимый педик! — взвыл Картман. — Прости… — смутился Леопольд, и только после этого они вышли из мужского туалета, почти столкнувшись в дверях с Кайлом. — Фу, жиртрест, ты опять за собой не смыл?! — Заткнись, жид, я помогаю Баттерсу очистить его репутацию, а унитаз пускай как-нибудь сам разбирается! — Идиот… — вздохнул Брофловски, о чём немедленно пожалел. — Коничива, дамы! — поклонился девочкам Эрик, мерзко щурясь и пародируя азиатский акцент. — Зачем этот жирный некрасивый мальчик пытается выглядеть ещё хуже и тупее, чем есть? — Что она сказала, Эрик? — шёпотом спросил Баттерс. — Это она рада со мной общаться и очень смущается, что такой шикарный парень первым с ней заговорил, — также шёпотом ответил Картман. — Как хорошо, что на рисунки не обязательно наносить текст, иначе пейринги с ним были бы совсем отвратительны. — Увазяемые яойсицы, зацем вы подуставили Баттерса-куна? — медленно и по слогам спросил Эрик с очень важным видом. — Какой же он тупой. — Эрик, мне кажется, они не понимают тебя… — Они просто слишком смущены, Баттерс, загадочная азиатская душа и вот это вот всё, — прошептал Картман. — Яойщицы-тян, защщем вы подставили Баттеруса? — спросил он громче. — Никого мы не подставляли, и хватит так ужасно пародировать наш акцент! — на чистом английском заговорила одна из девочек. — Ух ты, не знал, что я понимаю азиатский! — восхитился Баттерс. — Они оба очень тупые… — У меня по английскому оценки выше, чем у вас! — возмутилась девочка. — Так чего вы хотели? — Зачем вы нарисовали кучу картинок со мной и Кенни, а потом засунули их мне в шкафчик? — Это были не мы! Хотя идея, конечно, хорошая… — Не вы? — искренне удивился Леопольд. — Но разве не вы всех делаете геями? — Его и делать геем не надо — он уже готов. — Конечно нет! Мы только подмечаем то, что уже есть, и помогаем увидеть это другим, раскрывая глаза на чудо любви… — Ох, простите! Я просто ищу, кто сделал кучу рисунков со мной и Кенни, а потом засунул их в мой шкафчик… — грустно вздохнул Баттерс, опустив взгляд в пол. У него больше не было вариантов, кто мог так с ним поступить. — Пойдём, Эрик… Спасибо, что выслушали! — Баттерс почтительно поклонился. — А мне нравится их пара! Хотя, конечно, они не так хороши, как Твик и Крэйг. — Простите за беспокойство и не рисуйте нас геями! — уважительно откланялся Картман. — Размечтался, я посвящу этому разговору целую серию артов! — Баттерс, Баттерс, ты слышал, что она сказала про Твика с Крэйгом? — заговорщически зашептал Картман, когда они отошли от яойщиц подальше. — Да, но я не понял, что она имела в виду. А ты понял, да? Эрик, переведи, пожалуйста! — Она сказала, что им надоела вся их слава, и так они решили отвлечь от себя внимание, выбрав другую пару. — Мне кажется, она сказала что-то другое… — неуверенно застучал кулачками друг о дружку Леопольд. — У них в азиатском короткие слова означают целые предложения в английском, — Картман закатил глаза, делая вид, что понимает в этом намного больше Стотча. Увы, но способ работал безотказно. — Пойдём к Твику и Крэйгу! — высоко вздёрнув подбородок, Баттерс уверенно зашагал в столовую. — Ага, я как раз жрать хочу, — пожал плечами Картман, уже предвкушающий обеденный выпуск школьного срача. Чета Такеров-Твиков мирно восседала в углу столовой и обсуждала последнюю серию Красного гонщика, когда перед ними за столик плюхнулся со всей дури Картман и аккуратно присел хмурый и злой Баттерс. — Пацаны, зачем вы набили мой шкафчик рисунками со мной и Кенни?! — возмутился Стотч. — Агх! — вскинулся Твик. — Мы этого не делали! Зачем нам это делать?! — Тише, милый, конечно же мы этого не делали. Баттерс, тебе Картман эту фигню сказал? — Крэйг смерил толстого одноклассника уставшим взглядом, так и говорящим, что он не позволит втягивать себя ни в какие дурацкие истории. — Да, а вообще так сказали яойщицы… — Зачем им такое говорить?! — вздрогнул Твик. — Конечно они не говорили такого, солнышко, просто Картман опять наврал, потому что он мудак, который не умеет признавать свои ошибки так же, как пользоваться смывом в туалете, — спокойно объяснил своему парню Крэйг, ласково поглаживая его руку. — Эй, Факер, следи за речью, мы вообще-то обедаем! Приятного, вашу мать, аппетита! — Ага, и тебе того же, — Такер показал однокласснику средний палец. — Но если это не вы, не яойщицы и не Эрик, то кто?.. — вслух рассуждал Баттерс. Крэйг и Твик одинаково недоверчиво глянули на Картмана, сильно подозревая, что на самом деле история с рисунками — его рук дело, потому что почти во всём и почти всегда виноват именно жиртрест. — Да не я это сделал! — в конце концов разозлился он и хлопнул кулаками по столу, разлив все напитки. — А кто? — со вздохом спросил Такер. Он хотел просто пообедать в тишине и спокойствии со своим парнем, поделиться с ним впечатлениями о любимом шоу и распланировать их вечер, а в итоге приходилось терпеть компанию Картмана. Баттерс раздражал его куда меньше, возможно, Такер даже хотел искренне ему помочь… Но больше, конечно, сплавить этих двоих куда подальше. — Ну есть в школе один человек, делающий тебя крайним всякий раз, когда у него самого проблемы, — уклончиво заметил Крэйг. — Да не я это! — Картман вновь стукнул кулаками по столу, на этот раз с тарелок слетели остатки питательной жижи. — Ага, и совсем этого не признающий, агх! — закивал Твик, сразу понявший, о ком речь. Кто бы что ни говорил, а на самом деле Твик был достаточно внимательным и проницательным парнем. — О ком вы?.. — спросил Баттерс, смахивая с кофты остатки еды и напитков. — О Стэне, конечно. Похоже его опять накрыл какой-то психологический кризис, и вместо того, чтобы разбираться с ним, он пытается спроецировать его на тебя и сделать лучше твою жизнь, а не свою, — разложил всё по полочкам Крэйг. — А ведь в этом что-то есть… — задумчиво пробормотал Баттерс, вспоминая все те разы, когда Стэн пытался исправить его жизнь, делая вид, что проблемы вовсе не у него, а у Баттерса… — И давно ты заделался психологом, Факер? — презрительно фыркнул Картман. Его бесило, что такую хорошую идею выдал не он. — Встречашки с психопатом виноваты, да? Крэйг и Твик промолчали, взявшись за руки, а потом просто перевернули на Картмана поднос с едой. Всё равно обед был испорчен, а так ребята смогли насытиться хотя бы моральным удовлетворением. — Педики вы! — верещал Картман вслед удаляющейся парочке. — Но умные и внимательные… — пробормотал Баттерс. — Стэн, нам нужно поговорить, — Баттерс глубоко вдохнул и выдохнул, стоя у шкафчика Марша. — О чём? — Зачем ты сделал все эти рисунки и подложил мне в шкафчик? Стэн, если у тебя проблемы с признанием своей ориентации, то можно просто… — Так, погоди. С чего ты взял, что это сделал я, и что у меня какие-то проблемы с ориентацией?! Я вообще-то с Вэнди встречаюсь, нет у меня проблем! — А это просто прикрытие, и на самом деле ты влюблён в нашего дорого Кинни, но проецируешь это на бедного Баттерса. Стэн, хватит, он и так достаточно пострадал от твоего неумения признавать проблемы! — вскинул палец вверх Картман, отрезав Стэну пути к отступлению. — Пацаны, вы офигели?! Во-первых, нет у меня никаких проблем с ориентацией, а Кенни просто мой хороший друг! Во-вторых, наверняка это Картман виноват и просто дурит тебя, Баттерс, как обычно это и делает! — Эй, полегче, я весь день трачу время на помощь этому педику, пытаясь найти доказательства того, что он педик только наполовину, а это ой как сложно, ты только посмотри на него — ну с первого же взгляда всё ясно! — завёлся Эрик. — Всё, прекратите… — жалобно попросил Баттерс и сполз вдоль шкафчика на пол, утыкаясь носом в свои колени. Никто ему не поверит, что это не его рисунки, все будут звать его педиком, а Кенни больше никогда с ним не заговорит… — Баттерс, — Стэн присел рядом. — Ну не расстраивайся так, мы найдём, кто это сделал, и всё будет нормально. — Пацаны, вы видели, что висит на доске объявлений? — через весь коридор крикнул Кайл, размахивая какой-то фотографией. — Нет, что там? — крикнул в ответ Стэн. — Там фотка сюрикена в рамочке из комнаты Баттерса, ну который Кенни ему в глаз вогнал! — Ёшкин крот… — Стотч обхватил голову руками, стараясь спрятаться от мира. День становился всё хуже и хуже, а его наказание, наверно, неминуемо увеличивалось… — Давайте рассуждать логически, — Кайл постучал ручкой по бумаге, прикидывая эту самую логику, согласно которой собрался рассуждать. — Человек, подставивший Баттерса, прекрасно знает, как он рисует, потому что рисунки неотличимы. Во-вторых, он имеет доступ в его комнату и знает, что там висит сюрикен. Кстати, а зачем ты его в рамочке хранишь-то? — Да потому что он педик, а мы героически сражаемся с ветряными мельницами, пытаясь доказать обратное, — отмахнулся Картман. — Ну я много чего храню, например туфли для чечётки, хотя я ими столько человек… убил… — Баттерс задрожал, обхватив себя руками, и Стэн дружелюбно похлопал беднягу по плечу. — Ладно, твоё дело… В общем, кто часто бывает у тебя дома? Ну кроме Картмана, раз ты настолько его не подозреваешь, хотя… — Хотя вы могли бы уже перестать сваливать всю вину на меня, когда это не я! У него даже родители достаточно долбанутые, чтобы такое сделать! — А это идея! — воскликнул Стэн. — Уж они-то точно в курсе… — Разве мои мама и папа могут так со мной поступить?.. — Баттерс оглядел ребят взглядом, полным отчаяния. — Ну вообще-то… — Знаешь, как бы сказать… — Вот блин… — тихо прошептал Баттерс, понимая, что ребята правы. — Баттерс, ты наказан! Кстати, а за что? — Стивен задумчиво потёр подбородок, глядя на сына. Его лицо так и просило наказания, но вот предлог написан не был… — А ладно, наказан за то, что я ещё не знаю, за что тебя наказывать! — Мистер Стотч, а зачем вы нарисовали кучу картинок с вашим сыном и его другом, подложили их ему в шкафчик, потом прикололи фотографию из его комнаты с сюрикеном на доску объявлений и делаете вид, что это не так? Это чтобы бесконечно сажать Баттерса под домашний арест? — спросил Кайл. — Что?! — старший Стотч искренне возмутился. — Мне не нужны такие глупые поводы, чтобы его наказывать! Линда, ты не рисовала кучу картинок с Баттерсом и его другом, чтобы подложить ему в шкафчик, а потом приколоть на доску объявлений фотографию сюрикена? — крикнул Стивен вглубь дома. — Нет, дорогой, Баттерс и сам справляется! Он такой же, как ты… Должна отмыть, очистить… — голос женщины постепенно стихал, становясь всё неразборчивей и безумней. — Простите, мальчики, но это не мы. А теперь идите по домам, Баттерс наказан. — А можно вы его чуть позже накажете, ну как мы найдём виноватых? А потом хоть на год запирайте, ну пожалуйста! — попросил Стэн. — Хм… Хорошо, год так год! — улыбнулся отец Баттерса и выставил детей за порог с их проблемами. — Вот блин… — отчаянно всхлипнул Баттерс. Всем на телефон пришло уведомление о новой записи. Открыв его, пацаны увидели целую стену фотографий Мистериона, снятую в логове Хаоса. — Баттерс, ты серьёзно обклеил целую стену фотками Кенни?.. — с недоверием спросил Кайл. — У меня уже нет сил это комментировать, ребят… — Баттерс расплакался на пороге своего дома, отчаянно маскируя слезами покрасневшие щёки, но уши горели и без рыданий — кто-то не просто пробрался на его базу, но и выставил его поиски в дурном свете! Он просто забыл снять все эти фотки… По крайней мере именно так Баттерс ответит, как только прекратит рыдать. — Может ты миньонам не заплатил, и они решили тебя так подставить? — перебирал варианты Кайл. — Нет, они бы в мою комнату не залезли… — А Дуги, вы с ним не ругались? — беспокоился Стэн. — Нет, он бы так не сделал… — Но он может знать, кто это был! Фотка свежая, так что человек на базе был недавно! Дуги там? — уцепился за ниточку Кайл. — Да, все в логово Хаоса, ура, будем смотреть на кучу фоток Кенни! — притворно обрадовался Картман. — Заткнись, жиртрест, не хочешь идти — не ходи! — В смысле?! Да я с самого утра ему помогаю в отличие от вас, я пойду туда и буду первым! По итогу, конечно, Эрик зашёл на базу самым последним, потому что его физическая форма не позволяла быстро передвигаться. Он валил всё это на отсутствие времени для перевоплощения во всесильного и наикрутейшего Енота, но пацаны его проигнорировали. Дуги сидел один, вытирая очки салфетками, когда ребята всем составом завалились в одно из убежищ Хаоса, где располагался уголок любви к Мистериону. — Дуги, привет, сюда никто не заглядывал? — спросил Стэн. Баттерс, обессиленный от погони за невидимым врагом и вымотанный отрицанием своей любовной связи с Кенни только молчал, иногда тяжело вздыхая. — Заглядывал! Оно мерзко пахло и плюнуло в меня какой-то белой жижей, так что я ничего не видел… Фу, эта штука так противно застывает… — мальчик сковырнул корочку с фольги на костюме и продолжил попытки вытереть свои очки. — Кем бы он ни был, он не должен далеко уйти! Вперёд, пацаны! — Кайл со Стэном подхватили Баттерса под руки и побежали навстречу их противнику. — Тут следы, значит он где-то рядом! — В жопу вас, пацаны, в жопу! — с придыханием кричал Картман, пытающийся за ними поспеть. — След обрывается здесь… — ребята дошли до окраины города и огляделись. Вроде никого… — Твою мать, это что такое?! — выкрикнул Картман, различив на фоне снега ужасающий силуэт, покрытий чем-то белым и липким, а ещё коричневым, а уж какой запах разносился… — Пахнет как не смытое дерьмо жиртреста! — подметил Кайл. — Да пошёл ты, Кахл! — заверещал Картман. — Ты будешь мои-им… — тень двинулась в сторону ребят, выставив руки. — О боже, это Пэрис Хилтон! Она выбралась из Мистера Мазохиста и пришла за мной! — испуганно пискнул Баттерс. Ребята стали медленно отступать, постепенно сбиваясь в кучку, обнимая друг друга, потому что все слишком устали для бега и понимали, что это конец… — Пацаны, я вас никогда не любил, пацаны… — Эрик крепко стиснул своих не-друзей в объятьях. — Мы тебя тоже, жиртрест… — заверил его Кайл. — Погодите, пацаны, а чего это мы помирать собрались? — Эрик резко выпутался из объятий. Ей же Баттерс нужен? Ну вот пусть забирает, и дело с концом, — толкнув одноклассника буквально смерти в объятья, Картман довольно потёр руки и приготовился наблюдать за кончиной своего одноклассника… В объятьях чего-то, измазанного кончёй. Какая тонкая ирония, оценить которую способен лишь изящный ум Эрика! — Ты убил Баттерса! — В ужасе воскликнул Стэн и зажмурился. Не чтобы Баттерс был ему таким уж близким и важным другом, но жалко его… — Сволочь… — Кайл снял шапку, обнажив своё рыжее афро. Леопольд Стотч зажмурился, готовый принять свою смерть. Он знал, что рано или поздно она придёт за ним, но надеялся, что всё-таки поздно… — Не трогай его! — что-то тёмное и чрезвычайно сильное сбило Пэрис с ног, и та беспомощно завалилась в сугроб, не в силах подняться под весом дерьма и кончи, которыми была покрыта. — Всё как я и говорила, мы успели вовремя! — раздался голос Девушки по вызову откуда-то сбоку. Баттерс несмело приоткрыл глаза и увидел Мистериона, старательно вытирающего испачканную ногу об снег. — Кенни! Я так рад тебя видеть! Спасибо, спасибо, спасибо! — Стотч немедленно кинулся своему герою в объятья и разве что не расцеловал его на радостях. — Вэнди! Что ты здесь делаешь? — Стэн сразу подбежал к своей девушке, оглядывая её в неверии. — Кенни сразу понял, что дело тут нечисто, и начал своё расследование. Я присоединилась к нему, чтобы убедиться, что это не работа Картмана, и что это не ты опять перекладываешь свои проблемы на Баттерса, и так мы вышли на след Пэрис, нанявшей пиар-агентов, чтобы уничтожить репутацию Баттерса и вынудить его стать домашним питомцем, как ей того и хотелось! — А ещё мы шли на запах дерьма и пятна кончи, ага, — подтвердил Кенни, крепче обнимая Баттерса и укрывая того своим плащом, как делают все крутые герои в подобных случаях. — Вэнди, ну ты-то куда, я же с тобой встречаюсь! — Стэн устало потёр переносицу. — Прости, Стэн, мне нужно было убедиться, что мы не расстанемся, чтобы знать, возвращаться к Контейнеру или нет… — Вэнди! — возмутился Марш. — Я шучу, Стэн! — девушка обняла своего парня, но лицо её говорило, что в этой шутке массовая доля правды выше пятидесяти процентов. — Кенни, спасибо, я так рад, что ты пришёл меня спасти после всего этого! — продолжал восторженно лепетать Баттерс, повиснув на своём герое. — Да не за что, — смутился Мистерион. — И всё же сними эти фотки в своём логове, а то неловко даже, что у тебя целый алтарь имени меня, а на моей базе только кусок фольги… — шёпотом попросил Кенни, но этого хватило, чтобы Баттерс мигом сделался пунцовым. — Знаете что? В жопу вас всех, вот что! Я домой… — Картман поковылял в сторону города, но как-то неестественно быстро. — Эй, он заснял нашу парочку! — вскинулся Кайл, выйдя из ступора. — Жиртрест, стой! — Да ни за что, я весь день с Баттерсом таскался, меня же теперь педиком сделают, если я пруфы не принесу, что он уже с Кенни! — выкрикнул напоследок Эрик и втопил изо всех сил. — Держите его! И все побежали за ним, в том числе Баттерс и Кенни, держащиеся за руки. — Ну теперь-то точно виноват Картман! — смеялся Кенни, таща вымотанного Баттерса за собой, а тот смотрел благодарно — наконец-то его не отталкивают и не бросают с проблемами, как все прошлые разы в его жизни… И только Пэрис лежала в снегу, размышляя о том, что деньги не могут всего две вещи — грамотно провернуть дело по уничтожению чужой репутации и смыть всё то, что налипло на неё за жизнь в Мистере Мазохисте.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты