Меланхолия и аддикции, или путь к Мечте

Фемслэш
R
Закончен
43
Размер:
Драббл, 9 страниц, 1 часть
Описание:
Лучше пусть по её венам течёт никотин, чем любовь к Костье.
Посвящение:
Посвящаю одному и единственному человеку, который предложил мне эту идею и подпнул так сказать, моему вдохновителю и можно сказать соавтору.
Ссылка на её Ютуб канал: https://m.youtube.com/channel/UCTppmKzXO8gjCB-qerMDxfw

Спасибо тебе огромное, будем плакать вместе!
Примечания автора:
Писалось с самым грустный playlist'ом. Во главе с песней: Скриптонит — положение.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
43 Нравится 9 Отзывы 7 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
Видеоработа моей соавторки: https://youtu.be/YG0WOwYCF9s

Обязательно просмотрите, это небольшая экранизация моего фанфика!
      Темноволосая девушка медленно тянет сигарету, сидя на балконе, рядом с ней стоит пепельница с двумя окурками в ней. Листок в руке. Множество дестких обид, что жили в душе, выходят на бумагу, так легче, так правда легче..       Дверь на балкон открывается и в проходе появляется подруга, с кружкой с чаем в руке. Первая даже внимания не обращает, затягивается и стряхивает в стеклянную пепельницу накопившийся пепел.       — Насть? — зовёт девушку по имени, та то ли не слышит, забывшись в своих мрачных мыслях, то ли просто не реагирует. Пришедшая на балкон садится рядом с курящей и делает глоток из кружки. — Что это? — говорит и протягивает руку к листку, который держит девушка. Та его сминает в комок.       — Ничего, уже ничего. — кидает в пепельницу, выдыхает дым и поджигает бумагу окурком, который выкидывает туда же, чтобы уж точно листок не потух. — Кость, ты..       — Да, знаю я, тебя уволили с работы за то, что ты заявилась туда в нетрезвом виде.       — Но ведь у меня и сердце не лежит к.. работа официантки в ночном клубе тот ещё атас. — выдыхает и зарывается руками в волосы, пытается ими закрыться.       — Это я тоже знаю, слышала не раз. — отвечает спокойно и делает глоток из кружки.       — Подожди ещё немного, ладно? Всего чуть-чуть и мы будем жить лучше, чем сейчас, богаче. Только подожди ещё..       — Ещё чуть-чуть, снова.. когда закончится ожидание?       — Скоро, Костья, совсем скоро.. я написала в несколько редакций и выслала портфолио с моими работами. — в голове Насти продолжает жить мечта на счастливое будущее, в котором будет она, её любимая работа и Купер рядом.       Но время проходит, а в жизни девушек ничего не меняется и сколько ещё ждать Костья не представляла. Всё больше Настя источала лишь огромную печаль и улыбалась всё реже. Улыбки в их жилище потухли и стёрлись на «нет», оставляя лишь зияющий мрак. В квартире находится было невозможно. Всё чаще Купер просыпается ночью в кровати одна и прохаживается из комнаты в комнату, чтобы найти Настю. Она всегда в одном и том же месте, в ванной, за закрытой дверью. Тихо рыдает, а сердце Купер в эти моменты пропускает удары и с болью сжимается и она ведь даже понятия не имеет, что случилось и почему плачет её девушка. И это убивает, ведь Настя не говорит ничего, а только кормит обещаниями, кормит-кормит.. Купер наелась, больше не лезет, проблеваться бы.       А Настя в ванной сидит на кафеле и плачет, даже не думая, что Костя сейчас стоит за закрытой дверью и сама изнывает «от кошек» на душе. Плачет горячими слезами, часто шмыгает носом и тяжёлые капли падают на кафель, увлажняя его. Они извела себе все нервы, обкусывает мёртвую кожу с губ, старается особо громко не рыдать, чтобы никому не мешать, чтобы у самой голова не болела, но в тихой ванной, с хорошей акустикой, даже тихие всхлипы кажутся неприлично громкими. Она действительно хочет лишь лучшего. Грёбаная мечтательница, но ведь мечта вполне приземлённая, просто стать фотографом. Хоть и не самостоятельным, а под крылом какой-нибудь редакции или в модельном агентстве, куда Настя хочет очень и очень сильно. Но беда в том, что своим конкурентам она постоянно чем-то уступает, только чем понять не может. И из-за этого начинает пить.       Виски с вином, а потом подливает туда ещё мартини и идёт в разнос. Обычно тогда происходит перерыв в любви девушек на пару часов, тогда, когда Настя выключает телефон и просто в состоянии алкогольного опьянения шатается по дворам, кварталам, паркам, по набережной. Выпивать — никогда не было её пристрастием, раньше только по праздникам, а сейчас.. алкоголь — это просто болеутоляющее.       Ещё ни разу не напивалась до алкогольного делирия, но прямо идёт к тому, чтобы однажды попасть в эту пучину. Даже будучи пьяной где-то делала снимки, как — не помнит от слова совсем. И они были, что странно, не хуже её снимков на трезвую, возможно даже лучше. Только Настя постоянно не могла вспомнить, где же она, что запечатлила, в какой части города, с памятью на местности она никогда особо и не дружила.       Купер заставала Настю пьяную, отбирала очередную бутылку и пила с горя сама — жить с алкоголиком довольно опасно, легко начать пить «за компанию», потому что смотришь на партнёра и не можешь не перенять его привычки, становясь ему подобным. И Костью такой расклад совершенно не устраивал. Она не хотела однажды спиться, но и не хотела, чтобы Настя пила. Пыталась вытащить Петрову из плена спиртного, но это было практически невозможно. «Алкашка» — думала тогда Купер и решила, если не вытащить Настю, то она будет вытаскивать себя и всё чаще стала уходить из дома, пропадая где угодно, лишь бы дольше не возвращаться.       На балконе становится холодно, Настя поднимается и идёт в квартиру, чтобы согреться. Вновь найти себя в очередной бутылке коньяка и заглушить вновь нарастающую боль, словно саркому..       Губит бутылку на одну, по привычке хочет обкусать свои губы и чувствует металлический привкус, когда проводит по ним языком. Кровь. Бедные губы, бедные нервы, уже такие убитые и тонкие. Настя точно ходит по краю. По краю с полным безрассудством и обезбашенностью. А ей такое не по душе, более приятно пребывать в постоянной меланхолии, в своих мрачных помешательствах.       В эту ночь Купер вновь уйдёт из квартиры.

***

      Обрывки фраз, щемящее утро и пепел от депрессивной записки со своими обидами в пепельнице на балконе. Трудно представить что-то хуже, чем похмельное утро. Но на самом деле хуже бывает. Настю хуже ещё не посетило, но она сильно нарывается, количество выпитого алкоголя постоянно увеличивается и если такое будет продолжаться, то хуже определённо с приветом нагрянет каким-нибудь утречком к ней. И оно будет отнюдь не добрым.       Дикий сушняк, пустота в голове, хочется курить. Всё слишком примитивно, да настолько, что невольно причисляешь себя к стаду, ко всем тем типичным россиянам, которые есть в представлениях иностранцев. Грустные, вечно пьяные, ведь умеют делать самогон и ругающиеся матом, потому что идёт из души, а не из-за понтов.       Организм получил свою дозу хорошей интоксикации, а потому в рвотном позыве Настя зажимает рот рукой и быстро поднимается с кровати. Её рот наполнен рвотой, неприятное ощущение. В туалете её вырывает ещё дважды и она чувствует облегчение, ведь теперь желудок пуст и внутри ничего не булькает так подозрительно.       Моет руки, умывается, делает свои дела и принимает душ. Она бледная, исхудавшая, потому что плохо ест и с синяками под глазами, словно не спала месяца этак два. На себя больно смотреть, но она не может этого не делать, задаваясь вопросом, почему её волосы до сих пор не начали клоками выпадать.       Сушит волосы, заворачивается в полотенце, теперь Настя не выглядит как с бодуна и то отлично. Дверь в квартиру открывается внезапно и Петрова даже нервно вздрагивает от громкого хлопка. Выходит из ванной и идёт в прихожую. Это Купер, она даже не смела в этом сомневаться.       — Привет? — довольно тихо говорит с какой-то вопросительной интонацией, но Костья кажется не замечает и раздевается.       — Нам нужно поговорить.       — Пойдём поговорим. — напор, серьёзный голос. Ни одной мягкой нотки не проскочило.. видимо, это будет серьёзный разговор. Остаётся молиться лишь, чтобы не настолько серьезный чтобы..       Они идут на кухню и садятся за стол, напротив друг друга. Купер вдыхает, словно собираясь с мыслями, трёт пальцами переносицу.       — Я дорожу нами, — начинает Купер и всё внутри Насти сжимается от этого холода, она точно говорит это искренне? — Но моё терпение не резиновое.       — Ты хочешь, чтобы я тебе сказала: дорогая, тебе не нужны такие отношения, и отпустила, верно?       — Я не уверенна, что ты сможешь обеспечить продолжение.       — Я люблю тебя. — шепчет Настя, губы дрожат и это явно не из-за лёгкой прохлады в квартире.       — Я люблю тебя также сильно.       — Но есть другие предложения? — и Настя понимала, что есть, что..       — Я верю в твоё дело, но я сомневаюсь, что ты сможешь изменить положение. — повисло гнетущее молчание. Что тут сказать, единственное, что они пришли к финалу. — Денег у нас не водится, ты пьёшь и просаживаешь достаточно бабла на алкоголь, а потом также и мои нервы. Я не хотела, до последнего момента ждала, когда это закончится, но.. как я вижу ничего не случилось.       — Хорошо, у тебя всегда есть возможность уйти. Так уходи же, я так понимаю, что ты приходила лишь за этим. — Настя встала из-за стола. Меланхолия накрыла её с новой силой, будто прилив.       Идёт на балкон. Здесь холодно, но ничего, холод отрезвляет. Берёт пачку и открывает её. Три сигареты. Берёт одну и подкуривает. Больше нет сил даже на слёзы, да и Настя знала, что Костя не выдержит, не сможет дождаться.       Лучше пусть по её венам течёт никотин, чем любовь к Костье.       Настя слышит что в квартире начинаются сборы, нет, она не собирается в это вмешиваться, если Купер хочет уйти, пусть идёт и знает, что никто ее здесь не держит.       Входная дверь вновь хлопает через некоторое количество времени и Настя вздыхает. Всё, больше их нет, есть только она и Костья по отдельности.

***

      Прошло три месяца с момента расставания Насти с Костей. Она не жалеет, всё так, как должно быть. Решила перестать пить и пока не пьёт три недели, это её личный рекорд.       Январь на улице, довольно холодно, но Настю это не останавливает, от того чтобы пойти в парк и сделать парочку новых фото. Нужно снова отправить их в какую-нибудь редакцию на днях, где нужны фотографы.       Настя делает фото белых голубей, которые случайно попали в поле её зрения. Смотрит кадр и вздрагивает, когда чужая ладонь ложится к ней на плечо.       — Привет, что снимаешь? — незнакомый приятный голос. Настя поворачивает голову влево и сталкивается с яркими голубыми глазами.       — Да вот, секунду назад здесь были голуби.       — Покажешь, что получилось? — спрашивает и стягивает синий капюшон тёплой толстовки с головы. Настя проходит взглядом по чёрно—фиолетовым волосам и по прямому носу с серебряным септумом в нём.       — Шейн, ох.. какая неожиданная встреча, я.. — проговорила Настя ошарашенно, на что заставила девушку улыбнуться.       — Только давай сразу на «ты», хорошо? Как тебя зовут?       — Настя.       — Очень приятно, давай присядем, не спешишь?       — Нет. — отвечает Настя и они идут на ближайшую скамейку, садятся на неё. — А ты?       — Нет, сегодня у меня выходной от съёмок, ну так что покажешь, что там у тебя есть? — приветливо улыбается, Настя снимает фотоаппарат с шеи и протягивает девушке. Та берёт и начинает просматривать фото.       Настя поверить не может. Она сейчас сидит с известной ню-моделью в парке на скамейке и та смотрит её работы. Шейн Линкольн она видела лишь на обложках журналов и чем-то её зацепила эта модель. То ли своей внешностью, то ли.. хотя чём кроме внешности она могла Настю зацепить? Работы с её участием были сделаны невероятно красивыми, невероятно эффектными, невероятно эстетичными и глубокими. Ню — это не разврат, это искусство человеческого тела и самое главное там показать не эротику и оголённые половые органы, а красоту и хрупкость тела.       — Настенька, а ты работаешь где-нибудь? Просто я ни разу не видела упоминание тебя где-либо. — спрашивает не отрываясь от фотографий.       — Нет, к сожалению.       — У тебя талант! Мне очень нравится, правда, ты когда-нибудь фотографировала людей? — поворачивает голову на Настю, а та положительно кивает.       — Да, фотографировала.       — Пробовала делать фото в стиле ню? — заинтересованно заглянула в карие глаза Насти.       — Нет, такой возможности мне не представлялось.       — Тогда я хочу, чтобы ты меня отсняла. Сейчас я ищу себе фотографа, потому что двоих, которые работали со мной я уволила. Мне нравятся твои работы, ты должна попробовать свои таланты, я заплачу тебе за съёмку, за три часа, если хочешь.       — Съёмка? — ошарашенно спросила Настя, Шейн улыбнулась вновь. И протянула фотоаппарат назад. Настя его забрала.       — Да, съёмка, в привычном для меня ню.       — Кхм.. я.. — Настя замешкалась.       — Насть, я не принуждаю ни в коем случае, просто мне интересно, что ты ещё можешь.       — А-а.. да, давай, я согласна. — отвечает Настя, а голубые глаза модели загораются, она встаёт со скамейки.       — Тогда пойдём.       — Пойдём. Только куда? — Настя встаёт вслед за девушкой, та снова накидывает капюшон на голову.       — Ко мне домой, непротив? Что-то мне холодно стало.       — Нет, я непротив. — девушки идут вперёд по каменной дорожке, что немного затерялась под снегом.       — А что ты больше любишь: чай, кофе? — спрашивает Шейн, а Настя отвечает недолго думая:       — Кофе.       — Отлично, а я любитель варить кофе. Моя знакомая, которая профессиональный бариста, научила меня многим тонкостям, поэтому будет за честь угостить тебя одним из своих произведений искусств.       — С удовольствием попробую сваренный тобой кофе. — карие глаза вновь встретились с голубыми и Настя ответила на улыбку Шейн.

***

      Квартира Шейн, просторная и светлая, понравилась Насте своим дизайном и расположением предметов мебели в ней, фотографий на стенах. Всё-таки чувство вкуса у неё не отнять.       — Теперь начинается твоя работа и полёт фантазии. Где ты будешь меня фотографировать, будешь ты меня раздевать или переоденешь в нижнее бельё или ночную сорочку.. всё это теперь решаешь только ты. Позы, в которых ты хочешь меня фотографировать. — сказала Шейн, когда они прошли в гостиную. Настя была к этому готова, но всё же думала, что девушка сама будет её немного направлять.       — Душ, начнём оттуда, всё равно ты после пробежки. — говорит Настя, а модель похоже довольно хмыкает.       — Начнём оттуда. Пойдём со мной в гардероб..       — Нам не понадобится одежда. Хотя.. возможно только белая рубашка.       — Хорошо, слушаюсь и повинуюсь, Настя. — улыбнулась Шейн и пошла в гардероб, а фотограф за ней.       Модель легко стянула с себя сначала одежду, а потом и спортивное нижнее бельё молочного цвета. Настя проскользнула взглядом по дракону на спине Шейн, когда та отвернулась, чтобы взять рубашку. Держалась до последнего, но не смогла не сфотографировать. Изгиб спины и острые лопатки. Модель накинула вещь на обнаженноё тело и вновь повернулась к Насте, что так внимательно следила за каждым её движением, а теперь смотрела в экран фотоаппарата.       — Я вижу съёмки уже начались, покажи, что получилось. — Шейн подошла к Насте и заглянула в экран. — Хороший момент поймала, клянусь, такая фотка у меня первая. — девушки встретились взглядами и Настя улыбнулась своей модели.       — Ладно, пойдём в ванную, нам что-нибудь ещё нужно?       — Было бы неплохо, если бы у тебя были лепестки роз или каких-нибудь других цветов.       — Да, у меня есть, передали вчера двадцать пять красных раз, можно и ощипать. — Шейн как-то игриво ухмыльнулась и поманила Настю за собой. Они зашли на кухню, где в вазе стоял шикарный букет из красных роз.       Модель подняла вазу, особо не церемонясь и они пошли уже в ванную, куда Настя открыла дверь и впустила девушку, а уже после зашла сама.

_________________

      — Лепестки должны стекать у тебя с волос, будто ты их оттуда вымываешь, понятно? — сказала Настя, стоящая рядом с душевой кабиной и смотрящая в глаза Шейн.       — Предельно.       — И ещё, не поднимай локти высоко, они должны закрывать грудь, чтобы сосков не было видно, начинаем. — Настя включила воду и немного отошла от кабины, села на корточки и настроила объектив. — Давай. — сказала Настя и Шейн начала «вымывать» красные лепестки из своего фиолетово-чёрного каре.

_________________

      Дальше они пошли в спальню. Если Насте сначала было немного некомфортно находится рядом с обнаженной девушкой, то сейчас она даже не обращает внимания на эту деталь.       Шейн лежит на кровати, а Настя стоит над ней, поставив ноги около бедёр девушки.       — Знаешь, улыбнись будто в последний раз, поверни голову влево и ненавязчиво так закрой грудь руками, будто ты делаешь это не специально, а ещё закрой глаза и это будет потрясающий снимок.       — Хорошо, как-то так? — девушка сделала ровно так, как сказала Настя, немного даже уткнувшись носом в подушку.       — Да, отлично, замечательно, мне очень нравится. — Настя делает пару кадров и слезает с кровати. Обходит её и встаёт с левой стороны, на колени. — Поворачивайся на бок. — Шейн поворачивается. На её лицо падает пара прядей и она хочет их убрать, но голос Насти её останавливает. — Не трогай, не надо, всё хорошо. Вытяни лучше свою правую руку вперёд и закрой ею свою грудь.       — Вытягиваю. — вполголоса говорит и протягивает вперёд тонкую руку. Настя делает очередной кадр.

_________________

      Шейн уже в домашнем халате варит Насте молочный латте и увлеченно рассказывает о правильной его варке, а также какой сироп с каким кофе лучше всего сочетать, чтобы было вкусно.       — Сюда я бы добавила ореховый, но он у меня закончился, думаю ты меня простишь за это. — говорит, наливает кофе в чашку и разворачивается от столешницы, подходит к стойке, за которой сидит Настя и ставит чашку перед ней.       — Пахнет вкусно. — говорит Настя поднося чашку к носу.       — На вкус он тоже хорош, пей, я скоро вернусь. — отвечает и выходит из кухни, оставляя Настю наедине с чашкой ароматного молочного латте. Настя делает небольшой глоток, хоть язык и обожгла немного, но по вкусу это и правда нереально. Наверное лучшее кофе, лучшее латте, которое она пила когда-либо.       Шейн возвращается довольно быстро, рядом с Настей на гладкой поверхности стойки появляется белый конверт. Модель садится на барный стул рядом.       — Что это? — спрашивает Настя и смотрит на девушку.       — Деньги, которые ты заработала. Пока не придёшь домой конверт не открывай, а то знаю я Вас, не успеете посмотреть, уже откажитесь и вернёте.       — Спасибо.       — Тебе спасибо. Кстати я осталась без фотографов, может ты помнишь, что я говорила, так вот: не хочешь поработать со мной? Я легко смогу тебя пристроить в своё агентство. Своим личным фотографом. Будешь мне проводить фотосессии, ездить со мной в командировки и опять же делать фото. Зарплата будет не меньше ста тысяч. Не будешь себе ни в чём отказывать. Соглашайся, мы с тобой съездим в Париж и там я тебе покажу одних голубей, которых ты сможешь сфотографировать, они ручные, классные такие. — Настя не может не засмеяться, а Шейн лишь улыбается.       — Я подумаю над твоим предложением. Обязательно. Телефонами мы обменялись, так я позвоню тебе завтра.       — Подумай, я подожду, но только до завтра. — Шейн продолжает улыбаться и смотреть в карие глаза напротив.       — Хорошо.

***

Спустя год.       — Насть, зачем тебе переться в этот забытый Богом район, у нас съёмка через два часа и вылет сегодня ночью, ты сбиваешь наш график! — в какой раз возмущается Шейн, что ведёт BMW, а Настя вновь закатывает глаза.       — Ой ну не нуди, Шей, ты же не бабка.       — Как не нудеть, если блядь ты вытаскиваешь меня из квартиры за два часа до съёмки, сорвав мои планы на ванну и полежать ещё пока можно и заставляешь таки ехать туда, куда ни один человек из нашего общества не сунется.       — Я здесь жила какое-то время.       — Теперь то не живёшь. Теперь ты живёшь со мной и знаешь..       — Шей, ну всё, всё, я понимаю тебя, детка. Уже завтра вечером мы будем в Милане. Ты отдохнёшь, я тоже, сходим на модный показ, на который нас позвали. Всё, не волнуйся. — Настя берёт девушку за руку, той ничего не остаётся, как вести машину одной рукой, благо и это у неё выходит неплохо.       — Хренов психолог. Короче, в Милане ты сдашь на права, я это устрою и никаких «не хочу», потому что я в твои личные водители не нанималась, ты мне за это не платишь даже, так с чего бы?!       — Всё, останови здесь. — машина медленно тормозит, Шей поворачивает на девушку слева голову, та коротко целует её в губы. — Всё, плачу́. Я скоро, не уезжай только. — говорит и готовиться открыть дверь.       — Уедешь без тебя.. мне же хуже будет. Иди давай и возвращайся поскорее, десяти минут хватит?       — Сполна, я скоро. — Настя открывает дверь и вылезает из машины. Захлапывает дверь и засовывает руки в карманы пальто.       Идёт дальше по улице, около домов и садится на скамейку около подъезда, рядом с прошлым.       — Ну что ж, привет, не думала, что мы когда-то встретимся вновь.       — Я тоже, вижу у тебя всё прекрасно?       — Да. Я известный фотограф, у меня есть моя модель и любимая девушка в одном лице, с которой я сегодня ночью лечу в Милан на модный показ. Когда-то я думала, что мы с тобой будем всегда вместе. Не вышло. Ты чего вообще мне написала и сорвала планы?       — Ты могла и не приезжать.       — Но я приехала.       — Хотела отдать всё то, что ты когда-то подарила мне и сказать, что до сих пор люблю.       — Подарки оставь себе, они уже твои, а насчёт твоего «люблю».. я тоже люблю, только не тебя, а человека, что сейчас сидит в машине и ждёт меня, чтобы после мы смогли поехать в студию и начать съёмку. Я люблю её за то, что она умеет ждать как никто другой, как этого когда-то не смогла сделать ты и оставила меня одну, но я не ненавижу тебя. Пусть всё у тебя будет хорошо, ведь у меня так уже сейчас. Прощай, это был последний раз, когда мы видились. — Настя повернула голову в сторону Костьи и встретилась с некогда родными зелёными глазами, которые теперь казались ей совершенно чужими. Встала со скамейки и молча пошла к машине, оставляя своё прошлое навсегда там, где ему самое место, в прошлом, в том старом районе, где всё начиналось. Где родилась Мечта.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты