Рождественские огни

Слэш
PG-13
Завершён
68
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Изуку шепчет на ухо другу:
–П-помоги, пожалуйста, я не умею кататься...
А он просто разворачивает его и начиная ехать, подстраивается под направление катания остальных. Вокруг всё сияет. Деку смотрит на всё это, учащённо дыша. Сердце вырывается из груди. Изумрудные глаза сверкают, на лице непроизвольно появляется улыбка, сверкающая так же, как и глаза. Он смотрит на Тодороки. Тот легко, но максимально аккуратно скользит по льду. Изуку и не догадывается, что Шото не так спокоен, как кажется...
Посвящение:
Всем, кто верил в меня и пинал, а так же ещё одному очень хорошему человеку. Думаю, ты всё поймёшь после прочтения.
Спасибо!
Примечания автора:
Я рада, что наконец дописала это, ведь тянула ещё с лета. В итоге выложила в декабре, но зато создала себе новогоднее настроение.
Рекомендую прочтение момента на катке под песню Ricky Montgomery - Line Without a Hook. Я думаю, это создаст ещё большую атмосферу. Писала я это под эту же песню, кстати.
(Захотела написать я это из-за впечатления от просмотра Юри на льду и не жалею об этом)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
68 Нравится 9 Отзывы 13 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Зима. Канун рождества. Чудесное время. Прекрасная атмосфера и праздничное настроение — всё это сопровождает тебя на протяжении всего месяца перед самим праздником. Иногда выпадает снег, из-за чего становится ещё радостнее. А пока за окном сугробы, дома горячий чай и тёплый плед. Кто-то празднует рождество с семьёй, кто-то со своей парой, кто-то с друзьями, а кто-то и один. Кто-то покупает подарки, а кто-то наоборот, их получает. Можно и всё сразу. Кто-то бегает по магазинам, стоит в длинных очередях и готовит дома, а кто-то просто идёт в ресторан или любимое кафе — у всех всё по-разному. Но ведь бывают и те, кого приближение этого праздника совсем не радует, так?..       В этот раз Изуку был вынужден праздновать не с семьёй. Он испытывал смешанные чувства. Мидория, с одной стороны, рад, ведь это один из его любимых праздников, а с другой как-то безразличен к этому. Он не понимал, почему так. И в самом деле, никогда не было такого, что приближение рождества не делало его счастливым. Достаточно странно.       Сейчас Изуку сидел на кровати в своей комнате и думал, как это исправить. Что сделать? Куда сходить? На самом деле, вариантов много, но в данный момент в голову парню вообще ничего не приходило. Совсем. Или же просто не подходило. Он упал на кровать, из-за чего та тихо скрипнула, посмотрел на плакат, где был изображён Всемогущий, что висел на стене, закрыл лицо руками и тяжело вздохнул. Все эти тренировки, драки, бои… Это выматывает. Не только в физическом, но и в моральном плане. Да и учёбу никто не отменял. Тесты, контрольные и тому подобное тоже заставляет понервничать. И даже сейчас, когда можно наконец отдохнуть, расслабиться всё равно не получается. Это плохо.       В дверь кто-то постучал, а после открыл её и сказал:       — Мидория, чего ты тут сидишь? Пойдём с ребятами поболтаем!       Это была Урарака — вечно весёлая и полная сил девушка. Она светится от счастья словно солнце и улыбается самой искренней улыбкой. Этого у неё не отнять. Очако чудесна. Изуку поднялся и потёр глаза.       Несколько секунд он просто смотрел на девушку, а потом пожал плечами и произнёс:       — Хорошо, я сейчас приду.       Подросток встал с кровати, взял телефон и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. На диване уже сидели ребята и бурно что-то обсуждали.       — О, Мидория, ты пришёл! — выкрикнул Киришима, отвлекаясь от разговора. Остальные также поздоровались, а Шото, что сидел один и не принимал участие в обсуждении, просто помахал рукой и еле заметно улыбнулся. Делал он это довольно редко.       Изуку улыбнулся в ответ, сел поодаль ото всех и посмотрел в окно. На асфальте лежал небольшой слой снега. Солнце светило ярко, хоть и не сильно грело. Этот же снег блестел и переливался, но слепил глаза, хоть и выглядел очень красиво. Сейчас холодно и людей на улице не так уж и много. Это даже хорошо. Правда стоит выйти в какое-нибудь людное место — сразу видишь эту суету, слышишь крики: как радостные, так и не очень (обычно не радостные крики издают дети, которым не купили какую-нибудь безделушку или шоколадку), смех и обрывки разговоров.       Мидория оглядел всю гостиную, ребят и вновь посмотрел на Тодороки. Он что-то читал и не обращал внимания на выкрики парней и девушек. Подросток был совершенно спокоен и полностью погружён в книгу. Как обычно. Сейчас на нём чёрная водолазка, что, если честно, ему очень идёт. Шото отвлёкся от чтения и, кажется, ощутив на себе взгляд, посмотрел на Изуку в ответ. Один его глаз был ярко голубым и словно светился, а другой наоборот, очень тёмным. Выглядело это красиво. Даже очень. На левой стороне лица находился приобретённый в детстве ожог, коего не было до пяти лет. Шото не любил думать и говорить о нём и о том, как его приобрёл. Правая сторона была чиста. Пряди волос, которые были чуть растрёпаны, небрежно лежали на лице, почти полностью закрывая лоб.       Мидория немного смутился, заметив, что парень обнаружил его взгляд на себе, но попытался не подавать виду. Он просто улыбнулся и отвернулся к окну, в мыслях проклиная себя за это. Тодороки же лишь пожал плечами и не придал этому значения. Шото продолжил читать. Но… может, всё-таки придал?..       Ещё где-то минуту Изуку просто сидел и пустым взглядом наблюдал за тем, как плывут облака на небе. А после он поднялся и, не сказав ни слова, вышел на улицу, накинув на себя куртку и надев ботинки. На улице было холодно и решение идти без шапки и в одной куртке, что надета на футболку с коротким рукавом, было довольно неразумным.       — Куда он ушёл? — спросила Урарака. Этот вопрос глуп, так как никто не знал на него ответа и знать не мог. Скорее всего. Очако немного волновалась, ведь Мидория может натворить такого, что снова будет лежать в больнице со сломанными костями, которые и так уже пережили большое количество переломов. Слишком Изуку проблемный. И нельзя точно сказать, находит ли он проблемы сам или они находят его. Но в любом случае.       — Я не знаю, — сказала Джиро, пожав плечами и продолжила писать что-то в тетради.       — Не считаете ли вы странным то, что он просто встал и ушёл, ничего не сказав нам? — начал Иида — Это может быть плохим знаком.       — Ой, да ладно, погуляет и вернётся. Чего вы нагнетаете? — Каминари опёрся о спинку дивана и почти лёг. Он рассматривал печенье, крутя его, а после съел и продолжил говорить уже с набитым ртом. — Ничего с ним не случится.       — Но велика вероятность…       — Не велика, — перебил Урараку Денки, приложив к её губам указательный палец, как бы говоря «Замолчи».       Очако быстро убрала палец и надулась, сложив руки на груди. Она всё ещё немного волновалась за Деку.

***

      Мидория медленно бродил по улице, смотря в пол. Под ногами тихо скрипел снег, что успел выпасть. Его совсем мало. Рядом были чьи-то частые следы. Ещё след. И ещё. Вот тут видна уже почти полностью засохшая трава. Здесь тоже. Изуку достал руки из карманов и посмотрел на них. Складки, по которым почему-то определяют судьбу, хотя от них она точно не зависит. У кого-то одна складка может быть длиннее, у кого-то короче. И почему решили, что от этого зависит продолжительность жизни?.. А вот и шрамы. Шрамы, напоминающие о том, что стоит осторожнее использовать причуду. Но для начала просто научиться ей пользоваться. До ста процентов ещё ой как далеко. Нужно лишь преодолеть себя и стать сильнее. Это только кажется простым, а на деле ты скорее умрёшь, чем сможешь улучшить результат.       Почему-то теперь ноги были не такими устойчивыми и… Скользили?       «Лёд?» — только успел подумать Деку, как сразу же почувствовал, что падает. И когда равновесие держать уже не получалось… Он упал на спину и сразу же почувствовал боль в районе копчика. Вот так неудача. Снова что-то сломал?       Мидория попытался подняться, но решил пока посидеть так, ведь было больно. Даже очень больно.       — Ты в порядке? — за спиной прозвучал низкий мужской голос. — Не ушибся?       — А? — смахнув снег с руки спросил Изуку. Подросток повернул голову и посмотрел на того, кто с ним разговаривал. — Тодо… — он взял небольшую паузу — роки?..       — Да-да, именно я, — парень протянул руку Деку, чтобы тот смог подняться. Одной попытки не хватило, а вот с третьей встать на ноги получилось. — Не больно?       — Нет-нет, всё хорошо, — ответил подросток, отряхивая куртку и штаны. Их ткань была мокрой и прилипла к коже, но так же быстро и отлепилась. Мидория всё ещё держался за ушибленное место. Болело уже не так сильно, но ходить было тяжело.       Подросток оглядел Шото. Тот также был в одной тёмно синей куртке, что была даже не застёгнута, кедах. Он держал одну руку в кармане, а второй пытался поддерживать Изуку, чтобы он снова не поскользнулся. Потому что этот парень может снова упасть, уже и забыв о том, что под ногами лёд.       — Почему ты ушёл? Ребята немного волнуются.       — Ты поэтому здесь, да? Тебя ребята послали за мной? — Деку посмотрел в лицо Тодороки, после сразу же переведя взгляд на собственные руки. Его пальцы переплетались и выгибались. Это уже вошло в привычку. — Я просто хотел прогуляться. Развеется там.       — Просто ты ушёл, даже ничего не сказав, понимаешь? И… Нет, я пришёл сюда потому что тоже волновался за тебя. Меня никто не посылал. Не зря пришёл, как видишь.       — Да я просто ушёл в мысли и как-то даже не заметил лёд под ногами… Прости.       Небольшая пауза, что, казалось, длилась вечность.       — За что ты извиняешься?       — Прости, привычка.       — И снова, — усмехнулся Шото.       Мидория прикусил губу и начал ещё чаще выгибать пальцы, заставляя их щёлкать. Тодороки мягко положил руку на его ладони, будто говоря ему прекратить так делать. И сделал он это даже не потому, что его это раздражало. Деку это ввело в ступор, но он попытался этого не показывать и продолжил медленно плестись за Шото.       — Почему ты так легко одет? — спросил Тодороки, указав на расстёгнутую куртку, под которой даже свитера не было. Такое ощущение, что ему плевать на своё здоровье. — Накинул бы шарф хотя бы, дурак.       — Мне вовсе не холодно.       — Сейчас проверим, — Шото взял в руки ладонь Мидории. Она была холодной, нет, просто ледяной. Щёки же парня были красными, из-за чего его лицо было похоже на помидор, хоть и выглядело мило, а изо рта шёл пар. Подросток вгляделся в лицо Деку, рассмотрел каждую веснушку и перевёл взгляд на розовый нос. Этот мальчишка слишком красивый. Его зелёные кудрявые волосы неаккуратно лежали на лице и на макушке, изумрудные глаза блестели, как и всегда. Они сияли абсолютно всегда. И улыбка с лица Изуку тоже не сходила. Шото и остальные одноклассники смело могли назвать его солнышком. И это правда. Он, как и Очако, просто светился. Но когда разговор заходит о боях, то он совершенно другой. Вовсе не стеснительный и робкий парень. Кажется, этот малый будет посильнее многих профессиональных героев. Тут даже не в плане физической силы, а в плане решительности и смелости. Он без раздумий идёт в бой, и, не думая о себе, сражается и всех спасает. По возможности, конечно. И Мидория всеми силами пытается зацепиться за эту возможность, виня себя, если это не получается сделать. Тодороки тут же очухался и вспомнил, что делал. — Это по-твоему не холодно, да? Застегни куртку, заболеешь ведь. Я тебя лечить не собираюсь.       Деку выдохнул и застегнул молнию, из-за чего ему пришлось отпустить руку Шото. Да тот и не заставлял идти, держась за руки. Это выглядело бы странно. Они ещё не настолько близки. Кстати, а на сколько тогда? Изуку мог бы сказать, что Тодороки его очень хороший друг, а возможно даже лучший. А Тодороки, в свою очередь, мог сказать так о Мидории, но с небольшим сомнением. Правда вот в чём оно заключалось никто не знал. Даже сам парень. То Деку лучший друг, а то и не друг вовсе… Подросток уже начал путаться, что и как. Но с Изуку Шото было комфортнее, чем с кем либо ещё, этого он никогда не отрицал. Будто позитивная энергия этого мальчишки заразна. Рядом с ним невозможно оставаться в плохом настроении. Ты обязательно улыбнёшься хоть раз. Это Тодороки и сделал. Совершенно неосознанно, но очень искренне.       — Чего улыбаешься? — спросил Мидория, посмотрев на друга. Он не понимал, что произошло, как и всегда.       — Неважно, — ответил парень, махнув рукой и пропустив тихий смешок. Деку и не думал о том, что причиной улыбки стал он. В хорошем смысле, конечно же.       — Это из-за моей глупости что-ли? — подросток немного напрягся. Он почесал голову и сложил руки на груди. Но это ненадолго. Пока ладони не замёрзнут.       — С чего ты взял?       — А почему ещё ты можешь смеяться в данный момент? — Изуку хотел ещё что-то добавить, как снова подскользнулся, но в этот раз рядом был тот, кто подстрахует. Тодороки довольно быстро среагировал в этот раз. Но не успел Мидория очухаться, как сразу же полез за телефоном и начал что-то набирать в поисковую строку браузера. Причём набирал он это очень быстро и немного неаккуратно.       — Всё в порядке? Не успел удариться? — волновался Шото. А Деку и не замечал этого. — Что ты там… — парень заглянул в телефон, забыв о том, что делать так не очень красиво — делаешь?..       Изуку в это время уже зашёл на какой-то сайт и продолжил копаться, ища ещё что-то. А Тодороки, прищурившись, пытался разглядеть, что же парень там смотрит, параллельно придерживая его за плечо, чтобы тот уж точно не упал лицом на асфальт в третий раз.       На улице дул лёгкий ветерок, что трепал волосы, тем самым загараживая обзор. И как только ненавистные пряди заправлялись за уши, их снова перемещали на лицо. И вот наконец Шото смог увидеть, что так усердно искал Деку, не обращая внимания на вопросы. «Купить билеты на каток» — кажется, там было написано так.       «Каток… Теперь ясно, почему он схватился за телефон после падения, лёд же», — подумал Тодороки. В каких странных обстоятельствах к этому парнишке приходят идеи, просто невероятно.       — Чёрт, мне не хватает… — негромко пробормотал Мидория. Почему-то он хотел купить два билета.       «Урараку хочет позвать что-ли? Но, а вообще идея неплохая», — продолжал размышлять Шото.       После они не обменялись ни одним словом.

***

      День близится к вечеру, на улице уже темнеет. Мидория сидит в своей комнате и копается в телефоне от нечего делать. Он уже понял, что сходить никуда не получится, так как денег совсем нет. Осталось только надеяться, что настроение появится само собой, раз уже ничего не поделать. Печально. Даже очень. Но тогда лучше вовсе не думать об этом, чтобы не сделать хуже, так? Ох, ещё и эти мысли о сегодняшнем дне, что терзали. Такое ощущение, будто отвлечься от них невозможно. Деку так нелепо вёл себя с Тодороки, словами не описать. Ему было жутко стыдно за это. Может, стоит извиниться? Хотя… А за что? Эти извинения будут ещё нелепее, чем ситуация в целом, так что лучше оставить всё как есть, чтобы не усугубить.       Снова стук в дверь, как и сегодня днём. Снова Очако?       «Ладно, так уж и быть, посижу я с вами, а то торчать в своей комнате одному как-то не очень», — подумал Деку и разрешил войти. Если бы это была Урарака, то она бы ворвалась сразу же после того, как постучалась. Значит, это всё же не она.       — И снова привет, — это был Шото. В комнате не горел свет, а было уже достаточно темно, поэтому если бы не волосы и свет из коридора, то было бы непонятно, кто зашёл.       — Что? — Изуку в очередной раз в ступоре. Он сидел с открытым ртом и просто следил за движениями парня. Тот же сел рядом с Мидорией и, чтобы подросток пришёл в себя, слегка дотронулся до его немного красного носа. Деку сразу же заморгал в недоумении и будто бы пришёл в себя. Тодороки же просто улыбнулся. Как часто он это делает в компании этого мальчишки…       — Что случилось? — снова уставившись на Шото, спросил парень. — Что ты держишь за спиной? — любопытство распирало его; было очень интересно узнать, что же там прячет подросток.       Пара секунд и прямо перед лицом Изуку появились два билета на каток. Да, именно на тот каток. Ещё через пару секунд Мидория улыбнулся и бросился в объятия Тодороки, чуть не расплакавшись.       — Чего это ты?       — Ты ведь узнал, что я хотел туда сходить, но не смог, да? — начал Деку — и ты специально купил билеты! Я не могу передать словами, как тебе благодарен, Тодороки! Ты просто невероятен!       — Забирай их. Это для тебя и для второго человека. Не знаю, кого ты там хотел пригласить, но точно знаю, что хотел пойти с кем-то, — Шото вовсе не пропустил мимо ушей это «ты невероятен». Настроение после каждой фразы Мидории становилось всё лучше и лучше. Это он невероятен. Просто чудесен.       — А? Два билета?       — Да, именно так. А что такое?       — Мне понадобится всего лишь один. Второй для тебя.       — Меня?.. — Тодороки, покупая билеты, буквально на секунду подумал о том, что второй билет для него, но сразу же отбросил эту теорию. Но теперь это вовсе не теория. Правда он и не понимал, почему удивился тому, что ему разрешили забрать себе билет, купленный за его же деньги. — Ты сейчас серьёзно?       — Ну уж точно не в шутку, дурак, — рассмеялся Изуку. Теперь же Шото чуть не расплакался. Он прижал Деку к себе ещё сильнее, чего тот уж точно не ожидал. Но Мидория не слова не сказал, он просто молча наслаждался моментом. Улыбка с лица парней не сходила ещё долго.

***

      На улице включили фонари, солнце уже почти село. Тишина и покой. Мидория с чудесным настроением копался в шкафу, скидывал вещи на кровать и искал нужные. Он немного волновался, хотя скорее просто был в предвкушении. Деку был на катке всего лишь один раз в своей жизни. Но и то было в детстве. Парень до сих пор помнит, как хватаясь за всё, что только можно: за бортики, маму и других людей, он пытался хоть как-то сдвинуться с места и не упасть, сделав буквально полшага. Это было прямо перед самым праздником, когда Мидория всё ещё был сильно огорчён из-за причуды и травли. В тот день было на удивление много снега, а рождественская атмосфера буквально зависла в воздухе. Её нельзя было не прочувствовать. В лавках прямо возле катка продавали сладости и горячие чай и кофе. Тогда Изуку немного научился кататься, но не сказать, что это умение надолго задержалось. Всё-таки без практики можно попросту забыть даже как стоять на коньках.       Сейчас Деку искренне верил, что этот день будет просто чудесен во всём. Ничего не могло испортить ему настроение. Как же по-другому, если он идёт на каток с Шото, так тот ведь ещё и сам купил билеты. Мидория был очень благодарен ему. Он всё думал, как отплатить за такой поступок, ведь Тодороки потратил деньги на билеты, да и в общем заморочился…       Изуку наконец нашёл нужный свитер. Он натянул его на себя, надел штаны, достал шапку с верхней полки, захватил шарф и выбежал из комнаты, чуть ли не спотыкаясь по дороге. Интересно, Шото уже ждёт его? Если ждёт, то долго? Будет неудобно, если больше десяти минут.       Деку снял куртку с вешалки и быстро накинул её на себя. На его шеё висел тот самый шарф, шапка еле держалась на голове, а сам Мидория пытался завязать шнурки на ботинках, что получилось только со второго раза и то только на одном ботинке. Внезапный звук, исходящий из смартфона, заставил подростка отвлечься. Это сообщение от Шото.       «Я жду у входа, если вдруг что».       «Уже ждёт, значит… — думал Изуку. — Нужно поторопиться».       Он выбежал на улицу, даже не завязав шарф и шнурки, куртка всё ещё была застёгнута не до конца. На улице парень даже прокашлялся, поперхнувшись холодным воздухом. Он поднял взгляд и увидел друга.       — Привет, — спокойно сказал тот. — Ты что, спешил? — выглядел Тодороки ещё лучше, чем днём. На нём было бежевое пальто и шарф, намотанный вокруг шеи так, что его конец не торчал. Из его рта вырывался пар, когда он говорил. А на его плече висела какая-то спортивная сумка. Шото освещал лишь не сильный свет фонаря, который располагался высоко над головой.       — Если честно, — начал Деку, прокашлявшись — то да, я спешил.       — Я вижу. Шарф не намотал, шапку не натянул, куртку не застегнул, шнурки не завязал… Иди сюда, помогу.       Изуку послушался и подошёл, опустив голову вниз и немного стыдясь своей неряшливости и неаккуратности. Шото заботливо застегнул молнию, переодел зелёную шапку с помпоном, что шла парнишке, так, чтобы она хорошо сидела. Но друг всё равно надел её по-своему, так как было неудобно. Тодороки завязал длинный шарф в полоску и отошёл, чтобы поглядеть на проделанную работу, будто он мама Мидории, которая отправляет его гулять. Шнурки Деку завязал сам, так как не хотелось просить об этом Шото. Наконец они отправились на каток. Изуку шёл, чуть ли не прыгая от счастья. Фонари освещали дорогу мягким золотистым цветом, из-за чего та была похожа на волшебную дорожку из жёлтого кирпича. На небе сверкали звёзды: совсем маленькие и еле видные и те, что чуть побольше. На ветках деревьев местами лежал снег, который даже немного светился. А когда ребята вышли на большую дорогу, всё стало ещё более волшебным. В честь праздника повесили гирлянды, которые переливались самыми разными цветами, рядом пробегали радостные маленькие дети, родители же их плелись сзади, о чём-то непринуждённо болтая. Кто-то нёс домой огромные пакеты с продуктами, кто-то с подарками. Кто-то разговаривал негромко, а кто-то смеялся на всю улицу.       — Как же прекрасно! — не выдержал и прокричал Деку, смеясь и хватая Шото за руку. Он решил немного ускориться. Тодороки, который находился в раздумьях всё это время, внезапно приходит в себя и начинает чуть ли не бежать за неугомонным другом, пытаясь поправить волосы. Глаза Изуку сияют, он смотрит прямо на Шото. Шото смотрит прямо на него. Теперь они оба смеются. Некоторые оборачиваются и странно смотрят на них, но им плевать. Сейчас совсем не до прохожих. — Хей, гляди, мы почти пришли! — Деку указал на вход на каток, откуда играла рождественская музыка и где сверкали огни: очень яркие и красивые. Можно было увидеть людей, которые уже вовсю катались и веселились, иногда падая на лёд, после чего поднимаясь и продолжая радоваться. Там были все: от маленьких детей до стариков. Влюблённые парочки, семьи, друзья и просто те, кто пришёл сюда один. — Ну же, скорее!       Парни зашли, Шото отдал билеты. На их руки надели браслеты и отправили в раздевалку, чтобы те надели коньки и оставили ненужные вещи.       — Постой-ка… У меня же нет коньков… — уже не таким оживлённым голосом, как раньше, проговорил Мидория.       — Там есть прокат, я схожу возьму тебе их.       — Но это же платно!       — Я заплачу, не беспокойся.       — Но у меня хватит на прокат.       — Этим вечером за всё плачу я, — сказал Тодороки, уточнил размер ноги друга и ушёл, оставив Деку одного на скамейке. Но вернулся он довольно быстро.       — Держи. А у меня коньки есть, в сумке лежат, — Шото передал Изуку коньки и сел, чтобы надеть свои. Он посмотрел на парня. Тот вновь мучился со шнурками и застёжками, но в итоге смог их завязать и застегнуть. — Только получше крепи, иначе нога будет проваливаться.       — Ага. Ты готов? Можешь идти, я догоню.       — Тебе не нужна помощь? Положишь вещи?       — Конечно! Я же не настолько глупый!       Тодороки отправился на лёд, где его сразу же ослепили огни, развешанные вверху, и оглушила музыка, которая казалось не такой громкой, когда парень ещё не зашёл сюда. Он потянулся и выехал уже на середину. Это давалось ему даже легко, подросток держал равновесие и катался довольно быстро. Он не считал, сколько кругов сделал, ожидая Деку, но был уверен в том, что много. Наконец у входа показался Изуку, не очень уверенно идущий к льду. Пришло время вспомнить, как кататься. Он аккуратно вступил на лёд одной ногой, после поставил вторую и уже чуть не упал, сразу же схватившись за бортик. Сердце застучало быстрее, а на лице даже выступил пот. Шото сразу же подъехал к другу и протянул ему руку. Деку мог бы сравнить это с приглашением на танец, но он понимал, что парень просто предлагает помощь. Мидория протянул свою ладонь, на которую была надета красная перчатка, подходившая под цвет шарфа и шапки. Тодороки медленно взял её, положил руку на плечо Изуку и помог ему нормально встать на коньки. Он взглянул на него из-под чёлки, словно спрашивая, всё ли в порядке. Деку в ответ лишь улыбнулся, но сжал ладонь Шото сильнее, боясь упасть.       Рядом проезжал какой-то ребёнок, но остановился и странно посмотрел на ребят. Те лишь сделали вид, что не заметил его.       Деку шепчет на ухо другу:       — П-помоги, пожалуйста, я не умею кататься…       А он просто разворачивает его и начиная небыстро ехать, подстраивается под направление катания остальных. Вокруг всё сияет, вокруг всё светится, вокруг все такие счастливые. Деку смотрит на всё это, учащённо дыша. Сердце вырывается из груди, щёки горят. Изумрудные глаза сверкают, на лице непроизвольно появляется улыбка, сверкающая так же, как и глаза. Он смотрит на Тодороки. Тот легко, но максимально аккуратно скользит по льду, таща за собой друга. Мидория и не догадывается, что сейчас Шото не так спокоен, как кажется на первый взгляд. Он держит Изуку за руку. Он помогает ему. Он заставляет его улыбаться. Он делает его счастливым. Он не может поверить, что это происходит именно с ним. Ему тяжело дышать. Чувства переполняют его с ног до головы. Тодороки забыл обо всём плохом, что было в его жизни. Он наслаждается моментом. И снова слышит звонкий смех Деку. И снова теряется в эмоциях. Шото готов поклясться, что когда он видит улыбку этого мальчишки, слышит его смех, то забывает, как дышать, забывает, как говорить. Изуку готов поклясться, что когда Тодороки берёт его за руку, когда прикасается к нему, то становится невероятно тепло и спокойно, и в груди что-то приятно согревает. Они оба готовы поклясться, что желают смотреть на друг друга вечно.       «Хочу обнять его», — думал Деку, заворожённо смотря на друга.       «Хочу, чтобы он вновь засмеялся», — думал Шото, сжимая ладонь друга.       Это словно другая реальность. Реальность, где нет злодеев, где всё хорошо, где нет места жестокости и отчаянию. Вот бы остаться здесь навсегда… Навсегда с ним. В его объятиях. Чтобы ощущать его тепло. Чтобы больше не знать плохих эмоций. Чтобы наконец стать счастливым. Чтобы слушать его рассказы про героев вечно. Чтобы помочь ему забыть о прошлом. Навсегда с ним… Лишь мечты или реальность?       — Тодороки, постой, давай остановимся… — тихо сказал Изуку. Шото лишь подъехал к бортику и встал прямо напротив Деку. Музыка была очень атмосферной, она пронизывала ей насквозь, но при этом ощущалось какое-то спокойствие, смешанное с невероятным вдохновением. То, что и нужно было.       — Ты устал? Что случилось? — заволновался Тодороки, снова ощутив прилив эмоций, когда Изуку заглянул ему в глаза.       — Нет, я просо хотел сказать…       — Что?       — У тебя было такое, когда все твои мысли только об одном единственном человеке? Когда ты просыпаешься с мыслью о нём, засыпаешь… Когда хочется коснуться его, обнять… Когда в его присутствии из-за волнения несёшь какой-то бред и постоянно смущаешься? Когда любое его слово вызывает улыбку? Это… Что это? — всё ещё негромко говорил Мидория. Он и сейчас хотел под землю провалиться из-за стыда. Но он сказал это. Уже ничего не изменишь.       Тодороки узнал в этих словах себя. Он всё это ощущал. Но не хотел верить в то, что это оно. Он не хотел осознавать, что в итоге останется с разбитым сердцем, ведь был уверен, что он уже влюблён и точно не в него… В горле вновь ком. Говорить тяжело. Но он должен. Деку просит его помочь. Он обязан это сделать.       — Любовь?.. Прости, я… я в этих делах не мастер, поэтому могу ошибаться, делай так, как считаешь нужным, — сказал Шото, тоже сгорая от стыда.       «Почему ты запинаешься? Где твоя прежняя уверенность? Спокойствие?» — мелькало у Тодороки в голове.       — Тогда я люблю тебя, — Изуку взял парня за руки и поднял его голову так, чтобы они смотрели прямо друг другу в глаза. Разница в росте мешала, конечно, но на такие мелочи сейчас обращать внимание не стоит. Парень не понял, откуда такая уверенность, откуда столько смелости в подобной то ситуации. Но потом дышать стало невероятно тяжело и Мидорию накрыла паника. — П-прости!       На глазах заблестели слёзы, в которых отражались рождественские огни. Вырвался один нервный смешок. Второй. Тодороки опустил голову вновь и… слёзы начали катиться по щекам, падая на лёд. Шото собрал свои и его руки в замок и приложил ко лбу. Он не смог сохранить прежнее вечное спокойствие. А как сохранить его в такой ситуации? Деку лишь смотрел на это и нервно сглатывал. Что нужно сделать? Успокоить? Обнять? Или не трогать его, чтобы не сделать хуже? И что вообще всё это значит?       — Д-да-да, я тоже… — дрожащим голосом произнёс Тодороки, не убирая руки от лба. Изуку сумел вытащить их из крепкой хватки и взял Шото за подбородок вновь.       — Шото.       Деку неуверенно и быстро поцеловал его. Он не умел это делать, поэтому смог только слегка чмокнуть парня в губы. Этого хватило, чтобы он пришёл в себя. Точнее перестал плакать. Деку всё ещё держал Тодороки за подбородок и смотрел только в его глаза. Не отводя взгляда. Стало плевать на всё, что происходило вокруг. На людей, на музыку, на свет. На абсолютно всё. Перед ним только он. Только его прекрасное лицо, прекрасные глаза, нос, очень красные и мокрые от слёз щёки, освещённые гирляндами. Их отделяют сантиметры. Неужели получилось остаться в этом мире?       Тодороки обнял Изуку так, как никогда никого не обнимал. Об этом и мечтал когда-то Деку. Стало невероятно тепло. Они оба чувствовали дыхание друг друга, сердцебиение. Они оба засмеялись. Об этом и мечтал когда-то Шото. Слёзы. Слёзы счастья и звонкий смех, раздающийся на весь каток. Они любят друг друга. Об этом и мечтали когда-то друзья…       А вокруг всё ещё сверкали рождественские огни, катались люди и играла музыка. Сейчас этот мир существует только для них двоих.
Примечания:
Я очень сильно извиняюсь за то, что так затянула начало! Я пыталась убрать что-то, но так и не решила, что именно.
Это мой первый полностью флафф вообще без стекла на самом деле.
Извиняюсь за ошибки! Если вдруг что, то исправьте меня с помощью функции «Публичная бета»
Мне будет очень интересно услышать ваше мнение по поводу работы.
Спасибо за прочтение!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Boku no Hero Academia"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты