Ave Imperator

Джен
G
Закончен
20
Размер:
Драббл, 11 страниц, 1 часть
Описание:
Сейчас, смотря на мужчину, Дея не узнавала того героя, что ей полюбился в детстве. Она видела лицо властного темного лорда с холодными, словно замороженными изнутри глазами.
Посвящение:
Всем кто прочитал.
Примечания автора:
Прежде, чем меня забьют ногами, скажу одно: Дея Риате человек. Это не плохо и не хорошо, это просто есть. И как у человека у неё могут быть прыщи, синяки и все «прелести» жизни. Не все ее поступки правильные. Не все ее убеждение разделяют другие... Просто, это виденье другого разумного. Слегка придирчивый, предвзятый... Но какой есть.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 5 Отзывы 4 В сборник Скачать
Настройки текста
Рёв адского пламени прозвучал резко и непривычно громко. — Где твой сын, Тангирра, когда он так нужен? — мощный голос с нотками усталости заставил внутри Деи Риате что-то дрогнуть, а по спине пробежался табун мурашек, что своими лапками пересчитали каждый её позвонок. Дверь открылась с такой силой, что петли жалобно скрипнули, а сам несчастный кусок древесины ударился об стенку. — Оу…       Дея застыла испуганной мышкой, вжав голову в плечи. Высокий и широкоплечий мужчина, вошедший в гостиную, словно занял всё пространство. Его аура ужасала, оказывая страшное давление на всех, кто сейчас находился в помещении, казалось, она давила почти физически, от чего Дее невольно захотелось пасть ниц. Одет он был по столичной моде — узкие штаны и туника, показывающая мощную фигуру. Чёрные, как самое тёмное проклятье, когда-либо созданное в этом мире, длинные волосы, собранные в высокий хвост и всё равно достающие до поясницы, блестели в слабом свете магических огней гостиной. Властное лицо с хищными чертами и большим, уродующим прекрасные аристократические черты, шрамом на всю щёку, было беспристрастно. Взгляд холодных, как сама бездна, чёрных глаз, казалось, был прикован только к ней. От чего Риате невольно сглотнула вязкую слюну.       Это властное лицо было невозможно не узнать. Адептка поспешно склонилась в поклоне, с широко открытыми глазами смотря на свои собственные ноги. Хоть она не видела, но ощущала, как её внимательно рассматривали… Почти препарировали взглядом. Паузу, что возникла так внезапно, нарушил сам император: — Ещё раз «оу», — задумчиво, но каким-то спокойным тоном протянул правитель Тёмной Империи. — Дорогая сестра, как понимаю, это та самая?.. — Брат, да, это возлюбленная Риана. Так что не говори таким неуважительным тоном! — Оу… — И хватит тянуть своё «оу», — моментально вспылила леди Тьер. На это император только громко фыркнул. Дея испытывала странную смесь чувств: с одной стороны хотелось поднять голову и посмотреть на то, как раздражается свёкромонстор, с другой же хотелось провалиться сквозь землю. Желательно немедленно. — Замечательно, — тоном, по которому сложно сказать радуется или злится говорящий, протянул Император. Тяжёлая поступь и мягкая просьба: — Дитя, поднимись. Я на спины ещё за сегодня насмотрюсь.       Поднимать голову адептка резко расхотела. Ну их, императорские разборки, в Бездну, целее будет… Только указательный палец больно и настойчиво приподнял лицо Риате за подбородок. Под взглядом золотых глаз девушка вся съёжилась. Император внушал не меньше лорда Тьера. А, кажется, и сильнее.       Императора Анаргар Анаргата жители Темной Империи любили. Школы, дороги, лечебницы, научные гранты, новые законы, направлены на поддержку простого люда, союзы, революционные открытия в магии, победоносные войны… Достижения его века правления можно было перечислять долго. Нынешний император успел намного больше, чем его предшественники: он достоин всех почестей, которые ему оказывал народ. Всё дошло до того, что простой люд стал воспевать и рассказывать подвиги, слагая легенды, былины и сказки о некогда принце, а после уже и императоре, передавая их из уст в уста с особым трепетом.       Впервые подобные истории об императоре Анаргаре Дея услышала будучи ребёнком. Тогда, после удачного похода по грибы — в тот знаменательный день она случайно нашла Голубой Бочковой Гриб, который так ценят маги и не прочь отдать за него целых пять золотых! — отец взял её с собой в таверну. Дело в том, что её отец не очень уважал алкогольные напитки - их в доме обычно не водилось. Но ради такой удачной добычи — целых пять золотых! — решил отпраздновать. Та придорожная таверна не отличалась чистой и порядком, как у мастера Бурдуса, — пол был чёрным от грязи с копотью, а в затхлом воздухе таверны стоял стойкий запах из примесей человеческого и конского пота, горьких трав и мясной похлёбки. Ей там не понравилось, и она бы вышла подождать отца на улице, но её внимание привлёк чистый и мощный голос посетившего их деревню барда. Оборотень пел балладу о молодом принце, что счастью своему предпочёл счастье его возлюбленной. Как он пошёл на войну, как сражался там, как мужественно терпел все ранения, от которых едва не умер! Принц был героем.       Это история настолько захватила сердце Деи, что отцу тогда пришлось её — старшую, послушную дочь! — силой уводить из таверны. Отважный принц стал её первым героем, и по началу, когда местный лорд хотел её забрать в долговое рабство, глубоко в душе Дея надеялась, что герой из баллады того проезжавшего барда её спасёт. Не спас, зато пришёл на помощь его племянник.       Сейчас, смотря на мужчину, Дея не узнавала того героя, что ей полюбился в детстве. Она видела лицо властного тёмного лорда с холодными, словно заледеневшим изнутри глазами. Это… Слегка пугало и разочаровывало.       Но она не знала, что разочаровала дядю своего обожаемого Риана не меньше...       Сам же Император Анаргар Анаргат озадаченно поднимал брови всё выше и выше с каждой секундой. Он явно ожидал увидеть не это…       Император едва заметно поморщился. Когда-то, в молодости, он жаждал знаний о том, как уберечь империю… Что ж, он их получил, хоть и весьма специфическим образом — в виде воспоминаний о книге из иного мира, к которым прилагалась весьма вздорная личность. К счастью, вселенка оказалась слабовольной — совершенно не чета тёмному лорду. Он легко загнал незваную гостью в самую глубь подсознания, откуда она могла лишь проецировать неожиданные всплески эмоций по самым дурацким поводами. Вот, как сейчас…       Да и книга, если вдуматься, была далеко не мировым шедевром. Третьесортный, если не пятисортный, любовный романчик явно не стоил таких почестей и любви. Но в нём описывался мир до абсурда похожий на его родину, поэтому проигнорировать вселенку и её знания Император не мог.       Главная героиня книги — Дея Риате — была представлена автором пред читателям в качестве отважной и скоромной девушки, в которую влюбляется влиятельный лорд. Как в сказке. Она была обладательницей волос необычного цвета и темных блестящих глаз, в которые влюблялись если не все, то заглядывались многие… Но сейчас, смотря на девушку, упорно прожигающую дырку в полу, еле стоящую на прямых ногах перед ним, он хотел задать только один вопрос: и где же это всё?!       Лицо в самом деле у неё довольно миловидно, но… На этом всё. Девушка, откровенно говоря, не ухоженная. Более острый, нечеловеческий взгляд, чётко видел россыпь угрей на носу, немного на лбу. «Кудрявые брови» — заросшие гусеницы, иначе не назвать, с кучей одиночных, но длинных волосков вокруг, что смотрелось совершенно не эстетично. Тёмные круги под покрасневшими глазами. Грязные волосы, что на корнях сбивались в жирные пучочки. Одежда огорчала ещё больше. Чтобы выглядять красиво, не нужны бренды и принципиально новые вещи — если одежда неопрятная и несвежая, даже королевские одеяния будут смотреться совершенно непрезентабельно. Анаргара смущало не столько старое платье, с заметными для нечеловеческого взгляда швами и заплатками, сколько пожелтевший ворот, грязные манжеты и старые, явно застиранные без энтузиазма, пятна на юбке. И, чего уже скрывать, нос улавливал запах немытого тела, пота и чего-то резкого, похожего на чеснок.       Дея Риате будучи человеком… Не впечатляла. Совсем. Анаргар даже почувствовал лёгкие отблески разочарования вселенки. Какого чёрта? Вот ради вот «этого», он срежиссировал повтор ситуации, когда его племянник вместо работы на благо страны отправился в забытую всеми занюханную академию? Ради этого всего, он позволил зарвавшемуся мерзавцу несколько лет творить, что вздумается?! Это вот предпочёл Тьер его блистательной дочери, которая от ревности наделала глупостей и ему пришлось её наказать?! Надо было послушаться жену и не подыгрывать судьбе, потакая желанием прошлой личности! Если бы Дее Риате суждено было любить и быть любимой Рианом Тьером, всё случилось бы без его помощи, даже измени он основную канву сюжета той дрянной книжки! — Оу, — только и мог протянуть Император, проглатывая возгласы, ругательства и замечания.       Нет, Анаргар прекрасно понимал, что в местных реалиях крестьянам тяжело. Они больше озабочены своим выживанием, нежели внешним видом. И он не может их винить в этом, наоборот, пытается помочь со своей колокольни. Только всё новое жители небольших поселений воспринимают с недоверием. Особенно людские поселения. На школы посматривают как на обитель зла, обходя десятой дорогой. Приезжих целителей вечно подозревают в чём-то нехорошем, выгоняя их чуть ли не с вилами и факелами. От реформ воют не своими голосами, заявляя, что их притесняют! Словно им надо обязательно отдавать только молоденьких девушек — почти детей! — замуж и потом собираться на похороны, когда из-за ранней беременности и отказа от столичных целителей всё идёт не так. Плевать, что погибла очередная девочка, а у них самая большая смертность рожениц в империи, зато никто не назвал кровинку старой девой, что позорит семью! Тьфу, гадость, право слово!..       Но бездна с этими крестьянами, не надо их вспоминать — и так литры крови выпили. Он их припомнил только из-за того, что им сложно перестроиться. Как и Деи. Не следишь за собой — это твой выбор, но… Почему не надеть чистое платье? Если нет чистого, то почему не купить новое платье, расширить гардероб? Или, элементарно, заплатить прачкам, чтобы следили за твоей одеждой? У тебя есть деньги, ты открыла собственное дело, в конце концов, куда смотрит твой жених, которого твой внешний вид должен беспокоить больше всех?! Репутация вещь хорошая, но все клиенты будут в первую очередь смотреть на твой внешний вид… Да и остальные тоже. А после переносить впечатление о тебе на весь благородный род Тьер. Сложно принять тот факт, что больше нет нужды экономить? Или тут в дело вступила некая скупость? Впрочем, не столь важно «Почему?». Важно лишь то, что сам факт выставляет девушку не с лучшей стороны.       Тяжёлый вздох император сдержал с трудом. — Твоё «оу» весьма раздражает, — напомнила о своём существовании Тангирра. Она прекрасно знала, когда её брату нечего сказать, он тянет это клятое «оу» или неопределённое «занимательно».       Отпустив лицо девушки, Анаргар заложил руки за спину, расправляя плечи. Обняв себя руками, Дея невольно сделала шаг назад — из-за этого простого жеста император стал визуально больше. Он и так каким-то неведомым образом занимал собой всё пространство в просторной гостиной и давил ей на плечи, но сейчас внушал неподдельный ужас и благоговение. В его присутствии Риате ощущала себя крайне некомфортно. — Я просто удивляюсь, — безэмоционально произнёс Тёмный лорд, глянув на кузину, поймав её взгляд, он не смог отказать себе в небольшой шалости и «шпильке», — как она пережила встречу с тобой, моя дорогая леди Тьер.       Дея невольно передёрнула плечами — знакомство с матерью своего жениха она не забудет никогда! И сразу же получила насмешливый взгляд золотых глаз и слегка приподнятые уголки губ, как реакцию на своё действие. Провалиться сквозь землю захотелось ещё сильнее.       Леди Тьер же возмущённо фыркнула и опасно прищурила глаза. Уперев руки в бока, что не подобало делать аристократкам, тем более её уровня и достатка, она гордо подняла подбородок: — Не делай из меня чудовище. — Как можно? Я просто хорошо тебя знаю, и могу предположить… Что ты огорчилась, — дипломатично заметил Император. И, глянув на Риате со высоты своего роста, с любопытном уточнил: — Не ошибусь, если предположу, что ты это дрожащие создание довела до слёз не раз и не два.       Риате моргнула. Пусть слёзы в самом деле были, но «дрожащие создание» резануло слух. Дея невольно поджала губы и недобро сверкнула глазами исподлобья. На такой пассаж Анаргар приподнял брови. Ему же не показалось?..       Едва уловимый скрип заставил Дею вздрогнуть и обернуться на звук. В дверном проёме, откуда вышла пару минут назад леди Тьер и Император, застыл Риан Тьер. Его замешательство продлилось не больше пары секунду — он стремительно вошёл в комнату, пропуская четырёх слуг, что зашли следом за ним, и подошёл к Дее.       Подойдя к возлюбленной, Риан опустил руки на хрупкие плечи и мягко сжал их. Дея перевела дух, прижимаясь боком к своему жениху. Она только сейчас поняла, что в обществе правителя Тёмной Империи и свёкромонстра была крайне напряжена. Но с приходом Риана она смогла выдохнуть свободно, почти судорожно, словно забыла как дышать. — Дядя, не ожидал вас с визитом, — произнёс лорд Тьер, оторвав буквально светящийся нежностью и восторгом взгляд от возлюбленной. Глянув на Анаргара, первый меч империи невольно приобнял девушку сильнее, в бессознательной попытке прикрыть ту от горящих золотым холодом глаз.       Иллюзий он не питал — хоть дядя и наказал кронпринцессу, это его огорчило. Меньше, чем поступок дочки, но всё-таки. А у Анаргара Анаргата репутация непредсказуемого тёмного лорда — его поведение могла предсказать только его кузина Тангирр Тьер. И то она порою не угадывала.       Этот жест не укрылся от глаз представителей королевской семьи. Тангирр слегка нахмурила брови, осуждающе глянув на сына. Анаргар же на секунду прикрыл глаза, и когда вновь открыл, глянул с непониманием на племянника: «Ты что, дурачок?». Риану на секунду даже стало стыдно. Подобный жест показывал, что он от них собирается обороняться… Императора это неприятно удивило. За кого племянник принимает его и мать?!       Чуть запрокинув голову, чтобы посмотреть Риану в глаза, Дея улыбнулась. Переглядывания же и немой диалог представителей императорской семьи прошёл мимо неё. — Впрочем… — сказал, осознав свой поступок и ослабив хватку на плечах любимой, Тьер. Это невербальное заверение о «ненападении» его успокоило. — Раз вы заскочили на огонёк, дядя, то позвольте представить вам мою избранницу — Дею Риате.       Леди Тьер стрельнула глазами на брата. Анаргар это знал, но… Один уголок губ дёрнулся. Он вновь приподнял недовольно брови и отвёл взгляд в сторону: — Замеча-а-а-тельно, — нейтрально протянул император, смотря в окно.       Из окна открывалась панорама на столицу и на императорский дворец. Да, надо смотреть на свой дом и думать… О непрочитанных отчётах. О великие предки, да кого же он обманывает?!       Все боги и демоны! Не этого он ждал! Все книги врут! Это недоразумение не могло быть выбрано его племянником! — Брат, — сердито сказала Тангирр, поджав губы, заметив тень обиды на лице сына. Пусть тот упрямо будет стоять на своём, но мнение уважаемого дяди ему важно. А то, что император впервые за десяток лет не удержал лицо… — Риан более не пригоден для лелеемых тобой династических браков. Дея, милая, твоя скромность похвальна, но сейчас крайне излишня. Сними перчатки, пожалуйста.       Император резко развернул голову, от чего длинный чёрный хвост упал на грудь. Под острым взглядом золотых глаз Дея вздрогнула. Одним плавным, почти змеиным, движением, император приблизился снова. Без слов — они ему показались излишними — он требовательно протянул руку.       По позвоночнику вновь побежали мурашки, и Дея сильнее прижалась к Риану. Девушка посмотрела на него в поисках поддержки, но… Он только кивнул, подталкивая к действиям. Это немного обидело Риате, но, облизав губы, она стянула перчатку. В магических огнях блеснул чёрный бриллиант.       Поражённый вздох Анаргар сдержать и не старался. Мягко подхватив руку — «не замечая», как напрягся племянник, — император жадно рассматривал кольцо, как подумали все. Такое внимания Риате показалось странным. Да, красиво, но на этом всё. Что же он там высматривает? — Поразительно… — качнул головой император и отстранился.       Он невольно глянул на руки девушки, сомкнул веки, лишь бы удержаться от очередного разочарованного вздоха. Да-а-а… Не стоило ожидать от девушки ухоженных рук — сначала тяжёлая жизнь в деревне, потом будни подавальщицы. Там нужны руки и они не могут быть нежными, но обгрызенные ногти вызвали некую оторопь и отвращение.       Анаргар сложил руки за спиной — сдерживая навязчивое желание вымыть руки со спиртом, — и подошёл к кузине. Ногти, похоже, императора окончательно добили. Заметив лицо брата, леди Тьер невольно подобралась: слишком спокойное лицо, но в глазах какой-то нехороший огонёк. — Как я и говорила, — мягко, почти извиняясь, произнесла леди Тьер, легко дотронувшись до руки родича, заглянув тому в лицо, — он больше не пригоден для династических браков. И не сказать, что я сильно этим огорчена.       Леди Тьер подарила улыбку будущей невестке, желая ту поддержать. Адептка академии Проклятий только удивлённо моргнула. Это что сейчас было?       Император молча посмотрел на кузину… Только золотые глаза пылали. Ему до трясучки в руках хотелось спросить: «Видела ли ты, дорогая сестра, те ужасные ногти?». Или уточнить один момент: «Почему ты её ещё не отмыла и не переодела? Если сопротивляется и убегает, готов помочь!». Но он молчал, сверля сестру взглядом, надеясь, что та сама прочитает его мысли... Вот только Тангирр так не умела. Увы.       Нет, он всё прекрасно понимает: ради своих детей Тангирр готова на многое, но… Но… Но это какое-то извращение, право слово! — Хочешь уйти? — ощутив куда «дует ветер», Риан развернул к себе девушку и заглянул той в глаза. Он чётко увидел: Дея дяде не понравилась. А значит сейчас «рванёт». Посмотрев в глаза своего без пяти минут мужа, Дея слабо покачала головой, одними губами сказав: «Только с тобой». Риан, невзирая на обстановку, счастливо улыбнулся. — Поразительно, — вмешался в их уютный мирок император. Наблюдать за этим со стороны он просто не мог. Очень сильно хотелось продолжить свою мысль: «… какое извращение!». Но он вновь сдержался, начав разговор совсем о другом: — Ваше имя мелькало в деле о артефакторе Нкером. Если мне не изменяет память, вы с дроу из Ночной Стражи балуетесь частным сыском? Достойное занятие для будущей леди дома Тьер.       Все услышали явную насмешку в голосе Тёмного Лорда, которую даже скрыть он не пытался. Недовольно нахмурившись, Риате глянула на императора. Тьер предупреждающе сжал плечи девушки, но она не увидела в этом предупреждения. Наоборот, ей показалось, что он поддерживает. И это придало ей совершенно не нужную в данный момент уверенность. — Мы не балуемся, — гордо произнесла Дея, вздёрнув подбородок. — Мы встретились случайной с мастером Нкером, когда расследовали смерть троллей в Ррадак. Именно за ним они пришли в тот город.       Это бравада показалась излишней и глупой. Он об этом спрашивал? Или задел болезненную гордость этой особы?       Император же её проигнорировал, обратившись к Риану: — Дорогой племянник, ты меня огорчаешь. Для проведения совещания мне пришлось идти за тобой лично. Теперь же я выяснил, что ты и вовсе не в силах организовать дисциплину в Академии, а адепты вместо учёбы позволяют себе гулять по злачным местам… — Анаргар неодобрительно покачал головой. Отвечать девушке Император посчитал ниже своего достоинства.       На замечание дяди Риан отвёл взгляд. Он в самом деле немного забросил дела. Но ради Деи не жалко, пусть и всё равно немного стыдно. — Но мы раскрыли дело! — возмутилась Дея. Правитель Темной Империи молча глянул на девушку. Насмешливо, холодно, почти уничижительно. — Какая гордыня. У мастера Окено стаж работы более девяноста лет. Вы в самом деле наивно верите, что он не смог бы разобраться без вашей помощи? — уточнил Анаргар, ощущая укол раздражения. Но после прикрыл глаза и сделал глубокий вдох. Дожил, с досадой думал он, опустился до споров с ребёнком. А как не посмотри, Дея Риате была именно что ребёнком. С высоты возраста Императора. И самого Риана… Глянув на племянника, Император слегка нахмурился. Нет, не может этого быть, чтобы Риан испытал чувствовала только из-за юного возраста этой девицы? Это уж совершенно точно какое-то извращение. — Но ваших следователей не хватило, чтобы понять, куда именно сбежал мастер. И как он смог ограбить вашу сокровищницу, — даже не думала успокаиваться Дея. Встревоженный взгляд Тьера она не видела, как и побледневшего лица леди Тьер. — И вот что любопытно — никто так и не раскрыл, как именно фамильные украшения Тьер оказались в вашей сокровищнице!       Тангирр совсем не аристократично округлила глаза. Лицо императора окаменело. — Дея, — мягко развернув к себе лицом девушку и встревожено заглянув той в глаза, начал Риан. Он ласково провёл рукой по щеке Риате, спокойным голосом, словно говорит с ребёнком, напомнив: — Вспомни, где ты находишься и с кем разговариваешь.       Громогласный смех Императора заставил вздрогнуть всех. Риан рефлекторно обнял любимую, притягивая к себе. Опомнившаяся адептка и сама со страхом прильнула к магистру, пряча лицо и прижимаясь к его груди. Леди Тьер удивлённо-встревоженно посмотрела на брата и положила руку ему на плечо, чуть сжав.       Император же хохотал. Запрокинув голову назад и прикрыв лицо рукой, властитель Тёмной Империи искренне веселился. — Брат, что случилось? — забеспокоилась леди Тьер, не понимая причины веселья кузена. Голос стал её крайне обеспокоенным. — Тебе плохо?       Император же махнул рукой в воздухе, невербально прося немного времени, чтобы успокоиться. Все застыли в напряжении, вслушиваясь в хохот Анаргар Анаргата. Риате становилось с каждой секундой неуютней. — Ох…— выдохнув после приступа смеха, Анаргар утёр несуществующие слёзы, глянув на «сладкую парочку», и усмехнулся, из-за чего правая щека натянулась, превращая красивое лицо в уродливую гримасу. — Давно я так не смеялся с чужой глупости и безграмотности. — Брат, — попыталась вмешаться Тангирр, обхватив предплечье кузена двумя руками. Но тут же смолкла, стоило императору лениво качнуть головой и в немом жесте вскинуть руку, прося её помолчать.       Нет. Раз уж этот ребёнок не понимает, когда надо закрыть свой рот, он её научит. Сделает одолжение дорогому племяннику, раз он не способен самостоятельно научить уму-разуму собственную невесту! — Меня всегда поражало в некоторых разумных величина их Эго. Их наивная вера в собственную исключительность. Словно они могут то, что не могут другие. И им позволено то, что не позволено другим. Будто знают то, что не знают другие. Видят, — тут тёмный лорд выделил слово и улыбнулся ещё шире, показывая белоснежные зубы с выступающими клыками, — то что не видят другие. Что все вокруг глупые, косорукие, слепые и глухие идиоты, что без их помощи совершенно ничего не будет сделано! Какое, право слово, глупое предположение. И крайне глупый самообман, адептка, — последние слова император сказал громко и резко, акцентируя на них внимание. — Дядя… — попытался вмешаться Риан, но был остановлен повелительным жестом, как и мать ранее. От этого магистр только беспомощно скрипнул зубами. — Если вы не знали, что меня неприятно поражает, учитывая, что это проходят на первом курсе академии, древние артефакты нельзя украсть. Как и продать. И можно дать только в дар и сделать это может только владелец. Думайте сами, «как» именно древние артефакты Тьеров оказались в сокровищнице, — насмешливо протянул тёмный лорд, которого суть вопроса искренне веселила. — А убийство эльфийского посла… Оскорбительно. Моя работа смотрелась бы изящнее и аккуратнее и не кинула ни на кого тень подозрений. Все бы видели в этом «несчастный случай». К тому же убивать — моветон. Если мне что-то было бы нужно, я смог бы договорится — для этого разумные и научились говорить, адептка Риате. Это же не мятежники, как утренние торговцы, тут демонстративное наказание излишне.       Окинув девушку насмешливым взглядом, Анаргар почти ядовито протянул: — Но если, высчитаете себя такой умной, то могу показать вам Имперскую Сокровищницу. Ох, племянник, — лукаво блеснули золотые глаза на напрягшегося Риана, — обещаю, гончие твою глупую пташку не убьют. Максимум попугают! Но зато у тебя будет великолепная возможность её утешить в своих объятиях.       Пташка… Какое удачное сравнение! Глупое создание, живущее в клетке с иллюзией свободы. Да, Дея пташка в большой золотой клетке Риана Тьера, в которую самовольно залезла. — Брат, — поспешила вмешаться леди Тьер, заметив перемену в настроение императора, — не надо так расстраиваться… — О, моя дорогая сестра, я не расстроен. Мне скорее весело, — с усмешкой протянул император. — Эти глупые обвинения просто смешны! Не переживай, ничего я не сделаю ни этой дрожащей птахе, ни Риану.       Анаргар ухватил ладонь Тангирры и несильно сжал, заглядывая той в глаза. «Я в порядке», — послал он ей мысленный ответ. Леди Тьер встревожено глянула на сына и будущую невестку. Император моргнул и дёрнул уголком губ здоровой, не изуродованной шрамом, стороны. Правда, ничего обещать ей он не будет. — Риан, как понимаю, ты не отступишься? — миролюбиво уточнил Император, опуская руку сестры. — Нет. — Брат, камень почернел, — весомо добавила Тангирр. Но комментировать это повелитель посчитал излишним. Было бы желание разорвать подобную связь… — Хорошо. Значит завтра заверим документ об отказе претензий тебя и твоих детей, внуков и последующих членов дома Тьер от трона Тёмной Им…       Но договорить ему не дала леди Тьер: — Что?! Она поражённо вскрикнула, совсем не по-аристократически. Тёмная леди смотрела на брата с изумлением и оторопью. Ей с трудом верилось в то, что она только услышала. Тьер же сильнее прижал возлюбленную к себе. Если дядя надетееся так его отговорить… — Не смотри на меня так, Тангирра, — качнул головой император, снова вернув себе обладание, и убрал руки за спину. — Тебе ли не знать, что женитьба по любви непозволительная роскошь для правителя. Как и его родственников. — Но ты женился по любви! — обвинительно воскликнула леди Тьер, скрестив руки на груди. Она быстро отошла от подобного шокирующего заявления, моментально взбеленившись. Как он смеет?! — Да, но не забудь уточнить, что во втором браке. Первый же, был сугубо политический, — поправил кузину Анаргар. Глянув на девушку в объятиях племянника, тот слегка поморщился. Не хотелось спорить при них, но… — Но отстранять свою человечку от власти ты не спешишь! …уйти от разговора сейчас ему не позволят.       Анаргар насмешливо и зло поднял брови, глянув на кузину. Да, та никогда не говорила прямо, но его отношения со второй женой задевали Эго блистательной Тангирр до глубины души. В юности она была обручена с ним, всё же отдавать родную кровь на сторону прошлый император и его брат не пожелали. В итоге вышло что вышло — принцесса была оскорблена беременной любовницей, ведь только при желании самого Тёмного лорда могло остаться потомство; Анаргар провёл рискованный эксперимент и получил попаданку в череп, после ушёл на войну, узнав о любви лучшего друга к невесте… Сплошная драма на грани с комедией, как считал тогда принц, пытаясь как-то повлиять на события, что водоворотом закручивались стараниями проклятой морской ведьмы. Ему хотелось сделать, как лучше, сразу решить проблемы кузины, заработать влияние… Было сложно. И он не всегда поступал верно.       С Тангирр он ошибся. У кузины возникло ощущение, что от неё избавились при первой возможности. Долгое время она держала обиду, не желая общаться. И если бы не ранение, что едва не убило Анаргара и оставило неубираемый шрам на лице, то, возможно, кузены и дальше были бы порознь. — Моя любимая «человечечка», — передразнил леди Тьер император, — принцесса из людского королевства, магесса. Не мне тебе говорить, что императрицами не рождаются и не становятся. Императриц воспитывают. Обучают едва ли не с первого вздоха.       Посмотрев на Дею Риате, Анаргар на секунду поджал губы. А вот эту воспитать при всём желании не вышло бы. — Сможет ли эта девочка, что не так давно научилась читать, править? Принимать решения и нести за них отвественность? — он покачал головой и заглянул в задумчивое лицо племянника, который внимательного его слушал. — И нужно ли ей это? Мне кажется, придворная жизнь её пугает. — Тебе никто не давал права решать за неё! — злобным драконом прорычала леди Тьер. — Милая сестра, ты так злишься… А ведь твой сын — третий в очереди на престол. Был, по крайней мере, пока не решил связать себя узами брака с адепткой. Мне ждать переворота? — пошутил Анаргар, но, судя по угрюмому лицу кузины, было кристальное ясно, что шутка ей не очень-то и понравилась. — Матушка, в самом деле. Я никогда добровольно не сяду на трон. А то, что мои потомки не будут претендовать на престол… То так даже лучше. Зачем в будущем создавать прецедент? — вмешался в ссору кузенов Риан. То, что его лишат права на престол, его волновало мало — как правильно сказал дядя, в очереди он не первый. Первым был раздражающий Даргханаш с его тупыми шутками и приколами. После — матушка. Только потом он. Второй ранее была Алитерра, но после всего случившегося… — Я не позволю отбирать у моего сына то, что его по праву! — гордо заявила Тангирр, собираясь стоять на своём до конца. — Может тогда спросим у возможной императрицы? А то мне тут ещё в упрёк, что я всё решаю за вас, — насмешливо заметил император, глянув на спину Риате, которая вздрогнула. —Хочешь быть императрицей? — Кузен! Хватит этого фарса! — рыкнула Тангирра. — О, теперь я кузен? — насмешливо протянул Анаргар.       Закатив глаза, леди Тьер стремительно вышла из гостиной, громко хлопнув дверью. Хмыкнув, император качнул головой и посмотрел на племянника. — Риан, я понимаю, любовь, страсть и все дела, но дела не ждут. Не заставляй меня ждать, — произнёс мужчина, прежде чем уйти. Но лорд Тьер услышал меж строк «Не разочаровывай меня ещё больше».       Когда прозвучал рёв адского пламени, Риан выдохнул и опустил напряженные плечи, желая встряхнуть руками. Не так он представлял знакомство семьи с невестой. И не ожидал, что это обернётся ссорой между матерью и дядей. Но сейчас было важно не это. — Дея, ты как? — встревоженно спросил Риан, обхватив лицо возлюбленной, соприкоснувшись своим лбом с её. Заглянув в чёрные глаза лорда-директора, девушка судорожно выдохнула, положив свои руки поверх его и прикрыв на секунду глаза: — Это… Страшно, — облизала губы Дея. Сделав пару вдохов, пытаясь успокоиться, она моргнула и продолжила: — Ужасно, одним словом, он словно только своим присутствием пытается задавить тебя. — Да, дядя умеет… — устало прикрыл глаза Тьер. Это будет сложнее, чем ему казалось. Но он справится. Они справятся. Семья увидит, какая Дея замечательная. А она оценит их. Всё будет хорошо. — Не бойся его. Просто ради семьи он готов на всё.       Дея только издала нервный смешок. Ради семьи готов на всё, да? Эти слова ее не успокаивают. Скорее ровно наоборот… …по спине вновь пробежался табун мурашек с ледяными лапками.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты