Кислые яблоки

Слэш
NC-17
Завершён
225
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Очередная веселая вписка в квартире Цзян Чэна и Вэй Ина. И вроде бы все хорошо, но когда веселый Вэй Усянь выходит на улицу, чтобы купить еще пива, его накрывает жгучая боль и слезы сами катятся по щекам. По счастливой случайности или же нет, но он замечает свет в одной из квартир.

- Лань Ванцзи...
Примечания автора:
Если забыл написать какие-то метки, то скажите пожалуйста

Пэйринг Лань Сичень/Мэн Яо лишь упоминается, поэтому я не стал его писать в список
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
225 Нравится 17 Отзывы 66 В сборник Скачать

Последняя ночь

Настройки текста
      Вэй Усянь отошел от окна и окинул взглядом комнату. Уже изрядно пьяные однокурсники громко обсуждали какие-то темы, разбившись на небольшие группки. Парень, как обычно, улыбнулся и довольно хмыкнул. Они с младшим братом довольно часто устраивали такие вписки, пользуясь тем, что дядя Цзян подарил им при поступлении собственную квартиру. Игриво усмехаясь, Вэй Ин протиснулся мимо знакомых, стоящих в коридорчике. У него кончилось пиво. Вообще Вэй Ину по душе больше было вино, но не сегодня.       Войдя на кухню, Вэй Усянь довольно присвистнул. На массивном столе сидел Не Хуайсан, обвивший ногами бедра Цзян Чэна, а тот в свою очередь страстно целовал тонкую шею, на которой уже алело несколько свежих засосов. Совершенно не смущаясь того, в каком положении он застал брата и друга, Вэй Ин плавно прошествовал к холодильнику и разочарованно простонал.       — Куда, мать вашу, все пиво делось? — с укором посмотрел на парней Усянь.       — Да мне-то откуда знать, — недовольно прорычал Цзян Чэн, по-собственнически прижимая к себе длинноволосого юношу, который смущенно таял в его объятиях. — Вали отсюда.       — Иду-иду, — хихикнул Вэй Ин и направился к двери. — Вы бы хоть закрылись. «Не геи».       Парень шустро выскочил обратно в коридор, слыша как младший братец осыпает его ругательствами. Широкая улыбка расцвела на губах Вэй Усяня. Цзян Чэн презирал его влечение к парням, пусть по пьяни они даже дважды целовались. Назвал педиком и другими нелицеприятными словами, а потом в какой-то момент Вэй Ин вернулся из клуба раньше положенного и застал братца со скачущим на нем Не Хуайсаном. После этого поток злых шуточек в сторону Цзян Чэна, казалось, стал бесконечным. Сама же цель насмешек старшего братца оправдывалась тем, что Не Хуайсан ведь и на парня не похож. Нежный, хрупкий, женственный, даже голос у него по-девчачьи высокий.       Вэй Усянь ничего не имел против подобных отношений Цзян Чэна, но вот отплатить за прошлые обиды должен был сполна.       Накинув на плечи тонкую черную ветровку, парень выскользнул из квартиры и, шумно ступая, сбежал по ступеням вниз. Стоило ему оказаться на улице, как холодный осенний ветер тут же ударил в лицо, смахивая горячие слезы. Вэй Ин плакал. Он и сам не заметил, как это случилось, просто в какой-то момент эмоции вырвались из-под контроля. Юноша даже не успел убрать привычную улыбку с лица, так и стоял, пока соленые слезинки обжигали бледные щеки. Сев на корточки под окнами первого этажа, Вэй Усянь обнял голову руками и постарался успокоиться.       Никто не должен знать. Никто не должен знать о его слабостях, о его боли. Что происходит, когда он под видом «прогула» идет в медпункт? Что происходит, когда Цзян Чэн оставляет его одного дома? Что происходит, когда он ночами слоняется по заброшенным зданиям с неизменной флейтой в руках? Что бывает ночами после походов в привычный клуб? Никто не знает. Лишь бармен, Вэнь Нин, сочувственно кивает головой, видя как в дверном проеме исчезает фигура озорного студента, а потом смешивает коктейль, наблюдая, как парень шипит от боли и прикладывает салфетку к разорванным уголкам рта, а иногда и к содранным костяшкам пальцев. Этот малой довольно-таки забавлял Вэй Усяня, он чувствовал к нему некую симпатию. Они могли бы подружиться, если бы захотели. Паренек был на год-два младше самого Вэй Ина, постоянно заикался и смущался от каждого слова, но зато коктейли делал отменные. А еще он не спрашивал. Ничего и никогда. Вэй Ин ценил в Вэнь Нине это качество превыше всех других.       Ошибки прошлого, словно призраки, преследовали Вэй Усяня повсюду, не давая ему жить. От них не избавиться, не сбежать. Он пытался, но лишь сделал хуже. Он мертв внутри и кроме улыбающейся оболочки у него ничего не осталось.       Парень поднялся на ноги и, шмыгнув носом, мотнул головой. Пиво. Он шел за пивом. Взгляд невольно упал на окна дома через дорогу. В одной из квартир все еще горел свет. В некоторых других тоже, но внимания достойна была лишь одна. Обитель братьев Лань. Лань Чжань учился в том же ВУЗе, что и Вэй Ин с Цзян Чэном и остальной компанией. Он был лучшим учеником их потока и жутко бесил всех студентов, но при этом заставлял чувствовать к себе уважение. Лань Сичень был его старшим братом и уже учился на последнем курсе. В следующем году он унаследует всю компанию Гусу Лань.       Грустная улыбка тронула губы Вэй Усяня. Кто бы мог подумать, что оба Нефрита окажутся геями, несмотря на то, что их дядя, нынешний владелец компании, ярый гомофоб и считает мужеложство — самым тяжким грехом. Но реальность такова, что у Лань Сиченя была уже довольно длительная интрижка со студентом старшего курса экономического колледжа — Мэн Яо. Об этом мало кто знает, но благодаря тому, что Не Хуайсан дружил с Мэн Яо, а Вэй Ин — с Не Хуайсаном, преемник Цзян Фэнмяня познакомился с избранником старшего Ланя.       Лань Ванцзи же с самого первого курса воротил нос, стоило ему заметить Вэй Усяня в объятиях какого-нибудь старшекурсника, а случалось такое довольно часто. Но через какое-то время Вэй Ин стал замечать на себе слишком уж длительные взгляды Лань Чжаня, а потом и его смущение, когда их руки иногда соприкасались. Лань Чжань явно питал отнюдь не дружеские чувства к Вэй Усяню и тот этим без зазрения совести пользовался, чтобы подшучивать над несчастным юношей.       Но вот только Вэй Ин не мог отрицать, что ему очень льстили подобные невинные чувства однокурсника. Обычно все воздыхатели Вэй Усяня тут же старались зажать его где-нибудь или же самоуверенно потащить в постель, за что часто получали по носу. А вот Ванцзи от него и от своих же чувств словно от огня бежал.       Проходясь между рядов в магазине, Вэй Ин быстро написал сообщение Мэн Яо и, получив утвердительный и раздраженный ответ, спешно покинул помещение с двумя банками пива в руках. Перейдя дорогу, парень не повернул налево, к своему дому, он уверенным шагом направился вперед. Туда где так ярко горел свет в окне.       Вэй Усянь не заметил, как дошел до массивной железной двери, не помнил, как смог открыть чужой домофон, но он отчетливо помнил, как стал стучать костяшками пальцев в дверь. Да, у Ланей был звонок, но ведь стучать интереснее.       Довольно скоро двери открыл Лань Чжань. Он был слегка выше своего гостя и тому пришлось приподнять взгляд, чтобы увидеть лицо хозяина квартиры. Обычно ничего не выражающий Лань Ванзци сейчас на мгновение выглядел удивленным. Он не произнес ни слова, лишь в упор смотрел на стройного юношу перед собой, не зная, что от него ожидать. А вот Вэй Ин стал скользить любопытным взглядом по телу Лань Чжаня. Идеально выглаженная белая футболка, сквозь которую проглядывались рельефные мышцы груди, идеально белые широкие штаны, идеальная прическа, перевязанная также идеальной лентой. От всей этой идеальности даже тошнило (а может это из-за пива, Вэй Ин решил не задумываться). Хотелось испортить, опорочить, запятнать.       Недолго думая, Вэй Усянь сделал шаг вперед и обвил руками шею парня, вырывая из его груди удивленный вздох. Воспользовавшись этой секундной открытостью, негодник накрыл бледные губы своими. В рот Лань Чжаня бесцеремонно ворвался чужой язык, и он уже было хотел оттолкнуть наглеца от себя, но лишь безвольно простонал в поцелуй. Да, Вэй Ин умел целовать так, чтобы его хотели. Хотели взять, прямо здесь, прямо сейчас, но никак не оттолкнуть. Банки пива стукнулись друг о друга за спиной младшего Ланя.       Не давая времени на передышку, Вэй Усянь вновь и вновь целует однокурсника. Вкусно. Лань Чжаня целовать очень приятно, у его губ вкус кислых яблок. Вэй Ин любит кислые яблоки. А теперь он любит и поцелуи с Лань Ванцзи. Тот неумело и робко старается ответить на поцелуй. Это забавляет Вэй Ина. Забавляет настолько, что хочется кричать от боли. Этот поцелуй зажег последний фитилек души Вэй Усяня. Скоро он догорит и не будет ничего. Парень уже решил для себя все. Решил в тот момент, когда увидел свет в окне. Эта ночь должна стать лучшей для Лань Чжаня. Уж он-то может это сделать.       Юноши заходят глубже в квартиру, а Лань Ванцзи каким-то неведомым им обоим образом умудряется закрыть дверь. Он молчит. Как всегда. Ни слова. Ни звука. Лишь сбитое хриплое дыхание. Это до жути бесит Вэй Ина. Он до крови кусает губу парня, вырывая из его горла сдавленный звук недовольства. Хоть что-то.       Вэй Усянь с усилием отстраняется от столь вкусного Лань Чжаня и осматривает свою работу. Алеющие припухшие губы, горящий желанием взгляд, тяжелое дыхание, вздымающаяся грудь и явный бугорок на штанах. Вэй Ин улыбнулся мысли о том, что на PornHub у Лань Чжаня точно был бы хороший рейтинг, с таким-то видком. Нахальный паренек оставляет банки с пивом на каком-то небольшом столике возле входа и лезет руками под футболку однокурсника, вновь впиваясь в его губы. Вэй Ин ничего не объясняет, а Лань Чжань ничего не спрашивает. Терпкий запах алкоголя говорит сам за себя. Ванцзи старается не думать, что это лишь порыв, продиктованный опьянением. Его предмет воздыханий сейчас у него в руках и парень ни за что не отпустит Вэй Ина просто так.       Соблазнительно облизывая губы, Вэй Усянь бросает взгляд назад, там стоит огромный массивный стол. Парень хищно улыбается и тянет Лань Чжаня за ворот футболки к столу. Благо младший Лань не растерял остатки разума от пьянящей радости и возбуждения и догадался подхватить гостя за ягодицы, усаживая прямо на какие-то разбросанные бумаги, которые тут же смялись под обтянутой темно-красными джинсами задницей.       Вэй Усянь хитро ухмыльнулся, так как умел только он, и одним ловким движением стащил с Лань Ванцзи эту дурацкую белую футболку. Ему явно больше пошел бы красный. Красные засосы, красные следы ногтей, может даже следы крови и помады. Вэй Ин с интересом обвел пальцем накачанную грудь, пресс, спускаясь все ниже и останавливаясь у самой резинки трусов, выглядывающей из-под штанов. Тоже белые? Он издевается? Или это фетиш какой-то?       Вэй Усянь обхватывает обеими ногами бедра Лань Чжаня и притягивает его к себе, чувствуя, как уже порядком затвердевшее достоинство уперлось ему между ног. Руки медленно прошлись от живота до шеи любовника и Вэй Ин вновь заключил его в поцелуй, дразняще двигая бедрами.       — А молодой господин Лань оказывается легок на подъем, — возбужденно прохрипел игривый юноша, тут же охая, когда его ветровка летит в стену, и тут же туда отправляется следом и тонкая алая рубашка, на которой теперь будет не хватать пары пуговиц.       Лань Чжань издал то ли рык, то ли стон и впился губами в шею юноши. Вэй Ин по началу даже опешил от такого слегка неожиданного рвения, а потом вспомнил о следах на своем теле, которые пусть и уже еле заметны, но были. Какой же Лань Ванцзи, однако, собственник. Решил перекрыть чужие метки своими. Губы Вэй Усяня растянулись в горькой улыбке, но тут же с них слетел тихий стон. Губы Лань Чжаня добрались до чувствительных сосков, которые тот самозабвенно терзал, то посасывая, то кусая и оттягивая, то лаская горячим языком.       Сильные ладони схватили запястья Вэй Ина и заставили прогнуться, укладываясь всем телом на широкий стол. Теперь все слегка худощавое, но подтянутое тело пьяного студента было в распоряжении распалившегося Лань Чжаня. Вэй Усяню показалось вечностью и в то же время одним мгновением то время, пока его тело пусть и не очень умело, зато со всей страстью и усердием ласкали, заставляя стонать все громче и выгибаться так, словно он лежал не на столе, а на горячих углях. Член Вэй Ина отдавал пульсирующей болью и парень был уже готов излиться даже не снимая с себя джинс и не прикасаясь к себе, но неожиданно ласки прекратились.       Лань Ванцзи приблизился к раскрасневшемуся лицу и нежно поцеловал в уголок губ, ласково поглаживая щеку дрожащими руками. Ему явно хотелось большего, но он боялся спугнуть ту прекрасную птицу, что залетела в его обитель.       — Вэй Ин, — голос Лань Чжаня был пугающе хриплым и низким, заставляя тело покрыться мурашками. — Я… могу ли я?       — Можешь, — со смешком произнес Вэй Ин, срывая с губ очередной легкий поцелуй. Вкусно. Все еще очень вкусно. — Но не лучше бы нам перейти на кровать?       Тут же юноша был подхвачен сильными руками, и они перешли в спальню с нежно-голубой постелью. Во мраке комнаты Вэй Усянь смог разглядеть то, насколько все было идеально чисто и убрано, ничего не выбивалось из общей картины. Парень даже театрально фыркнул и почувствовал, как его бережно кладут на мягкие простыни. Он не привык, чтобы с ним так бережно обращались, но соврал бы, сказав, что ему это не нравится.       Лань Чжань навис над любовником сверху и застыл в нерешительности. С улыбкой закатив глаза, Вэй Ин перевернулся, подминая парня под себя. На секунду в глазах Ванцзи мелькнуло удивление, а затем он, краснея до самой шеи, стал медленно разводить ноги перед Вэй Усянем. Сероглазый юноша не сдержался и тихонько засмеялся. Его забавляла невинность Лань Чжаня и его попытки сделать все правильно, пусть он точно и не понимал, как именно правильно должно быть.       — Нет, молодой господин Лань, сегодня ноги расставлять буду я, — промурлыкал Вэй Ин, вгоняя однокурсника в еще большую краску, хотя казалось, что больше уже некуда.       Парень ловко стащил штаны Лань Чжаня вместе с бельем и с улыбкой взглянул на возбужденную плоть. Это даже лучше, чем он себе представлял. Не самый большой на его памяти, но явно больше многих. Юноша убрал с лица выбившиеся из хвоста волосы и лизнул головку, на которой уже выступила капелька смазки. Сверху раздался сдавленный стон.       Облизнувшись, Вэй Усянь стащил с себя джинсы и сжал свое ноющее от боли достоинство через ткань боксеров. На ткани уже давно выступило мокрое пятнышко. Сгорая от нетерпения и возбуждения, Вэй Ин быстро оставил себя также без одежды и забрался на бедра Лань Чжаня, потираясь ягодицами о его естество.       — У тебя есть смазка? — серьезно поинтересовался Вэй Усянь, упираясь руками в мощную грудь.       Закусив губу от смущения, Лань Ванцзи отрицательно покачал головой. Вэй Ин задумался, что в теории у старшего Ланя она уж точно должна быть, но рыться по дому в таком состоянии они явно не будут.       — Ладно, обойдемся так, — хмыкнул парень и коснулся двумя пальцами губ Лань Чжаня. — Возьми их в ротик, малыш.       Прикрыв глаза, Лань Чжань со всем усердием и старанием стал посасывать и облизывать пальцы, обильно смачивая их слюной и тихо постанывая, когда бедра сероглазого чертенка касались головки возбужденного члена. Через пару мгновений Вэй Ин вытащил пальцы из обжигающе горячего и приятного рта и коснулся ими своего прохода. Слюна всяко лучше, чем ничего. Привстав на коленях, юноша медленно ввел в себя сразу два пальца и стал расширять отверстие, бесстыдно постанывая и даже не стараясь быть потише. Лань Ванцзи изумленно переводил взгляд с развратного лица наслаждающегося Вэй Усяня на его пальцы и обратно. Такой бесстыдный горячий и желанный.       Когда Вэй Ин понял, что достаточно себя подготовил, он умелым движением приставил головку к анусу и медленно насадился, закатывая глаза от наслаждения. Лань Чжань не сдержался и протяжно застонал. Он положил руки на бедра однокурсника и одним движением насадил до самого конца, заставив того сдавленно всхлипнуть.       Вэй Ин сидел на краю кровати и смотрел на то, как солнце уже поднялось над деревьями за окном. На краю кровати лежал и мирно сопел довольный Лань Чжань. Парень боялся обернуться назад и посмотреть на того, с кем провел эту ночь. Боялся, что может передумать. Вэй Усянь качнул банкой пива, что была у него в руках, и допил последний глоток. Тело слегка болело, а повсюду были видны укусы, засосы и синяки от пальцев. Младший Лань оказался на редкость выносливым. Хотя Вэй Ину не привыкать. Он невольно горько улыбнулся этой мысли.       Парень натянул джинсы и тихо вышел из спальни, чтобы не разбудить Лань Чжаня. В заднем кармане он нашел телефон и посмотрел на загоревшийся экран. Одно сообщение от Цзян Чэна. Сердце невольно пропустило удар, но тут же успокоилось. «Купи на обратном пути уголь и воды, заднеприводный», — сообщение было отправлено пару часов назад. Вэй Ин беззвучно рассмеялся. Ну да, никто не хватился его пропажи с их пьянки. Как обычно. Пропади он хоть на месяц, ничего не изменится.       Не найдя, куда была кинута остальная его одежда, Вэй Усянь взял с вешалки куртку Лань Чжаня и накинул на голое тело. Он подошел к столу, где валялись смятые вчера бумаги и разбросанные канцелярские принадлежности, и хотел было что-то написать, но подумал, что так будет только хуже. Только одна ночь. Это же ничего не значит, правда? Парень неосознанно коснулся белой ленты на своем запястье. Все же один листочек и ручку он наглым образом «позаимствовал» из квартиры Ланей. Он все же должен сказать, что Лань Ванцзи ничего с ним не сделал, ведь «после» из-за меток на теле подумают именно на него.       Аккуратно прикрыв дверь, Вэй Ин медленно спустился по лестнице, будто смакуя каждый шаг. Через час эта красивая белая куртка не будет подлежать возврату. Но это будет потом. А сейчас Вэй Усянь смакует оставшийся на губах вкус поцелуев с Лань Чжанем. Кислые яблоки. Может быть еще год или два назад он мог бы жить только ради этого вкуса, ради блеска холодных глаз, которые обжигали лучше всякого огня. Жить ради этого человека… Но это лишь «может быть». Несбыточные фантазии. А реальностью было то, что он сейчас шел к огромной высотке, на крышу которой вечно забывали закрыть вход. Уж он-то это знал…

***

      Лань Чжань проснулся уже ближе к полудню и с грустью обнаружил, что в постели он был один. Обойдя всю квартиру он не обнаружил нигде Вэй Ина. В груди образовывалась убивающая пустота. Он сделал что-то не так?       Вдруг раздался звонок в дверь. Младший Лань на слегка ватных ногах подошел к двери и открыл ее в надежде, что это Вэй Ин, но за дверью было несколько полицейских и мертвенно-бледный Цзян Чэн.       — Добрый день, гоподин Лань, — пробасил один из полицейских. — Мы из правоохранительных органов. Нам надо задать Вам пару вопросов относительно господина Вэя. Вы же знаете его?       — Д-да, — впервые голос Лань Ванцзи дрогнул.       — Дело в том, что несколько часов назад было найдено…

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

Ещё по фэндому "Неукротимый: Повелитель Чэньцин"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты