Мои родители не мертвы

Джен
PG-13
Заморожен
744
автор
Размер:
7 страниц, 2 части
Описание:
Посвящение:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
744 Нравится 91 Отзывы 285 В сборник Скачать

Пролог

Настройки текста
Знаете ли вы, что истинная магия происходит каждый день прямо рядом с вами? Верите ли вы в чудесные силы любви? Верите ли в исправившихся преступников? В вернувшихся в свои семьи заблудших отцов? В раскаивающихся убийц? В сменивших злую жестокость на родительскую любовь дядю с тетей наконец? А вот мальчик по имени Гарри Поттер не верил. Не верил ровно до того момента, пока судьба не столкнула его с очевидным и весьма ярким примером существования магии подобного сорта. Это случилось промозглым утром 28 ноября 1984 года. Гарри проснулся от привычного стука в дверь своего чулана под лестницей. Стучала, конечно же, тетя Петунья. Именно в ее обязанности входило будить мальчика по утрам, и она не без удовольствия это делала, удовлетворяя собственную потребность сорваться на кого-либо прямо с утра пораньше. Однако к замешательству полусонного Гарри (мальчику сегодня почему-то снился падающий самолет, и он еще не совсем отошел от столь впечатляющего сна), сегодняшний стук был какой-то… не такой. Не резкий, не громкий и не сопровождающийся знакомыми криками злобной тетушки. Словом, ощущения, что в его дверь решили заколотить по меньшей мере сотню гвоздей, сопровождая это действие доброй истерикой, не было. Напротив, стучали спокойно, коротко, не сильно, а после мягкий, но все же без сомнений принадлежавший тете Петунье голос как-то нерешительно спросил: - Гарри? Ты проснулся? Гарри был слишком удивлен, чтобы что-либо ответить. Пока он соображал, что за муха укусила его несносную тетку, та решилась открыть дверь. Мальчик инстинктивно дернулся в дальний угол кровати, прихватив с собой одеяло, и это не ускользнуло от взгляда вошедшей. - Гарри… - тетя осматривала чулан так, будто видела его впервые, - о небеса, Гарри, как же ты тут живешь? Во взгляде Петуньи читалось удивление и жалость. Гарри же подобное поведение тетушки лишь насторожило еще больше. И потому он предпочел молча ожидать, что же будет дальше, не отпуская, впрочем, свое одеяло (он искренне думал, что оно сможет его каким-то образом защитить от возможных напастей). - Гарри, Гарри, Гарри! Все, с сегодняшнего дня все будет по-другому. Как же они… то есть мы… мы были к тебе жестоки! Вставай, солнце, ты переезжаешь в другую спальню, - достаточно твердым, но все же дрогнувшим в какой-то момент голосом произнесла Петунья, и вышла из чулана, тихонько прикрыв за собою дверь. Гарри по-прежнему искал подвох. Если это была шутка, то совсем не смешная. Или, может, он все еще спит? Ущипнув себя за бок для верности, мальчик все же взял себя в руки. Что бы это не было, вечно прятаться в своем чулане от происходящего он не сможет. Он слез с кровати, посмотрел на свое отражение в старом зеркале, и принялся аккуратно застилать постель. В этот момент в дверях снова появилась тетя Петунья. - Оставь эти тряпки, Гарри! – воскликнула тетя, кивнув на одеяло в руках мальчика. - Пошли скорее наверх! Расположишься там, и будем завтракать. Петунья улыбнулась мягкой, совсем не петуньевской улыбкой и потянула Гарри за собой из чулана. - Да, тетя Петунья… - ошалело пробормотал мальчик и послушно потопал за нею по лестнице. Таким образом это странное утро стало лучшим в жизни Гарри Поттера. Завтрак прошел на удивление спокойно и непринужденно, если не считать истерики, которую закатил кузен Гарри по имени Дадли, когда тому отказали в привычном дополнительном куске пирога. Впрочем, мальчику пришлось сразу же ее прекратить под суровым взглядом дяди Вернона. Последний, кстати, также поразительно изменился, как и его жена. Что же до Гарри, то тому оставалось лишь диву даваться и тихонько хихикать в кулак, наблюдая за тем, как двоюродный братец краснеет от злости на родителей и громко сопит от невозможности ее высказать. Чем дальше, тем больше Гарри удивлялся неожиданным переменам. В течение дня он обнаружил, что с ним больше не намерены обращаться, как с человеком второго сорта, что с ним разговаривают, как с любимым племянником, что он может делать то, что ему хочется (в пределах разумного, конечно), что он и Дадли отныне на равных в этом доме и что он даже может без опаски задавать тете с дядей вопросы. Разумеется, больше всего на свете мальчика интересовали подробности смерти его родителей, и он не преминул воспользоваться столь удачно появившейся возможностью выяснить что-либо кроме «они погибли в автокатастрофе, отвяжись». Гарри пришел в гостиную вечером, около шести часов. - Привет! Не хочешь посмотреть с нами новости? – улыбнулся ему дядя Вернон, хватаясь за пульт от мелькавшего каким-то вечерним шоу телевизора. - Нет, спасибо, дядя Вернон. Вообще-то, я пришел… спросить, - произнес мальчик, немного замявшись: он еще не совсем привык к тому, что на него не станут кричать. - Спросить? Спрашивай, конечно, - с улыбкой сказала тетя Петунья. - А… расскажите мне про автокатастрофу? - Какую автокатастрофу? – с неподдельным непониманием в голосе спросила тетушка. - Ну, в которой умерли... мои родители, - тихо пояснил Гарри и сглотнул подступивший к горлу комок. - Ааа, так вот ты о чем, - обеспокоенно протянула Петунья, и после они с дядюшкой не без тревоги переглянулись. Дядя едва заметно кивнул своей жене, и та заговорила: - Понимаешь ли, Гарри. Дело в том, что никакой автокатастрофы не было. Они… то есть мы… мы лгали тебе, Гарри. Прости нас за это. Гарри не знал, чем удивиться больше: тому, что он все это время имел неверное представление о смерти своих мамы с папой, или тому, что тетя Петунья, настоящая, живая тетя Петунья извинялась перед ним. Мальчик не поверил бы своим ушам, если бы не видел, как тетя двигала губами синхронно своим словам. - Но что же тогда произошло? – будто со стороны услышал свой шепот Гарри. - Ты узнаешь со временем, милый. Мы расскажем тебе, обещаю. Как только настанет время, - убедительно, но мягко сказала женщина, а после, заметив разочарование в глазах племянника, добавила: - Будешь шоколадку? Молочную, с орешками. От такого не отказался бы ни один четырехлетний мальчуган, не отказался и Гарри. Итак, день заканчивался. Гарри Поттер лежал на мягкой кровати в своей огромной (по крайней мере, она казалась ему такой) спальне, жевал шоколад и подводил итоги прошедших волшебных двенадцати часов. Сказать, что он был рад – ничего не сказать. Наконец-то его любили не меньше, чем Дадли! Казалось бы, все мечты Гарри сбылись с одночасье. Пожалуй, этим вечером в доме номер четыре по Тисовой улице засыпал самый счастливый мальчик на свете. Разве это не настоящая магия?
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.