Анечка

Гет
R
Закончен
2
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Описание:
Вы любите принимать гостей? А нежданных гостей? А живёте вы в погибающем после мировой войны мире, в полузаброшенной деревне, вокруг которой на сотни, а может и тысячи километров, нет людей...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
      Дрожь, мелкая вибрация, проходящая через всё тело. Не открывая глаз, старался уловить то странное предвкушение, будто вот-вот случится что-то хорошее. Но это эфемерное ощущение улетучилось, растворилось, ушло... И стало горько, обидно, что и вовсе не хотелось открывать глаза. Лучше бы снова заснуть, и быть может, вовсе не проснуться.       Дёрнул головой, и убрал с себя одеяло, сотканное из разных кусков ткани. С трудом подавил желание укрыться снова, и всё-таки, открыл глаза. Через дыры в занавесках проникал свет, солнечными пятнышками рассыпавшись по комнате. Сел, отдёрнул ткань, увидев фиолетово-бирюзовое небо, по которому плыли тяжёлые тёмные тучи. Каждый раз, когда я просыпался, я смотрел в окно. Это не было каким-то ритуалом, необходимо было знать, какая погода, нет ли тумана, дождя или зеленоватого свечения на горизонте - предвестника выбросов. Да и где-то в глубине души, даже спустя столько лет, я надеялся увидеть голубое небо.       Одев толстый свитер и носки, умыл лицо холодной водой из умывальника, а затем позавтракал кусочками вяленого мяса. И лучше было не вдаваться в подробности, беличье ли это мясо, или какого другого лесного животного. По крайней мере, это было съедобно.       Топить печь я не стал, все равно нужно было уходить. Прежде всего, принести Евсеевым воду, потом нарубить дров дяде Коле, а далее смотреть по обстоятельствам. Застелив кровать, надел резиновые сапоги, которые были мне великоваты, и вышел из дома.       Стараясь не ступать по лужам, дошёл до дома Евсеевых. Воздух сегодня более менее чистый - без пыли и посторонних запахов, а значит, на улице можно находиться дольше. Евсеевы, а это пожилые люди, уже не спали. Я не любил будить людей и не любил, когда будят меня. Потому что сны в наше время - это самый лучший способ уйти от тяжёлой реальности. Кроме тех снов, когда снится война... - Лёшенька, как дела? Погодка-то сегодня неплохая.       Я кивнул, взглянув на старушку. Я удивлялся, как она и её муж смогли выжить. Дело не только в возрасте, они ведь пришли из грязной зоны... И если поднести к ним счётчик - он громко затрещит. Они сами это знают. - Я схожу за водой. - Олежа, вынеси Лёше бидоны и ведра! - крикнула бабушка Люда. - Сейчас... - послышался скрипучий голос, а затем кряхтение и оханье. - Я сам возьму.. - я быстро зашёл на веранду, забирая емкости. - Спасибо, Лёшенька! Заходи вечером на чай.       Лязг вёдер заглушил мою благодарность.       Ржавая колонка, огороженная по периметру рыжими потрескавшимися кирпичами и камнями. Пока пропускал "первую воду", услышал протяжное "Муууу". Это подала голос Марфа, единственная корова в деревне. Значит, жива, и это даже внушало некий оптимизм. Потребовалось три захода, чтобы принести все ёмкости с водой. Получив ещё сотню благодарностей от Евсеевых, направился к дяде Коле, живущему на краю деревни. Этот мужчина никак не желал перебраться поближе, несмотря на то, что пустых домов было много - выбирай любой.       Вытоптанная тропинка среди высокой травы, а затем хлипкий деревянный мостик, с которого легко можно было навернуться в заросшую дренажную канаву. Далее мимо сарая, в котором ржавел генератор, некогда, надежда всей деревни на электричество. Проработал он недолго, что-то в нём сломалось, а затем и топливо для него негде было раздобыть.       Как же быстро мы откатились на несколько веков назад... Был когда-то интернет, смартфоны, элетроавтомобили... Когда-то, до войны, я любил находить всякие заброшенные места, гулять в них, фотографировать и выкладывать фотографии в социальные сети. Теперь заброшено было всё вокруг, только фотографировать нечем и незачем.       По обыкновению, дверь была не заперта. Дикие животные вряд ли смогли бы открыть, а чужаков мы не видели уже очень давно. - Лёша? - спросил мужчина, сидящий перед печкой-буржуйкой, кочергой ссыпая золу в поддон. - Да, это я. Дрова нарубить надо. - Ага...       Вынув кочергу, мужчина закрыл дверцу печки и со вздохом встал. - Спасибо, что помогаешь. Суставы ни к черту, хруст на всю округу...       Несмотря на довольно тяжёлую физическую работу, рубя дрова колуном, чувствуя, как двигаются разгоряченные мышцы, я получал удовольствие. Два дня я безвылазно сидел в доме, и сейчас чувствовал себя более живым. Тем более, это было важно.       Не успел я опустить колун на очередной чурбан, как услышал удивленно-взволнованный голос дяди Коли. - Леш, а кто это?       Я обернулся, и посмотрев по направлению взгляда мужчины, не сразу, но увидел невысокую фигуру, приближающуюся к нам. Тёмно-русые волосы ниже плеч, бежевая куртка и синие штаны. За спиной небольшой чёрный рюкзачок, в руках она, а это была девушка, ничего не держала. Шла к нам обычным шагом, не бежала, и не шла с осторожностью, словно бы она давно знала нас. - Девчонка... - прошептал дядя Коля. - Думаешь, одна? - Не знаю. - ответил я, сжимая ручку колуна в руке, и теперь внимательно обводя взглядом округу. Ничего, что могло бы быть подозрительным, и никого, кроме этой фигуры, не заметил. - Будь осторожен, - быстро сказал мужчина, и озираясь, двинулся к тропинке. - Я скажу остальным.       Не столько сам факт того, что к нам пришёл чужак, взволновал меня, но и то, что ко мне приближалась именно девушка. Я даже попытался представить себя со стороны - в этом старом свитере, с щетиной на щеках и с колуном в руке. Когда между нами оставалось уже меньше двадцати шагов, девушка замедлилась, глядя на меня и я смог рассмотреть её. Чистое молодое личико, карие глаза, на губах приветливая улыбка. Не старше 18-ти. Она смахнула с лица упавшую прядь волос и посмотрела на колун в моей руке. - Привет!       Её улыбка... Такой улыбки я не видел уже давно. Не поддерживающая, не благодарная, не печальная, а настоящая, искренняя. - Тот мужчина испугался меня или пошёл звать других? - Пошёл звать. - честно ответил я. - Не часто к нам приходят чужие.       Она кивнула и снова быстрым изящным движением тонких пальцев, убрала непослушную прядку, вновь упавшую на лицо. - Ты одна? - Да, совсем одна.       Сзади послышались голоса и восклицания. Дед Олег держал в руках двуствольное ружьё. Из наших все знали, что патронов к нему нет уже очень давно... - Я одна и без оружия. - И откуда ты такая одна? - спросил Олег, с подозрением глядя на гостью.       Девушка неопределённо качнула головой в сторону. - Как тебя зовут? - Аня.       Одежда на ней была легкая, тонкая. Никаких теплых вещей. А между тем, после рубки дров, я уже чувствовал, как порывы ветра загоняют холод под свитер. Однако, девушка даже не поёжилась. - А как тебя зовут? - она смотрела на меня. - Лёша... В смысле, Алексей. Девушка по имени Аня, улыбнулась. - Приятно познакомиться, Лёша.       Она не отводила от меня взгляда, так же как и я не мог оторваться от её глаз. И словно бы мы были одни, а в руке у меня был не колун, а букет, и сейчас мы пойдём гулять по парку, болтая обо всём, что приходит в голову... - Как ты нас нашла? - грубый голос вырвал меня из грёз. - Просто шла и нашла. Увидела Лёшу, точнее, сначала услышала, а потом увидела. И пришла. - спокойно ответила девушка. - Вы первые, кого я встретила. Из живых.       Послышался шёпот. Окруживших нас людей, такой ответ явно не устраивал, и на девушку бросали подозрительные взгляды. А Светлана вообще смотрела с откровенной неприязнью. - Девочка одна, пришла к нам... Голодная. Ещё и так легко одета, а мы устраиваем допрос. Сперва в тепло пустите, накормите, а затем и спрашивайте. Она все расскажет. Правда же? - сердобольная бабушка обвела всех взглядом.       Даже если кто-то был против, то не высказал возражений. - Тогда... Пойдем?       Все посматривали друг на друга, в некотором замешательстве. Только Аня смотрела на происходящее с вежливым любопытством, словно смотрела спектакль в театре. - А к кому пойдем-то? - прозвучал вопрос.       Чувствуя неловкость, и не только за себя, но ещё и за тех, с кем много лет прожил бок о бок, я предложил свой дом. - Но все мы там не поместимся.       В дом вошли впятером. Коля сообщил, что вернётся к себе, взяв ружьё и что-то прошептав на ухо Светлане, ушёл. Гостей у меня не бывало уже очень давно. Жили мы в одной деревне, но достаточно обособленно. Лишь Евсеевы, а именно бабушка, рада была видеть в своем доме гостей. Впрочем, погода и выбросы, частенько, не давали возможности выйти из дома, бывало, и по нескольку дней подряд.       Если бы я знал, что ко мне в дом явится большая часть жителей деревни, да ещё и незнакомка, пришедшая неизвестно откуда, я бы прибрался. Не то, чтобы у меня был бардак, но жил я один. И жил не в квартире, а в доме, и не десять лет назад, а после чудовищной войны... Основная часть всякого хлама, по крайней мере, была в другой комнате. Там, где мы сейчас разместились, а это была основная комната, в которой я проводил большую часть времени, состояла из кровати у стены, двух колченогих стульев, стола, шкафа с перекошенной дверцей, тумбочки и печки. - Здесь довольно уютно. - девушка осмотрелась, а затем остановила взгляд на плакате с обнаженной девушкой, висящем возле шкафа.       Я почувствовал, как кровь хлынула к лицу. Я ведь совсем забыл о ней... О нём, о плакате! Теперь я опасался встречаться взглядом с Аней, сообщив, что займусь печью. Пока я приносил дрова, разжигал огонь и делал вид, что эта деятельность занимает всё моё внимание, принесли еду и стали снова расспрашивать девушку. На вопросы она отвечала без подробностей, иногда уклончиво, но в целом, у меня сложилось мнение, что гостья адекватная, вежливая, честная и без каких-то плохих замыслов. Ела она, правда, без особого аппетита, словно была не голодна. И сама задавала вопросы, внимательно слушая ответы. Находясь немного в стороне, я понемногу разглядывал её. Она притягивала к себе взгляд. Выглядела она здоровой, я бы даже сказал, поздоровее нас. Улыбающаяся, спокойная, красивая. Определённо, красивая... Несколько раз мы всё-таки встречались взглядом и мне казалось, что смотрит она на меня немного по-другому, более располагающе, а возможно, мне просто хотелось, чтобы я был ей интересен.       Ей было 16 лет, она была одна и давно хотела найти друзей. Выживала, постоянно перемещаясь, и не задерживаясь долго в одном месте. Но по её словам, нельзя было всю жизнь одной идти в неизвестность. Поэтому она рада, что встретила нас.       К концу обеда уже стемнело на улице. Для девушки нужно было подыскать место на ночь, какой-нибудь пустующий дом. Главное, чтобы ночью или утром не было выброса, иначе она может застрять там на неопределённое время. И когда началось обсуждение, какой дом лучше, Аня посмотрела на меня. - Может, если Лёша будет не против, то я останусь у него? На одну ночь.       Теперь уже все смотрели на меня. Особенно пытливым взгляд был у Светланы. - Ну, в другой комнате есть кровать, правда, там не убрано... Я же не думал... - Это не страшно. - девушка улыбнулась. - Тут тепло, и я буду не одна, а это здорово.       Поймал себя на мысли, что за последние несколько часов, увидел улыбок больше, чем за несколько последних лет. Кивнув, увидел, как Светлана открыла рот, чтобы что-то сказать, но передумала. - Спасибо! - Но завтра подыщем тебе дом. - Разумеется. - Тогда решено! - дед Олег встал, - Если надобна будет помощь - зовите. А нынче уже темно, мы пойдем, а вы устраивайтесь.       Я пытался отрешиться от будоражащего осознания того, что взявшаяся из ниоткуда девушка... молодая, красивая, с порозовевшими от тепла щечками девушка, будет ночевать в моём доме. Видимо, я перестарался и перетопил. Да и самому было жарко, но я долго не решался снять свитер. Только когда она сама сняла куртку, аккуратно повесив её на спинку стула, я стянул с себя жаркий свитер. - Ты давно здесь живёшь? - спросила она, наблюдая за мной.       Я заметил на её левой руке небольшой аккуратный шрам, и вспомнил о своих, разбросанных по всему телу. Полученных, в большинстве своём, по неосторожности. Вдруг я осознал, что уже беззастенчиво глазею на её грудь. Быстро переведя взгляд в сторону, смущенно посмотрел ей в глаза, ответив: "Восемь зим". - А... есть жена, дети? - взгляд девушки стал пристальнее.       Я покачал головой. - Я тоже одна. И даже поговорить было не с кем. Знаешь, иногда даже сама с собой уже начинала говорить... Это ведь нехорошо, правда?       Я ответил не сразу, подумав о том, что сейчас, многое, что раньше было странным, ненормальным - стало рядовым, а для кого-то, и частью жизни. Когда пришёл тот мужчина, что заболел и умер, он рассказывал о бандах, каннибалах и даже о мутировавших от радиации или чего-то другого, зверях. - В этом нет ничего такого. К тому же, теперь ты можешь поговорить с нами. И со мной. - А давай будем говорить всю ночь? - предложила Аня. - Давай. - согласился я, не зная, правда, о чём можно говорить всю ночь.       Общение, по большей части, состояло из её вопросов, моих ответов, разговоров о войне и будущем. Через пару часов, как я не старался бороться со сном, начал зевать, чувствуя, как тяжелеют веки. - Лёш, я же вижу, что ты засыпаешь. Не буду тебя мучать. Мы же ещё успеем наговориться. - она встала, взяв в руки куртку и рюкзак. Я кивнул, едва успев прикрыть ладонью зевок. - Ложись, хорошо?       Проводил девушку до двери в комнату. - Знаешь, я очень рада, что нашла тебя. Спокойной ночи!       Было очень тепло, я разделся и лёг под одеяло, чувствуя, как накопленные за день тяжесть и напряжение, начинают уходить из тела. Сопротивляться подступающему сну не стал, тут же погрузившись в грёзы.       Улыбки, мы с Аней пили чай, а затем она появилась на плакате... Скрип прогнал это приятное видение и я с усилием открыл глаза, увидев фигуру в дверном проёме. - Что случилось? - проморгавшись, спросил я, приподнимаясь. - Прости... Это глупо, но я не могу уснуть. - впервые в голосе девушки слышалась нерешительность. - Можно я побуду с тобой?       Аня переминалась с ноги на ногу. - Ну... Можно, конечно. - я опустил ногу на пол, чтобы сесть. - Нет, ты лежи. Я хочу... Можно к тебе? - Ко мне? - переспросил я, вглядываясь в лицо девушки.       "Может, я ещё сплю?" - Да, можно лечь к тебе?       Это было неожиданно и как-то странно... Но я вернул ногу на кровать, отодвинулся к стене и лёг. - Ты ничего такого не подумай, просто... - фразу она не договорила, подошла к кровати и легла рядом. Я почувствовал тепло, исходящее от её ног, она была только в футболке и бельё. Отодвигаться мне было больше некуда, и так я вжался в стену. - Тебе будет удобно, если я лягу тебе на грудь? А то я на самом краю... - Думаю, да. - тихо ответил я, и девушка прижалась ко мне, закинув на меня ногу и положив голову мне на грудь.       Я надеялся, что девушка не слышит быстрое биение моего сердца, ведь осознание того, что она лежит со мной - будоражило меня! Колено её двинулось чуть вперёд и наткнулось на то, что даже при желании, скрыть было нельзя. - Лёш, всё в порядке? - очень тихо спросила Аня, не убирая ногу. - Да. - выдохнув, ответил я, укрыв одеялом нас обоих. - Просто... я давно не был с... - А я вообще никогда. - быстро прошептала девушка, перебив меня. - Не волнуйся, расслабься, мы просто лежим.       Расслабиться было непросто. К тому же, мне некуда было деть свою левую руку, которая была на весу, уже начиная причинять дискомфорт. Решив, что раз её нога лежит на мне, то и я могу положить свою руку ей на талию - так и сделал. - Спать уже не хочешь? - Не очень. - честно ответил я. - Я тоже. Давай тогда говорить. Тем более, хотели.       Я кивнул. - Ты мало вопросов мне задавал. Мне отвечал, а сам не очень интересовался. А ведь мы с тобой сейчас лежим в одной кровати.       Я почти не видел её лица, но был уверен, говоря это, она улыбалась. Стало немного спокойнее. - "Они" много вопросов тебе задавали. - Но не ты. - девушка поёрзала. - Я им не очень понравилась, верно? - К нам же нечасто кто-то приходит и времена непростые... - Знаю. - быстро сказала Аня и провела ладонью по моей груди. - Но я хочу, чтобы ты у меня что-нибудь спросил.       Я попытался придумать хороший вопрос, но в голову ничего путного не шло. Вместо этого, я начал прислушиваться к аромату, который исходил от её волос. Лёгкий приятный цветочный запах. Удивительно... - Как же ты смогла выжить одна и при этом... - я едва успел остановиться и не сказать то, что было у меня на уме. - При этом? - она приподняла голову, вглядываясь в моё лицо. - Скажи, пожалуйста.       Я вздохнул, закрыв и открыв глаза, ответил: - При этом ты такая красивая.       Мне показалось, что глаза её блеснули. - Интересно. - прошептала она, какое-то время ещё смотрела на меня и снова положила голову мне на грудь. - Спасибо. Правда, я думала, что ты спросишь о чём-то другом. - Ну хорошо. Я видел, что ты с рюкзаком. Что в нём?       Девушка не торопилась отвечать, и я уже начал жалеть, что спросил её об этом. Наверное, это было неуместно и слишком лично. А может, она разочаровалась, думала, что вопрос будет интересным. Вдруг, она откинула одеяло и молча встала. Ощущая внезапный дискомфорт, душевный и даже физический - без тепла её тела и одеяла стало очень неуютно, уже открыл рот, чтобы спросить, всё ли в порядке, как она быстро сказала: "Сейчас покажу" - и вышла из комнаты.       Вскоре она вернулась, я даже не успел укрыться одеялом, и села рядом со мной, держа что-то в руках. Какую-то коробочку с проводами. Неожиданно она наклонилась, я инстинктивно дёрнулся, ударившись затылком о стену. - Не бойся, всё хорошо. Верь мне.       Вскоре я почувствовал, как что-то оказалось в моём левом ухе. Наушник! Второй она вложила в своё ухо. - Не могу долго без музыки.       Вновь я не успел задать вопрос, услышав, как заиграла музыка и послышался чей-то голос. Это было поразительно! А Аня, не спрашивая, легла на меня, закинула ногу, и закрыла глаза. - Правда, здорово?       В ответ я утвердительно промычал, не понимая, как это может быть. Где она взяла электричество? Наушник внезапно исчез из уха. - Лёша! - Да? - Я пришла из убежища, - она снова смотрела на меня. - И я хочу, чтобы ты жил там со мной.       Наверное, она не ждала моего ответа, потому что наушник снова был помещён мне в ухо, а её губы оказались на моих губах. Музыка словно бы замедлилась и звучала издалека. Оцепенев, чувствовал нежность, тепло, и будто сами собой, мои губы ответили на поцелуй. И я растворился в ощущениях, не думая ни о чём...       Она рассказала мне всё. О бункере, в котором она жила одна, о том, как туда дойти. Там безопасно, огромные запасы еды и воды, есть электричество. И рассказывая, целовала меня, гладила руками и даже там, где было горячо и крепко. Затем взяла мою руку и погладила ею себя, попросив сделать приятно...       Какой же это был сон! Отчаянно хотелось снова заснуть, чтобы увидеть её, почувствовать её прикосновения, тепло тела, услышать голос и лёгкий цветочный аромат... Даже привычной утренней дрожи в теле не было. Нехотя открыл глаза. В комнате, кроме меня, никого не было. Странно только, что я был голый. Неужели...       Я так быстро встал, что аж потемнело в глазах. Натянув штаны, выскочил на веранду, чуть не разбившись о дверной косяк. Распахнув дверь соседней комнаты, уставился на разобранную кровать. - Аня? - громко и взволнованно спросил я. Ответа не было.       Быстро одевшись, выбежал на улицу. Густые тёмные тучи нависли прямо над головой, словно хотели раздавить меня. Деревья качались под порывами ветра. Впервые за несколько лет, проснувшись, я не посмотрел в окно...       Дом Евсеевых был ко мне ближе, чем другие обитаемые дома. Я поспешил туда. Громким стуком в дверь разбудил жильцов. - Лёшенька, что случилось? - в приоткрывшемся окне показалась голова старушки. - Вы не видели Аню? - Нет, мы спали, Лёша. - она покачала головой, щурясь, чтобы лучше видеть моё лицо. - Ладно... Простите.       Оставив разбуженных и недоумевающих Евсеевых, направился на поиски и оббежал все дома в деревне, прежде чем осознал, что девушки здесь нет. Она ушла, забрав свой рюкзак. Как оказалось, никто не высказал сожалений по этому поводу. "Она какая-то странная"; "Может, она шпионка"; "Проверьте, не пропало ли что"; "Надо быть бдительнее!"; "Хорошо ,что ничего не натворила"...       "Натворила." - подумал я, - "Внезапно появилась, взбудоражила! Дала мне такие эмоции... Которых я давно уже не помнил. Быть может, она дала даже что-то большее - надежду. И исчезла. Но ведь не совсем... Знаю, где она может быть. Она ведь всё рассказала. " Почему-то я был уверен, что ночью она говорила правду и делала всё искренне.       Деревенским я об убежище говорить не стал, но сообщил, что отправлюсь на поиски девушки. И тут же был окружён, обнаружив на себе недовольные взгляды. - Лёша, ты что такое придумал? Куда ты пойдёшь, она ведь могла уйти куда угодно! - Посмотри на тучи! - Неужели ты бросишь нас, ради какой-то подозрительной девки? - в словах и взгляде Светланы было презрение. - Ты же погибнешь. Если не выбросы и осадки, так дикие звери или кто похуже, тебя прикончат! - Может, она сама скоро вернётся, а тебя здесь не будет.       Лишь дядя Коля смотрел на меня, ничего не говоря. Видимо, он понимал, что я принял решение, и меня не переубедить. "Надо было уйти скрытно..." - подумал я. - Я обойду ближайшие места и вернусь. Всё будет хорошо.       Света махнула на меня рукой. - Я думала ты умнее. Ты о ней ничего не знаешь. Кто она тебе?       Не было смысла спорить. Она не поймет. Как и все они. Развернувшись, быстро пошёл к своему дому.       В холщовый рюкзак вместилась самособранная аптечка, запас еды и воды на пару дней, запасная одежда, большой моток полиэтиленовой плёнки, чтобы хоть как-то защититься от осадков, и топорик, который я прикрепил ремешком. Впереди был неблизкий путь. Выйдя из дома, едва не врезался в дядю Колю, который подошёл к двери. - Ты знаешь где она. Она что-то рассказала тебе, поэтому ты уходишь. - уверенно сказал мужчина, глядя мне в глаза. - Лёша, оставляй по пути вешки и будь осторожнее. - он протянул мне руку. - Хорошо. - быстро ответил я, пожимая руку мужчины.       Спустившись по ступенькам, услышал скрип двери за моей спиной. Очень захотелось обернуться и посмотреть на дом, в котором я прожил несколько непростых лет, но я удержался, лишь ускорив шаг.       Дороги заросли травой, кустарником и молодыми деревцами. Лишь участок асфальтовой дороги был относительно ровным, но мне нужно было идти южнее, через поля и лес. Через пару десятилетий, природа окончательно вернёт то, что было когда-то завоёвано человечеством. И зарастающие руины разрушенной церкви, что виднелись на холме, подтверждали это. А также были ориентиром, что я двигаюсь в правильном направлении.       Она хотела, чтобы я пришёл к ней, и я шёл, то прорываясь сквозь заросли, то спотыкаясь о корни. И вместе с усиливающейся усталостью, возрастало и внутреннее напряжение. Несмотря на то, что я доверял ей, этот непростой путь действовал отрезвляюще и начал сомневаться. К тому же, начинался дождь. Я вздрогнул, когда большая капля упала на плечо. Сделав недолгий перерыв, обмотался целлофаном, и положив три камня на мох, двинулся дальше. Удивительно, но шуршание, хоть и делало меня заметнее, но смягчало чувство одиночества.       Через два часа я услышал шум, и вскоре увидел пузырящуюся от дождя гладь лесного озера. Сердце в груди застучало быстрее, это был ещё один ориентир, и судя по всему, я был уже недалеко от цели. Теперь только вперёд, и будь, что будет! Через несколько сотен метров я прошёл мимо заброшенного КПП. Шлагбаум лежал на земле, чуть в стороне. Ржавые остатки УАЗа остались за спиной, и я уже подходил к массивной двери.       Мы не обсуждали с девушкой, как я должен буду просигнализировать о своём появлении. Большая обросшая мхом дверь выглядела неприступной. Никаких ручек или кнопок на двери я не обнаружил. Подойдя ближе, поднял руку, чтобы постучать. Постояв несколько секунд с поднятой рукой, подумал, что даже если в эту дверь на полной скорости врежется танк - находящиеся внутри всё равно ничего не услышат.       Краем глаза я заметил какое-то движение среди деревьев. Всё и так было довольно странно, теперь же по спине пробежал холод, и дело было не в дожде и сырости...       Неожиданный громкий щелчок заставил меня отпрыгнуть в сторону. Сердце бешено заколотилось в груди. Хотелось бежать прочь, но не успел я рвануть в какую-либо сторону, как раздалось ещё два металлических щелчка, а затем послышался низкий гул и лязганье. Дверь медленно начала открываться и вскоре образовался проход. - Я знала, что ты придёшь! - ко мне из тёмного прохода рванулась фигура, и прижалась, обхватив за шею.       Я почувствовал нежные тёплые губы на своей мокрой щеке. Тот самый тонкий цветочный аромат... Сердце по-прежнему колотилось в груди, но уже не из-за страха. Шурша целлофаном, я обнял Аню за талию. Она улыбалась. - Я так рада! Пойдём, я тебе всё покажу.       Схватив мою ладонь, она буквально потащила меня в проём. Я успел бросить быстрый взгляд на деревья, но ничего подозрительного не заметил.       Да, дверь была толщенная. Мы оказались в полумраке, свет был только с улицы и от нескольких тусклых лампочек на стенах и под потолком. - Добро пожаловать в наш дом! - Аня нажала на горящую оранжевым цветом кнопку, и с уже знакомым гулом, лязганьем и щелчками, дверь закрылась. Довольно долгий спуск вниз. Но стало светлее. Окон здесь не было, лампы освещали двухтонную расцветку стен, и это напомнило мне больничные коридоры. Эхо повторяло звук наших шагов. Наверное, мы были глубже, чем самые глубокие станции метро, и пришло осознание, что я в безопасности. Сюда ведь не доберётся выброс, не проникнет дождь, не заберутся дикие звери и даже то, что шуршало среди деревьев.       Аня старалась показать мне каждое помещение, и неважно, жилое оно было, или хозяйственного назначения. По моим предположениям, в этом убежище могло разместиться больше сотни человек. Запасов еды и воды здесь было на несколько десятилетий. Лишь на самом нижнем уровне были двери, которые было не открыть. Они просто были заперты, в них не было ни замочных скважин, ни панелей с кнопками. Возможно, за ними находились хранилища топлива, от которых работали генераторы, издававшие низкий монотонный гул.       Помещение, где девушка проводила большую часть времени, оказалось более уютным. Несмотря на аскетичную мебель, кроме письменных принадлежностей на столе, были здесь и книги, небольшое зеркало, а на кровати сидел одноухий плюшевый мишка. - Я бы хотела сюда мягкий диван, ковёр на пол, и ещё какую-нибудь картину на стену. Но это как-нибудь потом. А сейчас... Раздевайся.       Сначала мне показалось, что я ослышался, но девушка выжидательно на меня смотрела. - Ммм... А зачем? - спросил я, смутившись.       Аня улыбнулась. - Я просто отведу тебя в душ. А "не просто"... будет уже потом!       Помедлив, я всё-таки стянул с себя мокрый целлофан, снял рюкзак и огляделся, не зная, куда бы его положить, и одежду, что ещё была на мне. - Клади куда хочешь, я уберу. И ещё, Лёш, чувствуй себя как дома. Тем более, что ты и правда дома. А ведь дома иногда ходят голышом.       Она уже видела меня без одежды, и даже трогала, правда, это было ночью и в полутьме... Я разделся, стараясь аккуратно сложить одежду, и чувствовал себя беззащитным в безопасном месте. Девушка быстро осмотрела меня с ног до головы, всего на пару мгновений задержав взгляд на том, что я пытался прикрыть руками, кивнула, и сказала: "Пойдем".       Душевая комната была недалеко. - Холодная вода слева, горячая - справа. Можешь не торопиться. - она ещё раз скользнула взглядом по моему телу, и мне показалось, что в её глазах промелькнуло желание.       Я кивнул и зашёл в помещение, облицованное голубой кафельной плиткой, закрыв за собой дверь. Тёплая вода... ласково бежала по моему телу. В деревне я мылся, подогревая воду в кастрюле, обливаясь из кушака. Здесь достаточно было повернуть кран, отрегулировать температуру, чтобы было комфортно. И на пластиковой полочке лежало мыло, и две бутылочки с шампунем. Именно отсюда был этот цветочный аромат. Почудилось даже, что Аня стоит рядом, и я осознал, что как раз здесь Аня и принимает душ. В воображении моём тут же появились картины, в которых девушка стоит под струями горячей воды, и пена стекает по её упругому телу... - С лёгким паром! - воскликнула Аня, только я появился в комнате. - Так раньше всегда говорила мама.       Она встала и подошла ко мне, проведя пальцами по моей груди и потянувшись, поцеловала в губы. Хорошо, что снизу я был обёрнут в полотенце. - Я приготовила чистую одежду. - А моя где? - я осмотрелся по сторонам, но своей одежды и вещей в комнате не обнаружил. - Она грязная, я отнесла все в стирку.       Девушка отстранилась, и взяв с кровати стопку аккуратно сложенной одежды, протянула мне. - Давай, посмотри, как она тебе.       И она снова не отвернулась, когда я размотал полотенце. Новая одежда была такая же, что и на девушке. Белое белье, бежевая футболка, синие штаны. Носков не было, но была очень тонкая обувь, похожая на балетки. - Идеально! - воскликнула Аня. - Твой размер, я не ошиблась. Сидит отлично!       Я вынужден был согласиться. Одежда была в самый раз. Я посмотрелся в зеркало и невольно улыбнулся, увидев в отражении парня с мокрыми волосами, в чистой одежде, и вообще, этот парень напротив был весьма хорош. - А теперь, как твоя девушка, я должна тебя накормить. Что будешь: курицу, говядину или свинину? - Эээ... - растерянно промычал я, и это мычание напомнило мне корову Марфу. - Садись. - она указала на стул, убрала книги в сторону и поставила передо мной на стол несколько довольно крупных консервных банок и брикетов.       Это был невероятно вкусный ужин! За столько лет... Впервые... Вкусная, питательная, здоровая, чистая пища. После такой еды, то, чем мы в деревне накормили девушку - было стыдно назвать нормальной едой. Неудивительно, что у неё не было тогда аппетита.       Деревенские тоже это попробуют, когда переберутся сюда жить. Я поделился этим с Аней, и она, улыбнувшись, отвела взгляд в сторону.       Сытость разлилась по всему телу, а рядом была Аня. Такая заботливая, такая красивая. Здесь так хорошо, и так захотелось спать, что я беззастенчиво зевнул. - Я так рада, что ты со мной. - девушка встала и перекинув через меня ногу, села на мои колени, и начала гладить мои руки, плечи, спину. Гладя голову, запустила пальцы мне в волосы. Повернув голову чуть набок, прошептала мне в ухо: "Мой"!       Я ничего не хотел говорить, я был так расслаблен, что даже гладить её в ответ не хотелось. Всё впереди, она и так моя. - Будешь со мной всегда. В безопасности. Не будешь болеть, не будешь стареть. И мы будем счастливы. Вдвоём. Нам никто не нужен.       Я хотел сказать, что сюда придут деревенские, но язык не слушался. Как и всё тело. Я попытался взять её за талию, но руки даже не поднялись. Ничем я не мог пошевелить. Что-то не так. - Всё будет хорошо, не бойся. И боли не будет. Может, останется шрам, но ведь шрамы украшают мужчину.       "Еда... Что-то было в еде..." - мысли словно густая патока, текли в голове. "Ловушка... Они были правы... Не надо было уходить". - Так и должно быть, милый. - что-то коснулось моих губ, но я уже едва понимал, что происходит. - Я включу тебе музыку.       В глазах темнело. Последнее, что я увидел, слыша откуда-то издалека мелодию - это её улыбка. Искренняя и такая очаровательная улыбка.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты