без возражений

Слэш
G
Завершён
42
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 4 Отзывы 10 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Шесть грёбанных часов в самолёте! Шесть! Да я пешком лучше пойду. — Ты с ума сошёл? По воде не ходят. Так что придется лететь, Минхо, лететь на самолёте шесть грёбанных часов, — интонация позволяет понять, что это уже ни раз повторяли. — Слушай, определённо должен быть другой способ добраться. Нужно просто иначе подбирать ключевые слова для поиска, — Хёнджин удивляется этим, хоть и скромным, ноткам мольбы в голосе, — самолёты ведь менее безопасны, чем, скажем, поезда, так что альтернатив должна быть уйма. — Знаешь, есть у меня одна идея. — Вот, я же говорил! Альтернатива всегд- — Сделай табличку «я-неуравновешенный-с-тремя-котами-расступитесь-дайте-сесть-НЕ-у-окна». Уверен, тебе сразу же уступят место. К тому же, если что и случится, можно будет легко опознать, — слышен смешок, — на надгробии напишут «Герой, что воевал со злейшим врагом — судьбой». — Хёнджин, — парень выдерживает паузу, — я тут со всей этой суматохой из-за билета забыл сказать, что ты последний день живёшь, насладись как следует. Чёрт. Чёрт бы побрал самолёты, страх высоты и страх полётов. «Сидеть и смотреть в иллюминатор это ведь так здорово!» — говорят они. «Видеть облака и лучи солнца, что путаются в них —  неописумая красота» — пишут под постами. Минхо видел фотографии с паспортами из аэропорта, облаков, заката солнца на горизонте и всё-всё вот это, но что-то внутри связывалось в узел и легче не становилось. Остаётся только надеятся. Ну, или придумать способ ходить по воде. Вот, пожалуйста — началось. Крики детей в салоне, нравоучения их матерей, просьбы пристегнуться и абсолютно никого, кто бы сидел рядом. Всё бы хорошо, но билеты раскуплены все до единого, а Ли не может вот так взять и занять чужое место. — Эм, извините. Вы не возражаете, если мы с вами поменяемся местами? У меня место прямо рядом с иллюминатором, вы бы могли насладиться видом, а я бы подальше сел, — Хёнджин свалился бы в обмороке от той льстивой вежливости в тоне. — Конечно, без проблем. Вы высоты видимо боитесь. — Парень без возражений садится на предложенное место, загораживая «неописумую красоту», за что его мысленно благодарят. — Я Джисон, кстати. — Ли Минхо. Просто Минхо. — Может музыку послушаете? Хорошо отвлекает, — в этот момент сам достает наушники, что-то настраивая, и прикрывает глаза. На воображаемой табличке нужно дописать ещё одну отличительную характеристику — забывать самое нужное. Наушники остались в чемодане. «Зачем только я их туда клал?». Некомфортно до ужаса и дело не только в шуме пассажиров. Ему нужно отвлечься каким-то образом. Отвести фокус от мыслей что за бортом и на какой высоте они сейчас находятся. Будто на иголках сидит, а сам напряжен — тронь и током убить может. Счёт секунд в уме не помогает от слова совсем, только ещё более дёрганным становится, потому что сбивается. Тут между «сорок пять, сорок шесть, сорок семь» вклинивается тихое бормотание слов. Поворачивается, отчего-то боясь спугнуть, и да — сосед его не умеет, как оказывается, не подпевать. Джисон чуть более резко, чем хотел бы, вздрагивает, чувствуя взгляд на себе, приподнимается и смотрит прямо в глаза. — Может у вас фобия не столько самого полета, сколько неизвестности? — говорит после минутной паузы замешательства. Собеседник же размышляет над тем насколько это очевидно. — Знаете благодаря чему самолёт в небо поднимается? У парня тёмные, чуть спадающие на глаза волосы и клетчатая рубашка. Белые запутанные наушники (которые не забыли в чемодане) и блокнот с ручкой на откидном столике. Он вроде бы совсем обыкновенный, но во взгляде у него искорки чего-то необычного. — Я как-то не интересовался. И давайте не на вы. — Как можно не знать! — восклицает так громко, что часть салона поворачивается к ним, — это ведь так захватывающе! Кошмарно: летите, но не знаете благодаря чему. Рассекаете воздух, но не знаете как поднялись в небо. Сама судьба велела мне объяснить эти тонкости, — улыбается открыто, располагая выслушать информацию, чью важность, всё-таки, по мнению старшего, немного переоценили. — Всё дело в самом крыле — оно выпуклое в верхней части — и в давлении. Есть такое понятие, как угол атаки — от него зависит подъёмная сила. А что насчёт давления, то там всё просто: под крылом оно выше, а сверху ниже — именно поэтому самолёт и взлетает, то есть эта самая подъёмная сила и появляется. Конечно есть ещё много тонкостей, но основа в этом. Блокнот с ручкой тоже пригодился. Хан рисует и заштриховует некоторые аспекты, чтобы понятнее объяснить, а разговор, в самом деле, захватывает обоих. — Это так интересно. Нет, правда. Мне бы и в голову не пришло этим интересоваться. — Я рад, что меня слушают, очень рад, — выходит как-то через чур задумчиво, будто вспоминает что-то. — Ну, — парень хватается за ниточку разговора, не давая ей выскользнуть из рук, — теперь, если начнем падать, я буду знать, что это с давлением проблемы. Спишу всё на него. Проклинать не пилота, а явление природы буду. «Точно неуравновешенный» добавляет уже про себя и хмыкает. — Количество информации о падениях самолётов это всё о психологии. — Что? На Минхо смотрят будто первый раз видят. — Всё о психологии. В СМИ никогда не будут освещать отличную посадку или полёт без проблем. В СМИ вряд-ли скажут о том, что в зоне турбулентности пилотам пришлось нелегко, но люди не пострадали. В новостях всегда читаем про несчастные случаи или неудачи, про аварии и падения в прямом смысле слова. Наш мозг обращает внимание именно на это. Таким образом, у нас формируется именно отрицательное отношение к тем же полётам, ведь мы запоминаем нехорошее. — Постой-постой, я что-то не успел за ходом мысли. Физика и психология? Это что за пересечение такое необычное? — Я, вообще-то, музыкой увлекаюсь. Просто люблю образовательный контент смотреть, — смеется, чуть пихая в плечо, и глаза в сторону отводит — не каждому (читай: никому) об этом рассказывает. Шесть часов. Шесть грёбанных часов в самолёте стали шестью часами разговоров обо всём подряд со смехом, музыкой и горящими у обоих от интереса глазами. С обсуждением фильмов (оба любят один и тот же жанр) и в шутку написаной песне про любовь к кровати. Минхо совершенно позабыл о «Посмотри, мам, какие облака красивые!» и даже не думал подремать пару часов, не смотря на обещание быть бодрым с утра. Они придумывали нелепые акростихи и обсуждали какой кофе лучше пить зимой, вторили друг другу, тихо подпевая знакомым песням. Джисон, оказывается, увлекается музыкой не в самом простом смысле слова, а Минхо танцует и ему нравится придумывать хореографию к песни, чтобы чувствова выражать. Шесть часов — это не секунды, которые считать нужно. Они стали считаными мгновениями на предпоследнем ряду. А затем они приземлились. Слишком быстро. Спешка, суета и так по кругу. Брошенное «Мне нужно идти, кошатник, не забудь погладить своих любимцев за меня». Сообщение от Хёнджина «Где тебя носит? Целуешь матерь-землю или что? Я готов принять свою смерть, жду тебя у второго выхода». Ли на автомате забирает чемодан, потому что «нужно» и идёт, не совсем понимая куда, в толпе людей. Все куда-то бегут, опаздывают, кого-то встречают, кто-то кого-то ищет, высматривая взглядом, словом, никто на месте не стоит. Минхо нужно тот голос рядом слышать, чтобы ему смех парня, что напротив сидел, ввели внутривенно и, желательно, прямо сейчас. Ему нужно этот взгляд за гранью с искрами ощущать постоянно и чтобы рассказывали о первом найденном динозавре, о том, что пчёлы это слезы Ра, а канарейки почти всегда поют. — Извините, не подскажете, как пройти ко второму выходу? — вклинивается в шум аэропорта фраза. Хо готов поклясться, что каждым миллиметром кожи чувствует, как падает давление вокруг, а он сам попадает в зону турбулентности.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Stray Kids"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты