Помоги мне, Гордон

Слэш
R
Завершён
15
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Ради человека, с которым ты прошел огонь, лед и плазменные трубы Цитадели, не жалко умереть.
>Half-Life 2: Episode Two
Примечания автора:
AU, в которой мы вместо Аликс бегаем с Барни, и, собственно, все события, происходящие с ней, происходят с ним и наоборот.
Аликс няша, но с Барни совсем мало времени дали побегать))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Саунд: Depeche Mode - To Have and to Hold
Связь быстро оборвалась, но Гордон с громадным облегчением воспринял весть, что Аликс вместе с беженцами благополучно добралась до Белой Рощи. Заслышав вой страйдера, Фримэн самолично подтолкнул ее к составу, покидающему Сити Семнадцать; девушка порывисто обняла его и похлопала по пристегнутой к бедру карте памяти с шифром портала, шепнув: “Я верю, что ты доставишь это в целости и сохранности”. Заметив, что Гордон остался, Барни тотчас спрыгнул с подножки и присоединился к нему. Уничтожив страйдера, Калхаун и Фримэн с горем пополам выбрались из Сити Семнадцать, но после взрыва ядра Цитадели поезд потерпел крушение, и они очутились в лесу, около Шахты Победы. Они пробирались вперед в неплохом темпе до тех пор, как их не настиг охотник. Пока Фримэн задыхался под завалами, тварь проткнула Барни живот и напоследок хорошенько пнула. - Помоги мне, Гордон, - простонал Калхаун, прежде чем отключился. Кровь, Боже мой, сколько было крови! Кое-как выбравшись из-под балки и чихая от бетонной пыли, забившейся в нос, Гордон подбежал к распластавшемуся по земле мужчине. Калхаун был мертв. Тяжело дыша, не в силах остановить поток слез из глаз, Фримэн трясущимися руками приставил пистолет к виску. Они ведь вернут его к жизни. Всегда возвращали. При этом Гордон в мельчайших подробностях помнил каждую свою смерть. Утонул в ядерных отходах. Умер от большой концентрации ОВИ в организме. Словил пулю. Взорвался. Встало сердце после удара током. Упал с высотки. Был дезинтегрирован шаром, с заточенной в нем Темной Энергией. Идиоты те, кто твердят, что ко всему привыкаешь. Вроде повстанцев, которые шептались украдкой, как им неплохо жилось при Альянсе… Фримэн нажал на спусковой крючок. В первые секунды после переноса во времени Гордон почти всегда бывал дезориентирован. И невозможно было предугадать, в каком именно моменте он окажется. Сражаясь с дурнотой, Фримэн был вынужден заново смотреть, как охотник пронзает своими манипуляторами беспомощного Барни. У Работодателей весьма своеобразное чувство юмора. Гордон сжал немеющие пальцы на грави-пушке, игнорируя остоебенивший электронный голос, предупреждающий его о переломах. Стряхнув с себя строительный мусор, он на негнущихся ногах подлетел к уже потерявшему сознание Барни. Покрутив головой, мужчина обратил внимание на разнесенную в клочья дверь диспетчерской; около пульта управления воротами лежала аптечка. Фримэн побежал со всех ног в здание, хватая зеленую ампулу, однако Барни уже испустил дух и она стала бесполезной. Гордон в ярости раздавил капсулу в кулаке и схватил пистолет Калхауна. Выстрел. Кошмарное стрекотание кибернетического организма и не менее кошмарный стон Барни: - Помоги мне, Гордон… Фримэн ненавидел себя за головокружение, ненавидел себя за то, что безоружен и необходимо выждать, пока охотник не уберется, а иначе вновь придется "перезагружаться". Когда все стихло, он припустил в диспетчерскую, схватил аптечку и впрыснул ее содержимое в сгиб безвольной руки. И хотя этого было мало, кровь перестала струйкой вырываться из его живота, сердце все еще слабо билось. Пока Гордон лихорадочно рылся в хламе, заполняющем безлюдные вагоны и ангары, Барни, черт возьми, умер. - Помоги мне, Гордон. На этот раз у Фримэна ломило вообще все тело; когда он выбрался из-под сломавшей ребра балки, его вывернуло желчью и кровью. Совершая знакомый маршрут за аптечкой, Гордон на ходу стягивал с себя протестующе гундящий костюм. Введя лекарство, Фримэн с отчаянной скоростью сорвал с белого, как мел, Калхауна форму ГО и надел H.E.V. 5, не слишком благоухающий, но зато наполненный препаратами под завязку. - Состояние критическое, - бубнил костюм, плотно обтянувший коренастое тело, - Требуется медицинская помощь… - Я знаю, сука!! - заорал Гордон, да так резко, что присевшая было на ворота любопытная ворона предпочла убраться. Фримэн закашлялся, испытывая страх не столько от боли, внезапно пронзившей грудную клетку, сколько от звука своего собственного голоса, который не слышал, кажется, несколько десятков лет. С тех самых пор, как в Черную Мезу прибыл человечек в опрятном сером костюме с чемоданчиком, в котором ждал своего часа “невероятно чистый образец”. Тело Барни выгнулось на пропитавшемся кровью песке, но Гордон, из которого капля по капле уходила жизнь, смотрел на все это как будто сквозь туман, издалека. - Чего Вы добиваетесь, мистер Фримэн? - прошептал вкрадчиво Джи-Мэн. Время замедлило свой бег до минимума. Неоновые глаза впивались в самую душу, выедая ее и оставляя Гордона пустышкой, пешкой в великой космической игре. - Перемещения во времени - вещь дорогая и энергозатратная, мистер Фримэн. Мои… наши Работодатели недовольны. Гордону хотелось послать этих таинственных Работодателей глубоко в жопу хаундая, но рот его не слушался, ибо это был сон, лимб, пространство, над которым у Фримэна не было никакой власти. - Они были бес-пре-цен-дент-но великодушны, избавив Вас от двадцати лет неимоверных страданий, что, несомненно, принесла бы Вам Семичасовая Война, а также ее последствия. И, я думаю, Вам следует напомнить, кто тут главный. Сознание Фримэна наполнили мучительные в своей контрастности видения - вот он жмет ручку своей новорожденной племянницы - и спотыкается об обгоревшую куклу на пустующей детской площадке. Мешает колу с алкоголем на выпускном и скручивается от ломки после очередной дозы морфия, введенного костюмом. Смеется в теплое плечо Барни на дне рождения Айзека, после чего идиллия рассыпается, и Калхаун-старший со своим единственным сыном болтаются в гробах-пристанищах для хрипло верещащих сталкеров, а Брин отвратительно-сально проводит по темной щетине пальцем. Гордон советует Барни, какие цветы купить для его девушки и тут же видит Калхауна проткнутым, придерживающим рукой свои внутренности, со стекленеющими глазами. - Я могу отправить Вас в прошлое, мистер Фримэн, - шелестел Джи-Мэн, - Гораздо дальше, чем Вы этого хотите. Со всеми Вашими воспоминаниями, разрывающими Ваш великолепный мозг. И на Гордона с пронзительной, болезненной ясностью обрушились новые, но при этом хорошо знакомые картины: он шагает в портал и просыпается в поезде, в гражданской одежде, совершенно не понимающий, что происходит… метрокоп приказывает ему положить банку из-под газировки в урну, но он не слушается, а, все еще уверенный в своей неуязвимости, швыряет ее прямо в маску комбайну… он оглушен, тупо смотрит на свои ноги, как его тащат по полу в заброшенную квартиру. Один из метрокопов заламывает ему руки за спину, второй стягивает штаны и, явно упиваясь своей властью над простым смертным, с размаху опускает электрическую дубинку на яички. Гениталии взрываются невероятной агонией, от которой пресекается дыхание. - О, мистер Фримэн, Вам может быть гораздо, гораздо больнее, стоит мне щелкнуть пальцами... Это Барни вытащил его. Застрелил тех двух ублюдков и помог добраться до доктора Кляйнера. Брови Джи-Мэна хмурились, а невыносимо яркие глаза наезжали на него стремительно, неотвратимо, страшно и непоколебимо. Гордон стиснул зубы. Если ему придется пройти весь этот путь заново только затем, чтобы спасти Барни жизнь - он его пройдет. Тут голову наполнило низкое пение, множество рубиново-красных глаз окружили его, заслоняя от ядовитого взора Джи-Мэна. *** - Гордон Фримэн не должен отказываться от своего костюма, - бурчал вортигонт, колдуя над обнаженным телом Барни, - Без него он погибнет. Гордон лежал неподалеку, плывя на обезболивающих волнах морфия. Он дышал так интенсивно, что шлем начал запотевать. - Я подлечил Гордона Фримэна и поддерживаю жизнь в Барни Калхауне. Долго он не протянет. Если Фримэн расчистит путь, я отнесу Калхауна к своим собратьям. Они помогут, но Фримэн должен торопиться. Пошатываясь, Фримэн принял вертикальное положение и повел инопланетянина, бережно держащего человека во всех трех руках, за собой. Он не мог поверить в то, что снова победил, в свою выгрызенную, пусть и с помощью запоздавших вортигонтов, частичку свободы воли. А самое главное, Барни будет жить.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Half-Life"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты