Love begins with love

Слэш
PG-13
Завершён
479
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
29 страниц, 1 часть
Описание:
Цзян Чэн считал себя слишком уставшим и не способным изменить череду серых будней, пока Вселенная не щёлкнула его по носу, дав понять, что даже на такого ворчливого чурбана ещё есть надежда <3
Цзян Чэн комфортит Лань Хуаня, а тот в него влюбляется!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
479 Нравится 30 Отзывы 121 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
— Давай, заходи, — Цзян Чэн отворил дверь в квартиру, чтобы Цзинь Лин мог войти. Фить-фить, издаваемый штанами Цзинь Лина, дал понять, что тот успешно зашёл и даже не споткнулся о порог, что, к слову, случалось довольно часто, потому что мальчишка имел дурную привычку улетать мыслями в облака, когда следовало бы крепко держаться ногами на земле. Цзян Чэн зашёл следом и закрыл за собой дверь. — Я есть хочу! — стягивая шапку, Цзинь Лин посмотрел на своего дядю, бросающего ключи и рюкзак на тумбочку. — Тебя же в саду кормили, — стягивая перчатки и шарф, Цзян Чэн отправил их к ключам и рюкзаку, после чего сбросил с ног ботинки, снял пальто и, повесив его на вешалку, наклонился, чтобы помочь племяннику раздеться. — Но я снова проголодался, — поджимая губы, Цзинь Лин терпеливо стоял ждал, пока Цзян Чэн не снял с него шарф и куртку. Разувался он уже сам. Цзян Чэн тяжко вздохнул, выставляя свою обувь и обувь племянника так, чтобы они ровно стояли у стенки. — Ладно, иди к себе в комнату, — вытащив из кармана пальто телефон, Цзян Чэн отправился на кухню, — переодевайся, мой руки и приходи ко мне. Цзинь Лин, сверкнув радостной улыбкой, побежал в комнату, таща за собой свой маленький рюкзак в виде медвежонка. Его штаны по-прежнему забавно шуршали. Цзян Чэн же, стоило ему зайти на кухню, положил телефон на стол, после чего вымыл руки и поставил греться чайник. Недолго подумав над тем, что приготовить на ужин, он достал из холодильника грибы, с полки лапшу и с соседней полки сотейник со сковородой. Цзян Чэн умел готовить, но на кулинарные шедевры его сил хватало разве что в выходные дни, в будни он слишком уставал на работе, поэтому готовил максимально простую еду. Цзинь Лин никогда не жаловался, он вообще был очень воспитанным и милым ребёнком. А ещё, к сожалению, он был любим одним лишь дядей, потому что его родители погибли, когда ему исполнилось три года. Родня Цзинь Цзысюаня отказалась принимать ребёнка и хоть как-то поддерживать его финансово, потому что изначально была против брака своего сына с Цзян Янь Ли. Цзян Чэну ничего не оставалось, кроме как забрать Цзинь Лина к себе. В тот момент он был не менее одинок, чем племянник, потому что, мало того, что лишился родителей, так и сестру потерял. Вдвоём с Цзинь Лином им было проще находить силы жить дальше. Сейчас Цзинь Лину было пять лет. Цзян Чэн старался, чтобы у племянника всё было, несмотря на то, что для этого приходилось оставлять его в саду до позднего вечера, а самому работать на неплохо оплачиваемой, но утомительной работе. О том, чтобы устроить собственную личную жизнь, он как-то не думал. Для этого он был слишком замученный и уставший. К тому моменту, когда Цзян Чэн поставил лапшу вариться, а грибы тушиться, сев за стол, чтобы полистать социальные сети, на кухню зашёл Цзинь Лин. Он уже переоделся в пижаму и выглядел очень мило. Его щёки блестели, что означало, что он помыл не только руки, но ещё и их. Чудесный ребёнок, нечего сказать. Забравшись на стул, обнимая любимого плюшевого кролика, Цзинь Лин взглянул на Цзян Чэна. — Почему ты такой грустный? Цзян Чэн положил телефон на стол. — Я не грустный, я сегодня много работал и очень устал. Цзинь Лин пожевал нижнюю губу. — А что нужно сделать, чтобы ты не уставал? Цзян Чэн усмехнулся, поднялся с места, подошёл к плите и, проверив лапшу и грибы на предмет готовности, выключил плиту, доставая из шкафчика тарелки. — Для этого нужно меньше работать, но тогда у нас будет меньше денег. Цзинь Лин всё ещё не понимал суть проблемы, забавно хмуря миловидное лицо. — Это плохо? — спросил он, оттягивая правой рукой своему кролику ушко. — Не то чтобы… — разложив еду на порцию побольше, порцию поменьше, Цзян Чэн поставил тарелки на стол, положил рядом приборы и сел обратно на стул, — но это означает, что у тебя будет меньше конфет и игрушек. Всё, положи кролика и поешь, приятного аппетита. Цзинь Лин нахмурился ещё сильнее, послушно кладя кролика на соседний стул. Он взял вилку и принялся ковыряться ею в лапше. Цзян Чэн молча ел, наблюдая за мыслительным процессом племянника. Цзян Чэн был хорошим дядей, он покупал Цзинь Лину всё, что могло ему понравиться и сделать счастливее. Конечно, мальчик мог получить гораздо больше, если бы семейство Цзинь признало его, но… однако, Цзинь Лин не был избалован, вероятно, потому, что его таким вырастили, наверное, именно поэтому Цзян Чэн услышал следующий ответ на свои слова: — Если это означает, что ты будешь не таким грустным, как каждый вечер, то я согласен, — после этого Цзинь Лин всё-таки отправил вилку в рот с намотанной на неё лапшой. — Сказал же — я не грустный, — ворчливо отозвавшись, Цзян Чэн не мог не принять во внимание тот факт, что слова племянника задели его за живое. Это было ужасно заботливо и мило слышать от Цзинь Лина такие слова, во всяком случае, это значило, что его, Цзян Чэна, любили в ответ и готовы были поддержать. Однако, как бы там ни было, во взрослом мире не всё так просто. Цзян Чэну нужна была его работа, он не мог так просто бросить её и найти что-то другое. Маленькому мальчику это, к сожалению, не объяснишь, — и вообще, расскажи лучше, что там у вас за конкурс поделок, о котором мне сегодня сообщила воспитательница? Ребёнка так легко было отвлечь от не нужных разговоров. Услышав про конкурс, Цзинь Лин радостно заулыбался и с набитым ртом принялся рассказывать о том, что за лучшую поделку обещают дать приз в виде игрушки, набитой конфетами. Цзян Чэну пришлось заставить племянника сначала прожевать, а потом повторить всё с самого начала. Мальчишка так воодушевлённо рассказывал, что Цзян Чэну с тоской пришлось признать, что ему придётся потратить не одну бессонную ночь, чтобы сделать что-то такое, что займёт первое место. Цзинь Лин очень расстроится, если не выиграет, так уж вышло, что он был весь в отца в этом плане — стремился во всём быть лучшим. Понятное дело, что другим детям будут помогать их родители, Цзян Чэну пришлось смириться — деваться всё равно некуда. После ужина Цзинь Лин был отправлен чистить зубы и спать. Цзян Чэн вернулся на кухню мыть посуду только после того, как приготовил племяннику постель, убедился, что тот лёг и, поцеловав его в макушку, пожелал хороших снов. Сам он ещё не скоро уснёт, если уснёт вообще, последние пару недель его мучает бессонница, а всё потому, что начальник, мало того, что завалил трудной работой, так и результатов требует каждый день. Учитывая, какой характер был у Цзян Чэна, тому с каждым днём всё труднее было сдерживать себя, чтобы не послать начальника куда подальше. Он прекрасно понимал, что, если потом его уволят, быстро найти работу с подобным заработком не получится, поэтому он терпел, но всё это выливалось в жуткую усталость и нервозность. После того, как вымыл посуду, Цзян Чэн заварил себе мелиссу, свойства которой немного помогали его расшатанной нервной системе. Не забыв взять с собой телефон, он ушёл к себе в комнату. Хотелось просто лечь и ничего не делать. Сегодня заканчивался вторник, до выходных терпеть ещё три дня. Цзян Чэну очень нужны были силы. Оставив чашку на тумбочке возле постели, включив ночник, Цзян Чэн взял зажигалку, сигареты и прошёл на балкон. Пусть на улице конец ноября, Цзян Чэн вышел, как был, в рубашке и брюках. Ему надо было освежить голову. Усевшись на стул, он зажал зубами сигарету и поджёг её край, параллельно открывая окно сообщений на телефоне. Вэй Ин сегодня просто одолел, скидывая то фотографии, то видео. Цзян Чэну не хотелось вникать, поэтому он просто пролистал, скидывая пару коротких ответов. Было бы странно, не начни после этого Вэй Ин активно писать. Неуёмный и совершенно невозможный человек, но так Цзян Чэн хоть смог отвлечься, отчитывая друга на тему, что тот пишет всякую ерунду. Вэй Ин рассказал о том, что познакомился с девушкой по имени Мянь-Мянь. Не то чтобы он видел в этом знакомстве романтический интерес, просто так получилось. Цзян Чэн ему, конечно, не поверил, он-то знал, какой его друг бабский угодник. Вэй Ина ничто не могло исправить. Видимо, знакомство с этой Мянь-Мянь произвело на Вэй Ина впечатление, потому что поток сообщений от него не прекращался. Он писал о том, что она секретарь какого-то очень крутого человека, а ещё у неё красивые туфли и она ездит на Mercedes. По последним двум пунктам Цзян Чэн понял, что Вэй Ин всерьёз подумывал над тем, не воздействовать ли на Мянь-Мянь своим очарованием. Однако, после того, что он написал следом, Цзян Чэн понял, что ничего у его друга не выйдет. Девушка слишком быстро раскусила коварные намерения. Иногда Вэй Ин искренне раздражал своей беззаботностью, у Цзян Чэна, например, никогда вот не было времени на подобные вещи. Он впахивал, как лошадь, и был недоволен этой жизнью, а Вэй Ин, пусть и перебивался с подработки на подработку, но выглядел куда более счастливым. В комнату Цзян Чэн вернулся, когда почувствовал, что замёрз, к тому моменту он успел скурить две сигареты. Поскольку он знал, что вряд ли уснёт, переодевшись в домашнюю одежду, он сел за ноутбук. Если он хотел и дальше обеспечивать Цзинь Лина, дабы тот не отличался от других детей, имел красивую одежду и новые игрушки, продолжать работать нужно было и дома. Всё равно Цзян Чэн не знал, чем ещё может заняться, другими интересами он как-то не обзавёлся. Чем быстрее он закончит проект, тем лучше, возможно, в конце года ему даже выплатят повышенную премию. Несмотря на то, что Цзян Чэн сел работать, через четыре часа он всё же заснул, правда, прямо за столом. Утром, когда безжалостный будильник врезался своим звоном прямо в уши, Цзян Чэн нашёл себя в неудобном положении с затёкшим и отдающим болью тут и там телом. Общее состояние не способствовало тому, чтобы радоваться жизни. Если бы Цзян Чэн только мог, он бы доспал ещё час, а потом поехал бы на работу на такси, но у него в квартире был маленький ребёнок, которого нужно было собирать в детский сад. Быть родителем очень трудно, тем более, когда эту ношу ты тащишь один, не разделяя её ни с кем. Пришлось брать себя в руки, подниматься из-за стола, идти в ванну, приводить себя в порядок, а потом идти на кухню и готовить кашу. Однако радовало — Цзинь Лина не нужно было каждые пять минут заставлять покинуть постель, Цзян Чэн приучил того подниматься по будильнику. Утро началось не очень хорошо с того момента, как Цзян Чэн нашёл себя совершенно разбитым, дальше всё становилось только хуже: подгорела каша, разбилась чашка, Цзинь Лин потерял кофту, в которой хотел пойти, Цзян Чэн сломал расчёску, пока пытался расчесать запутавшиеся в узел волосы своего племянника. В общем, звёзды не сошлись настолько, что надеяться, что на этом беды кончатся, не следовало. В конечном итоге Цзян Чэн даже на работу опоздал. Этот день просто не мог быть хуже, хотя… апогеем стал вызов к начальству. Сегодня явно был не лучший день, чтобы предъявлять к Цзян Чэну какие-то претензии, но так уж сложилось. Сегодня с него в очередной раз спросили, когда будет готова первая ступень проекта. Цзян Чэн честно старался быть паинькой, объясняя, почему данную работу невозможно сделать в столь короткие сроки, за что на него накричали, обвинив в том, что он недостаточно старается. Возможно, у начальника тоже случилось кошмарное утро, однако, психика Цзян Чэна не выдержала, это была последняя капля, и сработал триггер. Очнулся от гнева Цзян Чэн тогда, когда ему выкрикнули в спину, что он уволен. В тот момент он даже не подумал о том, что случилось то, чего он боялся долгое время. В тот момент ему хотелось плюнуть в лица всех этих вышестоящих болванов и гордо уйти. Из этих двух вещей в жизнь он воплотил только вторую. Осознание случившегося пришло, когда он вернулся домой. Ненавидеть себя уже было поздно. Следовало немедленно возвращаться, ползать в коленях и извиняться, но Цзян Чэн не был бы сам собой, если бы даже в настолько хреновой ситуации переступил через свои принципы. Зачем терпеть, если твои старания не ценят? Прежде чем Цзян Чэна накрыло отчаяние, он позвонил Вэй Ину, попросив в обед где-нибудь встретиться. Через час они встретились в маленьком ресторанчике неподалеку от дома Цзян Чэна, где готовили неплохую, пусть и дешевую лапшу. Еда, правда, Цзян Чэна в тот момент волновала меньше всего, он нервно скуривал сигарету за сигаретой, пока Вэй Ин бросал на него сочувствующие взгляды. — Слушай, ну ты ведь классный специалист, запросто найдёшь другую работу! — Я вообще не планировал в ближайшее время искать другую работу! — затянувшись в последний раз, Цзян Чэн излишне яростно затушил окурок о пепельницу. Подозвав официанта, Вэй Ин заказал им с Цзян Чэном по одной порции лапши — себе попросил поострее, и по чашке кофе — себе с молоком, а Цзян Чэну чёрный и без сахара. — Сегодня я тебя угощаю. — радостно оповестил Вэй Ин, подпирая голову руками, — На твоём месте я бы порадовался, что так всё получилось! Это ведь шанс что-то изменить в своей жизни! — Легко тебе говорить, — фыркнув, Цзян Чэн сложил руки перед собой, уронив на них голову, — ты заботишься только о себе, а у меня на руках маленький ребёнок. — Ах, думаю, милашка А-Лин поймёт, если ты пару недель не будешь покупать ему конфеты, — Вэй Ин попытался пошутить, но и сам понимал, что шутка вышла так себе. Цзян Чэн тяжело вздохнул, сел ровно и, проведя ладонями по лицу, бросил на Вэй Ина взгляд настолько замученного и усталого человека, что можно было бы прослезиться. Вэй Ин прекрасно знал, как важно Цзян Чэну обеспечивать своего племянника, поэтому усердно принялся раздумывать над тем, как мог бы со своей стороны помочь. Как только им принесли заказ, его осенило. — Я вспомнил кое-что! Мянь-Мянь рассказывала мне, что сейчас занята поиском человека на какую-то очень странную должность для своего Босса! — Вэй Ин аж просиял, торопливо доставая из кармана телефон. Цзян Чэн закатил глаза, делая глоток из чашки. — Ты всё ещё с ней общаешься? Я уж думал, она тебя заблокировала. Вэй Ин нашёл переписку, которую искал, игнорируя слова Цзян Чэна. — Ну точно! Я мог бы узнать, что за должность, вдруг тебе подойдёт? — Вэй Ину даже не требовалось согласие Цзян Чэна, он прямо при нём настрочил и отправил сообщение. Цзян Чэн, сомнительно относящийся к тому факту, что ему повезёт быстро найти хорошую работу с хорошей зарплатой, решил приступить к лапше, пока та не остыла. — Всё, ждём ответа! — Вэй Ин, кажется, излишне перевозбудился. Он положил телефон рядом и буквально каждые три секунды бросал взгляд на экран. — Кстати, я так и не понял, как ты с ней познакомился. — А, я же сейчас на доставке работаю, привозил к ним в офис суши. Если тебе повезёт и удастся получить у них работу, то с тебя, друг мой, обеды в течении месяца! У них такой шикарный офис, не сомневаюсь, что с одной зарплаты они в состоянии купить себе машину! Цзян Чэн воздержался от того, чтобы кинуть в Вэй Ина палочки. — Ты балбес, Вэй Усянь! Нет никаких гарантий, что я им подойду или же они подойдут мне. Вэй Ин хлюпнул лапшой. — Ты хоть бы определился, Чэн-Чэн: то тебе племянника надо содержать, то ты уже сомневаешься, а подойдёт ли тебе работа! Мне всегда казалось, что людям, у которых дети, любая работа сойдёт, лишь бы была! Цзян Чэн пнул Вэй Ина под столом. — Это потому что у тебя своих детей нет. Понятное дело, что если совсем без вариантов, любая сойдёт, но когда у тебя образование и опыт, ты ещё можешь себе позволить поискать место, где не пришлось бы тратить всё время на работу. Дети детьми, но им не только деньги нужны, а ещё внимание, время и забота, иначе вырастет чёрте что, а кроме тебя самого в этом никто не будет виноват. Нравоучениями Цзян Чэн Вэй Ину весь аппетит испортил. Внезапно телефон пиликнул, оповещая о пришедшем сообщении. Вэй Ин тут же его открыл и прочитал. — Мянь-Мянь предложила встретиться завтра утром! Написала адрес, куда подъехать, — чувствуя себя настоящим героем, Вэй Ин показал Цзян Чэну сообщение. Тот, взял свой телефон, переписал в заметки адрес, — Я рассчитываю на тебя! Перезвони мне завтра и скажи, как всё прошло, а то я ж волноваться буду! Цзян Чэн вздохнул ещё тяжелее, допивая свой кофе. — Ладно, я попробую. *** На следующий день Цзян Чэн приехал по нужному адресу. Время было восемь утра. Несмотря на то, что настроение оставляло желать лучшего, Цзян Чэна грели мысли о том, что Цзинь Лин, когда всё вчера узнал, поддержал его и сказал, что вместе они обязательно справятся, а без конфет и новых игрушек он как-нибудь переживёт. Цзян Чэн всё никак понять не мог, за какие заслуги ему достался такой чудесный ребёнок. — Привет, это ты Цзян Чэн? — к Цзян Чэну подошла красивая девушка в модном красном пальто. — Да, доброе утро. — Зови меня Мянь-Мянь, — девушка мило улыбнулась, приглашая пройти следом и сесть к ней в машину, — сейчас поедем в офис, я всё тебе покажу, здесь я каждое утро беру выпечку и кофе, чтобы к приезду Господина Ланя на работу, завтрак ждал его на столе. Вэй Ин не соврал, когда сказал, что Мянь-Мянь ездит на роскошном Mercedes. — Собеседования не будет? — Цзян Чэн удивился от того, что девушка, ничего у него не спросив, сразу перешла к делу, собираясь всё показать и рассказать. Мянь-Мянь пристегнулась и завела машину. — Не будет. Подходишь ты на эту работу или нет, покажет только то, как ты будешь справляться с заданиями. У тебя было много предшественников, но никто из них не смог продержаться долго, правда, по разным причинам, но не бери в голову, — Мянь-Мянь вовсе не хотелось пугать парня, поэтому она ободряюще улыбалась, — работа только на первый взгляд кажется лёгкой, на самом деле она сложная и требует от человека некоторых талантов. Цзян Чэн выглядел всё более заинтригованным. — А можно поподробнее? — Конечно! Видишь ли, Господин Лань очень занятой человек. Он очень много работает, поэтому, у него совершенно нет времени на отдых — именно поэтому у нас в компании существует такая должность, как «Человек, следящий за комфортом». Суть в том, что тебе нужно создавать комфорт и уют в тех местах, где будет появляться Господин Лань. Я выдам тебе безлимитную карточку, с которой ты сможешь покупать всё, что посчитаешь необходимым, если это сделает Господина Ланя более счастливым, не важно, переговоры он будет проводить или обедать. — Я всё ещё не очень понимаю, — Цзян Чэну явно требовался пример. — График у тебя ненормированный. Всё происходит так: ты получаешь от меня звонок или смс, в котором я сообщу тебе, что у Господина Ланя будет встреча. Ты должен подобрать ресторан, поехать туда, посмотреть на интерьер и определить, нужно ли его будет чем-то дополнить или нет. Если тебя всё устраивает, ты бронируешь стол и заказываешь еду, чтобы по приезде Господина Ланя всё было готово. Трудности состоят в том, что я могу сообщить тебе о встрече за пять часов, а могу за час. Ты должен уметь договариваться с людьми, чтобы цветы, подушки, не важно что, тебе привозили к нужному времени. Тебе придётся делать уютными не только встречи, но и кабинет Господина Ланя, следить за тем, чтобы его машина была чистая, и внутри неё всегда стоял приятный запах. Может случиться так, что тебе даже костюм придётся ему подбирать, — Мянь-Мянь ловко умудрялась крутить руль и пить свой кофе, — я не зря сказала, что для этой работы нужно немного таланта, — она улыбнулась, взглянув на хмурого Цзян Чэна, который пытался для себя понять, насколько он готов заниматься чем-то подобным и справится ли, — но зарплата того стоит. — А какая зарплата? — поскольку этот факт был не мало важен, Цзян Чэн спросил. Как только он услышал сумму, в шесть раз превышающую зарплату с его прошлой работы, ему всерьёз пришлось задуматься. Новая работа в самом деле обещала трудности, но… Цзян Чэн ведь мог просто попробовать. Спустя двадцать минут они были в офисе. Мянь-Мянь отвела Цзян Чэна на предпоследний этаж в одних из двух находящихся там кабинетов. Офис, как и описывал Вэй Ин, в самом деле, выглядел роскошно. У Цзян Чэна от перспектив собственного будущего мурашки прошлись по спине. — Здесь есть всё, что тебе может понадобиться. Взору Цзян Чэна предстал кабинет, тут и там заставленный пирамидами из журналов. — Что это? — спросил он, подходя к одной такой пирамиде, вглядываясь в название. — Каталоги, — Мянь-Мянь нашла на столе телефон, который нужно было включить и передать Цзян Чэну, как рабочий, — с ресторанами, цветами, одеждой, предметами интерьера. Тебе нужно изучить их и заказать новые. Тебе это будет нужно, чтобы знать, где и что можно купить, — после чего она подошла к парню, вручая ему телефон и папку, которую вытащила из сумки, — это небольшое досье о вкусах и предпочтениях Господина Ланя, изучи в первую очередь. — улыбнувшись, Мянь-Мянь похлопала Цзян Чэна по плечу, — Удачи, а я пошла работать. Кабинет Гоподина Ланя наверху, меня найдешь там же. Мянь-Мянь ушла, оставив Цзян Чэна наедине с кипами каталогов, которые физически не под силу изучить за короткое время. Цзян Чэн ещё никогда не ощущал себя таким растерянным. Он открыл папку, находя там файл с банковской карточкой и паролем к ней, а также обещанное досье. Он всё ещё мог подняться наверх, отдать папку Мянь-Мянь и уйти домой, искать другую работу. Конечно, большая зарплата — это хорошо, но ненормированный рабочий день… как быть с Цзинь Лином, которого нужно отводить в детский сад и забирать обратно? Да и потом, данная работа требовала ни сколько физических и умственных затрат, сколько творчества, а Цзян Чэн не считал себя творческим человеком. Он был довольно минималистично настроенным, поэтому сомневался, что у него что-то выйдет. Он считал себя неспособным создать такой уют, каким это слово понимали другие люди. И, тем не менее, несмотря на отсутствие веры в свои силы, Цзян Чэн уселся на диван, принявшись изучать досье. Через два часа Мянь-Мянь пришла, чтобы проведать его. — Как успехи? — она застала парня в тот момент, когда он, усевшись в диване в позе лотоса, обложившись каталогами, задумчиво изучал один. — Из того, что узнал о вкусах Господина Лань, у меня создалось впечатление, что несмотря на свой статус, он человек мягкий. — Да, это верно, — Мянь-Мянь отдала Цзян Чэну стаканчик кофе, который купила специально для него, — он очень воспитанный и доброжелательный. Он почти не бывает в офисе, поэтому я даже не знаю, получится ли у вас лицом к лицу познакомиться. Цзян Чэн отложил каталог в сторону, потому что уже не мог читать. Он с благодарностью принял кофе и сделал глоток. — Как насчёт перекусить? Кстати, — Мянь-Мянь подняла указательный палец вверх, вспомнив кое о чём, — у тебя машина есть? — Нет, — поднявшись с дивана, Цзян Чэн потянулся. — А права? — Права есть. — Отлично! — Мянь-Мянь залезла в сумку, покопалась там, после чего вытащила ключи и бросила их Цзян Чэну, — Это Toyota — служебная машина, она стоит на подземной парковке, катайся на здоровье. — Спасибо, — Цзян Чэн несколько смущённо посмотрел на ключи у себя в руке, после чего засунул их в задний карман брюк. — Составишь мне компанию? Хочу перекусить, тут рядом есть милый ресторан, — Мянь-Мянь посмотрела на часы, — заодно расскажу тебе о нашей компании, и кто здесь чем занимается. — Почему бы и нет. Ресторан находился в десяти минутах ходьбы. По дороге Мянь-Мянь рассказала о том, чем компания занимается, как она сама сюда попала и то, что Господин Лань просто душка; ещё рассказала про то, что у него есть младший брат, который состоит в должности финансового директора. Пусть эти двое внешне и похожи, но по характерам совершенно разные. Также она попросила принести Цзян Чэна документы, чтобы официально принять его на работу. Когда же пришла очередь Цзян Чэна рассказывать о себе, первым делом он упомянул о том, что живёт вместе с пятилетним племянником — даже фотографию его показал. Мянь-Мянь в ответ показала фотографию своего ребёнка и, поняв, что у неё с Цзян Чэном есть общая тема для разговоров, восприняла того, как свою подружку. Мянь-Мянь бы до обеда и даже после продолжала обсуждать с Цзян Чэном детей, если бы ей не позвонили. Они с Цзян Чэном в тот момент как раз допивали по второй чашке кофе. — Да, Господин Лань? — оживлённо спросив, Мянь-Мянь тут же растеряла всю беззаботность, превратившись в исполнительного и добросовестного секретаря. Цзян Чэн, наконец, смог незаметно выдохнуть, потому что разговоры с этой женщиной оказались даже более выматывающими, чем с Вэй Ином. Кстати, о нём, вечером надо будет не забыть позвонить. — Сегодня? Во сколько? — ловким движением руки достав из сумки блокнот и ручку, Мянь-Мянь записала какие-то цифры, — Конечно, не переживайте, мы всё сделаем. — после этого она положила телефон на стол, бросив на Цзян Чэна воинственный взгляд, — Вот и первое задание прилетело. Через три часа Господин Лань собирается поехать на обед с Госпожой Вэнь Цин — они на стадии заключения контракта. Очень важно, чтобы всё было идеально. Я тебе немного помогу в этот раз, — она достала из сумки несколько купюр, бросила их на стол и, поднявшись, поманила Цзян Чэна за собой, — идём, у нас мало времени. Цзян Чэну ничего не оставалось, кроме как послушаться. До сих пор он так не нервничал, хуже стало, когда они вернулись к офису, но не стали заходить внутрь, а спустились вниз на подземную парковку. Мянь-Мянь указала на машину, ключи от которой отдала Цзян Чэну ранее. — Основываясь на том, что ты успел узнать, ты должен выбрать ресторан и поехать разведать обстановку, — подначив Цзян Чэна снять машину с блокировки, Мянь-Мянь села на место рядом с водителем. Цзян Чэн уселся рядом, — поскольку дело серьёзное, надо угодить не только нашему Боссу, но и Госпоже Вэнь — ей нравится зелёный цвет и традиционная китайская кухня. Стоило Цзян Чэну завести машину и положить руки на руль, он понял, что они у него трясутся. — А теперь рассказывай мне, что ты будешь делать. Цзян Чэн впал в ступор. — Так… — некогда было витать в облаках, пришлось брать себя в руки и начать думать. Благослови Бог Вэй Ина в этот момент. Цзян Чэн мысленно поблагодарил своего болтливого друга за то, что тот у него есть. Поскольку Вэй Ин сейчас работал в доставке, он знал много кафе и ресторанов. Недавно он рассказывал о новом месте, где всё очень изысканно, утончённо и в голубых тонах. Цзян Чэн даже вспомнил название ресторана, — есть одно место, которое может подойти. Спустя двадцать минут они были на месте. В ресторан их пустили без проблем. Вэй Ин не соврал, место вправду оказалось изысканным. — Ух ты, здесь круто, — Мянь-Мянь пришла в восторг, рассматривая интерьер, — Господину Лань должно понравится. Однако, Цзян Чэн не мог позволить себе расслабляться, ему ещё нужно было понять, достаточно ли это место удовлетворяет вкусам его нового начальника, и не нужно ли что-то изменить. — Но здесь нет ничего зелёного… — помня о том, что было бы неплохо удовлетворить и вкусы Госпожи Вэнь, Цзян Чэн обратился к стоящей рядом с ним Мянь-Мянь, которая что-то печатала в телефоне, — я в самом деле могу что-то добавить? — Да, что угодно, — девушка кивнула, поднимая голову, — но, прежде чем мы поедем в магазин, если, конечно, ты хочешь сам всё привезти, а не заказать доставку, просмотри меню. — Как раз собирался это сделать. Несмотря на то, что Цзян Чэна слегка трясло, он старался следовать инструкциям, которые ему дала Мянь-Мянь. Выбранный ресторан, хоть и выглядел современно, а блюда подавал традиционные. Цзян Чэн сделал предварительный заказ, опираясь на свой вкус, потому что в этом Мянь-Мянь отказалась ему подсказывать. Когда два вопроса из трёх были решены, Цзян Чэн вместе с Мянь-Мянь вернулся к машине, гугля в телефоне, где поблизости можно найти магазин, продающий вещи для домашнего интерьера. Он пока не знал, что именно хочет добавить в обстановку, нужно было собственными глазами увидеть. *** Два часа спустя. — Спасибо, что подвезла. — Не стоит благодарности, Господин Лань, — Мянь-Мянь мило улыбнулась, заходя вместе с мужчиной в ресторан. Они приехали немного раньше, чем Вэнь Цин, поэтому Мянь-Мянь могла узреть реакцию своего начальника со всеми эмоциями. При посторонних людях Лань Хуань сдерживал себя, предпочитая блюсти приличия. Мянь-Мянь проводила Лань Хуаня к столику, указывая, куда ему нужно сесть. — Всё готово, надеюсь, Вы останетесь довольны. Лань Хуань, пока ещё не знающий о том, что Мянь-Мянь нашла нового человека на такую важную для него должность, как «следящий за комфортом», подойдя к столику, прежде чем сесть, остановился. Мянь-Мянь в нетерпении ожидала реакции, теребя ручку свой сумки. — Какая прелесть! — изумлённо выдохнув, Лань Хуань разглядывал то, что Цзян Чэн сделал для его сегодняшнего обеда. Изначально всё выглядело так: вокруг круглого стола располагался диван в форме месяца. Мебель была вся белая, что отлично сочеталось с потолком, рисунок на котором имитировал небо, и со всем остальным интерьером, выполненным в различных оттенках голубого. Цзян Чэн, будучи человеком минималистичным, но ценящим уют, а также примерно предполагающим, что может понравится Лань Хуаню, прикупил для его стороны дивана несколько декоративных подушек, напоминающих своей пушистостью облака. На половине стола лежала голубоватая салфетка с едва различимыми морозными узорами; а ещё в качестве декора стояло две декоративных прозрачных бутылки, которые в данном случае использовались как вазы — в них стояли веточки настоящей ели. Другая половина была украшена зелёными подушками, но уже не пушистыми, а гладкими, стол украшала зелёная салфетка с золотыми узорами, а с краю стоял малюсенький аквариум с плавающей в нём рыбкой. Когда Лань Хуань попросил Мянь-Мянь показать ему лист с заказом для него и для Вэнь Цин, он спросил, кто тот человек, кто сделал всё это. — Я нашла кое-кого, — Мянь-Мянь, едва не раздувшись от гордости, старательно ограничивала себя широкой улыбкой, — судя по Вашей реакции, Вы довольны? Буду честна, я сомневалась, что у него получится, в конце концов, мы сегодня только встретились, и сразу же представилась возможность проверить его. — Хочешь сказать, он воссоздал всё это, толком не подготовившись? — Лань Хуань был искренне восхищён, чего абсолютно не скрывал, наконец, присаживаясь за стол. — У него было два часа, он прочитал досье о Ваших вкусах. — Мянь-Мянь, я не ошибся, когда взял тебя на работу своим помощником, — разглядывая плавающую по аквариуму рыбку, Лань Хуань удобно устроился в подушках, наслаждаясь атмосферой. Мянь-Мянь чуть не запищала от радости, но вовремя себя сдержала. — О, я вижу Госпожу Вэнь! Как раз в этот момент Вэнь Цин заходила в ресторан. *** Цзян Чэна всё ещё трясло. Они с Мянь-Мянь едва успели всё купить и привезти в ресторан. Цзян Чэн не считал себя склонным к шопоголизму, но в этот раз он долго и кропотливо изучал предложение магазина, выбирая то, что, по его мнению, смотрелось бы уместно и делало атмосферу более располагающей. Он понятия не имел, получилось у него угодить или нет, потому что Мянь-Мянь не перезвонила. Наверное, она была занята. После того, как они закончили в ресторане, она отпустили его обратно в офис, а сама взяла такси и куда-то уехала. Свободное время Цзян Чэн занял тем, что изучал каталоги, а ещё он позвонил Вэй Ину и рассказал, что должность, на которую его взяли, в самом деле очень странная. Спустя ещё час Мянь-Мянь написала смс, что Господин Лань остался доволен, что встреча с Вэнь Цин всё ещё идёт, но главное — произведённый эффект был, и он был положительный. У Цзян Чэна от сердца отлегло, хотя руки всё равно немного дрожали. Мянь-Мянь написала, что он может ехать домой и прямо на выделенной машине, а завтра утром она его ждёт, чтобы заключить трудовой договор. Цзян Чэн никак не мог поверить в то, что за один день с ним столько всего приключилось. Сегодня всё сложилось удачно, но не стоило думать, что дальше будет легко, однако, сомнения отошли на второй план, когда Цзян Чэн вспомнил о Цзинь Лине. Ради своего племянника он готов работать даже на такой странной работе. *** После того, как на следующий день Цзян Чэн с утра забрал все свои вещи и документы со старой работы, он прибыл в офис. Он всё ещё странно себя чувствовал, пользуясь служебной машиной, но нельзя было сказать, что ему это не нравилось, в конце концов, наличие машины сильно упрощало жизнь, тем более что Мянь-Мянь разрешила ею пользоваться и в свободное от работы время. Оставив машину на парковке, Цзян Чэн поднялся на последний этаж. Здесь был только один кабинет, и он принадлежал Лань Хуаню, остальное пространство занимал просторный холл. Можно было сказать, что этот самый холл был кабинетом Мянь-Мянь, потому что здесь располагался её рабочий стол. — О, привёз? Красавчик! — Мянь-Мянь приняла от Цзян Чэна документы, положив их стопку, предназначавшуюся для бухгалтерии, после чего она отдала Цзян Чэну его трудовой договор, — Подпишешь и можешь приниматься за работу. Каждый день ты должен следить за тем, чтобы кабинет Лань Хуаня оставался уютным: цветы не засыхали, диффузоры не кончались и всё такое прочее. Помимо этого, сегодня будет ещё одно задание — купить Господину Ланю костюм. Завтра Босс идёт на благотворительный обед, посвящённый защите вымирающих животных в Южной Африке, — Мянь-Мянь пошарила руками по заваленному столу, вытащила приглашение и протянула Цзян Чэну, — на, можешь почитать. Цзян Чэн взял в руки приглашение, повертел его и отложил. После этого он взял свой договор, быстро пролистал его, вычитывая важные для себя моменты, взял у Мянь-Мянь ручку и подписал. — Сколько у меня есть времени? Мянь-Мянь уже успела отвлечься на что-то в телефоне. Она подняла голову, улыбаясь Цзян Чэну: — Час, чтобы разобраться с кабинетом, а костюм желательно найти до вечера, привезти его сюда и отдать мне. — Понял, — Цзян Чэн кивнул, пока, не особо понимая, сложную ему задачу задали или нет. Решив не терять зря время, он зашёл в кабинет Лань Хуаня. Кабинет оказался пуст. Мянь-Мянь предупреждала, что Господин Лань бывает в офисе не часто, поэтому ничего удивительного, что Цзян Чэн его не встретил. Кабинет был просто огромным. Обстановка строгая, но приятная. Ничего необычного, за исключением того, что стол Лань Хуаня являл собой образец аккуратности и педантичности. Цзян Чэн ещё никогда такого не видел — чтобы ручки и карандаши лежали по линейке в порядке возрастания. Кстати говоря, ещё Цзян Чэн пытался найти те самые цветы и диффузоры, о которых говорила Мянь-Мянь, но ничего так и не увидел, видимо, девушка предполагала, что сначала это надо купить, а уже потом следить. Что ж… он хотя бы успел за вчерашний вечер изучить несколько каталогов, да и свежи были на память вкусы его нового начальства. Не так уж сложно угодить человеку со схожими взглядами. Цзян Чэн прямо ощутил желание прошвырнуться по магазинам. Он уже примерно представлял, что именно собирается купить. Пользоваться чужой машиной и получать удовольствие — странно, но ещё страннее — получать деньги за то, что тратишь деньги. Кстати, Цзян Чэн хотел кое-что спросить у Мянь-Мянь. Когда он покинул кабинет, девушка сосредоточенно что-то писала на компьютере. — А куда потом девается то, что покупается для обедов, встреч? Рестораны оставляют это себе? — А это уже не нашего ума дело, — Мянь-Мянь ответила, не переставая печатать, — наша задача — делать Господина Ланя счастливым, но, если тебе что-то понравилось из того, что ты купил, и ты не хочешь, чтобы оно пропало, можешь вернуться и попросить отдать тебе. Девай это, куда хочешь: хоть домой забирай, хоть на следующий раз оставляй — вдруг пригодится. Могут же себе люди позволить столь расточительно относиться к вещам, имея столько денег. Цзян Чэн вздохнул, не одобряя такой подход, но говорить ничего не стал. — Я поехал, — он махнул рукой, собираясь на выход. Мянь-Мянь помахала ему рукой: — Удачи! *** Поскольку офис находился в центре города, в округе было полно магазинов. Цзян Чэн всё равно воспользовался машиной, чтобы доехать до одного из них — неизвестно, сколько всего ему придётся купить, лучше это везти, чем нести в руках. Через месяц Новый Год, поэтому не удивительно, что большинство товаров выставлено к празднику, однако, это не означает, что повседневные украшения для интерьера стало сложнее купить. По приезде в магазин, Цзян Чэн первым делом стал искать нужный ему отдел, после планируя заглянуть в тот, который предлагал купить новогодние товары. Раз уж есть такая возможность, он бы хотел присмотреть новую ёлку для их с Цзинь Лином квартиры, что до подарка любимому племяннику — Цзян Чэн уже давно над этим думал, он решил подарить мальчику собаку. Он и сам очень любил собак, только в последний раз они были у него в глубоком детстве, а потом как-то не получалось завести. Можно сказать, даря собаку Цзинь Лину, он дарит её им обоим. Воспользовавшись подсказкой Мянь-Мянь, Цзян Чэн выбрал несколько одинаковых диффузоров. Во-первых, потому, что кабинет был большой, и чтобы приятный аромат можно было почувствовать, его источников должно было быть минимум два. Во-вторых, такие штуки быстро испаряются, поэтому нужно иметь про запас. Прежде чем Цзян Чэн успел перейти в отдел, где продавались цветы в горшках, он задержался возле полок со всякими очаровательными статуэтками. Умеют же люди делать… кстати, Цзян Чэн помнил ещё о том, что им с Цзинь Лином нужно подготовиться к конкурсу поделок. Цзинь Лин вчера вечером сказал, что хочет сделать кролика, а лучше двух. Цзян Чэн увидел на одной из полок совершенно очаровательных кроликов, сделанных из керамики. Вряд ли что-то такое подойдёт строгому кабинету Лань Хуаня, он всё равно их взял. В конце концов, он даже не был уверен, что в итоге поставит их Лань Хуаню на стол, они просто ему понравились — вот и всё. Оплатив покупки, Цзян Чэн отправился выбирать цветы. Нужно было купить что-то неприхотливое, но красивое, что эффектно бы смотрелось в офисе, но не раздражало. Цзян Чэн отметил свою предусмотрительность в том, что взял машину, единственные подходящие фикусы были большими и тяжёлыми, зато невероятно утончёнными и изящными. Стоили они, правда… да и весили… пришлось дважды спускаться к машине, вынося по одному горшку. Цзян Чэн по крайне мере надеялся, что все его усилия оправдаются. К сожалению, он совершенно не успевал посмотреть на ёлку, потому что отведённый час заканчивался. Цзян Чэну пришлось отложить свою затею на потом, в конце концов, ещё куча времени — успеется. После того, как погрузил второй фикус в багажник, он сел в машину и поехал обратно. Когда он приехал, то попросил охрану помочь ему донести горшки до кабинета. Сам он нёс пакет с диффузорами и кроликами, которые при ходьбе постукивали друг об друга, будто были колокольчиками. Мянь-Мянь на месте не оказалось, зато кабинет не был заперт. Цзян Чэн беспрепятственно смог войти. Он успевал, оставалось ещё целых десять минут. Цзян Чэн расставил сначала горшки, потом диффузоры, не забыв их открыть (один занял своё место на столе Лань Хуаня). Цзян Чэн всё ещё сомневался насчёт кроликов, но, в конце концов, вспоминая о том, что его начальник человек мягкой натуры, поставил этих двоих ему на стол, но так, чтобы они не мешали. Два белых кролика, стояли, уткнувшись носами друг в друга. Пустой офис сразу стал выглядеть по-другому. В нём стало приятнее находиться. Создавалось ощущение, что здесь бывают и довольно часто. В принципе, Цзян Чэн был доволен, поэтому покинул кабинет. Пусть и справился с первым поручением, за ним оставалось второе, и вот тут уже начинались трудности. Цзян Чэн собирался найти Мянь-Мянь, чтобы уточнить у неё габариты Лань Хуаня. *** — Мянь-Мянь, зайди ко мне, — Лань Хуань отжал кнопку на телефонном аппарате, продолжая выкладывать документы из принесённых с собою папок. Лань Хуань приехал позже, чем предполагалось. Мянь-Мянь к тому моменту уже спровадила Цзян Чэна изучать бутики в компании листка бумаги, где были описаны замеры Лань Хуаня. Мянь-Мянь явилась через несколько секунд, представая перед столом начальства. — Да, Господин Лань? Лань Хуань аккуратно разложил бумаги по стопкам, убрал папки и огляделся. — Очень мило, — похвалил он выбор Цзян Чэна, присаживаясь в кресло, — особенно эти кролики очень мне нравятся, — он улыбнулся, беря одну из фигурок в руки, чтобы получше рассмотреть, — ты мне так и не сказала, как зовут нашего нового сотрудника. — О, прошу прощенья! — Мянь-Мянь воздержалась от того, чтобы хлопнуть себя по лбу за забывчивость, — Цзян Чэн! А имя в быту — Ваньинь. Я подсмотрела по документам. — Цзян Чэн… — Лань Хуань потратил целую минуту, разглядывая керамического кролика, после чего поставил его обратно, причём так, как было, чтобы он соприкасался своим носом с носом другого кролика, — он здесь? Могу я с ним познакомиться? — О, простите, Господин Лань, я послала его купить Вам костюм к завтрашнему мероприятию, — Мянь-Мянь сжала в руке телефон, — но, если Вам срочно, я немедленно ему позвоню. — Не будем отвлекать человека от такого ответственного задания, — Лань Хуаня тепло улыбнулся, давая Мянь-Мянь понять, что всё в порядке, — познакомлюсь с ним в другой раз. — Хорошо, — Мянь-Мянь участливо кивнула, собираясь отчалить обратно на своё место, — Вы что-нибудь хотите? — Нет, спасибо, можешь идти. Мянь-Мянь послушно ретировалась, чтобы не мешать Лань Хуаню работать. Однако, тот за работу даже не принимался, ещё некоторое время после ухода девушки разглядывая диффузоры, фикусы и кроликов. В офисе стало очень уютно. Цзян Чэн успешно справлялся с поручениями, которые давала ему Мянь-Мянь. Более того, он удивительным образом попадал в цель, а эти чудесные кролики на столе… Лань Хуань поначалу изумился, увидев статуэтки. Только смелый человек поставил бы нечто подобное в качестве декора начальнику на стол, но, мало быть смелым, надо ещё знать вкусы начальника, а Цзян Чэн, видимо, за два дня успел их очень хорошо изучить. Лань Хуаню ужасно хотелось познакомиться с ним. Все предыдущие сотрудники на этой должности не могли таким же образом произвести на Лань Хуаня эффект, они выполняли свою работу, но она была средняя, никакая или же просто ужасная. Впервые появился кто-то, кто смог с первого раза всё сделать так, как нужно. Однако, Лань Хуаню стоило бы помнить о том, что парню могло всего лишь повезти. Не очень-то хотелось о таком думать… Лань Хуань бы расстроился, если после двух успешных выполненных заданий тот возьмёт и сделает что-нибудь диаметрально противоположное, например, внесёт в уют его пространства что-то вызывающее или излишне яркое. Лань Хуаню не хотелось расстраиваться, загоняя себя подобными мыслями, поэтому, вновь взглянув на кроликов, он улыбнулся, чувствуя, как расслабляется. Всё, не время витать в облаках, нужно работать. *** Лань Хуань озвучил своё желание познакомиться с Цзян Чэном, но Вселенная, услышав его, делала всё для того, чтобы этого не случилось. Всё время какие-то обстоятельства мешали: то Лань Хуань отлучится по рабочим делам, то Цзян Чэн опять где-нибудь пропадёт. На протяжении последующих трёх недель Цзян Чэну пришлось совсем нелегко, Мянь-Мянь буквально заваливала его поручениями. Однако, поскольку спустя это время Цзян Чэна не уволили, а Мянь-Мянь всегда улыбалась ему, было понятно, что всё идёт хорошо, и своим минимализмом Цзян Чэн умудряется угождать начальнику, которого в глаза не видел. Мянь-Мянь как-то обмолвилась, что Лань Хуань неземной красавчик, но Цзян Чэн не понял, зачем ему эта информация, никаких намёков на то, как Лань Хуань выглядит, это не дало, да чего было взять с такого определения от Мянь-Мянь — она ведь женщина. Несмотря на то, что Цзян Чэн справлялся, иногда ему было очень трудно, например, когда нужно было договариваться о привозе крупногабаритного декора для создания антуража, а везти его через весь город, плюс ко всему мероприятие должно было состояться через два часа. Однажды Цзян Чэна дёрнули посреди ночи. Мянь-Мянь дико извинялась, что так вышло, но, тем не менее, Цзян Чэну нужно было срочно поехать, взять машину Лань Хуаня, отвезти её в сервис и отполировать до блеска, потому что на этой самой машине в десять утра Лань Хуань должен встречать с самолёта Президента компании партнёра, по совместительству лучшего друга. Делать было нечего, пришлось ехать, но поскольку оставлять дома одного Цзинь Лина Цзян Чэн боялся, он взял его с собой. Мальчишка был сонный и ничего не понимал, когда его одевали, однако, поняв, что дядя собирается взять его в маленькое приключение, позабыл про сон и был счастлив идти, куда скажут. Вообще, Цзян Чэн очень переживал, как его ненормированный график скажется на Цзинь Лине, к счастью, всё оказалось не так уж плохо, Цзинь Лина в любой момент можно было забрать из детского сада и возить с собой. Однажды так даже вышло, что Цзинь Лин столкнулся с Мянь-Мянь, так та чуть не затискала его до смерти, посчитав слишком уж славным мальчиком. Всё шло хорошо, а стало ещё лучше, когда спустя две недели работы Цзян Чэн получил часть зарплаты. Они с Цзинь Лином, наконец, смогли даже ради такого выбрать время в выходной день и сходить купить ёлку. Они выбрали самую красивую и пушистую, а ещё Цзян Чэн позволил Цзинь Лину выбрать любые игрушки, какие ему понравятся, даже если они были дорогие — теперь они могли себе это позволить. *** — Приветики, ничего, что я вот так? Суббота, одиннадцать часов дня. Цзян Чэн и Цзинь Лин проводили время на кухне: один раскатывал домашнюю лапшу, другой рисовал закорючки в прописях, тренируясь перед поступлением в школу. Неожиданно позвонили в дверь. К удивлению Цзян Чэна на пороге оказалась Мянь-Мянь. Ах, ну да, она ведь знала, где он живёт. — Привет, проходи, — Цзян Чэн кивнул, позволяя девушке войти, — что-то случилось? Мянь-Мянь аккуратно собрала снег с воротника пальто, скомкала его и попросила Цзян Чэна выкинуть, чтобы нигде не насорить. Цзинь Лин, увидевший знакомого ему человека, бросил прописи, слез со стула и побежал здороваться. — Привет! Ты к нам в гости пришла? Мянь-Мянь, увидев подбежавшего к ней малыша, присела на корточки, сгребла того в объятья и зацеловала холодными губами в тёплые щеки. — Ах ты ж мой красавчик! Конечно, я здесь только ради того, чтобы тебя увидеть! Цзян Чэн отлучался на кухню, чтобы выкинуть снег в раковину, после чего он вернулся в коридор, наблюдая за тем, как Мянь-Мянь, перестав тискать Цзинь Лина, поднимается, а племянник вытирает с щёк помаду. — Форс-мажор? — догадался Цзян Чэн. — Да, форс-мажор, — Мянь-Мянь кивнула, посмотрев на часы, — Успеешь собраться? Я тебя довезу. Решила, что так будет быстрее и проще, тем более, Господин Лань позвонил мне всего-то двадцать минут назад. — Я быстро, — Цзян Чэн вернулся на кухню, чтобы всё убрать и вымыть руки, после чего прошёл мимо девушки и скрылся в комнате. — А я?! — Цзинь Лин крикнул вслед дяде, переводя взгляд с двери, за которой тот скрылся на Мянь-Мянь, — Можно мне тоже поехать?! — Даже не знаю, зайчик, — Мянь-Мянь улыбчиво-задумчиво разглядывала Цзинь Лина, — а ты уверен, что будешь полезен? Ты не будешь мешать дяде? — Я буду очень полезен! — Цзинь Лин схватил Мянь-Мянь за край пальто, глядя в глаза девушки решительно, — Я буду помогать дяде! Я не буду мешать! — Тогда почему ты всё ещё не одет? — Цзян Чэн вышел из комнаты, заканчивая расчёсывать волосы. Он сам уже был одет в джинсы и свитер. Цзинь Лин тут же отлип от Мянь-Мянь и побежал к себе. — Только не уходите! Цзян Чэн фыркнул, завязывая волосы в хвост, неспеша начиная обуваться. — Он такой сладенький, просто пирожочек, — Мянь-Мянь умилительно отозвалась о Цзинь Лине. — Я решил подарить ему на Новый Год щенка, — шёпотом произнёс Цзян Чэн. — Ух ты! — у Мянь-Мянь аж глаза загорелись. Она подошла поближе, также шёпотом проговорив, — Слуууушай, у меня у знакомых недавно хаски ощенилась, если хочешь, я могу спросить. Эти щенки жутко дорогие, но мне они отдадут подешевле, не хочешь? — О, было бы здорово, — Цзян Чэн кивнул, — я всё равно пока не думал о том, какую породу выбрать. Хаски очень дружелюбные, Цзинь Лину должно понравиться. — Я готов! — а спустя мгновенье из своей комнаты выбежал Цзинь Лин, шурша штанами. *** Мянь-Мянь привезла их в какое-то совершенно невероятное место, больше похожее на оранжерею, но тут повсюду стояли чайные столики. Живых цветов было настолько много, что место напоминало окультуренные джунгли. Цзинь Лин первый отрыл рот от восторга. — Что это за место? — не менее изумлённо, чем племянник, разглядывая сплошь покрытое зеленью пространство, Цзян Чэн поднял взгляд наверх — всю эту красоту накрывал стеклянный купол, на который снаружи падал снег. — Здесь находится эко-ресторан при лаборатории семейства Вэнь. Госпожа Вэнь Цин, для которой ты в первый раз устраивал ужин в компании Господина Ланя, вместе со своим младшим братом придумали это место, чтобы люди могли приходить, пробовать полезные настои из трав, а также десерты, приготовленные без сахара. Это место очень популярно, но сегодня оно закрыто, потому что Господин Лань вместе с семьёй арендовал его. — Наверное, будь я таким же богатым и имей жену с детьми, тоже снимал бы это место для выходного отдыха, — задумчиво произнёс Цзян Чэн, следя за Цзинь Лином, чтобы тот никакому цветку ничего не оторвал. — О, Господин Лань не женат и детей у него нет, — Мянь-Мянь покачала головой, — у него есть дядя, младший брат и двое племянников возрастом чуть-чуть постарше А-Лина. Цзян Чэн ничуть не удивился тому, что сказала Мянь-Мянь — богатые и занятые люди очень часто по своей натуре одиночки. — Так, ладно, что я должен делать? — он повернулся к девушке, — Тут и так слишком уютно и красиво, не вижу смысла что-то добавлять. — Детям здесь быстро становится скучно. Цзян Чэн намёк понял. — Дядя, дядя! — позвал Цзинь Лин, подбежав, обняв Цзян Чэна за ногу, — Здесь так здорово, но не хватает каких-нибудь жучков! Почему здесь нет бабочек? — О, думаю, то, что мы взяли А-Лина с собой, было хорошей идеей, — Мянь-Мянь подмигнула Цзян Чэну, после чего снова взглянула на часы, — у вас есть где-то час, а мне уже пора ехать домой, собственный ребёнок без внимания, — она виновато улыбнулась, помахала рукой и отправилась к выходу, — хорошо провести время! После того, как Мянь-Мянь ушла, Цзян Чэн наклонился, чтобы взять Цзинь Лина на руки. — Бабочки, говоришь? *** — Цзинъи, иди скорее сюда! Лань Цзинъи подбежал к Лань Юаню. — Ты только посмотри, какие бабочки! — глаза Лань Юаня светились неподдельным счастьем. Племянники Лань Хуаня раньше никогда не видели здесь ничего подобного, хотя бывали не раз. Сложно было описать величину их восторга, хотя открытые рты говорили сами за себя. Абсолютно все растения в оранжерее были украшены разноцветными бабочками. Разумеется, мальчишки не могли устоять, они немедленно отправились разглядывать диковинных насекомых, пусть те и были не настоящие. — Бабочки, несомненно, оживили это место, — высказался Лань Чжань, наблюдая за тем, с каким восторгом дети обсуждают крылатых жучков. Лань Хуань стоял посреди оранжереи и наслаждался не только видом, но и радостью племянников. Разумеется, он знал о том, что это сделал Цзян Чэн, а не работники Вэнь Цин. Они с Цзян Чэном так и не познакомились. Молодой сотрудник всё ускользал и ускользал от него, зато оставлял после себя невероятную красоту, которая каждый раз всё больше приходилась Лань Хуаню по душе. Можно даже было сказать, что весь этот уют и комфорт навевал на Лань Хуаня влюблённость. — Бабочки зимой, — шёпотом произнёс он, вдыхая приятный аромат, который источали цветы, — выглядит, как волшебство. — Дядя Сичэнь, спасибо тебе! Лань Хуань удивлённо взглянул на прилипнувших к нему с обеих сторон детей. — За что? — За бабочек! Мы с Сыжчуем теперь хотим, чтобы ты чаще приводил нас сюда! Лань Хуань тепло улыбнулся, погладив Лань Юаня и Лань Цзинъи по макушкам. — Этих бабочек принёс сюда не я, благодарить следует не меня. — Нет? — Лань Юань удивлённо моргнул, — А кого? Нам можно его обнять? У Лань Хуаня сердце сжималось от радости — эти дети были такими прекрасными. — Мне бы и самому хотелось его обнять, — Лань Хуань рассмеялся, только потом осознав, что он на самом деле сказал. Он даже покраснел невольно, но глубины его смущения не поняли дети, зато прекрасно понял Лань Чжань, который, глядя на брата, подозревал его в неоднозначных чувствах симпатии к новому таинственному сотруднику. Лань Чжань был наслышан об этом парне — Цзян Чэне, также он знал, что его, кроме Мянь-Мянь, никто не видел. Брат всегда с таким восторгом рассказывал о том, какие чудесные вещи Цзян Чэн для него делает, что Лань Чжаню невольно и самому стало интересно. Лань Хуань всегда был очень занятым человеком, он с ними-то, со своими родственниками не часто виделся, что уж говорить о ком-то ещё. — Сичэнь, — позвав брата, Лань Чжань подошёл к нему, — скоро Новый Год, а твоя квартира до сих пор не украшена, не думаешь ли ты попросить Мянь-Мянь, чтобы она отдала Цзян Чэну распоряжение заняться этим вопросом? Вопрос поставил Лань Хуаня в тупик. Он несколько секунд молча смотрел на Лань Чжаня, пытаясь в полной мере осознать сделанное ему предложение. Лань Чжань предлагал пригласить Цзян Чэна к себе домой под предлогом украсить квартиру к праздникам, что означало, что они, наконец, смогут встретиться и познакомиться. У Лань Хуаня непроизвольно покраснела шея. — Ох, ёлка дома, — Лань Хуань закусил губу, отводя взгляд в сторону, — я как-то и не подумал о том, чтобы заняться этим… может, ты и прав, может, стоит создать немного настроения… Лань Чжань понимающе похлопал Лань Хуаня по плечу, обходя его, собираясь подойти к детям, которые снова убежали рассматривать бабочек. — Выбери день и не занимай его никакими делами, если что, я сам съезжу на встречи, вместо тебя. Лань Хуань чуть сквозь землю не провалился от смущения. Лань Чжань слишком хорошо его понимал. *** — Он хочет, чтобы я украсил его квартиру к Новому Году? Вот уже несколько минут Цзян Чэн озадаченно смотрел на листок бумаги, на котором был написан адрес Лань Хуаня. — Ага, я тоже удивилась, — Мянь-Мянь кивнула, просматривая меню для корпоративного банкета, — насколько я знаю, Господин Лань раньше заказывал для этого услуги специальных людей, либо же вообще не заморачивался насчёт того, что в праздник его дом будет выглядеть так же, как и в обычный день, но, видимо, его настолько сильно впечатлила твоя работа, что он решил дать это ответственное задание тебе. — А это ничего, что я буду находиться в квартире в его отсутствие? — убрав листок в карман брюк, Цзян Чэн поднял брошенное на край стола пальто, надевая его, после чего завязывая шарф и надевая перчатки. — А ты планируешь себе забрать что-нибудь в качестве сувенира? — девушка весело фыркнула. Цзян Чэн так выразительно посмотрел на Мянь-Мянь, что та не удержалась и расхохоталась. — Ладно тебе, я шучу. Ты уже доказал, что надёжный парень, так что езжай спокойно, — она отвлеклась от меню, залезла в ящик, вытащила оттуда запасной ключ от квартиры Лань Хуаня и бросила его Цзян Чэну, — как закончишь и вернёшься, положи его сюда, ок? *** Была пятница, и Цзян Чэну не нужно было переживать насчёт того, чтобы забирать Цзинь Лина из садика, накануне Вэй Ин договорился с ним, что возьмёт мальчишку к себе, ибо ему по счастливому стечению обстоятельств бесплатно досталась парочка билетов в центр развлечений, и он решил порадовать Цзинь Лина. Цзян Чэну всё равно внезапно свалилась на голову работа, впрочем, как и всегда, но он не жаловался. Прежде чем ехать за украшениями и ёлкой, Цзян Чэн съездил посмотреть на квартиру, в которой живёт Лань Хуань. Хозяина дома не оказалось. Задание отличалось от тех, что бывали ранее, и Цзян Чэн немного нервничал, всё-таки, украшать квартиру — это что-то очень личное, здесь не получится мыслить стандартно. Обстановка квартиры порадовала Цзян Чэна своим минимализмом, современностью и мягкими цветовыми тонами. Много места, но не столько же, сколько в офисе, плюс здесь всё-таки витало ощущение того, что здесь живут, а не просто приходят ночевать. Цзян Чэн сделал выводы, что в гостиной хорошо будет смотреться большая белая ель с шарами синего и фиолетового цвета. Данные цвета не будут смотреться мрачно, как может показаться на первый взгляд, напротив, они лишь добавят изысканности, а это именно то, что отлично впишется в мягкий по своей натуре, как и характер хозяина, интерьер. Набросав краткий список покупок, Цзян Чэн уехал в магазин. Когда спустя два часа он вернулся, Лань Хуаня по-прежнему не было дома. Цзян Чэн подумывал о том, что Мянь-Мянь специально так подобрала время, когда Лань Хуаня не будет, что по его приезде был сюрприз. В таком случае, как здраво рассудил Цзян Чэну, ему следовало поторопиться. Засучив рукава рубашки, Цзян Чэн принялся распаковывать ёлку. Ёлка не должна была стать единственным украшением, Цзян Чэн также взял на себя смелость купить несколько украшений в виде золотых звёзд, снежинок, парочки подушек и свечей в сине-фиолетовых тонах, а также диффузорах, которые источали аромат настоящей ели. По итогу должно было хорошо получиться, по крайне мере, Цзян Чэн очень на это надеялся. Увлекшись, Цзян Чэн совершенно забыл про время. Полдня Лань Хуань провёл в компании своих племянников, нервничая перед поездкой домой. Хуже стало, когда ему всё же пришлось оставить детей с няней, сесть в машину и поехать к себе. Он знал, что Цзян Чэн в данный момент ещё должен находиться у него в квартире, так как охрана при входе в дом не подтвердила обратной информации. Лань Хуань совершенно не знал, чем себя оправдать. В самом деле, чего это он? Он ни разу в жизни не видел человека, а испытывал к нему симпатию только потому, что их вкусы совпадали, что Цзян Чэн смог создать вокруг него, Лань Хуаня, такой уют и комфорт, о каком Лань Хуань и мечтать не мог. И вот теперь Цзян Чэн делал это снова, но уже дома у Лань Хуаня. Лань Хуань чувствовал себя школьником, но абсолютно ничего не мог с этим сделать. Когда он приехал и зашёл в дом, то целую вечность поднимался по лестнице, не удосужившись воспользоваться лифтом. В квартиру он зашёл тихо, как мышка, аккуратно захлопнув дверь, разувшись, сняв пальто. Из гостиной лился мягкий свет. Лань Хуаня чувствовал себя странно, крадясь по собственной квартире. Когда он встал на пороге комнаты, его взору предстал совершенно потрясающий вид: Цзян Чэн стоял в нему спиной и задумчиво разглядывал ёлку, которая выглядела, как произведение искусства, мерцая огоньками. У Лань Хуаня сердце перестало биться, настолько всё было гармонично в комнате, что захотелось тут остаться навсегда. Не было ничего странного в том, что и сам Цзян Чэн своим присутствием делал картину полной. Лань Хуань уже не смог бы представить это место без него. — Какая красота… — выдохнул Лань Хуань. Цзян Чэн вздрогнул и обернулся. — Вы о ёлке? — выпалил он первое, что легко на язык, совершенно забыв о вежливости. Он попросту растерялся, наконец, имея честь столкнуться с Лань Хуанем лицом к лицу. Лань Хуань прошёлся взглядом снизу доверху, останавливая его на лице Цзян Чэна, делая несколько шагов навстречу. — Да… о ёлке… — пространно заметил Лань Хуань, улыбаясь, — Что ж, будем знакомы. Больше трёх недель прошло, а я только сейчас Вас увидел. Вы не против обращаться на «ты» и звать меня Сичэнь? — собственные слова его смутили, — В конце концов, мы сейчас не на работе. — А, нет, не против, — Цзян Чэн кивнул. Он не мог понять, что с ним произошло в тот момент, когда он увидел Лань Хуаня. В голову приходили довольно странные мысли, и одна из них о том, что Мянь-Мянь говорила о том, что Лань Хуань неземной красавчик. Цзян Чэн вынужден был опустить взгляд и встать в пол-оборота, потому что его лицо немедленно залила краска, — моё имя в быту Ваньинь, поэтому, если хочешь, зови так. — Прекрасно, — Лань Хуань улыбнулся, чувствуя себя немного лучше от того, что Цзян Чэн согласился общаться на «ты» и тоже немного смущался, — не против составить мне компанию? Уже вечер, время ужина. — О, я не заметил, как стемнело, — Цзян Чэн был рад смене темы, потому что его смущение тут же прошло. Он взглянул в окно, поражаясь тому, как это так упустил время. — Так что насчёт ужина? — Лань Хуань спросил снова, проходя на кухню. — Поскольку торопиться мне некуда, то не откажусь, — Цзян Чэн прошёл следом, заходя на кухню, отходя к окну, опираясь о подоконник копчиком, — племянника из детского сада забирать не нужно, он сегодня проводит время с моим школьным другом, поэтому… — У тебя тоже есть племянник? — обрадовавшись общей теме для разговора, Лань Хуань засучил рукава рубашки, залезая в холодильник за продуктами. Готовить, судя по всему, он собирался сам, — Расскажешь о нём? У меня у самого двое. Кстати, им обоим в тот раз понравились бабочки, которых ты привёз в оранжерею. Цзян Чэн снова покраснел, потому что не ожидал подобной похвалы. — Это А-Лин придумал идею с бабочками… — Правда? Знаешь, после того как мы уехали, мне позвонил младший брат хозяйки этого места и сказал, что они не станут убирать бабочек, потому что те слишком понравились им. Цзян Чэн просто завис от похвалы и от того, что имел честь наблюдать, как невероятной красоты мужчина перед ним управляется с ножом и готовит. Цзян Чэну ещё никто не готовил. Как-то всё это было странно, но приятно — всё, что происходило. Он чувствовал себя неловко, но не мог найти силы, чтобы оторвать взгляд. Наверняка, он выглядел очень глупо. — Ваньинь, ты женат? — спросил Лань Хуань настолько неожиданно, что Цзян Чэн едва не растерялся. — Нет. Как-то не сложилось, не до этого было… — впрочем, растерянность быстро сменилась глубокой задумчивостью, — сестра погибла вместе с мужем, мне пришлось взять на попечение племянника, потому что родственники со стороны мужа сестры отказались принимать его, ибо изначально были против брака. Они очень богатые, но люди так себе. В общем, как-то мне не до личной жизни было… Как хорошо, что Лань Хуань был занят готовкой, потому что, чем больше он узнавал Цзян Чэна, тем больше тот ему нравился. Его несказанно порадовал факт того, что тот не женат, что даже ни с кем не встречается, а ещё, что он чудесный дядя и в принципе любит детей. Если и существовал какой-то идеал человека, о котором Лань Хуань мечтал, то он находился рядом с ним. — А я вот не женат, потому что работаю слишком много, — Лань Хуань вздохнул, не переставая улыбаться. Он уже поставил сотейник на плиту, налил туда воду и оставил нагреваться. Он планировал сделать пасту с морепродуктами в типично азиатском стиле, — мало кто захочет связывать жизнь с трудоголиком. — Ну, если только не жениться на ком-то, кто работает вместе с тобой, тогда находилось бы время видеться, — предположил такой вариант Цзян Чэн. Лань Хуань на мгновенье замер, бросая на Цзян Чэна пристальный взгляд. Вот они, например, тоже работали вместе, но никак не могли друг друга увидеть, пока ситуацию специально не подстроили. Лань Хуань глубоко задумался. В принципе, логика в словах Цзян Чэна всё равно была. Лань Хуань вполне мог бы меньше ездить на встречи, он вообще мог бы работать из дома большую часть времени, если бы это означало, что дома его будут окружать уют, комфорт, любимый человек, от которого исходит забота и внимание. Лань Хуань слишком замечтался, что чуть не забыл о том, что он готовит. — Следуя твоей логике, — проговорил Лань Хуань, закидывая вариться пасту, приступая к подготовке морепродуктов, для них доставая второй сотейник, заливая туда сливки, — мог бы ты, в таком случае, вступить в отношения с кем-то, кто по статусу сильно превосходит тебя? Цзян Чэн не задумываясь над скрытым смыслом вопроса Лань Хуаня, ответил: — Какая разница, какой у человека статус, если мне с ним будет комфортно? Лань Хуань уже во второй раз чуть было не порезал себе палец, но по-прежнему оставался сосредоточен. — И ты не испытывал бы неудобство? Даже если бы нашлись те, кто осудил бы тебя, подвергнув нелицеприятным высказываниям? Цзян Чэн нахмурился. — Мне плевать на то, что думают обо мне люди. Главное, что думает обо мне тот, с кем я буду в отношениях. — А тебе интересно, что после всех твоих ответов на мои вопросы я о тебе думаю? — Лань Хуань улыбнулся, закидывая морепродукты в горячие сливки, наконец, убирая нож в раковину, вытирая руки полотенцем. Цзян Чэн до сего момента, в самом деле, не задумался, к чему все эти вопросы были. Он посмотрел на Лань Хуаня, который ждал очередного его ответа. Так прошло несколько секунд, после чего Цзян Чэн заново прокрутил предыдущий их разговор в голове и сделал настолько странный вывод, что покраснели и уши, и шея. Ну нет, не могло такого быть! Он предположил, что мог понравиться своему начальнику с первого взгляда, поэтому весь этот допрос и состоялся. Для Цзян Чэна признание самому себе пришлось слишком откровенным, поэтому он ни разу не поверил в это, попытавшись взять себя в руки, хотя уши не переставали пылать. — Что же ты думаешь? — спросил он тише, чем планировал. — Что кому-то очень с тобой повезёт, — Лань Хуань сжал в руках полотенце, позволил себе ещё немного полюбоваться Цзян Чэном, после чего отвернулся, спасая их обоих от неловкости, — какое вино ты пьёшь? Цзян Чэн повернулся лицом к окну, спиной к Лань Хуаню, лишь бы только у него была возможность успокоиться. Сердце отчего-то так зашлось, что стало больно. — Сухое… Лань Хуань, перед тем как покинуть кухню, ненадолго задержал взгляд на спине Цзян Чэна. Он сам от себя не ожидал, что их общение фактически превратиться в допрос. Ему даже стало стыдно. Одно он готов был признать — он испытывал весьма неоднозначную симпатию к человеку, которого видел впервые, но который успел занять место в сердце. Лань Хуань впервые испытывал нечто настолько светлое и окрылённое к кому-то. Никаких дурных мыслей — Цзян Чэн был мил его взору и не только. Если бы Лань Хуань только мог… он бы попросил его остаться… Навсегда — это, вероятно, слишком быстро, но… но как бороться с чувствами, которые раньше тебя всячески игнорировали, а тут взяли и нахлынули? Лань Хуань боялся в итоге остаться дураком, ведь, вполне возможно, что он мог Цзян Чэну банально не нравиться как человек, не говоря уже о чём-то большем. Лань Хуань чувствовал себя девицей, мысли которой занимало отнюдь не благоразумие! Всё-таки Лань Хуань взял себя в руки и ушёл за вином, хранившемся в другой комнате. Цзян Чэн, пользуясь моментом, пока он один, похлопал себя по щекам в надежде согнать румянец. Если бы он только знал, что их чувства с Лань Хуанем в этот момент практически идентичны, одно «но» — Цзян Чэн не в состоянии был столь быстро признать, что ему хотелось бы состоять в отношениях с кем-то, кто подобен Лань Хуаню. Он чувствовал себя глупо! Он никогда ни к кому не питал влюблённостей, с чего вдруг это чувство пришло именно сегодня? К тому же, разве для развития этого чувства не нужно время? Слишком быстро всё происходит только в книжках или фильмах! Когда Лань Хуань вернулся, попросив Цзян Чэна открыть бутылку, ужин был уже готов, его оставалось только выложить на тарелки. Для Лань Хуаня было в порядке вещей есть при зажжённых свечах, а вот для Цзян Чэна сей атрибут имел исключительно романтический налёт, поэтому он снова не мог не покраснеть, пока садился за стол. Они сидели друг напротив друга: Лань Хуань смотрел на Цзян Чэна, а Цзян Чэн смотрел на свою тарелку. — Выглядит и пахнет потрясающе, — Цзян Чэн решился попробовать то, что получилось, — было бы странно, если бы это было не вкусно, — вкус оказался потрясающим, поэтому Цзян Чэн даже ладонь к губам приложил, пока жевал. Лань Хуань тепло ему улыбнулся. — Приятно, когда кто-то хвалит твои старания, — он разлил вино по бокалам, один пододвигая к Цзян Чэну. — Я бы всю жизнь это ел, — сказал Цзян Чэн, до глубины души поражённый вкусом. Когда он понял, что сказал, то чуть не подавился, торопливо хватая бокал, делая один большой глоток, — в смысле, не только эту пасту с морепродуктами, но и вообще всё, что только может быть приготовлено… — но своими словами он только больше загонял себя в угол. Смутившись в край, он сделал ещё один глоток, опуская взгляд в тарелку, наматывая пасту на вилку, — Я хочу сказать, что у тебя явно талант! Если бы только Цзян Чэн мог видеть лицо Лань Хуаня в тот момент. Тот ни кусочка не съел. Он смотрел на Цзян Чэна, терпя мучительную боль от бьющегося о рёбра сердце. Цзян Чэн ведь не неподумав сказал то, что сказал? Когда люди взволнованны, они говорят о том, что у них на уме. Значило ли это, что симпатия Лань Хуаня была не безответной?.. Только от одной этой мысли можно было умереть! Лань Хуань не знал, как поступить, поэтому просто сменил тему на нейтральную. Он решил порасспрашивать Цзян Чэна о его прошлой работе и просто о жизни, об увлечениях. Не то чтобы это очень помогло умерить смущение, но Цзян Чэн хотя бы взял себя в руки — ему нужна была передышка. Так за ужином и последующим вином время пролетело незаметно. Смущение прошло, стало уютно вот так вот сидеть и общаться обо всём и ни о чём. Цзян Чэн проверил время, отмечая, что уже достаточно поздно, и ему следует пойти домой. — Ты пешком собрался идти? — Лань Хуань растерял всю расслабленность, поднимаясь следом за Цзян Чэном, когда тот встал, собрал посуду и отошёл к раковине, собираясь её мыть. — Возьму такси, — Цзян Чэн кивнул. Вино немного расслабило его. Лань Хуань долго пребывал в смятении, не зная, как ему следует поступить. С одной стороны, наверное, всё, вправду, происходило слишком быстро, с другой… Лань Хуань чувствовал себя недостойно, потому что его мысли были мыслями маленького капризного ребёнка. Он всерьёз опасался, что, если сейчас даст Цзян Чэну уехать домой, вновь они ещё нескоро встретятся, потому что у Лань Хуаня работа, а у Цзян Чэна работа делать его работу комфортнее. Лань Хуань решительно поставил бокал, который до того держал в руке, на стол. Цзян Чэн же даже не приступил к мытью посуды, стоя над раковиной с глупым выражением лица. Непонятно, о чём он думал, он просто чувствовал стойкое нежелание уезжать домой. Это было настолько непривычно, что… Цзян Чэн перестал дышать, когда поверх его плеч легли чужие руки. — Ты, конечно, можешь отказаться, — проговорил Лань Хуань, не смея становиться слишком близко к Цзян Чэну, но получая определённое удовольствие, пребывая с ним в непосредственной близости, — но я предлагаю тебе остаться до утра… утром ты можешь уехать, или же я тебя отвезу… Лань Хуань имел в виду только возможность остаться — без подтекста! Но опьяневший мозг Цзян Чэна решил по-другому, иначе, как объяснить то, что Цзян Чэн, совершенно красный медленно повернулся к Лань Хуаню, сходя с ума ещё больше только потому, что они оказались слишком близко друг к другу! — Ты мне тоже нравишься, но я пока морально не готов переспать с тобой, — произнёс Цзян Чэн на одном дыхании. На несколько секунд между Лань Хуанем и Цзян Чэном воцарилась гробовая тишина. Цзян Чэн умирал от смущения и собственного длинного языка, прикусив его до боли. Лань Хуань желал провалиться сквозь землю, потому что его неправильно поняли. Нет, он был очень даже не против увидеть Цзян Чэна в своей постели, но не спустя пару часов после знакомства! В конце концов, он ответственный человек, который сначала предпочитает встречи и романтику, а уже потом переводить всё это в горизонтальную плоскость! Цзян Чэн ему нравился, он его уважал, поэтому ни за что бы, даже будь тот слишком пьян, не согласился бы воспользоваться минутным порывом! — Как истинный джентльмен вначале я предложу тебе свою постель для того, чтобы выспаться, а уже завтра утром после того, как я спрошу тебя, не хочешь ли ты со мной встречаться, я подумаю о том, через сколько свиданий уместно будет предложить тебе секс… — Лань Хуань сам понятия не имел, как у него язык повернулся сказать это. На всякий случай он отошёл, нервно заламывая пальцы, — ты можешь пока принять ванну, пока я буду перестилать постель… — на этих словах он ушёл, давая Цзян Чэну возможность прийти в себя. Цзян Чэн уселся на пол, закрывая лицо руками. Видела бы его матушка сейчас! А он ещё считал себя правильным мальчиком! Стыдоба-то какая! Но! Хуже всего и одновременно и лучше было то, что Лань Хуань не оттолкнул его, а всё разъяснил, правда, легче не стало. Цзян Чэн еле-еле нашёл в себе силы встать и пойти в ванну. Ему сейчас не ванна нужна, а холодный душ! Лань Хуань любезно выдал Цзян Чэну сменную одежду. Больше никто никому ничего смущающего не говорил. Правда, видя реакцию Цзян Чэна, и то, как он рефлексирует, Лань Хуань едва сдерживал улыбку. Это было слишком мило и забавно! Лань Хуань ни в коем случае не издевался, просто… просто Цзян Чэн оказался даже лучше, чем он о нём думал, но нет, не мог он заняться с ним сексом этой ночью, пусть ему и… хотелось… Тогда бы они оба точно были, словно герои любовного романа. *** Наутро смущение Цзян Чэна никуда не делось, после пробуждения он даже отказывался выходить из спальни. Он понятия не имел, как себя вести и о чём разговаривать, сказать, что ему было стыдно — ничего не сказать! Поэтому он так и лежал на широкой и мягкой чужой постели, обнимая одеяло и думая о том, что могло бы произойти в этой постели сегодня ночью, будь он чуть более пьяный, а Лань Хуань чуть менее правильный. Цзян Чэну было стыдно за то, что он оказался таким испорченным. Лань Хуань деликатно постучал в дверь, прежде чем зайти в комнату, неся в руках поднос с завтраком. Цзян Чэн чуть прям там не умер. Красавец и богач, который вчера отказал ему в сексе, потому что на данном этапе это неправильно, принёс ему завтрак в постель. Цзян Чэн понятия не имел, что ему относительно всего этого думать. Он изо всех сил старался дышать, пока выпутывался из одеяла и садился. — Доброе утро, — Лань Хуань очень спасал тем, что не пытался припомнить Цзян Чэну вчерашний день, а всего лишь мило улыбался, — хорошо спалось? — Шикарная постель, я даже выспался, — ответил Цзян Чэн честно, глядя на присевшего на край постели Лань Хуаня, который был весь такой уютный в футболке и пижамных штанах. — Можешь приходить спать в любое время, — Лань Хуань снова сказал нечто столь компрометирующее без задней мысли, наслаждаясь видом слегка помятого Цзян Чэна. Цзян Чэн даже не удивился, когда его снова посетили мысли, рейтинг которых зашкаливал. Он нордически выдержал это, подползая ближе к краю, спуская ноги вниз и растягиваясь. Он с интересом посмотрел на поднос. — Готовить — это твоё хобби? — Можно и так сказать, — кивнул Лань Хуань, — я умею не только деньги зарабатывать, — и рассмеялся. Цзян Чэн несколько секунд любовался чужой улыбкой, после чего стащил с подноса булочку, откусывая от неё. За эту булочку с сыром и маслом Цзян Чэн продал бы душу. На некоторое время воцарилось молчание, но оно было скорее уютным, нежели неловким. Лань Хуань переставил поднос на тумбочку, наблюдая за тем, как Цзян Чэн жуёт. Это было так интересно: красивый парень в твоей постели, ты его кормишь, а он весь из себя такой невероятно милый, что хочется его потрогать. Цзян Чэн заметил внимательный взгляд на себе, но прежде, чем что-то сказать, он доел булочку, тщательно её пережевав. — Мне нужно забрать А-Лина у Вэй Ина. — Могу я поехать с тобой? Я хочу с ним познакомиться. — Думаю, да… Ты ему понравишься… Цзян Чэн перевёл взгляд в окно, потому что его уши покраснели. Опять. Лань Хуань мог бы вечно любоваться красотой представшего перед ним профиля. Лань Хуань, в самом деле, был рад, что они с Цзян Чэном не переспали, потому что теперь, когда они поняли, что нравятся друг другу, можно было всё сделать постепенно, так… чтобы, когда они оба сознательно легли в постель, это было бы что-то волшебное… Лань Хуань привстал, приблизился к тут же посмотревшему на него Цзян Чэну, накрыл его ладонь своей и поцеловал в макушку. — Я хочу пригласить тебя и А-Лина на празднование Нового Года сюда. Познакомлю Вас со своим братом, Сычжуем и Цзинъи. Детям должно быть интересно вместе, — и, легко погладив ладонь Цзян Чэна, Лань Хуань встал, собираясь покинуть его, но ненадолго, а для того, чтобы взять из гостиной телефон, позвонить Мянь-Мянь и сообщить, что его сегодня ни для кого нет. Ни для кого, кроме одного человека. Цзян Чэн едва не обратился в лужицу. Прикосновения Лань Хуаня, как и он сам были невероятны. Лань Хуань не успел отойти, Цзян Чэн схватил его за руку. — Вэй Ин, познакомившись с Мянь-Мянь, попросил её поговорить со мной насчёт этой работы. Я бы тоже хотел, чтобы ты познакомился с человеком, благодаря которому я… мы… Лань Хуань улыбнулся, кивнул, наклоняясь, чтобы ещё раз поцеловать Цзян Чэна в макушку, но тот подставил губы. Цзян Чэн не думал ни о чём, подставляя их, но, сделав это, он порывисто отпустил чужую руку, вновь краснея и отворачиваясь. Лань Хуань замер, нервно сглатывая, глядя сверху-вниз на беззащитно открытую шею Цзян Чэна и небрежно спадающие на неё волосы. Лань Хуаню понадобилась вся сила воли, чтобы просто провести по этой шее пальцами. На ощупь Цзян Чэн оказался очень приятным. Цзян Чэн изошёл мурашками, Лань Хуань убрал руку, решительно разворачиваясь и отправляясь в гостиную. — Думаю, это хорошая идея, если он ещё и общительный, то Ванцзи не будет скучно. — Кто такой Ванцзи? — переспросил Цзян Чэн, инстинктивно трогая шею там, где её только что коснулись. — Мой младший брат. Цзян Чэн издал многозначительное «О», беря в руки чашку с кофе. — Вэй Ин страшный болтун. — Тогда он точно ему понравится. Цзян Чэн чуть не выплюнул кофе на белоснежные простыни. Ему показалось, или Лань Хуань всерьёз подумывал, что с его младшим братом может получится также, как и с ним? К моменту, когда он вернулся, Цзян Чэн собирался встать, чтобы пойти умыться, а позавтракает потом — когда руки перестанут трястись. Теперь пришла очередь Лань Хуаня хватать его за руку и не отпускать. Цзян Чэн удивлённо взглянул, но остановился. С прижатым к уху телефоном, Лань Хуань проговорил: — Поцелуй меня ещё раз? Цзян Чэн несколько мгновений смотрел в искрящиеся глаза напротив, прежде чем улыбнулся и ответил: — Конечно. Для Цзян Чэна это было самое лучшее утро за всю жизнь. И нет, после этого они не занялись сексом. Лань Хуань, как настоящий мужчина, обещал оставаться джентльменом до конца — он держал своё слово.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты