автор
Adamchik бета
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
AU: Мир, в котором Земля порабощена пришельцами.
Примечания автора:
Обычно я люблю хэппи-энды, но вчера накатило. Спонсор сегодняшнего стекла — песня Trials (Starset).
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Испытания сделали из нас тех, кем мы теперь являемся.
Мы сотканы из шрамов, и они гонят нас вперёд.
Испытания сделали из нас тех, кем мы теперь являемся.
Наши места в темноте, а сердца устремлены к звёздам.

Trials — Starset
      Питер никогда не ругался матом. Он не произнёс ни единого бранного слова, пока они с Тони ругались из-за сущей ерунды. Он не сказал ничего грубого, когда они расстались, и Тони, как побитая собачонка, вернулся к Пеппер залечивать душевные раны.       Питер никогда, никогда в жизни не ругался матом. Даже когда Мстители и остальные супергерои мира не смогли отразить очередную инопланетную атаку. Земля была порабощена, но Питер не позволял себе сорваться.       Он никогда и не убивал, но все убеждения теряют свой смысл, когда на твоих глазах мучают ребёнка и встаёт выбор — спасти его или остаться при своих принципах. В этом новом мире не было места благородству, и Питер отбросил его и забыл.       Он никогда не лгал, но трудно говорить правду, когда в такое время спрашивают в порядке ли ты. На Питера смотрели сотни глаз с нескрываемой надеждой, и он не мог их подвести. Поэтому раз за разом он убеждал себя и остальных, что с ним всё хорошо.       В мире не осталось ни капли стабильности. Всё в любой момент могло пойти под откос, но неизменным оставалось одно — Питер никогда не ругался матом.       Прошло уже много лет с тех пор, как Земля стала местом обитания для более развитых и жестоких созданий. К сожалению, защитники мира были беспомощны перед натиском инопланетной армии. При встрече с пришельцами носители гена «икс» попросту сходили с ума, чувствуя частичку чего-то родного, занесённого на Землю тысячелетия назад.       Так, мутанты, желавшие только добра обычным людям, стали их самым страшным кошмаром. А супергероям, из тех, кто случайно приобрёл свои способности, пришлось сражаться против своих же друзей.       Было нелегко и морально, и физически. В какой-то день Питер узнал, что Тони Старка и его невесту просто-напросто разрезал пополам мощный луч из глаз Циклопа. И не спасли титановые костюмы и навороченное оружие. Жизнь Питера рухнула в тот миг, и ему оставалось лишь смиренно слушать другие новости.       Капитан Америка скончался от кровоизлияния в мозг при встрече с Профессором Икс. Чёрная вдова была убита в жестокой схватке с Росомахой. Один за одним, герои покидали этот мир, оставляя людей на произвол злой судьбы.       Когда от защитников ничего не осталось, а жалкая горстка героев, оставшихся в живых, сбежала, поджав хвост, всех людей загнали в рабство. Теперь на планете процветало сельское хозяйство, и миллионы рук выращивали провизию для своих угнетателей. Земля попросту стала чёртовым холодильником для инопланетян.       Города остались заброшенными и постепенно рушились. Здесь процветали подпольные организации и прятались зачинщики восстаний. Пришельцы, а ныне полноправные властители Земли, периодически устраивали рейды на это скопление каменных коробов, чтобы учинить зачистку среди недовольных и отлынивающих от работы.       Спрятаться от них было очень сложно. Видящие тепло и движение, как змеи, пришельцы быстро отлавливали группы и одиночек. Но Питеру удавалось вырываться из цепких рук и увиливать от сгустков плазмы, грозящих сжечь его плоть до костей.       Он долго бродил среди руин разрушенного Нью-Йорка, и никак не мог простить себя за всё случившееся. За то, что был бесполезен и что не смог спасти Тони. Он отпустил его однажды, не в силах бороться за сердце гения, а теперь жалел о своей слабости. Питера даже не было рядом, чтобы попытаться предотвратить неизбежное.       Впрочем, память о Тони жила — в маленькой девочке по имени Морган, которую Питер разыскал сразу после случившегося. Она-то и стала первой в «бессмертном отряде Человека-паука», как называли свою группу те, кто стремился к ней присоединиться.       Люди приходили в поисках надежды и защиты и оставались рядом с Питером. Когда удавалось отбить хоть одно небольшое поселение для трудящихся во славу новых господ, отряд рос, но спустя время вновь уменьшался. Люди умирали от усталости, голода и болезней. Они замерзали зимой, вынужденные спать на холодной земле, и кончали с собой от бесконечного отчаяния, не отпускавшего их сердца.       Люди смотрели на Питера и верили в него и его способности, и тот пытался не подорвать их доверия, пусть и не считал его заслуженным.       Прошло уже больше двадцати лет, и только недавно их общее дело сдвинулось с мёртвой точки. Бессмертный отряд вернулся в Нью-Йорк и добрался до Бруклинского моста, ведущего прямиком на Манхэттен. Туда, где всё ещё возвышалась база Мстителей, возведённая по проекту Тони Старка. Туда, откуда пришельцы никогда не отзывали своих отрядов.       Там было их логово, а значит — они вовсю пользовались разработками Старка. Гений всегда опережал современный уровень развития технологий на шаг, и теперь в этом все только сильнее убедились. Пришельцы дорожили этим местом. Значит, настало время лишить их лакомого кусочка и ослабить преимущество.       Первые годы никто не строил подобных планов — мир пребывал в панике. Каждый трясся за собственную шкуру, и было совсем не до тактики. Потом не хватало сил и ресурсов для подобной операции. Кроме того, пробраться на базу Мстителей мог только Питер со своими уникальными способностями. Он мог карабкаться по стенам, а также лучше прочих знал о системе безопасности Старка. Но у Питера не было ни малейшего желания возвращаться в дом, из которого он однажды так трусливо уехал.       Морган смогла убедить его. Этот план казался последней надеждой. Пришельцы быстро восстанавливали потери и только наращивали свой потенциал. Чтобы устроить настоящую революцию требовалось нечто мощное, масштабное. Такое как отвоевать бывшую базу Мстителей и все разработки Старка.       У людей появится оружие, и, что не менее важно, надежда. С надеждой и сражаться было приятнее.       И, несмотря на царящие вокруг хаос, разруху и уныние, у Питера бывали хорошие дни. Сегодняшний он был готов отнести к этому разряду.       Он проснулся на рассвете — привычка, выработавшаяся за последние годы. На груди его покоилась голова Морган с чуть спутавшими ото сна длинными тёмными волосами. Его маленькая девочка, его опора. Она была всем для Питера — его советчиком и другом, его лучшим воином и любимой дочерью.       Морган было уже под тридцать — в такой ситуации никто и не думал считать свои годы. Если проснулся живым, то и слава богу. А если ещё и сытым, то и мечтать больше не о чем.       Постоянный страх и тяжёлые условия жизни сказались на девушке. В уголках её глаз уже скопились морщины, что причиняло Питеру немало боли. Сам он приближался к своему шестидесятилетию, но модифицированная укусом паука кровь не позволяла ему стареть так быстро. Он не выглядел старше тридцати, и это с недавних пор стало его проклятьем.       Они с Тони думали о детях, когда ещё жили вместе, но Питер постоянно уходил от этой темы. Он не знал, как подействует его изменённый геном на потомство. Но сильнее этого Питер боялся пережить собственного ребёнка.       Сейчас, глядя на изнурённое лицо Морган, Питер с ужасом понимал, что его кошмары могут стать реальностью.       Что же, это то, с чем ему придётся жить. Пожалуй, Питер слишком сильно устал, чтобы сегодня думать об этом.       Лёгким поцелуем в макушку он разбудил Морган, и та, забавно жмурясь от поднимающегося солнца, потянулась прежде, чем встать. Она поистине была дочерью своего отца. Такая же упрямая и своевольная, такая же решительная и, в дополнение ко всему, прекрасный боец. И речь не только о навыках, которые Морган отточила с годами, но и о силе воли, с которой она стремилась к цели и, разумеется, победе.       Вместе они отошли к реке, чтобы позавтракать наедине друг с другом, не тревожа уставших людей из отряда. Сегодня день будет долгим, им стоило отдохнуть.       — Как ты? — поинтересовалась Морган, облизывая испачкавшийся в консерве палец.       — А что со мной может быть не так?       — Только мне-то не ври, — чуть прищурилась девушка. — Даже мне не по себе, а я тут в последний раз была, когда мне было всего лет пять.       — Всё в порядке, — привычно ответил Питер.       Он научился лгать давным-давно, но Морган видела его насквозь. Она покачала головой, и, к счастью, не стала настаивать на большей откровенности.       — Мы справимся, — уверенно проговорила она, помолчав. — Ты справишься.       Питер кивнул, кинув краткий взгляд на Морган, и вновь уткнулся в свой скудный завтрак. Они добыли немало пищи за последний набег, но приходилось экономить. Никто не знал, когда им доведётся поесть в следующий раз.       Покончив с завтраком, Питер погряз в своих мыслях. Вновь оценил намеченный план нападения на базу Мстителей, а затем погрузился в прошлое, неразрывно связанное с этим местом. Он едва не пропустил момент, когда раздался треск кустов, через которые кто-то бесстрашно прорывался в сторону лагеря.       Люди отряда тут же зашевелились. Они не поднимались на ноги, боясь выдать себя, но почти каждый был настороже, готовый дать отпор незнакомцу.       Питер нахмурился, задвигая Морган за спину, из-за чего та издала приглушённый, но очень недовольный звук. Она могла за себя постоять. Питер знал это, но когда-то поклявшись перед самим собой защищать эту девочку даже ценой собственной жизни, он никогда не отступал от этого правила.       — О, мой птенчик уже проснулся! — раздался высокий голос, который Питер не мог перепутать ни с чьим другим. — С годовщиной тебя, сладкая попка!       Питер устало вздохнул, опускаясь обратно на землю под недовольный ропот людских голосов. Те были явно недовольны таким пробуждением, хотя встать и отвесить виновнику общего спокойствия подзатыльник никто так и не решился.       — Уэйд, — с тихой злобой проговорил Питер. — Ты опять таблетки перепутал?       — У-у, мой крольчонок сегодня не в духе, — хихикнул тот, кого знали как Дэдпула, сумасшедшего наёмника без стыда и совести.       Рядом с Питером на землю шлёпнулись тушки ещё не выпотрошенных кроликов, словно намёк к произнесённым словам. Только вот Дэдпул не умел делать намёков. Он всегда говорил то, что думал, даже если его не просили.       Почему Уэйд не сошёл с ума вместе с остальными мутантами никто не знал. Возможно, потому что его ген «икс» не был врождённым. А может потому, что этот человек и так был сумасшедшим из-за рака мозга, с которым Уэйду было суждено жить вечно.       Пришельцы убивали его сотни раз — стреляли, разрывали на части, взрывали. Уэйд и его бешеная регенерация были словно насмешкой над их стараниями. Тогда захватчики заточили того в подвале, оставляя прикованным к стене. Уэйд упрямо вытащил одну руку из державших его пут, оставляя на железном кольце свою кожу и плоть. Затем сломал себе кости руки и обеих ног, чтобы освободиться. И один только чёрт знал, какие ещё страдания тому пришлось пережить прежде, чем он столкнулся с бессмертным отрядом Человека-паука.       Питер опасался принимать непредсказуемого мутанта в свои ряды, но бросить его не позволяло всё ещё доброе сердце. Впрочем, он никогда не жалел о своём решении. Дэдпул стал отличным союзником. Он был бесстрашным, чертовски живучим и сильным. Он научил простых людей, которые когда-то были клерками, банкирами и секретарями, протирающими штаны в креслах на колёсиках, охотиться и сражаться.       Он до сих пор мало кому нравился, но все стискивали зубы, признавая тот факт, что польза от Уэйда значительно превышала вред.       — Какая годовщина, Уэйд? — потёр висок Питер, чувствуя, как начинает болеть голова от этого пронзительного голоса. — Если ты иногда помогаешь мне с, м-м, проблемой, это не значит… Да это ничего не значит.       — Знаю, знаю, твой Железный покойник до сих пор в твоём сердце, — издевательски заявил Дэдпул и совсем неожиданно пропел. — Просто позволь любить тебя, детка.       — Фу, какая мерзость, — хмыкнула Морган, скрещивая руки на груди и торопясь уйти от этой странной парочки с супер-способностями.       Питер тоже не стал долго препираться с Уэйдом — бесполезное занятие. Он подобрал убитых кроликов и пошёл к своим людям, чтобы порадовать их возможностью поесть жареного, нежного мяса. Пусть каждому и достанется лишь крохотный кусочек.       Его до сих пор провожали недоумёнными взглядами, но Питеру было всё равно. Да, он спал с Уэйдом, когда по-прежнему молодое тело требовало разрядки. Какая разница, если они могут умереть в любой момент? К тому же, Уэйд на самом деле был неплохим парнем, если отфильтровать его речь, шутки, поведение и сумасшествие.       Солнце было уже в зените, когда отряд перебрался через мост незамеченным и рассредоточился по Манхэттену, что каких-то пару десятков лет назад сверкал своим великолепием. Теперь обугленные и разрушенные высоки напоминали почти беззубый рот старика. Одни гнилушки и пустоты.       Отряд решил нападать днём. Ночью у них не было никаких преимуществ — инопланетные существа прекрасно видели тепло их тел и в темноте.       — Ты справишься, — повторила Морган, тихо подойдя со спины.       Питер не ответил, глядя на пыльную покосившуюся улицу, заваленную обломками кирпичей. Он хотел подобрать правильные слова, подходящие моменту, но не мог выдавить ни звука. Плохой из него герой, даже фильм бы не сняли — не может успокоить волнующуюся красавицу перед финальной схваткой. Где такое видано?       — Я буду ждать тебя, пап, — проговорила Морган, крепко обнимая Питера. — Только возвращайся, ладно?       Сердце бывшего супергероя болезненно сжалось. Он испытывал столько нежности и любви к этой девушке. Морган действительно стала его дочерью, и ради неё Питер был готов на всё. Только благодаря ей появился отряд и этот план, появилась надежда на лучшее будущее. Но и это меркло перед тем, как Морган трогательно называла его отцом, хотя всегда знала, что это не так, а её настоящий папа уже давно мёртв.       — Пожалуйста, держись ближе к Уэйду, — попросил Питер, обхватив ладонями лицо девушки и прикасаясь поцелуем к её лбу. — Он хоть и придурок, но тебя защитит.       — Не волнуйся, мы тоже справимся, — уверенно проговорила Морган, готовая вести отряд вперёд. — Ещё сыграем вашу с Уэйдом свадьбу.       — Типун тебе на язык, — хмыкнул Питер. — За что ты меня так ненавидишь?       Морган тихо рассмеялась. Юмор у неё тоже был от отца, хотя в этой шутке была доля правды. Пока Уэйд был единственным, кому Питер позволил приблизиться к себе так сильно.       Он уже собирался идти, попрощавшись с дочерью, как увидел Дэдпула — лёгок на помине, как говорится. Тот направлялся к нему открыто, словно рядом не было вооружённых и чертовски опасных пришельцев.       — Я пойду с тобой, — заявил Уэйд, противореча плану. — Ты воспользуешься своим допуском и пропустишь меня.       — Нет, — грубовато отрезал Питер. — Ты нужен здесь, мы это обсуждали. Мы не будем бросать людей на пришельцев.       — Ну конечно, мы будем бросать меня, — Уэйд вновь почти пел, а затем перебил самого себя. — А мы тебе всегда говорили, что Паучок тебя не любит, глупый Дэдпул.       — Эй, — Питер поднял руку, чтобы встряхнуть мутанта за плечо. — Заткни свои внутренние голоса. Ты не умрёшь, хотя мне действительно жаль, что тебе будет больно. Но ты должен защитить людей, если что-то пойдёт не так.       План был простым и древним, как мир. Дэдпул бросался отвлекать силы противников. Люди, затаившись за домами, помогали ему, стреляя и бросая камни. Пара человек информировали Питера о том, где меньше всего врагов, чтобы тот мог пробраться внутрь базы и выкрасть хоть какое-то оружие, которое помогло бы ему пробиться к Уэйду навстречу, изнутри здания.       С высокотехнологичным костюмом Человека-паука всё было бы гораздо проще, но тот вышел из строя лет десять назад. Починить его среди руин на коленке не представлялось возможным. Пришлось надеть обычную одежду, но Питер не переживал на этот счёт. Ему уже было незачем хранить тайну личности. В этом мире рабов никому не было дело до какого-то забытого супергероя.       — А поцелуйчик на прощание? — продолжал дурачиться Уэйд.       Вновь хмыкнув, Питер задрал его маску, скрывающую не самое приятное лицо на свете, и быстро чмокнул в губы. Задержав ладони на щеках, покрытых рубцами и язвами, Питер вновь ощутил эту потребность что-то сказать.       — Давай, своё фирменное, — внезапно серьёзным голосом сказал Дэдпул и кривовато усмехнулся.       — Ты такой страшный, боже, — выдохнул Питер и тоже не мог сдержать улыбки, когда сильные руки наёмника крепко обняли его.       Они тихо рассмеялись этой глупой, им одним понятной шутке. На секунду Питер почувствовал спокойствие. Он мог доверять Уэйду. Тот был странным малым, но он сделает то, что положено, невзирая на боль, которую предстоит пережить. И он до последнего будет защищать Морган, зная, насколько она дорога Питеру.       И вот он остался один. Стоял у стены заброшенного дома и ждал сигнала. Честно, Питер был даже рад этому одиночеству. Он словно снова был один против всего мира, когда мог рисковать только самим собой. Никакой ответственности и страха за других.       Сигнал, и Питер почти по-пластунски направился к уже давно потерявшему свой лоск зданию, выделенному когда-то под базу Мстителей. Он замирал, когда слышал звуки выстрелов слишком близко. В его пыльной одежде было легко затеряться среди обломков. Он двигался быстрее, когда верный Уэйд уводил за собой пришельцев, и лез вверх по стене, забираясь на балкон, с которого попасть внутрь базы не составило труда.       Длинный тёмный коридор встретил Питера тишиной и унынием. Тот двигался едва дыша, пытаясь услышать хоть звук от пришельцев, превративших здание в своё логово. Питер миновал поворот, другой, третий, но каждая пройдённая комната оказывалась пустой. Это заставляло напрягаться сильнее.       Не может такого быть, что все пришельцы повыскакивали наружу, чтобы справиться с одним надоедливым мутантом. Не верилось, что они бросили всё, что с таким трудом отвоевали.       Искусственный интеллект, который раньше бодро приветствовал всех входящих, молчал. То ли был отключён, то ли программа умерла со временем.       Пробравшись к мастерским Старка, Питер замер перед стеклянными дверьми. Как бы он ни пытался отгородиться бравадой от дочери, сейчас было больно. Ведь с этим местом связано слишком много воспоминаний. Здесь они с Тони вместе творили, чувствовали себя создателями целого мира, и разрабатывали вещи, к которым этот мир был ещё не готов.       Тихо вздохнув, Питер приложил руку к сенсору возле дверей. На удивление те покорно распахнулись, информируя, что доступ к данному уровню разрешён.       Теперь сомнений не осталось, а ностальгия была решительно отброшена в дальний угол. Нельзя было терять ни минуты, ведь снаружи могло происходить что угодно, и Питер был нужен своим людям. Решительно пройдя к главной панели управления, он активировал её.       — Пожалуйста, сделайте шаг вперёд, чтобы завершить синхронизацию, — оповестил вежливый голос программы.       Питер встал в центр подсвеченного голубым круга, ожидая, когда компьютер просканирует его и проинформирует о возможностях.       — Доступ разрешён, — раздался долгожданный голос. — Пожалуйста, выберите функцию.       Подняв руку, Питер быстро переходил из одного меню в другое, силясь понять, что может пригодиться ему и отряду больше всего. Ответ пришёл скоро. За непробиваемыми стёклами высились многочисленные костюмы Железного человека. Целый пантеон забытых детищ Тони Старка. С помощью них бессмертный отряд действительно мог стать непобедимым. Это будет огромным преимуществом для них.       Чуть улыбнувшись таким мыслям, Питер уверенно выбрал пункт голографического меню с самой последней версией костюма.       — У вас нет доступа к данной функции, — равнодушно произнесла программа.       Питер попробовал другие варианты, но голос безутешно повторял одну и ту же фразу. Бросив эту затею, Питер перешёл в меню с оружием, но и тут его ждала неудача.       — У вас нет доступа… — голос внезапно прервался, а затем продолжил: — Пожалуйста, покиньте здание.       Изумлённо моргнув, Питер поднял взгляд на мерцающую в воздухе красную надпись. Сердце резко ухнуло и пропустило удар. «Нежелательный биологический объект. Активирован протокол самоочистки. До начала процедуры: 10… 9… 8…».       — Эй-эй, отменить, — дёрнулся к панели управления Питер, пытаясь перекодировать программу или хотя бы приостановить её.       Ну, конечно. Теперь всё складывалось в голове, как частички мозаики. Пришельцы не смогли завладеть оружием Старка и только охраняли базу, чтобы сюда не мог проникнуть кто-то из людей и воспользоваться им. Те, кто пытался всё же проникнуть в систему, были подвержены этой процедуре с жутким названием «самоочистка».       Тони и здесь оказался на шаг впереди. Он не был уверен в том, что Питер не сойдёт с ума следом за мутантами, поэтому запрограммировал своё детище против любого существа, которое попытается ворваться на базу. Тони умел защищать своё.

7… 6… 5…

      Руки Питера продолжали порхать над панелью. Он сумел забраться в код, осталось только найти нужный его кусок, который следует удалить или изменить. Смотря на что хватит этих секунд, отсчёт которых пускал противные мурашки по коже.       — Давай же, давай, — бормотал Питер под нос.       Пожалуй, он смог бы убежать. Возможно, десяти секунд хватило бы для этого. Но возвращаться с пустыми руками и падать в объятия к разъярённым пришельцам — то ещё удовольствие. Питер не мог подвести дочь, он должен был справиться.

4… 3… 2…

      — Пожалуйста, покиньте здание, — настойчиво повторял ровный голос.       Часть кода, в который Тони вписал процедуру очистки, так и не попадалась на глаза. Питер нервничал, он чувствовал, как пот струится у него между лопатками. Он нашёл кое-что другое. Лихорадочно стирая нужные участки программы, Питер с преждевременным облегчением услышал, как одна из камер, хранящая новенький «Марк», с шорохом открылась.       Осталось только… Питер рванул к спасительному костюму так, что мышцы ног свело болью судороги.

1…

      Рука Питера прикоснулась к красному металлу и ощутила его приятную прохладу. Кажется, он даже увидел, как генератор разгорается голубоватым цветом, исправно работая даже после стольких лет. Костюм Железного человека начал раскрываться.       — Пожалуйста, покиньте…       И что бы ни происходило в мире, неизменным оставалось одно. Паучье чутьё оглушающе взвыло.       — Вот же бл…

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Люди Икс"

Ещё по фэндому "Дэдпул"

Ещё по фэндому "Человек-паук: Возвращение домой, Вдали от дома, Нет пути домой"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты