Омела и коричный кофе

Слэш
PG-13
Завершён
113
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
113 Нравится 4 Отзывы 16 В сборник Скачать

Рождественское чудо (PG-13)

Настройки текста
Холодный ветер пронизывал буквально насквозь. Всё лицо кололо, а недавно мягкие хлопья снега сейчас обжигали болью, словно дробленное на тысячи мелких осколков стекло. Пальцы, которыми Гэвин держал кучу разноцветных пакетов уже совершенно заледенели, да и не чувствовались в принципе. Он машинально передвигал ногами, которые уже тоже практически не гнулись, и вообще казались совершенно чужеродными объектами. Объекты эти, кстати, очень неплохо увязали по колено в снегу, отчего пытка казалась ещё изощреннее. Мело сейчас не хуже чем на Аляске. И единственным ориентиром была мелькающая впереди макушка Ричарда. Кроме макушки собственно видно больше ничего и не было, огромная пышная ёлка под два метра, которую тот нес словно пушинку, своими кустистыми ветвями полностью перекрывала самого андроида. Рид недовольно фыркнул. В то время как его тело нынче представляло навязчивый груз, что нужно дотащить до квартиры, железяке-то, было всё нипочём. Ну конечно, шагает вон бодренький, ему и в глаза не залетает, и непроницаемый корпус всегда на подогреве. Вечерние улицы полностью опустели, дорога покрылась тонким слоем льда, и даже машины не нарушали этого ощущения вымершего города. Правильно, все нормальные люди сейчас сидели по домам в тепле, кутаясь пуховые одеяла и попивая горячий какао. И почему спрашивается, Гэвин вообще куда-то поперся? Сидел бы сейчас дома, также как они, потягивал пиво, в сотый раз пересматривая «Один дома». Ну может быть для атмосферы повесил бы ещё гирлянду и всё ― готово. Во всяком случае, каждый год зимний праздник у него проходил именно так и всё его полностью устраивало. Рождество? Рид никогда не понимал почему вокруг этого дня вечно было столько суеты. Весь декабрь в каждом супермаркете, на каждом углу играют рождественские песни, по ночам Детройт так вовсе светится ещё сильнее, чем раньше. Гирлянды, сияющие ёлки, снеговики, праздничные венки. И главное каждый загорается каким-то диким энтузиазмом что-то творить: украшают свои дворы, загадывают желания, суетятся, выполняют какие-то «незавершенные дела», покупают подарки. От обилия красного и золотого уже рябит в глазах, а от очередного «jingle bells», просто тошнит. Ладно другие, но когда даже Чень, чьему кирпичному лицу мог позавидовать и сам Гэвин, стала всё чаще улыбаться, затем с какой-то мечтательной улыбкой призналась другу, что проведёт «волшебный вечер» с любимым, украшая ёлку и поедая имбирные пряники, Рид понял ― её уже не спасти. Он вновь скривился, выплевывая изо рта ворсинки от шерстяного шарфа и двинулся по ориентиру мигающего синим диода. Долбанный Ричард, и тот светится, причем во всех смыслах этого слова. А утро так хорошо начиналось. Но нет же. Это было их первое Рождество вместе, а значит: «сделаем всё как надо» ― констатировал Найнс. После этих слов, детектива совершенно не спрашивая, упаковали в зимнюю куртку, повязав поверх шарф, словно поводок, и потащили по магазинам. За этих проклятых четыре часа, Рид явил напарнику похоже весь свой богатый словарный запас. Но тот был непреклонен, со всей серьёзностью выбирал гирлянды, игрушки, отсканировал каждую ёлку на идеальное соответствие каких-то неясных параметров. А любая попытка улизнуть, заканчивалась внезапной железной хваткой на плече, и весьма красноречивым убийственным взглядом серых глаз. «На кой чёрт я тебе вообще здесь сдался, если ты и сам прекрасно справляешься?» ― Гэвин искренне сочувствовал женатикам, которых точно также таскают по магазинам их гиперактивные дамы сердца. «Судя по собранным данным: совместные покупки являются неотъемлемой частью праздника любой пары». ― «Пара» ― это слово почему-то ужасно коробило. Может от того, что детектив до сих пор не смирился с данным статусом, или же просто никак не мог привыкнуть ко всяким подобным словечкам. Любовь, чувства, романтика ― казалось всё это им совершенно не подходит. Да, они спят вместе. Да, они не только спят. Свою жизнь без колких андроидских шуточек, всей этой заботы и вообще без Ричарда ― Гэвин больше представить не мог, но обозвать всё это словами язык не поворачивался. Как-то слишком слащаво и приторно звучали эти существительные. ― Хэй, девятка, напомни-ка мне, почему мы не взяли, служебную, машину, вместо того, чтобы морозить задницы по такому холоду?! ― Ресницы покрылись снегом, перекрывая итак плохой обзор на дорогу, а собственного дома всё не видать. ― Ёлка бы не влезла в багажник. Потерпите, детектив, осталось совсем немного. ― Последнюю фразу тот проговорил с какой-то снисходительностью, словно Рид был канючащим ребёнком. ― Или же у детектива заболели ножки? ― Он остановился, поворачиваясь в сторону Гэвина и улыбаясь. В своей чёрной, совершенно простой шапке, с ямочками на щеках, андроид выглядел совсем как человек. Вся эта сдержанность и безразличие на лице сейчас исчезли и от этого странного волнения Рид немного завис. Но ноги и правда болели, передвигаться по снегу было очень тяжело и ему уже просто хотелось упасть на месте и не вставать, позабыв про всякие там выдержку и самоконтроль. ― Да пошёл ты. ― Пробурчал он, наконец отводя взгляд от слишком непривычного сейчас Ричарда и не замечая как тот подошёл ближе. Широкая ладонь обхватила детектива за руку, перекидывая ручки пакетов на своё запястье, переплетая пальцы и скрепляя их точно в замок. Тот ещё раз улыбнулся, на этот раз ободряюще и потянул Рида за собой. Нет. Гэвин совершенно точно не краснел, он просто расслабился и всю оставшуюся дорогу сверлил взглядом сцепленные руки. От кисти покрытой родинками к его запястью поднималось тепло, к пальцам вновь стала возвращаться чувствительность и теперь они могли ощутить ещё и мягкую кожу.

***

Давно детектив не радовался так своей тёмной квартирке. Но сейчас практически ввалившись внутрь, он ощутил тепло и решил, что всё-таки безумно рад наконец сюда вернуться. Он быстро поскидывал с окоченевших ног совсем неподходящие к сегодняшней погоде ботинки. Снег с них осыпался и на входе быстро образовалась грязевая лужа. Ричард недовольно выдохнул, но ничего не сказал, следом протискивая внутрь объемное дерево. Гэвин тут же рванул в душ с твёрдым намерением погреться, желательно под водой по температурному спектру ближе к кипяточку и желательно подольше. ― Гэвин. ― Найнс наконец пропихнул сквозь узкий дверной проём несчастную ёлку. ― Не стоит. Резкая смена температур может привести к очень неприятным последствиям. ― Нет. Я. Замерз. ― Прозвучал тон нетерпящий возражения. Сейчас Рид был готов напасть на дотошного андроида, если тот ещё и не пустит его в ванную, после всей этой «прогулки». Чёртов Ричард, с его чёртовыми пожеланиями. Видите ли захотелось ему отпраздновать как все. Согнал Гэвина с любимого дивана, потащил по холоду куда-то, выбирал там часами никому не нужный декор, а на обратном пути ещё и метель началась. ― Резкая смена ритма сердца, сокращение сосудов, мышечные спазмы, снижение артериального давление, а в вашем возрасте… ― Завали! Мне всего тридцать шесть! ― Рид обречённо взвыл и поплелся к тому самому дивану, вожделенному весь этот день. Смотреть телек уже не хотелось. Стоило коснуться темно-красной обивки, как тело тут же потяжелело, а сознание стало затуманиваться. Просто в одну секунду вдруг неимоверно захотелось спать. Гэвин кинул ещё один взгляд на часы ― всего восемь, а на улице уже будто ночь. Звуки шуршащих пакетов на фоне становились всё более отдаленными, стрелки часов куда-то поплыли, а мягкое тепло нагретого дома всё больше располагало к дрёме ― он уснул.

***

Проснулся детектив от невыносимого жара ― оно и не удивительно. Рид скривился и приоткрыл глаза, прищуриваясь и оглядывая себя. От самой шеи, он, словно мумия был укутан в неизвестного происхождения, мягкий и пушистый коричневый плед. Он огляделся, спросонья не понимая где находится. Знакомая комната полностью преобразилась. Теперь здесь царил приятный полумрак, освещаемый лишь маленьким круглыми огоньками развешенной по всему периметру гирлянды. С люстры, свисали бусы с поблёскивающими в желтом свете золотистыми фигурками ангелов. Те самые часы, показывающие сейчас уже двенадцать ночи, были хорошенько украшены такой же сверкающей мишурой. Которая, тут же обнаружилась ещё и на спинке большого кресла, купленного в комплекте с диваном. А в углу, на месте, где раньше стоял заваленный всевозможными газетными вырезками журнальный стол, ныне возвышалось величественное дерево. Здесь, впрочем, обнаружился и Ричард. Гэвин бы и рад устроить очередной дебош по поводу излишне искрящей комнаты, но после сна настроение хорошее, да и на Найнса он засматривается. Молчаливо смеётся с его нелепого новогоднего свитера с оленями, подмечая, однако, что даже подобная вещица смотрится просто идеально на нём, словно на манекене. Широкая спина, узкий таз. Тот будто бы и не замечает слежки, медленно наклоняется за очередной игрушкой к коробке, сверкает своими бледными запястьями, так же медленно поднимается и ловко цепляет на веточку серебристую нить. Повсюду пахнет хвоей, еле уловимыми ароматами цитрусовых, видимо лежащими где-то неподалёку. Детектив непроизвольно жмурится от удовольствия, совсем забывая про недавний жар. ― Как спалось, Гэвин? ― Бархатистый голос только подкрепляет чудную атмосферу, едва заметная улыбка на краешках тонких губ завершает образ. ― Прекрасно. ― Честно признаётся Гэвин, совсем позабыв всё скопившееся за день раздражение и едва не мурлыча. Он выпутывается из пледа и улыбка тут же сползает с губ. На нём тоже этот гребанный олень ― уродливый красный свитер, серые боксёры, в тон к свитеру, шерстяные носки с пышным помпончиком на каждом и опять же весёлым Рудольфом. ― Блять! ― Он тут же приходит в себя, резко вскакивая с мягкого ложа. Вид откровенно глупый. Свитер бесформенной тряпочкой свисает до середины бедра. Трусы с голыми ногами и длинные носки тоже смотрятся странно. ― Да на кой хрен ты это делаешь?! И вообще, что это?! ― Рид рычит, глядя на абсолютно спокойного Ричарда, что бесстрастно продолжает украшать ёлку. ― Вам очень идёт. ― Он оборачивается и подходит ближе. Обхватывает ладонями за талию, прижимает к себе и вновь счастливо улыбается, заглядывая в пышущие гневом глаза напротив. ― Парные свитера. Нам же нужно сделать семейное фото. ― Что? Семья? ― Гэвин замирает, перестаёт хмуриться и как-то растерянно смотрит в ответ. Диод на виске палит с потрохами внешне расслабленного андроида, загораясь желтым и прерывисто мигая. ― Мне бы очень этого хотелось. ― Ладонь с поясницы, перемещается на взлохмаченные после сна волосы и Рид на секунду прикрывает глаза, ощущая нежное поглаживание. И так куда проще, просто закрыть глаза, ластиться под родную руку, кожей чувствовать прожигающий взгляд. ― Поэтому ты всё это затеял? Вычитал в интернете идеал семейного праздника? ― Голос Гэвина слегка хриплый, то ли от начинающейся болезни, то ли от словно щекочущего внутренности нового ощущения. Счастье? Последний раз он чувствовал нечто подобное в шесть лет. В аккурат перед тем годом, как родители разругались и вся та наивная сказка, вместе с верой в чудеса рухнула. Праздновать один год Рождество с папой, другой с мамой. Гэвин вырос, а чувство неправильности всего происходящего, так и осталось с ним навсегда. ― Не только. Хочешь расскажу? ― Ричард двинулся к креслу у самой ёлки. Уселся, полностью занимая свободное пространство и поманил Рида к себе, похлопывая по коленке. ― Я тебе что, блять, кошка, на коленках греться? Давай двигайся и я так уж и быть выслушаю твою скучную историю. В ответ ему лишь отрицательно покачали головой, хитро улыбаясь. ― Ну и ладно. ― Гэвин наклонился к коробке, извлекая оттуда стеклянную снежинку. Прохладный материал слегка обжигал кожу. Она была такой проработанной, каждый аккуратный срез, едва заметный орнамент на гранях. Похоже на ручную работу, слабо верилось, что машины на массовых производствах могли создать её такой. Кое-где неидеальной, но прекрасной и по-своему особенной. Заканчивая её разглядывать, он поднял голову, критическим взглядом осматривая дерево. Ричард же, конечно, со всей там своей просчитанной логикой и высоким ростом, нарядил именно нижнюю часть, поэтому придётся потянуться. Заветная веточка виднелась прямо над головой, прицепить игрушку оказалось куда сложнее чем наблюдать за этим. Пальцы всё напарывались на мелкие иголочки, тяжелая игрушка на атласной ленте то и дело соскальзывала. Из-за высоты приходилось всё это время держаться на носочках, но вопреки ожиданиям и слогану Киберлайф, жестянка ― не друг человека, и помогать в непростой ситуации никто не вызвался. Ну вот… Лента наконец зацепилась за одну из иголочек и снежинка заняла законное место. Гэвин даже почти облегченно выдохнул, вот только слишком поздно заметил движение за спиной. Чужие руки крепко обхватили поперёк живота и потянули назад. Хрупкий баланс на носочках подобного испытания не вынес и мужчина всей своей нелёгкой тушкой плюхнулся прямиком в объятия андроида. Сразу после приземления его обхватили ещё и стройные ноги, полностью загоняя в капкан. Он выразительно чертыхнулся и завозился, пытаясь выпутаться из цепких конечностей, но как оно и было ожидаемо ― ничего не вышло. Только потратил силы, стало невыносимо жарко и Рид, отчаявшись, откинулся назад, чувствуя, как пальцы Ричарда беспорядочно скользят по животу, то ли ощупывая, то ли пытаясь пощекотать. Хватка ног после капитуляции Гэвина стала слабее, но он знал ― одно резкое движение и тело снова будет обездвижено. ― Да брось, Гэвин. ― RK900 переместил ладони ему под колени, переворачивая его на бок и удобнее устраивая на собственной груди. ― Ты сам подставился. ― Пиздёж и провокация. ― Видимо, смирившись со своей участью, Рид решил брать от вечера всё, а потому слегка привстал, поёрзал бёдрами, заставляя Ричарда съехать в кресле вниз, образуя идеальный живой лежак. Умостился прямо в ямку, поджимая ноги, чувствуя под боком упругий живот и вздымающуюся грудь. Уткнулся носом в тёплую шею, вдыхая родной запах тириума и синтетической кожи, что уже давно значился в любимых, затмевая даже горелый порох после выстрела. Девятка против данных манипуляций ничего не имел, и, кажется, даже отчего-то довольно скалился. Гэвин наконец улёгся. В защитном жесте, андроид вновь оплёл его руками, медленно поглаживая расслабленную спину. ― Ну и? Почему тебе так нужно это Рождество? Разве вы, такие сильные, совершенные во всём андроиды, не стремитесь к как можно меньшему сходству с со слабыми и несовершенными людьми? ― Думаю, есть в этом всём нечто удивительное. Ты же знаешь, андроиды борются за равноправие, а не ущемление одной из сторон. Тем более, девиантов становится всё больше с каждым днём. Чувства ― это именно то, что делает вас таких слабых и несовершенных особенными. ― Он мягко прикоснулся губами ко лбу Гэвина, от чего тот медленно прикрыл глаза, ощущая приятное тепло где-то внутри. ― Подобные праздники же имеют сами по себе необычайную атмосферу, вызывая самые яркие эмоции. Рид ощущал как под ухом в чужой груди мерно постукивает тириумный насос, за окнами надрывно воет метель, и происходит что-то и впрямь удивительное, давно позабытое, в веренице серых лет ― предчувствие чуда. Точнее это чудо именно сейчас и происходило. Весь этот декор, традиции и прочее, конечно, и дополняло общий антураж, но основной и самой главной его частью был именно Ричард. Неосознанно Гэвин прижался ближе, поддавая того головой под подбородок и требуя ещё больше ласки. Плевать ему сейчас было на будущие подколы по поводу странного и для себя самого поведения. Просто в один миг слишком накатило и маска самодовольного ублюдка полностью исчезла. Вообще, с того самого дня, как RK900 появился в участке, этот образ сбоил примерно с той же частотой, что и скин на андроиде. ― И правда, как большой и милый кот. ― Прошептали прямо над ухом и детектив легонько вздрогнул ощутив прикосновение гладкого оголенного пластика к шее. Ну вот опять ― самообладание у жестянки ни к черту. ― Эй… ― Ричард обхватил лицо Гэвина, обоими руками приподнимая с собственного плеча. ― Ещё не выспался? ― Но голос так и не повысил, оставляя низкий шепот с хрипотцой. Рид в ответ что-то неразборчиво пробурчал, так и не собирая это что-то в цельные предложения. Его опять развезло, было слишком тепло, хорошо и сонно. В следующую секунду, правда, стало ещё теплее. Потрескавшиеся от мороза губы аккуратно смяли в поцелуе, пытаясь не порвать, едва начавшие заживать ранки. Горячий язык андроида легко скользнул в расслабленный рот, касаясь нёба, сталкиваясь с языком детектива, который уже вновь взбодрился, отвечая отрывистыми движениями навстречу. Рид привыкший к жестким и страстным поцелуям, пытался взять инициативу в свои руки, напирал. Он опустил ноги по обе стороны от Ричарда, пытаясь обрести более устойчивое положение, приподнял бёдра, подаваясь вперёд. Но широкие ладони надавили на поясницу, опаляя очередной волной жара и заставляя Гэвина вновь лечь. Сегодня Найнс не хотел торопиться. Он практически лениво водил языком по кромке ридовских зубов, с влажным звуком почти выскальзывал из его рта и вновь углублялся, не давая сделать вдох. Он хотел, чтобы это было нечто большее, чем простая прелюдия, хотел чтобы Гэвин почувствовал всё иначе и он чувствовал. Часто дышал носом, обхватывал руками красивую шею, нащупывая каждую родинку, проводил пальцами по выбритому у основания головы ёжику мягких волос и заглядывал в серые глаза, что неотрывно смотрели лишь на него, также жадно изучая каждую деталь. Руки андроида больше не придерживали спину, но и не опускались ниже. Поцелуй был строго целомудренный, как и ладони, теперь придерживающие голову детектива. Большими пальцами он осторожно прижал его уши, а затем переместился на чувствительное местечко за ними. Гэвин резко выдохнул, нехотя разрывая поцелуй ― в отличие от Ричарда, в кислороде он ещё, к сожалению или к счастью нуждался. Теперь они просто молча смотрели друг на друга. ― Гэвин, я люблю тебя. ― Брови андроида то и дело дергались, никак не определяясь с нужной эмоцией, диод на виске часто мигал жёлтым, иногда сменяясь на красный, а непроницаемые обычно серые глаза с каким-то трепетом пытались уловить любое изменение на лице детектива. Он не ждал ничего взамен, но явно боялся реакции. В любой другой момент Гэвин придумал бы миллион и одну шутку над всей этой сентиментальностью, что развёл Найнс. Но сейчас всё казалось слишком живым, всё было на пределе и эти слова поражали словно током, показывая, что этот самый предел может быть и дальше. ― Спасибо. ― Кратко выдохнул Рид опускаясь к нему на грудь, и не выдерживая больше зрительного контакта. RK900 совершенно по-человечески выдохнул с облегчением, улыбаясь ему в шею. Знакомым движением пригладил его взлохмаченные волосы на затылке и обнял. Никогда Гэвин не думал, что услышит в свой адрес нечто подобное, не думал, что его, такого невыносимого урода кто-то может полюбить, не в этой жизни уж точно. Но под ухом слышался слегка учащённый стук аналога сердца, за окном завывал холодный ветер, а в маленькой темной квартирке на краю города впервые за много лет случилось самое настоящее рождественское чудо.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты