Непросто напарник +68

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
07-Ghost

Основные персонажи:
Конацу Уоррен, Хьюга
Пэйринг:
Хьюга/Конатсу
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Юмор, POV
Предупреждения:
Underage
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Этакая нелепая случайность, но к чему привела, ммм)))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Хммм, выставляю на ваш суд, мои дорогие читатели)
Фанфиков по этой паре так мало, не говоря уже про НС т.т
Вот и решила написать что-нибудь в этом роде. Надеюсь, хоть кому-то понравиться.
17 декабря 2011, 03:19
Солнце лениво заползало за горизонт, небо было раскрашено в сотни оттенков - от тёмно-аквамаринового до ярко-рубинового. Оно отражалось на идеально-ровном зеркале озера. Вода в нём была чистая-чистая, такая, что было видно розоватое дно, усыпанное мелкими камешками кварцита, почти такого же нежного цвета. Всю эту идиллию нарушал лишь характерный звон клинков.
Два мечника были на одном из его берегов. Обе фигуры были одеты в чёрные мундиры. В одной их них, я узнал себя, в другой же – своего любимого начальничка – Аю-тяна. «Сражаться с ним на мечах – это равно самоубийству», - подумал бы любой другой, но не я. Ведь наши силы равны. Почти равны. Каждому выпаду соответствует свой уворот, защита или ответный удар. Движения тела чёткие, атаки - резкие и точные. Но стоило мне на миг отвлечься, как моя катана, оказалась прибережном песке.
- Я выиграл, - победно ухмыльнулся Аянами, пристально глядя на меня. – Может, взять мне тебя в плен? Как думаешь, Хью-тян?
- Ха, тогда не буду сопротивляться, - дерзко съязвил я, и вцепился в его губы откровенно наглым поцелуем.
Мои руки медленно скользнули по шее победителя, и запутались в густой серебристой шевелюре, в то время как его – властно обнимали меня за талию, от чего я закрыл глаза, блаженствуя.
Это было нечто… Но это «нечто», к моему сожалению, оказалось ничем иным, как сном.
А понял я это, как только резко распахнул глаза, почувствовав тупую боль в груди. Это бедный Конатцу молотил кулаками, пытаясь разбудить меня, и чтобы я, по его мнению, перестал его насиловать. Об этом расскажу поподробнее, точнее так, как рассказал мне сам мой беглайтер.
Кан-тян проснулся ранним утром, так как знал, что придется снова меня будить, а это процедура одна из самых длительных. Он собрался с силами и идеями о том, как ему предстоит действовать в ближайшие часа два, и потопал ко мне в комнату. Придя, тот, первым делом, открыл занавески на окнах, впуская в комнату яркий солнечный свет. Но я даже бровью не повёл – иммунитет. Из-за чего, в последствии, лишился своего тёпленького мягонького одеяла. Пробурчав что-то не членораздельное, спящий принц, то есть всеми любимый я, свернулся калачиком и продолжал дрыхнуть. Мой беглайтер начал злиться, но мне, видящему столь прекрасные сны, было как-то не до этого.
Попытка за попыткой, но Конатсу никак не удавалось разбудить своего начальника. Он уже было начал закипать от гнева, потому что до совещания оставался час, а лейтенант Хьюга ещё до сих пор в постели, однако тут случилось то, чего в планах Кон-тяна не наблюдалось. Я, будучи в сонном состоянии, повалил его на кровать и начал неосознанно целовать, как парню показалось, насиловать среди бела дня. Тот с перепугу аж замер, но когда опомнился начал активно барахтаться, пытаясь кричать что-то. Его усилия не были напрасны: в конце концов, беглайтер достиг своей цели, а именно - разбудил меня. Но это был рекорд, так как Конатсу довольно-таки надолго хватило.
- Кон-тян?! – немного отстранившись, удивлённо произнёс я.
- Лейтенант Хьюга, что Вы делаете? – дрожащим голосом спросил беглайтер.
- Я – ничего особенного, а ты, что здесь забыл?
- Будить Вас пришёл! Пустите меня, в конце то концов! – возмутился мальчишка, дерзко сверкая глазками.
- А что будет, если не пущу, - горячо шепнул ему на ухо я. От чего тот мгновенно загорелся ярким румянцем.- Ладно-ладно, отпускаю, не нервничай ты так.
Нехотя, я сполз с Конатцу, спустя миг тот уже был около двери, и напоследок сказал:
- Через сорок пять минут состоится собрание. Главнокомандующий Аянами просил передать, чтобы Вы не опаздывали, ибо рискуете получить в два раза больше работы.
- То есть, ты получишь в два раза больше работы, если я не явлюсь?
- Пожалуйста, не опаздывайте! – прорычал он, и, громко хлопнув дверью, убежал прочь.
Облегчённо вздохнув, я плюхнулся обратно на кровать.
«Блин, как же хочется спать…Ладно, ещё пять минут и встаю. Хммм… а ведь Кан-тян всё-таки ответил на мой поцелуй. Нужно будет постараться не опоздать, чтобы он пораньше освободился…» - подумал я, уютно завернувшись в одеяло, которое вернул на своё законное место.
Но, как потом оказалось, мои пять минут превратились в тридцать пять. Говорят, что ничего не бодрит лучше, чем осознание того, что ты проспал. Чистейшая правда. Минут за семь я уже собрался, и побежал в кабинет к нашему главнокомандующему. Открыв дверь и увидев окончательно закипевшее выражение лица Кон-тяна, можно было сделать вывод, что я всё-таки опоздал.
- Хьюга, - как-то не очень доброжелательно покачал головой главнокомандующий, указывая рукой на часы, висящие на стене. – Опоздал на три минуты, а значит, объём работы увеличиваем в два раза, я тебя предупреждал.
- Понял… - садясь на своё место, пробурчал я. Протестовать не было смысла, ибо досталось бы мне ещё больше. А Кон-тян буквально сверлил меня своим злобным взглядом.
Совещание прошло, как обычно: к нам присоединилась остальная старшина, но, не смотря на это, Курайюри тихонько посапывал на руках у Харусе, Конатцу всё время что-то писал в своей записной книжке, Ая-тян, нахмурившись, глубоко о чём-то задумался, а я с чупа-чупсом в зубах размышлял кое о чём. Но это немного долго рассказывать, плюс содержание нельзя назвать безвинно-приличным. К счастью, заседание вскоре закончилось, мы разошлись кто куда. Ая, по старому обычаю, поручил мне бумажную работу. Но и я решил не изменять традициям и переадресовать её на своего милейшего помощника. Тот сначала долго возмущался, но, после моих долгих и ласковых уговоров, он, бурча, всё же взялся за ту кипу бумаг. Поблагодарив и одарив своего помощника воздушным поцелуем, я удалился.
Сегодняшняя прогулка по базе оказала куда менее длительной, чем обычно, а уж тем более совсем неинтересной. Ая почти сразу выпроводил меня из своего кабинета, едва я переступил его порог, мол, у него много дел, и мне бы тоже не помешало ими заняться. Кацураги пошёл в город и утащил за собой Харусе с Курайюри, может, продуктами затариться хотели, кто их знает. Поэтому вскоре пришлось вернуться в наш с Конатсу кабинет.
- Кон-тян, можешь ликовать и радоваться, вернулся твой самый любимый начальник, собственной персоной! – воскликнул я, как только дверь с шумом открылась.
Около большого окна, сверху и по бокам пышно увешанного гардинами, стояло два сдвинутых друг к другу письменных стола напротив друг-друга. К свободным стенам были приставлены четыре массивных стеллажа с всякими книгами и папками, как не странно все оны стояли в строгом порядке. Помимо них ещё висела одна картина, довольно большая по размерам, но вот что касается содержимого… тут я ничего сказать не могу. Как говорит мой напарничек, это картина очень знаменитого и талантливого художника. Но лично мне это больше напоминает детскую мазню. Вернёмся к нашим тараканам, а точнее к моему юному заместителю.
Парнишка сидел за своим столом, подперев свободной от писанины рукой свою светлую головушку. К моему удивлению, ни возмущённого ворчания, ни какого-либо замечания, не последовало в ответ на моё приветствие. «Очень странно», - подумал я, решаясь подойти ближе. Густая чёлка парнишки плотно завешивала его глаза, не выдавая своего хозяина. Оказалось, что Конатсу задремал прямо за работой – бедняга так устал, что мне даже стало его немного жаль. Он всегда мне казался тем ещё милашкой, но сейчас, когда Кон-тян так мирно дремал, я еле сдерживался, чтобы не подойти и не затискать его. «Даром не сдался мне тот Аянами, когда рядом такой котёночек!» - улыбнулся я своим мыслям, накидывая ему на плечи свой китель.
То, что я не любил возиться с бумагами, ещё не значило, что я не умел их заполнять или был безграмотен. Обычно, я с ними быстро разбираюсь, но наличие заместителя и безграничная лень делают своё дело. Тихо сев на своё место, я взял одну стопочку документов, которые были аккуратно разложены на столе моего помощника, и начал её просматривать. Две из пяти были уже полностью готовы к отправке «наверх». В остальных пришлось натыкать подписей, где-то что-то дописать, а где и вовсе написать отчёт. Стопка за стопкой и я не успел заметить, как все незаполненные бланки закончились.
На часах было уже за пять вечера, Конатсу по-прежнему спал, тихонько посапывая. Сначала я хотел было его разбудить (согласитесь, не оставлять же его здесь дрыхнуть). Но в мою головушку пришла замечательная идея, от которой отказаться просто нельзя было, слишком заманчивой она казалась. Тем более я никогда не интересовался у Кон-тяна, где его комната, так что отнёс я его в свою комнату. Как только я взял его на руки, он спросонья что-то невнятно проворчал, и, обняв мою шею рукам, снова притих. По началу я буквально застыл в ожидании чего-то ужасного. Но, свезло, что он не проснулся. Парнишка показался мне таким беззащитным и милым, что я просто не смог удержаться чтобы не улыбнуться, но не так как обычно. К счастью, по дороге нам никто не встретился. Я осторожно уложил его на свою кровать, оставив на нём, из одежды, только трусишки, чтобы бедолаге не пришлось завтра по-новому утюжить форму. А сам я покинул комнату, нужно было отнести те бумаги Ае-тяну.
У него глаза аномально расширились, когда Я, собственной персоной, принёс ему эти документы:
- Завтра точно выпадет снег… - просматривая их, произнёс мой начальничек. – Что с Конатсу случилось? Потому что ты просто так не стал бы работать.
- Да так, есть одна причина, - загадочно улыбаясь, пожал я плечами.
- Ладно, даю вам на завтра отгул, всё равно мне завтра не будет чем вас занять, вы ведь переделали всё на три дня вперёд, - немного задумчиво произнёс Аечка.
- Какой ты добрый сегодня, - я лучезарно улыбнулся, ведь он редко даёт выходные просто так.
- Я ведь могу передумать.
- Ладно-ладно, понял, пойду-ка я обратно к себе, - этот взгляд… из-под козырька фуражки, иногда даже меня пугает.
Всё-таки я решил вернуться обратно в комнату, жутко хотелось увидеть реакцию Кон-тяна, когда он проснётся и увидит, что он в моей комнате. Уже подходя к своей комнате, почти собираясь открыть дверь, мне послышались тихие стоны. В этот момент в голове моей проскальзывало много всяких догадок, и одна из них точно была правдой. В этом я окончательно убедился, когда послышался вскрик погромче, и это было ничто иное, как моё имя. Тихонько открыв дверь, еле слышной поступью, я подошёл к Конатсу поближе. Естественно, он прикинулся, будто спит, но его выдало сильно сбившееся дыхание.
- Кон-тян, чем это ты тут занимаешься, м? – наклонившись, прошептал я ему на ушко. Парнишка широко распахнул глаза, когда почувствовал прикосновение моих губ к его ушку. – Да ещё и без меня? – но ответить я ему не позволил, властно захватив его нежные губки в плен поцелуя. С самого начала Конатсу задыхался, это прекрасно чувствовалось, поэтому пришлось ненадолго отступить, чтобы дать ему возможность отдышаться. Видимо, он тогда не смог достичь того самого пика наслаждения, что даже порадовало меня. Несколько лёгких движений рук, и бельишко Кон-тяна уже покоится на полу.
- Ч-что Вы собираетесь делать? – немного дрожащим голосом спросил парнишка.
- Неужели не понимаешь? – «удивлённо» переспросил я, коснувшись своими горячими губами его шеи.
Тот лишь прерывисто выдохнул, ничего не сказав, при этом он даже не пытался сопротивляться, а наоборот обхватил мои плечи руками. От каждого даже лёгкого моего прикосновения по телу парня пробегалась мелкая дрожь, скорее всего, сейчас для него мои ласки были мучительными. Он издал немного хриплый стон, когда мой язык начал нежно полизывать его затвердевшие соски.
- Хью-га-сан, я больше не могу… - дьявольская улыбка исказила мои уста. Ведь именно эти слова я хотел выдавить из него. Вот почему медлить уже не было смысла. Цепочка лёгких поцелуев вниз, парень в нетерпении начал мять руками постель. Проворными движениями языка я прошёлся вдоль ствола члена парня. Он уже не сдерживал блаженные стоны. Помощнику моему было очень хорошо, но мало - это было видно. А когда я заглотил его плоть во всю длину, Конатсу вовсе изогнулся, будто основание сильно натянутого лука. Всего несколько глубоких движений, и комнату заполнил протяжный громкий стон, сорвавшийся с губ парня. Сглотнув всё, до последней капли, я томно прошептал ему на ушко:
- Ты мой сладенький… - от моих слов парнишка сильно засмущался, и попытался скрыть глаза за густой чёлкой. Он крепко прижал меня к себе, будто боялся, что я вот-вот сбегу.
– Хьюга-сан, а как же Вы...? – скользя подушечками пальцев под моей рубашкой, Конатсу отвел взгляд куда-то в сторону, лишь бы не смотреть на меня.
- Не провоцировал бы ты меня, а то легко не отделаешься, - я и вправду, был сильно возбуждён, но не особо рвался продолжать, мне всё-таки казалось, что Конатсу явно к подобному не готов. Если бы не его последующие действия, на этом всё бы закончилось.
Раздалось негромкое позвякивание моего ремня, это Конатсу осторожными движениями рук освобождал меня от «оков». Он попытался опрокинуть меня на спину, почувствовав угрозу перехвата инициативы, я не поддался.
- Только не говори потом, что я тебя не предупреждал, - парнишка робко кивнул, по-прежнему стараясь не смотреть на меня. Его лицо пылало ярким румянцем, а тело мелко дрожало. – Не бойся, я постараюсь причинить как можно меньше боли, - Кон-тян снова обнял меня, в знак доверия.
После совсем недолгих раздумий, я вспомнил, что у меня в тумбочке давненько пылится тюбик лубриканта, который мне как-то раз в шутку подарил Курайюри. Сейчас-то он мне и пригодится. Щедро смазав пальцы, я понемногу начал подготавливать Конатсу, вводя их один за другим. По началу парнишка сильно сжимался и издавал сдавленные крики, явно не свидетельствующие о полученном наслаждении, но вскоре он начал привыкать, порой даже пробовал насаживаться глубже. Крышечка от тюбика смазки покатилась на ребре по полу, скрывшись где-то под кроватью. Конатсу крепко вцепился в мою спину руками, явно ожидая мучительную боль. Благодаря скользкости геля, я смог сразу войти в него почти на всю длину, но парень вскрикнул от боли, на его зажмуренных глазах выступили слёзы. Не покидая его податливого тела, мои губы нежно сцеловали выступившие капельки влаги на лице Кон-тяна, после чего тихо прошептали:
- Потерпи немножко, хорошо? – малыш лёгким поцелуем коснулся моих губ, словно завлекая, не сдержавшись, я поддался на эту провокацию, и прильнул к его устам со всей страстью, что таилась во мне. В порыве я почувствовал, как Конатсу сам понемногу начал двигаться. Нехотя я всё-таки разорвал поцелуй, и начал ускорять ритм, но не забывал о партнёре, который к тому моменту уже не столь много боли чувствовал, сколько наслаждения. Появилось непреодолимое желание поскорее завладеть им. Движения становились всё глубже и размереннее, иногда срываясь на более быстрый ритм. Комнату заполняли стоны. Финал был близок, я прекрасно это чувствовал, хоть и хотел растянуть удовольствие.
- Хьюга-сааан… скорее… - срываясь на громкий стон, произнёс Конатсу.
- Не сдерживайся… - последовал ответ.
Ещё несколько глубоких толчков и два голоса слились воедино. Разум унесло за грани реальности, а тело пронзила моментальная слабость, заставив меня буквально свалиться рядом с Кон-тяном. Мы оба, тяжело дыша, около минуты смотрели друг на друга. Но вдруг глаза парня начали безмолвно наливаться слезами.
- Кон-тян, что случилось? – спросил я, и уж хотел было коснуться рукой его лица, как парнишка уткнулся им в подушку, а руку мою оттолкнул.
- Почему Вы так со мной поступили? Чтобы потом появилась новая тема для подколок? Вы ведь вечно гонялись за Аянами, почему вдруг обратили внимание на меня?! Почему… неужели хотите поглумиться над моими чувствами?! – его интонации начинали напоминать истерику, но последнее было похоже на признание. Это нужно было срочно остановить, иначе никто не знает, чем всё может закончиться. Опрокинув его на спину, я спросил, глядя ему прямо в глаза:
- Всё сказал? А теперь изволь выслушать меня, - под моим пристальным взглядом зрачки парня невольно расширились, но сопротивляться он не стал. – Разве я тебе давал повод для подобных догадок? Разве я тебе говорил что-то? И вообще… с чего ты взял, что всё будет именно так? Разве я говорил тебе о своих чувствах? – не люблю я красивых речей, поэтому прильнул к его губам нежным поцелуем, он был приторно-сладкий. Это свидетельствовало о том, что в некотором роде чувства у нас одинаковые. Малыш, видимо, это понял, и робко ответил. – Вот видишь, а ты говорил всякие гадости.
- Простите, я… - но договорить, ему явно не было суждено.
- Можно тебя попросить, называй меня просто Хьюга, м? А можно даже просто Хью, - лукаво улыбнулся я.
- Ну уж неееет, только через труп Аянами-самы… – он уж было хотел вывернуться от моих цепких объятий, но это ему плохо удавалось. – Спаситеееее….. – завопил он, пришлось заткнуть его поцелуем, чтобы никто действительно не пришёл. К моему же удивлению сопротивлений и брыканий не последовало.
- А вот ты скажи – отпущу, - продолжал я настаивать.
- Раз так, то точно нет!
- Я ведь тебя предупреждал, - мне показалось это немного странным, его своеобразное настроение, и необычайно радовал тот факт, что я ему не безразличен.
То, что творилось дальше, не трудно предугадать. Ночь была очень длинной, даже длиннее, чем я мог представить. Лишь ближе к утру я отступил, когда Конатсу, тяжело дыша, но счастливой улыбкой на губах буквально отключился от бессилия на моих руках.
Мораль сей басни такова: Не гонитесь за миражами и иллюзиями, а оглянитесь назад, вдруг кто-то со спины тайком вас обнимает.