Правдивое зеркало +37

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Губарев Виталий «Королевство кривых зеркал»

Основные персонажи:
Анидаг, Нушрок
Пэйринг:
Нушрок/Анидаг
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, AU
Предупреждения:
Инцест
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Нушрок дарит дочери правдивое зеркало.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Постканон. AU, в котором Нушрок жив и выдает Анидаг замуж за сына Абажа.

Анидаг:
http://img-fotki.yandex.ru/get/9262/214971628.24/0_d18df_f2ff47f5_XL.jpg

Нушрок:
http://img-fotki.yandex.ru/get/6709/214971628.24/0_d18e0_daa83936_XL.png

Рамок, сын Абажа:
http://img-fotki.yandex.ru/get/9508/214971628.27/0_d51de_7cd1a65c_XXXL.jpg

Правдивое зеркало

18 июля 2013, 14:59
Бархатная ткань винного цвета с тихим шуршанием соскользнула на пол, и глазам Анидаг открылось высокое, в полумраке комнаты казавшееся черным, зеркало. Анидаг ахнула.

— Правдивое зеркало?

— Да. Последнее зеркало, которое изготовили мои зеркальщики прежде, чем я велел им делать оружие, — Нушрок неторопливо подошел к дочери и, взяв ее за плечи, коснулся губами ее виска. — Пусть оно будет моим подарком на твою свадьбу.

Анидаг не могла отвести взгляд от зеркала, гладкого и темного, как поверхность черного омута.

— Я никогда не видела таких больших правдивых зеркал, — выдохнула она. — Лишь кривые…

— Я подумал, что моя дочь достойна видеть правду.

Анидаг опустила голову.

— Я уже не знаю, способна ли я ее видеть, — произнесла она тихо. — Здесь всё по-другому. Не так, как у нас в горах. — Анидаг помолчала и продолжила, по-прежнему не глядя на отца: — Вы знаете, что ради вас я готова без сожаления пойти на любую жертву, и страх не остановит меня, даже если мне придется принять смерть; но больше всего на свете я боюсь подвести вас. Гурд собрал многочисленное войско; со дня на день он поведет чернь на столицу. Абаж стремится узурпировать трон, и сегодня по прибытии в старый дворец он ясно дал мне понять, что пойдет на всё, чтобы не допустить вас к власти над королевством. Нам предстоит… великое сражение, и я не знаю, достаточно ли сильна для него.

Нушрок приподнял голову дочери, заставляя ее посмотреть на себя в зеркало.

— Взгляни, — сказал он. — Знаешь, что я вижу в этом зеркале? Прекрасную женщину, — Нушрок собрал рукой тяжелые густые волосы Анидаг и отвел их ей за спину, обнажая точеную шею и плечи. Казалось, ее белая, как снег, кожа чуть светится в полумраке, — умную, стойкую и бесстрашную. Женщину, которая завтра станет королевой, и которую будут любить, уважать и бояться. А еще я вижу свою дочь, — Нушрок, глядя в глаза отражению Анидаг, вновь прижался губами к ее виску, — единственное свое дитя. Наследницу моего Дома, последнюю из рода Нушроков. За тобой стоит бесконечная череда твоих предков, что рождались и умирали лишь для того, чтобы возвысить свой род. Чтобы облечь имя Нушроков сиянием славы. Чтобы принести своему Дому богатство и великое могущество. И завтра ты вознесешь наш Дом на вершину славы, став единовластной правительницей Королевства кривых зеркал.

Анидаг улыбнулась отражению Нушрока в зеркале.

— Любовь ко мне застилает вам взор, отец.

Руки Нушрока обвили ее талию, еще теснее прижимая Анидаг к себе, и Анидаг внутренне затрепетала, почувствовав дыхание отца на своей шее.

— Напротив, — возразил Нушрок, касаясь губами щеки, шеи и плеч дочери, — она позволяет мне видеть правду. Как в правдивом зеркале, я вижу в тебе свое отражение, и меня переполняет гордость при мысли о том, что моя дочь в полной мере воплотила в себе славу рода Нушроков.

Анидаг повернулась к отцу, прямо посмотрев в его черные горящие глаза, чей пронизывающий взгляд не мог выдержать никто, кроме нее.

— Я не хочу быть последней из рода Нушроков, — произнесла она, побледнев еще больше, и ее глаза, так похожие на глаза Нушрока, лихорадочно заблестели. — И не хочу, чтобы трон Королевства кривых зеркал унаследовал отпрыск Рамока Абажа.

Нушрок провел кончиками пальцев по губам дочери, алым и влажным, как свежая рана.

— Если мы совершим это, — проговорил он, приблизив свое лицо к лицу девушки, — мы вложим в руки Абажа еще одно оружие против нас.

— Отец, — Анидаг перехватила руку Нушрока и припала к ней в страстном поцелуе. — Это цена, которую я с радостью готова заплатить.

Нушрок отнял свою руку и заставил Анидаг посмотреть на него.

— Но я не готов заплатить такую цену, — сказал он мягко.

Нушрок коснулся губами лба Анидаг и еще некоторое время стоял так, вдыхая запах ее волос и ощущая, как отчаянно колотится ее сердце, а потом отстранился, отвернулся, ударив по полу полой плаща, и, не говоря ни слова, вышел из покоев.