Под объективом ночи

Гет
NC-17
В процессе
136
автор
6Enot9 бета
Размер:
325 страниц, 25 частей
Описание:
Говорят, что никто не может нырнуть в бездну и вынырнуть прежним. Её бездна носит имя — Пак Чимин. И вынырнуть она не сможет уже никогда.


Примечания автора:
Первый опыт в написании фанфиков

К данному фф имеется трейлер😉
⬇️
https://youtu.be/iBGQLPYmqnQ

Авторская группа в VK: https://vk.com/fanfics_inlin_re

Обложка: https://vk.com/photo635768568_457239019?api_access_key=9342bf6453d340e428

Приятного просмотра и чтения🙌🏼

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
136 Нравится 169 Отзывы 43 В сборник Скачать

Глава 19.

Настройки текста
Примечания:
Огромное спасибо всем, кто ждёт💜🙌🏼 Главы выходят реже, но я стараюсь, как могу☺️ На странице в вк стараюсь хотя бы спойлерами подкармливать Вас, в период ожидания.

Всем приятного чтения😌 буду рада отзывам🙈
— Ты всё приготовил? — тихо, почти на ухо, Чон поглядывает в сторону стола, где сидят девушки. — Да, вроде, — хлопая себя по карманам пиджака, Юнги явно немного нервничает. — Чим договорился с официантами, так что за это не беспокойся, — укладывая руку сверху на плечо Мина, — Да расслабься ты, стоишь, как мумия - бледный, — Хосок слегка сжимает пальцы, надавливая на мышцы, словно массируя. — Ой, отъебись, а, — фыркает, — Посмотрю я на твою рожу, когда будешь на моём месте, — переводит взгляд с пола на мужчину, вздёрнув носом. — Ха-ха... сомневаюсь, что это скоро случится, — тот отмахивается с улыбкой на лице. — Чего так уверен? — Юнги впивается заинтересованным взглядом в лицо Чона, — У вас ведь с Джи всё хорошо? — спрашивает, заглядывая прямо в глаза. — Да, хорошо всё, не в этом дело, — Хосок по-прежнему улыбается, поворачиваясь в сторону их столика. Вылавливает уже такой родной ему силуэт. Рассматривает, будто в первый раз. — Не знаю, сейчас всё настолько хорошо, что я боюсь дышать, чтобы это не разрушить, а то, о чём ты говоришь - это серьёзный шаг. И пока что я не уверен, что смогу осилить такой разворот на 360 градусов. — не сводя глаз с девушки. — Дурак ты, — Мин хлопает того по плечу сбоку, — Смотри не просри... — широко улыбаясь, заставляя Чона посмотреть на него. — Пошли за стол, а то на нас сейчас волосы загорятся. Глянь, как прожигают взглядами, — почти смеётся, кивая в сторону девушек. Юнги улыбается. Ему удаётся слегка расслабиться. — Вы какие-то подозрительные, — Лиен хмурится, рассматривая мужские лица. — Когда это ты параноиком заделалась? — Чон пытается осадить женские подозрения, широко улыбаясь. — Я не параноик, но вы правда все сегодня странные, — прищуриваясь, — Все вы, — обводя пальцем в воздухе каждого мужчину, — Этот мне весь день зубы заговаривает, — толкая Пака локтем в бок, — Джун и вовсе будто игнорирует, а вы... — выдерживая паузу, буравит взглядом, — Вы страннее всех. Шепчетесь. Юнги дерганый, ты вечно ржёшь, рот не закрывается. Что-то тут не чисто. — с прищуром вытягивает губы, раздумывая. — Итак, Шерлок, — ставя локоть на стол, заглядывает в девичье лицо, — Может отложишь свою лупу и мы закажем выпить, наконец?! — Чим давится смехом, поглаживая свободной рукой по шелковому платью женское бедро под столом. Ким переводит взгляд сперва на мужскую руку, а затем и на самого Чимина. — Да, точно, отвлекаешь же, — сжав губы, всматривается в смолистый взгляд. Смеётся, не сдержавшись. Нен дёргает Юнги и что-то шепчет на ухо. Тот растекается в искренней улыбке, хохочет и заставляет девушку присесть. После нескольких бокалов, поздравлений в сторону Хосока и его удавшейся рекламы, обстановка перестаёт быть напряженной. Разговоры уже свободные, нет этих немых переглядываний как между девушками, так и между мужчинами. Обстановка располагает. И Мин прочищает горло, привлекая внимание сидящих за столом. Пак находит глазами официанта, ждущего его сигнала, кивает и тот скрывается за дверью зала. Юнги бережно укладывает ладонь на талию Нен. — Милая, — заставляя взглянуть на себя, — Я давно об этом думал, — девушка в недоумении широко распахивает глаза, — Ты лучшее, что случалось со мной в жизни. Ты знаешь все мои стороны и по-прежнему остаешься рядом. Ты, самое ценное, что у меня есть, — руки слегка подрагивают, а сердце сумасшедше колотится в груди. Нен же застыла и только слёзы предательски собираются в уголках глаз. Официант, подоспев вовремя, останавливается рядом с Юнги, держа в руках огромнейший букет цветов. Свет в зале становиться приглушеннее. Музыка чуть громче. Мелодия. До боли в груди знакомая Нен мелодия. Они давно считают её своей песней. • Gavin Haley & Ella Vos - The Way I Am • Лиен и Джи, наконец, раскрывают тайну сего ужина и с умилением и слезами на глазах наблюдают за происходящим. Чимин, Хосок и Джун сидят довольные, словно решили проблему мирового масштаба, двое приобнимают своих рядом сидящих девушек. Лиен пищит, прикрыв рот ладонями, заглушая звук. Радуется, словно ребёнок. Пак умиляется, зарывается носом в длинные локоны и нежно целует в шею. Ловит себя на мысли, что в данный момент он неподдельно счастлив. Впервые, за долгое время. Мин встаёт и выходит из-за стола, протягивая руку Нен, увлекая за собой. — Не смотри на меня так, иначе я сейчас потеряю сознание, — Юнги нервничает. Девушка смахивает слёзы с щёк и широко улыбается, успокаивая тем самым Мина. — Я люблю тебя, Нен, — опускается на одно колено, доставая коробочку из внутреннего кармана пиджака, — Ты выйдешь за меня? — открывает протягивая, замирает, как и все вокруг. Нен смотрит с неподдельной нежностью. Губы подрагивают. Но даже дурак заметит, что она счастлива. Прикрывает ладонью губы на мгновение. — Да! — отвечает еле слышно, — Да, да и ещё раз да! — почти визжа от счастья. Мин поднимается и надевает кольцо на хрупкий женский палец. Целует ладонь сверху. Целует со всей нежностью, на которую только способен, попутно приподнимая в объятиях девушку. Друзья одаривают новоиспеченных жениха и невесту восторженными аплодисментами. Посторонние гости ресторана тоже присоединяются. — Я говорила, что вы подозрительные, — хитро поглядывая на мужчин, — Юнги, Нен, я вас поздравляю, — обходя стол, обнимает обоих, — Я сейчас пищать буду от радости, — улыбка не сходит с девичьего лица. — Поздравляю, друг, — хлопая по плечу, Пак обнимает Юнги следом, — Я правда рад за вас, — целует в щёку Нен. Каждый из друзей поздравил парочку. Вечер обернулся эмоциональным всплеском для всех. Девушки уже сидели и обсуждали, как всё будет, Лиен предлагала множество вариантов места проведения. Джи искала свадебные салоны. Парни же пили, подтрунивая друг на другом в их привычной манере.

***

Так как все ребята предложили свою помощь в организации, Мин и Нен распределили некоторые обязанности между ними. Юнги: Ким, привет. Смотри, на 14:00 у нас назначена встреча с организатором. Мы сами сейчас не можем, поэтому нужна твоя помощь. От лица жениха едешь ты. Джун: Привет. Да я же ни черта в этом не смыслю. Юнги: Будто я тут похож на знатока. Езжай, на месте разберешься. Ты же знаешь меня и мои вкусы. Не кобенься. Джун: Блять. Иди в жопу. Если потом что-то не понравится, ко мне никаких вопросов. Ясно? Юнги: Ой, хорош нудеть. Ясно-ясно. Джун: Жду адрес, хамло. — Добрый день, я представитель жениха, —здороваясь с организатором, кланяется в уважительном жесте. — Здравствуйте, — отвечая тем же, — Вы один? — девушка скрещивает пальцы в замок, рассматривая мужчину. — Что Вы имеете ввиду? — слегка сбит с толку. Поправляет очки. — Со стороны невесты никого не будет? — уточняет. — А, по правде я и сам не в курсе. Об этом меня не ставили в известность. — подкатывает рукава пуловера садясь в кресло. — Здравствуйте, — немного запыхавшись, девушка влетает в студию. — Добрый день, — организатор кивает. — Я со стороны невесты, — подходит к соседнему от Джуна креслу. Мужчина встаёт. Кланяется, здороваясь. И не замечает, как пялится на девушку, словно подросток. Сглатывает вязкую слюну. Жестом приглашая её присесть. Организационные вопросы заняли несколько часов. Всё это время Ким не упускал возможности лишний раз пройтись взглядом по хрупкому, женскому силуэту, сидящему рядом. Тонкие, изящные пальцы, плавно скользили по бумагам, периодически заправляя за ухо выбившуюся прядь смолисто-чёрных волос. Пухлые губы, иногда, то сжимались в тонкую линию, то вытягивались в трубочку, когда девушка приходила к каким-либо раздумьям насчёт предложенных организатором вариантов, а иногда и вовсе прикусывала их, от чего у Джуна словно простреливало что-то в мозгу. Карие глаза, обладающие мягкостью, излучающие тепло, которым обволакивают с первых секунд. Все вопросы, наконец, были улажены. Девушка, вежливо попрощавшись, направилась к выходу. Ким шел следом, неоднократно пропуская пальцы сквозь волосы. Ему казалось, что ещё немного и у него поедет крыша. Зацепила. Она его чертовски зацепила. Её нежный, цветочно-свежий аромат парфюма напоминал запах весны, и Джун жадно поглощал его полной грудью, следуя за ней. Не выдержал. — Простите, — аккуратно окликнув, — У меня ещё есть пара часов свободного времени, не хочется тратить его впустую, — поправляя ворот пальто, — Не хотите выпить чашечку кофе? — мягко улыбаясь ямочками на лице. — Обожаю кофе, — сверкнув обворожительной улыбкой, — С удовольствием, — кивает, обматывая на шее объёмный шарф, — Я, кстати, И Руми, — протягивая руку мужчине. — Ким Намджун, — протягивая свою навстречу, отвечая взаимностью.

***

— Ты придумала, что мы ей подарим? — зажав мобильный между плечом и ухом, прикусывая щёку изнутри. — Нет ещё, а у тебя идеи есть? — Лиен прокручивает ленту в поисковике на ноутбуке. — Слушай, мне недавно подкинули проходные билеты в один элитный клуб. Мы писали статью о нём и в качестве дополнительной благодарности нам раздали билеты с открытой датой. У меня аж четыре штуки. Может, это сойдёт за вариант? — выискивая тот самый конверт с пригласительными из ящика рабочего стола. — Что за клуб? Скажи название, я поищу, — поджимая под себя ноги на диване. — Arena Club, называется он, — Джи отвечает, покручивая в руке один из билетов. Слышит в трубку щелчки клавиатуры. — Оу, это в Каннаме. И... на этих выходных там ожидается специальное шоу для дам, — читая описание в интернете, — Полагаю, это как раз то, что нужно. — листая фото клуба. — Отлично, тогда девичник у нас в кармане, — толкается языком в щёку, потряхивая пригласительным.

***

Музыка оглушает. Светомузыка бьёт по глазам, заставляя прикрывать их, оглядывая помещение из-под ресниц. Элитный клуб сегодня забит. Кажется, сердце ночного Сеула находится именно в этом месте. Сюда так просто не попасть в обычные дни, но сегодня контроль настолько серьёзен, что у девушек на входе по позвоночнику прошел неприятный холодок под взглядом охраны. Специальная программа, обещающая незабываемые ощущения, сладость всех пороков и миллион воспоминаний после. Здесь в эту ночь можно всё, если есть деньги. А они у них были. — Я до сих пор сомневаюсь, что мы правильно сделали, придя сюда... — отчаянно шепчет Нен на ухо Лиен, оглядываясь по сторонам. — У тебя сегодня девичник. Ты собиралась устроить пижамную вечеринку с дорамами? — Ким закатывает выразительно глаза, а Джи оборачивается, останавливаясь и скрещивая руки на груди. — Так. Мне достались эти проходные не за красивые глаза. Мы не имели права не увидеть то, что сегодня будет здесь! У меня в редакции даже мухи жужжали об этом клубе. Что за настроение? — окидывая взглядом подруг, уверенно разворачивается и идёт в вип-зону, где заказан их столик. — Последний мой раз в подобном месте был не так давно... И закончился он так себе... — Нен сокрушенно вздыхает, кидая не двусмысленный взгляд на Лиен с намёком, впрочем, не в силах сдержать улыбку. Воспоминания замелькали в памяти, заставляя девушку едва ли не подпрыгивать от восторга. Она, действительно, давно по-настоящему не отдыхала в клубах с подругами. Бурная молодость была уже давно за плечами, но девушка часто думала о том, что с удовольствием попробовала бы ещё раз вспомнить то, как проводила почти каждую пятницу, пока училась в университете. А последний раз, когда они с Лиен вот так решили развлечься, закончился, действительно, плохо. Юнги был в бешенстве. Они ругались тогда весь остаток ночи и не разговаривали несколько дней. И сегодня Нен была удивлена, что Мин даже не спросил, в какое именно место они пойдут. Клуб, действительно, поражает. Всё разделено на зоны, каждый стол расположен так, что невозможно услышать то, о чем говорят за соседним. И все они стоят так, что сцена, находящаяся в центре, видна каждому сидящему. — Объясните мне, почему мы пришли не к началу шоу, а почти в середине? — Лиен опускается на диванчик, отодвигая сумку в угол по столу. — Ты не помнишь правило? — Джи фыркает, поглядывая на подругу с легкой улыбкой на губах. — В смысле? — недоумевает Ким, хмурясь. — Приходить на вечеринку к началу - это почти признак дурного тона. — на автомате выдает Нен и тут же замирает, округляя глаза. Встречается со смеющимися взглядами подруг и откидывается на спинку дивана, шумно выдыхая. — Милая, послушай, — Джи откладывает меню и поворачивается к девушке, — расслабься, пожалуйста. Это твой вечер. Это твоя ночь. И сегодня любой твой каприз мы готовы исполнить. Давай мы просто создадим то, что потом будет вспоминать и стыдно, и сладко? — Вон накрывает пальцы Нен своими, чуть сжимая их. — Я бы сдалась на твоём месте. — Лиен указывает на строчку в меню официанту, давая понять, что они будут пить, — Вот эту дамочку... — показывая указательным пальцем в сторону Джи, — Я знаю всю свою жизнь. И могу сказать, что спорить с ней бесполезно. — доверительным шёпотом, округляя глаза, кивая своим же словам. Нен нервно покусывает губы, ставит телефон на беззвучный режим и осушает первый бокал, поставленный официантом перед ними. А на сцене действие закручивалось, поражая своим масштабом. Мужские тела сменяли друг друга, вводя будто в транс движениями и чёткими линиями. Это не было вульгарно. Это было сладко. Это было красиво. Это возбуждало и заставляло фантазии выходить за границы, будто поднимая все сокровенные желания. — Родная, — Лиен тянется через стол к Нен, — У нас для тебя сюрприз.... — переводит чуть затуманенный взгляд на Джи, подмигивая ей. Прокручивая мысль, которая пришла им обеим минутами ранее, и осмелела становясь реальностью, под воздействием алкоголя. — Господи! Это же не то, о чем я думаю? — девушка залпом выпивает очередной бокал, чуть морщась. Но Ким уже поднялась со своего места и не твердой походкой направляется к ведущему. Джи провожает её взглядом и смеётся. — Да, детка. Это именно то, о чём ты думаешь. — Вон видит в глазах подруги, сначала, шок, а потом восторг. Девушка даже не в силах что-то сказать в ответ. Переводит молча взгляд с Джи на Лиен, потом на сцену и обратно на ту, что сидела рядом с ней. Вон же поджимает губы в улыбке, кивая. — Уважаемые гости! Мне только что сказали, что сегодня здесь у очаровательной девушки девичник! — звучный голос ведущего оглушает. Возникшая на первых его словах тишина в зале обрывается хлопками и громкими голосами. Нен стремительно краснеет, прижимает ладони к щекам, смотря на Лиен, вернувшуюся на своё место. — Давайте поздравим Со Нен с этим важным событием в её жизни! — Ведущий поворачивается в сторону их столика. Свет падает на девушек. Джи подталкивает Нен, чтобы та поднялась. — И сделаем этот вечер самым горячим в её жизни! Муж будущий не в счёт, конечно же, — мужчина подмигивает девушке, а та широко улыбается, сцепляя пальцы в замок в районе шеи, опуская на них подбородок, — И подарок от твоих подруг и от нас... — свет из яркого превращается в тягучий красный, окрашивая всё в мутные, огненные цвета. — Приват от одних из самых лучших наших мужчин! — Нен охает, прикрывая ладонями рот, округляя глаза. Лиен протягивает ей бокал, буквально заставляя выпить его содержимое. Следом осушает свой. Их проводят в отдельную комнату. Девушки неловко мнутся на входе, вздрагивая синхронно, когда за ними закрывается дверь. Помещение окутано мягким красным приглушенным светом. Небольшой стеклянный столик, у стены широкий диван, который навевает далеко не праведные мысли. — Ой, блять, что, как девственницы, в самом деле, — первой не выдерживает Джи и падает на мягкое сиденье, блаженно растекаясь по нему. Вопросительно смотрит на подруг. — Вам отдельное приглашение нужно? — сосредоточенно открывая бутылку шампанского. Девушки опускаются рядом, подтягивая к себе бокалы с шипучей жидкостью. Холод алкоголя приятно отдаёт в кончики пальцев, вызывая волну мурашек по запястьям. — Я надеюсь, это только приват? Больше ничего? — тянет Нен, прикрывая глаза, делая глоток. — Не знаю, что в твоём вопросе больше слышится: надежда или разочарование... — Лиен играет бровями, откусывая клубнику. Джи прыскает смехом, старательно примериваясь горлышком бутылки к бокалам. От выпитого перед глазами всё подрагивает, но расплескать шампанское она не может себе позволить. Внезапно, в комнату входят трое мужчин, заставляя девушек оборвать разговор, застыв. — Пиздец... — тихий голос Нен. Тянется к бутылке, выдёргивает её из рук Джи и делает несколько жадных глотков. Мужчины, как на подбор. Брюки обтягивают крепкие бёдра. Белые рубашки без стеснения обрисовывают подтянутые тела. Осматривают девушек так, что не оставляют надежд на то, что это будет просто танец. Один подходит к планшету на стене, листает список и останавливается на одном треке. А Нен готова поклясться, что об этом она никогда не расскажет Юнги и кому-либо ещё, потому что это - слишком вкусно, несмотря на то, что они ещё даже не начали. • Jeremih ft. Lil Wayne & Natasha Mosley - All The Time • — Им можно просто стоять. Я уже теку. — Лиен шепчет, а с двух сторон слышится протяжный стон согласия подруг. Ким чувствует, как сводит бёдра, заставляя сдвинуть колени. Когда у них с Джи появилась идея с танцем для Со, они не думали ни о цене, ни о последствиях, максимально вложившись в это. Сейчас же она всерьёз задумалась о том, чем всё это может закончиться. Судя же по потемневшему взгляду Вон и по её судорожному вздоху, та прокручивает такие же мысли. Вот только обменяться мнениями у них не получается. Музыка заполняет помещение, находя отражение во всех нервных окончаниях. Вмиг становится душно. Движения мужских тел плавные, мягкие, соблазнительные. Они приковывают взгляды, заставляя забывать обо всём, сосредоточившись лишь на этом моменте. Нен с трудом сдерживается, когда мужчина оказывается совсем рядом, обжигая горячим рваным дыханием её губы. Дразнит. Распаляет. Вызывает спазмы где-то в районе паха. Желание ощутить под пальцами крепкие мышцы становится невыносимым. Ей кажется, что ещё немного и она не сможет держать себя в руках. И, будто понимая, что она на грани, он отодвигается от девушки, медленно выпуская рубашку из брюк. Пальцы бегут по пуговицам, освобождая их из петель, а у Нен плывет голова. Губы сушит, сердце грохочет в ушах, оглушая. Она переводит взгляд на подруг, но приглушенный свет не даёт возможности рассмотреть их. Мужское прикосновение к её коленям, выбивает воздух. Он медленно разводит её ноги, вставая слишком близко. Она чувствует его запах, от которого, внезапно, начинает кружиться голова. Прохладный, словно специально играющий на контрасте с танцем, музыкой и светом. Его хочется вдыхать снова и снова, хватаясь будто за соломинку в водовороте эмоций. Ладони мужчины горячие. Они обжигают сквозь ткань её брюк. Нен шумно втягивает воздух, молясь, чтобы это не заканчивалось никогда. Он приближается к ней настолько близко, что она откидывается на спинку дивана, не разрывая зрительного контакта. Мужчина нависает, упираясь руками по обе стороны от её головы. Расстегнутая рубашка скрывает его от чужих взглядов по бокам, открывая вид на крепкий подтянутый торс только ей. Нен облизывает губы, кусая нижнюю, сминает в пальцах края своего топика. Замирает, боясь моргать, когда он берёт её за руку и прижимает к своей груди, давая возможность девушке мысленно продолжить всё, что могло бы быть дальше. Она ведёт пальцами по прессу, обрисовывая контуры, почти давится стоном удовольствия. Движения его бёдер дурманят. Порывается сдвинуть ноги, но слышит тихий смешок над ухом. Мужское колено врезается между её, не давая возможности хоть немного сбить возбуждение. Легкое движение и рубашка падает к его ногам, а Нен забывает, как дышать. Она словно соткана из одного только желания, пульсирующего сейчас между ног. Всё горит огнём и сжимается, заставляя едва ли не скулить. Мужчина опускается ниже. Бёдрами ведёт по её ноге, почти прижимаясь к девушке. Она запрокидывает голову, смотря в черный омут, видя и чувствуя его возбуждение. Сталкивается на дне темноты его глаз с растерянностью, будто он сам не ожидал, что ощутит то, что не должен. Сердце бьётся о рёбра, разогревая кровь до максимальной отметки. Алкоголь туманит сознание, заглушая голос разума. Она не помнит сейчас ни о Юнги, ни о свадьбе, ни о чём другом. Есть только эта комната и тот, кто ведёт её пальцами в своей руке по его телу. У неё нет сил сопротивляться этому. Ладони потеют. Она проводит дрожащими пальцами по упругим бёдрам, чувствуя жар его тела. Облизывает губы, сталкиваясь с его улыбкой. Их лица совсем близко. Она дышит выдыхаемым им воздухом. — Нельзя... — бархат его голоса подобен разряду тока. Он проходит по позвоночнику, врезаясь в низ её живота, застывая там, подрагивая, пульсируя. Дышать становится невозможно. Ей уже всё равно, что они не одни в этой комнате. Нен заведена до предела. — Твою мать. — Резкий голос звучит откуда-то сбоку. Мужчина, нависающий над Нен, почти отлетает в сторону, а девушка наталкивается на почерневший от злости взгляд. Юнги. — Исчезните. — Пак протягивает деньги мужчинам. Голос низкий, почти рычит. Смотрит тяжелым взглядом, дожидаясь, пока те уйдут. Медленно поворачивается к девушкам, видя их затуманенные глаза. Юнги сидит на столике напротив Нен, упирается локтями в колени, сцепив пальцы в замок. Молчит. Со словно просыпается, выныривая из пучины. Смотрит на Мина испуганным взглядом, судорожно облизывая губы и поправляя топик, сбившийся в районе живота. — Я думал, что это будет просто женские попизделки, а тут почти оргия. — Голос Хосока грохочет по всему помещению, отзываясь неприятными мурашками вдоль позвоночника. — Хо, блять! Какого хрена вы здесь делаете? — Лиен часто-часто моргает, сбрасывая дурман. Хмурится, избегая встречаться взглядом с Чимином, от которого даже на расстоянии веет злостью. — Паку позвонили и сказали, что вам тут весело. — Чон подходит к Вон и поднимает ту с дивана, стиснув пальцы выше женского локтя. Девушка морщится, пытаясь освободится. Безрезультатно. — Господи... В Сеуле есть люди, которые не в курсе, что существует Пак Чимин? — Ким закатывает глаза, подтягивая к себе бутылку с шампанским. Делает глоток. И тут же возмущенно фыркает, когда её у неё отбирают. — Есть. Они знают, кто такой Мин Юнги, — Хосок наклоняется к Джи и заставляет ту притихнуть под его взглядом. Вон поджимает губы. — Ты обломал, Чон. — Джи начинает тихо, — Я сто лет не была на мужском стриптизе. Ничего же не случилось, что за припадки ревности? — ведёт рукой, пытаясь незаметно освободиться из стальной хватки Хосока. Тот расстреливает её взглядом, наклоняясь ниже. — Вы были готовы трахнуться с ними. Что было бы, если бы не пришли? — Чимин растягивает слова, опускаясь на корточки перед Лиен. Та отводит взгляд. — Этого бы не произошло... — еле слышно отвечает на вопрос Пака Нен, рассыпаясь под взглядом Юнги. Он почти не моргает. Ничего не говорит. Просто смотрит. А у девушки сводит горло от ужаса. — Может, нам Хосок станцует тогда? — неожиданное предложение вынуждает всех обратить внимание на Ким. Та сидит на диване, жуя клубнику, пожимает плечами. – Что? Я видела, как Чон танцует. Оргазм в чистом виде, девочки. — Пак сатанеет, играет желваками. Хосок округляет глаза, косясь на Чимина. Юнги поднимается со столика и тянет с дивана Нен, крепко сжимая ту за локоть. — Кстати. — Джи цокает языком. — Точно. Я помню твой рассказ, Ким. И хочу увидеть стриптиз в исполнении Хосока. Ты танцевал всем, кроме меня. Не находишь в этом несправедливость? — Набрасывается на Чона, а тот только скрипит зубами. — У меня даже фотки есть, — Лиен продолжает как ни в чём не бывало и тут же осекается. Чимин молниеносным движением заставляет её посмотреть на него, сжимая в пальцах девичий подбородок. — Может, ты ещё расскажешь, что было после этих фотографий? В подробностях. Я мечтаю услышать о происхождении тех твоих синяков. — цедит сквозь зубы. Лиен замолкает, нервно сглотнув. Понимает, что перешла грань. — Домой. Всё. Больше никаких стриптизов в вашей жизни не будет. В твоей - особенно. Почему я вечно выслушиваю в трубке о том, что ты опять в окружении полуголых мужиков? Меня это заебало уже. Не знаешь, где тормоза, я тебе напомню. — голос Юнги низкий, вкрадчивый. Прожигает взглядом в будущей жене дыры. Нен кусает внутреннюю сторону щеки. Он тянет её за собой к выходу, девушка кривится от боли в руке. Пытается освободиться, но мужские пальцы сжимают сильнее. Спотыкается на каждом шагу, едва поспевая за ним. Голова плывёт от выпитого, картинка раскачивается. А губы трогает едва заметная улыбка. Девичник удался, хоть и был остановлен. И этого мужчину, что сейчас кипит от злости и ревности, она любит до потери пульса. Вот такого... Резкого, грубого. Настоящего. И пусть ей потом придётся долго извиняться и доказывать, что он - единственный мужчина в её жизни до гробовой доски, но она именно с ним счастлива. — Чимин... — Лиен тормозит, тянет на себя Пака, заставляя его остановиться. Тот смотрит на неё сверху вниз, выгнув вопросительно бровь. Злится. — Прости... Я не подумала... — Меня затрахала тема твоего секса с Хосоком, — удерживая себя в руках из последних сил, признается ей, — Я ревную. Неужели это так сложно понять? Я ревновал в студии тогда. Я ревновал, когда стоял у твоего дома, когда вы трахались. Я ревную каждый раз, когда он прикасается к тебе. Ревную. Понимаешь? — Он стоит каменным изваянием, смотрит тяжело. А Лиен, вдруг, улыбается. — Ты был у моего дома в ту ночь? Серьёзно? — она не может скрыть удивления и счастливой улыбки. — Домой пошли. Извиняться будешь. — Чимин тянет девушку по коридору, заставляя ту перейти почти на бег. — Чимин, ты серьёзно? А зачем ты поехал? — Лиен никак не может поверить в то, что услышала. — Дебил потому что. Вот и поехал. — Пак не рад, что признался ей. Ким же крепче сжимает его руку, улыбаясь ему в спину и зная, что больше тему той фотосессии она никогда не поднимет. — Я могу извиниться... Глубоко... — тихо тянет за его спиной. Пак едва заметно вздрагивает, кусая щёку изнутри. Переплетает свои пальцы с её, чувствуя, какой горячей становится её ладонь. — Я серьёзно. Почему ты никогда не танцевал для меня? — Джи нарушает тишину между ними, забираясь в машину. — Я не хочу это обсуждать. — Чон не смотрит на Вон, поворачивая ключ в замке зажигания. — А я хочу. Хочу увидеть, как ты танцуешь. Только для меня. Господи, мы с тобой столько времени вместе, но я только могу догадываться, как ты двигаешься. — Ворчит, пристегиваясь и открывая окно. — Джи... — Хосок поворачивается к девушке. Опирается локтем о подлокотник между их сиденьями. Вон скользит взглядом по вороту его рубашки. Сглатывает. — Что? — шёпотом. Ведёт глазами по вырезу на его груди. Подаётся чуть вперёд, выдерживая внимательный взгляд Чона. — Если ты так хочешь, чтобы я станцевал только для тебя... — понижая голос, приближается к девушке, — То тебе достаточно было просто сказать об этом... — обжигает горячим дыханием губы, — А не течь от полуголых мужиков. — оставляет минимальное расстояние между их лицами. — Я хочу, чтобы ты танцевал всегда только для меня... — неожиданно признается ему. Поднимает руку и касается кончиками пальцев его подбородка. Ведёт, рисуя контур, — Всегда. И ни для кого больше... — шепчет, переводя взгляд с его глаз на губы. Облизывается, задевая мужские кончиком языка. Хосок молчит, слушая, её сбивающееся дыхание. — Это тебя так возбудил чужой стриптиз? — усмешка. — Это меня так возбуждаешь ты. —парирует. — Мокрая? — всё тот же тяжелый взгляд. — Давно. — снова облизывается. — Ты разозлила. — прищуривается, не меняя положения тела. — Накажи. — смотрит нагло, вызывающе. Хосок смотрит с прищуром. Медлит. Усмехается и выпрямляется, кладя руки на руль. Джи удивленно выгибает бровь. — Поговорим завтра. — он отрезает, выжимая педаль газа и выкручивая руль. Пальцы мягко скользят по кожаной оплетке. А Вон тихо вздыхает. Чон никогда не идёт в разрез своим принципам.

***

Дом встречает тишиной. Они не включают свет в прихожей. Только лишь тусклая подсветка лениво лижет очертания их теней. Молчат. Тяжелая мужская поступь. Легкий, почти неслышный женский шаг. Шорох одежды. Скрип лестницы. Резные деревянные перила отдают теплотой. Она толкает неслышно дверь спальни. Прислоняется спиной к прохладной стене, прикрывая глаза. Дурман алкогольный отступил, но губы всё также сушит. Чувствует, как мужчина проходит мимо, оставляя после себя легкий шлейф парфюма. Её любимого. Не глядя, знает, каждый его шаг, угадывает каждое движение. Он злится. Это ощущается в воздухе. Оказывается, тишину можно потрогать. Она покалывает на кончиках пальцев, заставляя её сжимать их в кулаки. Руки подрагивают. Затылком вжимается в стену сильнее, зажмуриваясь до ярких вспышек перед глазами. В темноте ощущения острее. Ярче. Снимает туфли. Босиком ступает по мягкому ковру, наслаждаясь нежностью. Он сидит на кровати. Расстегивает ремешок часов, чтобы положить их на прикроватную тумбочку. Она медлит. Боится. Но остановиться не может. Ладони опускает на мужские плечи. С тихим вздохом давит на него, садясь верхом на его колени. Пальцами пробегает к шее. Выше. Поднимает его голову, даже в темноте видя его глаза. От тяжести взгляда явно ощущает, как начинает тянуть внизу живота. Это не то возбуждение, которое было в клубе. Это другое. Тягучее, горячее. Оно обволакивает, искрами поднимаясь по позвоночнику, путаясь в волосах. Он не прикасается к ней. Сидит, опираясь ладонями о кровать. Не шевелится даже, когда девичьи пальцы медленно скользят по вороту рубашки, освобождая пуговицы из петель. Медленно распахивают края, оголяя крепкую грудь. Ладонями ведёт по горячей коже, слушая, как ускоряет бег сердце. Самой становится тяжелее дышать. Воздух вокруг будто сжимается, заставляя гореть лёгкие. Каждый вздох даётся с трудом. Выдох обжигает губы. Мужская ладонь останавливает движение её рук. Сжимает хрупкие пальцы до боли. Она морщится, кусая внутреннюю сторону щеки, проглатывая вскрик. — Спать ложись. — голос сипит. Говорит шёпотом. А у неё всё раскаляется внутри от желания. Дрожит, вибрируя, натягивая. Он чувствует её дрожь. Знает, что это не результат выпитого. Она всегда его заводила. Одним взглядом, одним вздохом. Заставляя его сжимать зубы до боли, давиться воздухом. Каждый день. Каждую минуту. Он хотел обладать ею. Полностью. Он хотел быть в её мыслях, в её сердце, в ней. И с каждым днём, даже спустя столько лет, это желание только крепло. И сдержаться сейчас слишком сложно. Её запах кружит голову так же, как тогда, когда он впервые зажал её у бара. Её прикосновения распаляют кожу, оставляя после себя следы, как от ожогов. Её сбивающееся дыхание вынуждает думать только о том, насколько она горячая. — Юнги... — Нен склоняется к его губам. Нежно касается в невесомом поцелуе кончика его носа, а у него дрожат колени. — Я люблю тебя. — беззвучно, но он понимает. Понимает и дуреет от этого, чувствуя каждой клеткой своего организма, что это правда. Резко сжимает тонкую талию, переворачивается, подминая девушку под себя. Нависает над ней, смотря в глаза. Опаляет горячим рваным дыханием губы. — Ты больше никогда не прикоснешься к другому. — ставит точку. Прижимает её бёдра к кровати своими. А она облизывает губы, резко выдохнув. Перехватывает женские запястья, заводя их ей за голову. Раздвигает коленом ноги, толкается бёдрами. Прижимается ещё плотнее. Свободной рукой ведёт по шее вниз к топику. Треск разрываемой ткани нарушает тишину спальни. Смотрит ей в глаза, сжимая сильно грудь и выбивая первый, едва слышный, стон. Нен тянется за поцелуем, но Мин уворачивается, опускаясь губами к острым ключицам. Целует мокро, горячо. Кусает, втягивая кожу, заставляя охнуть. Оставляя краснеющий след после. Ладонью вниз по животу, игнорируя молнию её брюк, давит ладонью между её ног, нажимая пальцами. Ведёт языком по шее, захватывая мочку уха и играя языком с сережкой. Слышит протяжной стон, чувствуя, как она под ним трётся бёдрами о его руку. — Ты только моя. — на ухо рыком, сгорая от неистового желания. Оно подобно лаве сжигает всё внутри, накрывая с головой. Поднимает руку, рисует контур её лица. Большим пальцем по губам. Нажимает, проникая ей в рот. Видит, как закатываются её глаза. Она вбирает в себя его, обводит языком, всасывая. Прикусывает, тут же зализывая. Юнги замирает, не в силах оторваться от лица Нен. Стискивает зубы до скрежета, когда она открывает глаза, опаляя желанием. Смотрит на него, не моргая, продолжая посасывать его палец, зная, что ему нравится. Мин толкается бёдрами, проезжаясь по её паху, выбивая новый стон, от которого становится невыносимо жарко. Мгновение и его губы врезаются в её в голодном поцелуе. Глубоко. Мокро. Развязно. Не давая возможности им обоим дышать. Наваливаясь на женское тело сильнее, заставляя глухо застонать ему в рот. Нен сжимает его ногами, снова и снова двигая бёдрами, умоляя. Выгибается, прижимаясь оголенной грудью к Юнги, стонет громче. А он соловеет от удовольствия. Втягивает в себя её язык, посасывая, отпуская её руки, чтобы занять свои её грудью. Сжимает до красных пятен на бледной коже, играет с сосками, не разрывая поцелуя, глотая её стоны. Ладонью вниз, под поясницу, прижимая плотнее к себе. Двигает бёдрами, имитируя. Распаляя их обоих сильнее. Девушка почти хнычет, извиваясь под Юнги. Мужчина приподнимается на руках, тяжело дышит, пытаясь поймать реальность. — Перевернись. — хрипит, а Нен беспрекословно выполняет, переворачиваясь на живот. Мин убирает длинные волосы, открывая нежное плечо и шею. Целует, ведёт языком, оставляя мокрые дорожки. Прикусывает кожу, заставляя вздрогнуть от боли. Словно оставляет свои метки на ней. Нен приподнимает бёдра, врезаясь в его пах и выбивая воздух из его лёгких. Слышит мужской хрип над ухом. Упирается лбом в кровать, зажмуриваясь. Губами находит его руку, чтобы тут же втянуть его палец в рот. Мин задыхается от движений её языка, чувствуя, что сдерживаться становится всё сложнее. Резко отстраняется, чтобы нащупать молнию её брюк, сдернуть их вместе с бельём. Ведёт горячими ладонями по ягодицам, сжимая. Звук хлесткого удара разрезает комнату. Нен вскрикивает, ощущая, как загорелась кожа. Кусает губы. Больно. Юнги целует поясницу слишком нежно. Перебирает губами позвонки вверх, замирая между лопатками. Прижимается к обнаженным ягодицам пахом, трётся грубой тканью джинсов, срывая всхлип с девичьих губ. Ласкает руками нежное тело, словно специально не касаясь самых откровенных мест. Избегая грудь. Нен скулит, ведёт бёдрами. Новый удар. А с её губ с шипением срывается горячий воздух. Зажмуривается, переводя дыхание.   — Попроси..., — шёпот на ухо. Поцелуи в шею нежные, совершенно не похожие на хлесткие удары ладоней. Кожа на ягодицах горит огнём. В паху всё гудит. Нен вздрагивает, когда мужские пальцы входят в неё без предупреждения. — Ты насквозь мокрая... Это тебя так завел тот парень или ты потекла от шлепков? — Мин хрипит ей в шею, кусая ощутимо кожу. — Юнги, пожалуйста..., — изгибаясь под ним, сминает в пальцах простынь. — Что? Что ты хочешь? — входит, резко, уже тремя пальцами, чувствуя её влагу. — Тебя..., — Нен пытается раздвинуть ноги шире, прогнувшись в пояснице, но Мин удерживает её, не давая возможности двигаться. — Не расслышал. Что ты хочешь? — двигает пальцами внутри неё, растягивая. Тут же толкается, делая несколько резких движений. Девушка стонет громче, поднимая выше бёдра. — Я хочу тебя. Пожалуйста, — почти плачет, захлебываясь от желания. Уши закладывает, тело не слушается. Она уже не контролирует себя. Готова кошкой тереться об него, умоляя, чтобы взял. Слышит смешок на ухо, чувствует, как Юнги отстраняется, не убирая из неё пальцев. Звук расстегивающейся молнии. Нен задерживает дыхание, до крови кусая губы. Мужчина ведёт языком по ягодицам, покрывая их легкими поцелуями. Прокручивает пальцы внутри неё, раздвигая ей ноги шире. Подаётся вперёд, резко вытаскивая руку и прижимая пальцы к её губам. Со с готовностью открывает рот, слизывая собственный вкус с них. И срывается на крик, когда он входит одним сильным рывком, заполняя её. Не даёт возможности перевести дыхание, переходя сразу на быстрый темп. Двигается глубоко, сильно, обрушивая на девушку всё своё желание, злость за сегодняшний вечер. Нажимает рукой на поясницу. — Прогнись сильнее, — рычит, напирая всё сильнее. Нен скулит под ним, захлебываясь от удовольствия. Он берёт её сильно, не спрашивая, давая понять, кому именно она принадлежит. Вдалбливает в кровать, хрипя на ухо, растворяясь в ней без остатка, с наслаждением вбирая её стоны удовольствия. Запускает пальцы в тёмные мягкие волосы, сжимая их и поворачивая голову. Целует. Облизывает её губы, перехватывая громкие стоны. Чувствует, как она сжимает его внутри. Рычит. Звонко проходится ладонью по ягодице. Соскальзывает пальцами ей между ног, ведёт по клитору, надавливая. Наваливается на спину Нен, прижимая к кровати. Внутри неё жарко, тесно, хорошо. Настолько хорошо, что это сносит голову. Женское тело отзывается на каждое его прикосновение, Юнги понимает, что она близка к разрядке. Двигается медленнее, рвано. Входя до упора. Пальцами продолжает ласкать клитор, сильнее надавливая на чувствительное место. Нен глушит крик в кровати, срываясь на всхлипы. Содрогается всем телом, кончая. А Юнги не останавливается, продолжая двигаться в ней. Сжимает девушку в руках, почти по-животному рыча ей на ухо. Со же кажется, что она отключается. Тело покалывает, сводит будто судорогой. Слышит, словно со стороны глухой мужской стон. Он успевает выйти в самое последнее мгновение, пачкая её поясницу. Юнги падает рядом, тут же прижимая Нен к себе. Оба молчат, пытаясь привести в порядок дыхание. В комнате душно, жарко, а Со дрожит в мужских руках. Чувствует, как Мин убирает влажные волосы с её спины и плеч, прижимает к себе. Девушка прикрывает глаза, делая глубокий вдох и слыша, как бьётся его сердце. Берёт мужскую руку и нежно касается губами ладони. Юнги медленно встаёт и тянет на себя Нен, на руках унося в ванную. — В клуб ты всё равно больше никогда не пойдешь..., — шепчет куда-то в висок Нен, а она только тихо смеётся ему в шею, легонько прикусывая кожу. Свет они в доме в ту ночь так и не включили.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты