Здесь останется шрам/Gonna Leave a Scar

Джен
Перевод
G
Завершён
25
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/17076092/chapters/40155170
Размер:
131 страница, 17 частей
Описание:
Михаил возвращает себе Дина в Канзас-сити, и команда Свободной воли 2.0 остается не в лучшей своей форме. Не важно, что их единственное оружие и шанс победить Михаила разломано на две части – семью не бросают. Сэм погружается глубоко в разум Дина, потому что пока он жив, он не позволит Дину пропасть. Даже если это означает встречу с Михаилом на его собственной территории.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
25 Нравится 99 Отзывы 12 В сборник Скачать

2

Настройки текста
Сэм так крепко сжимает руль, что уже не чувствует пальцев. Его взгляд устремлен на дорогу. Его взгляд решительно устремлен на все что угодно, кроме зеркала заднего вида или всего, что даст ему возможность хоть мельком взглянуть на заднее сиденье Импалы. Он чувствует, как глаза сверлят его затылок, словно две пули. Его взгляд устремлен на дорогу. На этот раз он будет стараться быть милым и тихим для разнообразия. И он старается. Он просто уходит в себя. Сэм жмет на педаль газа, и стрелка спидометра – а он всегда был довольно неточным – опасно близится к красной отметке. В машине тихо, если не считать рева мотора. Сэм так сосредоточен на дороге, на чем угодно, только не на заднем сиденье, что почти не помнит, что Джек и Кас в машине вместе с ним, что он не один в этом кошмаре. До Лебанона четыре часа езды. Сэму хватит и трех.

***

Здесь останется шрам. Он все время возвращается в Хитоми Плаза. Он моргает, глядя на дорогу, но возвращается в офис отеля. Он снова видит, как напряглась спина брата, видит копье, приставленное к горлу Михаила. Видит Михаила и Дина – как классическую греческую скульптуру, пронзительный момент, застывший в мраморе и во времени. В спине брата Сэм видит победу. Он видит месть. Потом он перестает видеть Дина совсем. Но он все время возвращается в Хитоми Плаза.

***

– Теперь у меня есть целая армия. Она ждет. Готова к моим приказам. Готова, – и Михаил поднимает руку, – к этому. Последовавший щелчок пальцев эхом отдается в комнате, отражаясь от черепа Сэма. Сэм моргает, его сердце колотится, и время, должно быть, ускользнуло от него. Он, наверное, моргнул и потерялся во времени, потому что Дин одет… Михаил одет в Дина и Михаил одет… в костюм? – Так-то лучше, – говорит Михаил и проводит рукой по волосам, теперь разделенным пробором. Он одергивает манжеты рубашки, поправляя их по своему вкусу. – Я надеялся, что в мое отсутствие у Дина разовьется чувство стиля, но вы же знаете поговорку… старые собаки… новые трюки… Он слегка похлопывает себя по груди и разглаживает несуществующие морщины: – Классика. И следующее за этим подмигивание почти невыносимо. Михаил поворачивается к окну, смотрит на горизонт Канзас-Сити, города, готового сверхъестественно взорваться, как только Михаил закончит свой монолог. – Чего ты ждешь? – с горечью спрашивает Сэм. – Не волнуйся, Сэм – весело отзывается Михаил, – я просто проверяю, все ли в порядке. В конце концов, – и он снова поворачивается к Сэму, улыбаясь своей улыбкой с плотно сжатыми губами и поднимает руку, чтобы постучать себя по виску, – так хорошо вернуться домой к праздникам. А теперь давайте посмотрим, что еще я пропустил за это время... Михаил резко останавливается, и его брови хмурятся над прищуренными зелеными глазами. Он поднимает взгляд к потолку, и Сэм с ужасом понимает, что Михаил получил доступ к воспоминаниям Дина, заполняя все пробелы с тех пор, как он был на борту в последний раз. А это значит, что он знает... – Ты ... – Михаил не успевает закончить предложение, но Кас уже начал действовать. Кастиэль, возможно, уже не тот ангел, которого они встретили десять лет назад, и он точно не на одном уровне с архангелом. На самом деле, теперь он не так уж и много может. Но он никогда не медлил и никогда не колебался. Копье Кайи было для них и планом А и планом Б после того, как Михаил растопил яйцо Кетча в ухоженном кулаке. Без копья у них не было ни единого шанса победить Михаила. Но когда все шансы складываются против них, Винчестеры удваивают ставки. Глаза Михаила вспыхивают яростным синим светом, и он спотыкается, ловя и удерживая себя за спинку стула. Кас бросается к нему, а Михаил слишком медлителен в своем ослабленном состоянии, чтобы должным образом защитить себя. Кас врезается в архангела, и они больно бьются о стекло, которое вмиг покрывается паутиной трещин, и в какой-то страшный момент Сэму кажется, что они вот-вот сорвутся вниз. – Джек, быстро, где у тебя... – начинает Сэм, но Джек уже вытащил из куртки наручники с енохианской гравировкой, сунул их Сэму, и теперь спешит на помощь Касу. Михаил был успешно ослаблен, но он все еще находится на совершенно другом игровом поле, чем Кас. Он уже схватил Каса за шею и швырнул его к ближайшей стене. Его глаза снова вспыхивают синим, но дрожащим и болезненным взглядом, а зубы стиснуты в гневной гримасе. Джек бросается на него всем своим весом, но Михаил сильнее, он легко отталкивает Джека в сторону. Кас медленно приходит в себя и успевает встать на ноги, прежде чем Михаил поворачивается к нему и поднимает руку ладонью к ангелу. Лицо Каса – это буйство эмоций, и Сэм знает, что Кас ищет на лице Михаила любые следы Дина. Сэм делает шаг в сторону, не сводя взгляда со спины Михаила, и пересекает комнату тремя большими шагами. – Джек, давай! – кричит он, и Михаил поворачивается к безоружному Джеку. Сэм пользуется получившимся обманным маневром – классический прием Дина – и скручивает протянутую руку Михаила, быстро защелкнув на ней наручники. Михаил оборачивается к Сэму, но уже слишком поздно. Кас мчится вперед, чтобы помочь Сэму удержать Михаила, и сочетанием его ослабленного состояния, внезапной атаки и ангельской силы Каса (такой, какая уж есть) им удается вставить второе запястье Михаила в другую манжету. Прошло менее 10 минут с тех пор, как Михаил забрал Дина, и Сэму удалось сделать то, что он не мог сделать в течение месяца после церкви – они захватили Михаила. У него есть Михаил. Михаил же, со своей стороны, кажется, буквально тонет в своем внезапном гневе и выглядит просто растерянным. Кас, Джек и Сэм тяжело дышат и делают осторожный шаг назад от архангела, каждый ожидая, что он испепелит наручники и убьет их одним движением пальцев. Вместо этого Михаил бросает взгляд на наручники и деловито ухмыляется. – Очаровательно. Запасной план, – он наклоняет голову набок и причмокивает губами, словно пробуя что-то на вкус. – И... о, укол священного масла. Как умно. Дай мне минутку... а, понятно. Ты тоже, Сэм? Ты думаешь, я прыгну в сосуд моего брата? Это какая-то самонадеянность, парень, разве ты не знаешь, что мы не любим делиться? Сэм игнорирует Михаила и изучает его лицо. Он ищет что угодно, любой намек на своего брата. На этот раз он постарается быть милым и тихим для разнообразия. – Дин, ты здесь? – в его голосе слышится такое отчаяние, что Сэм не может поверить, что слова не прилипают к его губам, как арахисовое масло. Так оно и есть. Лицо Михаила теряет всякий намек на юмор, как будто он делает серьезное и искреннее усилие, чтобы сыграть роль для Сэма. – Дина сейчас нет дома. Пожалуйста, оставьте сообщение. Дина нет.

***

Если Сэм и переживал, как они доставят Михаила из офиса в Импалу, то его опасения были совершенно напрасны. Михаил спокойно идет с ними от офиса до Импалы, как будто сопровождает их до машины, как камердинер. – Каков наш следующий шаг, джентльмены? – интересуется он с заднего сиденья, когда все усаживаются на свои места. Сэм выруливает из гаража и плавно вливается в поток машин. Он с тревогой смотрит на пленника в зеркало заднего вида. Михаил, кажется, чувствует себя комфортно, его рука слегка опирается на дверь. – Думаю, у тебя есть несколько часов, пока твоя самодельная смесь не выветрится и я не смогу делать все, что захочу. У меня есть график, который нужно соблюдать. Я просто хочу знать, каков здесь конец игры. Тот, где я не разлагаю тебя на атомы. – А почему ты думаешь, что мы не введем тебе снова святое масло? – огрызается Джек. Он сидит прямо перед Михаилом, и ему приходится неловко развернуться на сиденье, чтобы взглянуть своими голубыми глазами на архангела. Михаил просто дружелюбно улыбается. – Это не сработает, – вынужден объяснить Кас. Он бросает на Михаила смущенный взгляд, как будто ему неприятно признавать вслух недостаток плана. – Мы смогли ослабить Михаила только потому, что Сэм и Дин сделали себе инъекцию в качестве превентивной меры против одержимости. Но мы не сможем ввести ему святое масло теперь, когда он занимает тело Дина. Михаил усмехается и смотрит в окно. – Как будто немного масла может помешать архангелу вернуть свой меч. Сэм закусывает губу. – Это ослабило тебя до такой степени, что ты не смог избежать плена, – отзывается Кас, и только те, кто хорошо его знают, могут заметить непривычно яркую грубость в его голосе. – Положить яд в стакан и позволить человеку самому приготовить напиток. Умно, – усмехается Михаил, – и идея Дина тоже. Настроение Сэма ухудшается с каждой секундой, с каждым словом, слетающим с губ Михаила – его брата. Он помнил, как возник слабый проблеск надежды, когда наручники защелкнулись. У них был он, у них был Михаил. Но это было все равно, что иметь в своем распоряжении сейф без ключа. Конечно, у них был Михаил. Но это не означало, что у них был Дин. – Ну, – говорит Михаил и откидывает голову на спинку сиденья. Он встречается взглядом с Сэмом в зеркале заднего вида. – Давай посмотрим, что задумал старший брат Дин.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты