Золотая ленточка

Гет
NC-17
Завершён
164
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Рождество — это слегка не моя мифология, золотко.
Посвящение:
Искателям новогоднего настроения♥️
Примечания автора:
Рыжие мужчины всегда были моей слабостью.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
164 Нравится 17 Отзывы 21 В сборник Скачать

Золотая ленточка

Настройки текста
      Девушка дрожащими руками подносила зажженную спичку к декоративным свечам, которыми уставила всю свою небольшую квартирку на окраине города. — Чем я занимаюсь? — горько усмехнулась Лив, встряхивая руку и заставляя огонёк потухнуть. «Благосклонность этот Бог проявляет к людям, которые часто зажигают в своем доме красивые свечи», — гласил один из множества сайтов, которые успела проштудировать девушка и помимо которых она успела прочесть образовательные энциклопедии. Скандинавская мифология стала для неё второй жизнью. Закрывая глаза, она порой видела себя на зеленеющих равнинах Альвхейма и пустынных лавовых склонах Муспелльхейма. Снова и снова она возвращалась туда, но только лишь в мыслях. Лив сжала в руках небольшую золотистую коробку, вокруг которой обвилась и сплеталась в аккуратный бант изящная ленточка, повторяющая блестящий перелив цветов коробки. Она положила её под ёлку. Единственный там подарок, который ожидал своего получателя уже не первое Рождество. Она налила в один бокал вино, в другой тонкой янтарной струйкой лился мёд. Старые напольные часы, которые она выбила в антикварном магазине, сделали первый предупредительный удар, означающий, что у неё осталось всего одиннадцать таких же коротких мгновений, чтобы загадать желание. Оно не менялось столько, сколько золотистая коробочка оставалась в укромном месте, выползая на волю только в канун рождества. — Пожалуйста, — прошептала Лив, сидя на коленях у мерцающей ёлки и до боли зажмурив глаза, которые будет готова с надеждой распахнуть лишь на двенадцатый удар. — Пожалуйста, это единственное, чего я прошу. Второй, третий, четвёртый, пятый... Одиннадцатый. Она едва ли не дрожала, повторяя в голове своё четкое желание. Двенадцатый. Её глаза раскрылись медленно, но зато быстро наполнились слезами. — Бог коварства и обмана, — промолвила она, оглядывая неизменно пустую квартиру. — Чего я ждала? Чего я жду который год?! Лив с отчаянной яростью в сердце утёрла ненавистные слёзы и сделала глоток красного вина. Горькое. Даже вино будто бы насмехалось над её детской наивностью, с которой малыши верят в то, что смогут поймать Санту. Она от них не отставала. Кто-то раньше пытался поймать Бога? Быстро девушка задула все свечи, которых было несколько десятков, ведь каждое Рождество она покупала новые, убежденная, что, возможно, недостаточно старается, делает что-то не так. Но пятое Рождество подряд... Это последняя капля. Лив швырнула золотистый подарок на прикроватную тумбочку. В сумраке от сияния последней свечи и гирлянды на праздничной елке в углу комнаты она села на кровать. Короткое дуновение её дыхания и свеча потухла. Нет, она должна была потухнуть. Но пламя даже не дернулось. Девушка нахмурилась и дунула снова, и снова. Ничего не изменилось. — Рождество — это слегка не моя мифология, золотко. Весь воздух вокруг неё стал таким густым, что Лив не могла вздохнуть. Когда хотела ответить, губы дрожали, не давая на твёрдый тон ни одного шанса. — Я смотрю ты и без меня красишь деревья, — со слышимой ухмылкой на губах проговорил мужской голос. Она закрыла глаза и стала убеждать себя, что это иллюзия, что такого не бывает. Где были эти убеждения эти пять лет? Когда она, подобно душевнобольной, выжидала его появления за каждым поворотом, верила в неизвестно откуда взявшуюся мысль о рождественском чуде, в конце концов. — Молчишь как под слоем лавы, Одина ради. Она подняла глаза на источник звуков. Медленно, всё ещё не веря и мысленно насмехаясь над собой. — Ты... — единственное, что она смогла выдавить, глядя на его уверенную ухмылку и огненно-рыжую шевелюру. Ни капли не изменился, всё тот же Локи — Бог коварства, обмана и хитрости. — Я, — протянул он и насмешливо улыбнулся. — Думаю, я заслужил поцелуй от Валькирии в качестве приветствия. Темное помещение могло осветиться искрами, если бы её ладонь была стальным мечом, а его лицо — раскалённой наковальней в кузнице Лиод. — От валькирии — может быть, но от меня ты заслужил только это, — процедила Лив. — Золотко... — обидчиво проверещал Локи, прикасаясь к щеке. — Не рада мне? — Спустя столько времени?! — О, да ладно, прошло-то всего... — он запнулся, задумавшись на мгновенье. — Пять лет, Локи, — проговорила Лив. — Я не бессмертная! — Очевидно, что так, — с ухмылкой согласился мужчина. — Но единственная смертная, которая имела честь целовать Бога. Она сжала кулаки. — Был бы у меня меч, я бы на куски тебя порезала и сделала праздничное канапе. — Вкус был бы неземной, — отшучивался Локи, но в глазах его поселилась тревога. Он всё пытался понять, как много могут значить столько лет для смертных. — Я думала, ты обманул и бросил меня. — Как мог я обмануть такое золотце, как ты, — он подался вперёд, ближе к её лицу, губам. Румянец коснулся её щёк, подчеркиваемый светом пламени свечи и разноцветной, медленно переливающейся гирлянды. — Всё такая же смелая в бою, но робкая в сумраке, — довольно заметил Бог. Она сглотнула, часто вдыхая с самого появления гостя густой воздух. Он коснулся носом её уха. — Ты же нашла и сберегла то, что я просил тебя? — сладко прошептал Локи. Она кивнула, боясь раскрыть рот лишний раз, боясь звуков, которые может издать. — Всегда знал, что ты не просто девушка, а золото, — пролепетал он и накрыл её губы своими. Податливая, Лив следовала за его нахальными немыми указаниями. Она замерла лишь тогда, когда его шаловливые пальцы намеревались проникнуть под её пижамные штаны. — Боишься, валькирия? — с улыбкой пролепетал он. — Я не... — она прервалась собственным жалобным стоном, — не... валькирия. Она лежала на его груди, перебирая рыжие пряди. Внутри ощущалась приятная, ласкающая душу усталость. — Пять лет — это долго, — наконец, проговорил мужчина. — Не думал, что скажу, но я соскучился, золотко. Она смотрела на него со всей нежностью, по-детски горящими глазами. Он был её рождественским чудом и только сейчас она поняла, что такой подарок она готова была прождать эти годы. — У меня есть подарок, — произнесла Лив и потянулась к тумбочке. — Рождество — это не мой профиль, золотко, — напомнил Локи, скептически глядя на коробочку, которую она протянула ему. Он потянул за золотистую ленточку, которая упала на одеяло. Девушка открыла коробку, и на его лице расползлась довольная ухмылка. Ключ на дне коробки слегка светился голубоватым оттенком, отражаясь в его восхищенных глазах, которые он перевёл на девушку. Локи потянулся к её лицу и, оставив поцелуй на губах смущенной девушки, мягко провёл у неё пальцами за ухом. — Примешь подарок и от меня? — вполголоса, хитро спросил Локи. — Но Рождество не твой... — она умолкла от прикосновения его губ в уголке её рта. Он протянул ей маленькое украшение, которое блестело в той же руке, которой он коснулся её за ухом. Словно фокусник монетку, он протягивал ей знакомое кольцо, золотой ленточкой готовое обвить её палец. Кольцо, способное удерживать её душу в теле вдали от Мирграда, мира смертных. — Не желаешь вернуться, золотко? — с родной ей ухмылкой спросил Локи, будто бы предлагал какую-то очередную пакость, а не желанной каждой частичкой тела, не загадываемое ей из года в год путешествие. Её рождественское чудо отыскало её, стоило просто не переставать верить.
Примечания:
I’ll be home for Christmas — Michael Bublé

Надеюсь, я сумела подарить вам капельку ощущения приближающегося праздника.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб романтики: Путь Валькирии"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты