А эльфы чувствуют холод?

Слэш
R
Завершён
50
автор
Размер:
13 страниц, 3 части
Описание:
"Ты был для меня снегом, зимой, волшебством. Жаль, что я так это ненавидел".
Посвящение:
Посвящаю фф своему новогоднему настроению, которое умерло, как и мои навыки в написании флаффа без стекла.
Примечания автора:
ВНИМАНИЕ!!!!
В работе нет АБЬЮЗА!!! НАСИЛИЯ!!! ИЛИ РОМАНТИЗАЦИИ!!!!
Описание - лишь описание некоторых черт характеров персонажей.

Надеюсь, Вам понравится моя работа, и Вы оставите отзыв. Приятного прочтения ~.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
50 Нравится 8 Отзывы 10 В сборник Скачать

Чуда не существует

Настройки текста
      Холодная зимняя вьюга, странствующая по всему мира, хотела, казалось бы, попасть в дом каждому жителю, представившись гостьей. Но не настолько наивные люди лишь ещё плотнее закрывали входные двери, обклеивали окна и не высовывались лишний раз на улицу, чтобы не повстречаться с этой незнакомкой. Зима в этом году и правда была довольно суровой для этой страны, да и для мира в целом. А всему виной глобальное потепление — страны, в которых изначально зимой была тёплая погода, сейчас переживали страшнейшие заморозки. Но, как говорится, человечеству всё нипочём. Люди лишь наденут куртки потеплее или вовсе будут сидеть дома. Ох, если бы всё было так просто! Если бы люди могли бы оставаться дома тогда, когда им некомфортно! Ведь тогда… Тогда был бы хаос, катастрофа, геноцид, анархия. Какие ещё громкие слова подойдут для этого происшествия? Анти-утопия. Изначально их настигнет волна Надежды, ибо ещё в раннем детстве они и мечтать о таком не могли! А затем люди потонут в вязком и мерзком чувстве Отчаяния. Экономика спадёт, будет ещё больше войн, мировое голодание, и вследствие всего этого вновь глобальное потепление, которое принесёт в мир ещё больше Безнадёги. Воистину ужасно. Воистину катастрофично.       Мороз, что оковывал улицы, дома, этой бодрящей дух (даже если вы мертвы, ваш дух от такого холода сразу пробудится) ночью выводил на окнах красивые узоры всевозможной живности: от белочек, сидящих на веточке, до цветущего папоротника, что являлось настоящим чудом. Для детей подобные рисунки природы покажутся настоящим волшебством. Но лишь скептично настроенный Кокичи понимал, что это вовсе не волшебство, а конденсация лишней влаги на холодной поверхности оконного стекла; таким образом, водяной пар охлаждается и переходит из парообразного состояния в твёрдое, образуя тонкие кристаллы. Наука. Ему больше было по душе разбираться в каких-то вещах, искать в них истину. Впрочем, ему это всегда удавалось с особым отличием. Хоть в обществе ему более приятно представлять себя, как весёлого парня, что любит лгать, на самом деле он считал себя куда более многогранным человеком. Жаль люди привыкли замечать лишь поверхностные черты, оскорбляя чувства парня. Ома любит загадки, любит анализировать, однако единственное, что не поддаётся анализу — это он сам. Каждый раз юноша не понимает, почему поступает тем или иным образом.

«Во благо другим. Лучше мне не иметь друзей».

      Но почему ему лучше не иметь друзей? Почему у него роль антагониста? Он и сам не до конца не понимал этого. Может… для того, чтобы поднимать людям настроение? Радовать их? Создавать волшебство? Человек науки не может никоим образом быть связан с волшебством. Его нет и быть не может.       Кокичи, как и мороз, аккуратно выводил символы в своей рабочей тетради, внимательно вглядываясь в учебник. Зима — пора отдыха и волшебства. Так почему же это, так называемое, волшебство не отменит будущие экзамены? Все его одногруппники готовились за две недели до контрольных, кроме, конечно же, Омы, который всеми способами старался на «отлично» сдавать экзамены, тем самым создавая себе репутацию парня, что совсем не мыслит в отдыхе и лишь работает, всегда работает. Конечно, это ложная репутация, он же совсем не такой, да? Конечно же не такой, это просто бред. А всё это для чего? Для работы в правоохранительных органах. Кто же знал, что он захочет работать в полиции? Если честно, даже он сам не думал о таком.       Ещё в раннем детстве его привлекало лишь шутовство. Родители постоянно шутили, что он вырастет каким-нибудь грабителем. Подобные шутки не нравились мальчику. Ему просто нравилось рисовать на стенах, шутить… Может, его место в цирке? Нет! Его место наверняка во власти! В правительстве! Его хобби и главное увлечение — руководить своей «тайной организаций».

Настолько «тайной», что её раскрыли.

      Кокичи сильно сжал ручку в своей ладони, из-за чего та неприятно хрустнула. Тёмно-синяя полоса медленно бежала по руке, капая на поверхность стола, создавая в этом доме хоть какие-то звуки. Подобное капанье тревожило, но тишина напрягала ещё больше. Любая тишина в конечном итоге приводит к ужасающим последствиям, если не ты будешь предвестником её окончания.       Звонкий звук соприкосновения дерева с пластиком. Ручка лежала на столе, катаясь из стороны в сторону. Подобное явление тоже можно доказать научным путём. Но зачем Оме сейчас тратить свои последние силы на подобное? Он вяло облокотился на спинку стула, откинув голову назад, и о чём-то рассуждал. А именно о том, когда же это, наконец, закончится. Когда закончатся эти экзамены? Когда закончатся эти праздники? Когда его перестанут мучать воспоминания?       Он вздохнул и прикрыл глаза. Нужно сконцентрироваться на чём-то другом. Например, собрать сумку с фруктами его матери. К сожалению, в магазине больницы совсем нет её любимых фруктов и блюд. Оме приходится готовить всё самому и приносить ей. Да он и не против, совсем не видел в этом ничего плохого.       Метель ослабла, тем самым позволяя людям посмотреть на то, что происходит на улице, а то и вовсе выглянуть. Но там было скучно, до ужаса скучно. Подобное всегда напрягало Кокичи. По его мнению, лучше жить в шумных кварталах, но хотя бы знать о том, что человечество живо. Или в случае чего этому человечеству можно помочь. И поэтому тишина пугала Ому. Она, как и ночь, что любит забирать чужие года жизни себе, гуляет по всему в мире в поисках самых ужасающих душу событий (даже если вы мертвы, ваш дух от этих происшествий всё равно пробудится ото сна).       Свет в комнате был включён, а чернила смыты со стола. В этом доме, казалось бы, царила безупречная чистота. Впрочем, так и было. Фиолетоволосый обещал своей матери, что будет содержать дом в идеальном порядке. Обещал ей, что будет сам следить за всем хозяйством, как бы тяжело этого не было. Но он ей не обещал, что бросит курить.       Дым из сигареты разгуливал по всей комнате. Ома лежал в холодной ванне и вглядывался в потолок, в его узоры, пытаясь анализировать даже это. Очень редко, но у него были мысли о чём-то плохом, но он почти сразу же старался с ними попрощаться, вновь натягивая на своё лицо маску клоуна. Может, вот его призвание? Если честно, лидер из него никчёмный. По крайней мере, тот случай доказал сейчас мысли Омы.

Они наверняка кричали, но почему Кокичи не услышал их? Им наверняка было больно.

      Он сглотнул. Подобные мысли лишь придавали во рту чувство горечи. Может, стоит прекратить анализировать это? Может, стоит прекратить хмуриться, рассуждая о своих проблемах?

Может, стоит забыться?

      Нет, забываться тоже не стоит. Сигареты ещё можно поощрять, но алкоголь или наркотики… Это не его стихия. Его стихия — это наука. То, в чём он может раствориться, как гидроксид железа III при взаимодействии с соляной кислотой. Чертова наука! Как ей удаётся просачиваться в его мысли даже в такой момент? Впрочем, его склад ума восхищал. И он порой сам завидовал своей гениальности. Из него мог бы получиться неплохой злодей.

И получится.

      Впервые Кокичи позволил себе так много передвигаться по комнатам дома. В основном он просто приходил после учёбы и сразу прятался в своей комнате. Конечно, такое поведение свойственно только в этом году. Ранее такого не было. И вот, юноша сидит в уютном кресле рядом с потухшим камином. Холодный чёрный чай красиво переливается, отражая множество ярких огоньков, будто звёзды на ночном небе. Ома не любил Новый год, он и не любил Рождество. Однако мама всегда, даже после того инцидента, говорила ему, чтобы он ставил ёлку, украшал дом. Естественно ему не нравилось подобное времяпровождение, мать тоже знала об этом, поэтому просила у своего сына фотографии в качестве подтверждения. Тогда ему и приходилось всё украшать. Но Кокичи был хитрее, каждый раз, делая фотографии только в некоторых местах, он сразу же снимал эти украшения и кидал их обратно в коробку. Их место точно было на сыром чердаке. По сей день там одиноко стоит эта коробка. Иногда ее уносит вниз, давая надежду на то, что ей, наконец, воспользуются, однако затем её приносят обратно. В это тёмное, пропахшее плесенью помещение. Вообще, по мнению Омы, в этом доме было достаточно много минусов. Например, этот дом был не их, а государства. После того сильного пожара, что охватил весь квартал, им вручили новый дом. Гораздо хуже прежнего, но Кокичи, как и его мать, не в праве жаловаться. Хотя бы что-то дали, на улице совсем не хотелось жить. Особенно в такую пургу.       Часы над камином отыгрывали свой ритм. Их стрелочки кружились в медленном танце по этой круглой сцене, отстукивая каждый свой шаг. А стены комнаты, в свою очередь, принимали этот шум от их каблуков и вновь отправляли в странствие по всему помещению остальным своим собратьям. И так эхо от часов раздавалось по всему дому. Для кого-то этот механизм отсчитывал время до радостного события, например, для тех, кто ждёт бой курантов. А для кого-то этот механизм отсчитывал секунды до кончины, утраты. Вот так похожие часы, как надзиратели этого мира, высокомерно наблюдали за последними вздохами мисс Омы. Они, являясь стражниками всего живого, на самом деле были лишь посланниками смерти. Иронично, что часы придумали сами люди. Человечество думает, что с помощью создания этого устройства им удастся подчинить себе время. Но, как бы грустно это не звучало, Смерть подчинила их. Злые или добрые, весёлые или грустные — все с упоением следят за стрелкой этой проклятой вещи, думая о том, когда же стрелка наконец остановится. Только это будет уже не стрелка обычных часов, что висят над камином, а стрелка их собственной жизни. Мы, люди, как бомбы замедленного действия. В нас тоже есть часы, что отсчитывает своё время. Время до нашей кончины.       Так же и Кокичи внимательно смотрел на это устройство. Без пяти минут двенадцать. Ещё немного и Новый год вступит в свои права. Ещё немного и на улице засверкают огни, послышатся радостные голоса. Ещё немного и Ома наконец ляжет спать или пойдёт дальше работать на своими проектами. Сидеть в этой холодной комнате в ожидании чуда — не его хобби. Возможно, единственное, что ему сейчас бы понравилось, это поймать Санту. Но он прекрасно понимал, что такого не существует. Как и понимал, что ему не удастся уснуть. Он не сомкнёт глаза этой ночью. Будет лежать под одеялом, держа в руках молоток и вслушиваясь в каждый шаг. Зима — пора волшебства? Не смешите, зима — пора шалостей и случайных убийств. А Оме хотелось, чтобы подобное не приключилось хотя бы с ним.       Как же быстро летит время. Не успел Кокичи и мысленно распланировать следующие дни, как вздрогнул от резкого звука. Бой курантов. Каждый год ему приходится переживать одно и то же…

Почти одно и то же.

      …но он всё равно боится. Скоро часы прекратят так неистово издавать звуки, и тогда Ома сможет успокоиться. Ну, а сейчас стоит вернуться наверх, обратно в свою комнату. Нужно продолжать работать над проектами. Нужно детально продумать тот самый проект, мыслями о котором заполнен весь разум юноши.       Семь.       Он медленно и довольно вяло поднимается с кресла и ставит кружку на стол.       Восемь.       Ома потягивается и зевает. Нужно подниматься.       Девять.       Кокичи сделал несколько шагов в сторону выхода из гостиной.       Десять.       Глаза уже не хотят лицезреть происходящее. Как же хочется спать… Самое главное, не уснуть в такой момент.       Одиннадцать.       Он обязан охранять этот дом от «отвратительно мерзких людей, которые и вовсе не должны существовать. Их место только в комнате пыток».       Двенадцать.       Бой курантов закончился именно в тот момент, когда Кокичи только-только вышел из комнаты. Сон всё настигал его, но он старался не поддаваться его влиянию. Сейчас он заварит себе крепкий чай (кофе ему не по душе) и будет дальше работать. И всё, жизнь удалась. Только проблема в том, как узнал только что Кокичи, что он оставил свою кружку именно в той самой гостиной. А она так была далеко от него, всего в нескольких шагах, но идти было настолько лень. Однако арка, что служила входом и выходом из комнаты, так и заманивала юношу, мол, ты же просто заберешь свою кружку, да? Ничего плохого за такой короткий промежуток времени случится не может. Даже малые дети знали об этом. Однако самочувствие говорило всё совсем иначе. Впрочем, паранойя в Рождественские праздники — это уже одно, казалось бы, качество Омы, что он получил вследствие стресса. Но сейчас…       Может, всему виной тот свет, исходящий из гостиной? Стоп. Свет? Разве Кокичи ранее не сидел одиноко в темноте, попивая свой холодный чай из любимый кружки? Разве он разжигал дрова в камине? Включал свет? Нет. На всё ответ один — нет. Так что же там так сияет?       Ома, сглотнув, начал судорожно шарить правой рукой в кармане домашних шорт. Молотка не было, зато был маленький, почти незаметный шокер. Он купил его ещё полгода назад на каком-то рынке, ему пытались впихнуть сувениры, но он выбрал именно этот «сувенир». Впрочем, это довольно нужна вещь, по его мнению. Особенно в такой момент. Он сделал шаг вперёд. Ещё шаг. Внутри комнаты уже слышались какие-то шорохи и чей-то голос. Этот человек напевал песню? Ему наверняка жить надоело.       Яркие лучи бегали по стенам коридора, играя друг с другом в догонялки, иногда пробегая по лицу Кокичи. Он замер у входа в гостиной и наблюдал за тем, что происходит внутри. А именно за тем, как какой-то человек, скорее всего парень чуть старше его, тихо ругаясь, пытался вытащить из камина красный мешок. Не только поведение гостя заставило Ому задуматься над тем, принимал ли он свои таблетки сегодня, которые прописала ему психотерапевтка, но и внешний вид. Чудаковатый тёмный колпак с серым помпончиком на конце чудом крепился на бирюзовых волосах юноши. Его такой же довольно тёмный комбинезон, состоящий из тёмно-серой футболки и серых брюк. Весь этот наряд был ещё и в полосочку. Конечно, в темноте довольно сложно разглядеть нечто подобное, но именно эти детали ярко отпечатались в памяти Кокичи. Он хорошо и запомнил, на каком языке разговаривал незнакомец, а именно то, что такого языка Ома никогда не слышал. Иностранец? Тогда это всё объясняет, но что он делает именно у него дома? Ворует? Но почему его мешок в камине?       Хорошо Кокичи запомнил это и после того, как ударил этого гостя своим электрошокером. К счастью, тот сразу упал от удара током.

Потеря — нашему герою подруга, Забытье — как вторая семья. Воспоминанья уже довели до недуга. Осталось лишь умереть, гния.

Примечания:
Стихотворения мои. Да. Спасибо Солфи за вдохновение.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты