автор
Размер:
планируется Макси, написано 190 страниц, 15 частей
Описание:
Человек-Паук погиб, безрассудно сунувшись в опасное место в одиночку. Год спустя Дэдпул, заживо съедаемый виной и неозвученными чувствами, возвращается в Нью-Йорк и встречает кое-кого, неуловимо напоминающего Паучка.
Примечания автора:
Рано или поздно все будет хорошо :)
У нас здесь царствует Его Величество АУ, так что Гражданская Война случилась, но сейчас среди Мстителей царит перемирие.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
228 Нравится 209 Отзывы 85 В сборник Скачать

7. Пробуждение

Настройки текста
Квинджет завис над Башней аккурат таким образом, чтобы Старк вместе с капсулой с легкостью выплыл из открытого люка, параллельно спешно буркнув что-то Капитану Америке и Соколу. Они оба ненадолго задержали взгляд на том, кто лежал за прочным стеклом, при этом что Капитан, что Сокол казались прилично потрясёнными, пускай и пытались держать лицо. Уэйд вполне мог их понять — он выглядел и чувствовал себя охуеть каким потрясённым с тех самых пор, как снял с Каракурта маску и обнаружил под ней лицо Человека-Паука. Холодное, пустое, с непроглядно черными глазами, но все же то самое лицо, по которому он безумно соскучился. И какое раз за разом плавилось воском и стекало кровавыми струйками по обуглившемуся черепу в его ночных кошмарах. Он неотрывно смотрел на капсулу в руках Старка до тех самых пор, пока люк квинджета с мягким гудением не закрылся, а сама махина не поднялась в воздух. Кэп плюхнулся на сиденье рядом с Уэйдом, пристегнувшись всеми ремешками, прямо как мальчик-отличник, а Сокол приземлился напротив, закинув ногу на ногу. Вдова опять начала в странном ритме щелкать тумблерами и тыкать в сенсорные экраны, пока Клинт мило щебетал с кем-то из ЩИТа. В голове Уэйда звенела пустота. Четких мыслей не было, даже привычных обрывочных или какой-то странной фигни, о какой он обычно думал, пытаясь снизить градус напряжения и тревоги. Он знал, что согласно стандартного сценария и своего образа должен сказать что-то придурковатое или веселое, кого-нибудь задеть и завязать разговор, потому что напряженные и хмурые Мстюны этого ждали с нетерпением. Ждали, чтобы переключиться, чтобы перестать думать и задавать самим себе вопросы насчет человека в капсуле. Человека, которого они искренне целый год считали погибшим. Человека, чей могильный камень торчал на живописном нью-йоркском кладбище. Человека, который, судя по всему, перенес сущий кошмар и испытал за весь чертов год столько мучений, что… Ослепительная ярость пронзила грудь тысячей острых иголок. Уэйду пришлось приоткрыть рот и жарко выдохнуть в ткань маски, потому как ему показалось, что бесконтрольная злость лавой поднялась из живота по пищеводу прямиком в горло и он уже через секунду ею захлебнется. Он крепко зажмурился, до белых и красных кругов перед глазами, смутно напоминавших глазные патчи собственного костюма. Подождал, пока пройдет приступ, а затем медленно поднял веки, спокойно выдохнув. Злость затаилась в горле, но уже не затмевала сознание. Уэйду удалось расслышать, что Кэп пытался ему что-то сказать. — …Уэйд? — А? Тысяча извинений, Кэп, замечтался, — Уэйд обнаружил, что рот говорил сам по себе и независимо от мозга. — Просто не каждый день Мстители берут меня с собой на вечеринку! И в связи с этим я решил придумать нашей пятерке супер-дупер крутых крутышек заглавную тему! Как насчет такой — сли-и-ишком часто-о-о беда стучится в двери-и-и, но не трудно-о-о в спасателей повери-и-ить… — Так это из «Чипа и Дейла» вообще-то, — хмыкнул Сокол. — Неа! Ты ведь даже не дослушал до конца, мой пернатый друг! — обвинительно ткнул в него пальцем Уэйд. — Я оставлю на потом тот факт, что ты знаешь, кто такие Чип и Дейл! Там мотив совсем другой, а в припеве поется «Кэп, Кэп, Кэп, Кэп и Старк к нам спеша-а-ат»! — Вообще различий не заметил, — продолжал цепляться к полету творческой мысли дотошный Сокол. — Все, больше ты не мой любимый летающий чувачок, понял? На первое место в моем сердечке стремительно вернулись орлы из «Властелина Колец»! — Даже не знаю, смогу ли я когда-нибудь с этим смириться, — физиономия Сокола была чересчур самодовольной и самоуверенной. Уэйд мимолетом подумал о том, что было бы неплохо выкрутить из его крылышек парочку винтиков и спустить этого индюка на землю, к простым смертным. Вот тогда и посмотрим, как он зачирикает. — Эй, Кэп, — доверительно начал Уэйд. — По-моему, тебе пора бы обратить внимание на характер и воспитание своих друзяшек по клубу любителей цветастых труселей. Я всегда думал, что супергерои должны быть милыми, добрыми и наивными, как феечки Винкс или как хаффлпаффцы, или как сестрички Холливелл… — И никто из них не был таким уже милым, добрым и наивным, — не обошелся без комментария вездесущий Сокол. — Короче! — выразительно оборвал его Уэйд. — Надо бы тебе, Кэп, провести с ними воспитательную беседу, так? Мы летим чистить морды каким-то уебкам, там могут быть дети, а с этого пернатого чувачка вполне станется сказать, что Санты не существует, что Зубная Фея не выбивает зубы за доллар, а еще… — Мне действительно кажется, что ты где-то запутался, Уэйд, — добродушно сказал Кэп. — Но я определенно поговорю с Соколом, честное слово. — Вот почему ты мой любимый супергерой, Кэп! — воодушевленно кивнул Уэйд. — Вот почему я собираю все твои карточки из пачек с хлопьями, даже повторяющиеся, а карточки этого пернатого сую под ножку стола, чтобы не шатался. Сокол выразительно фыркнул, тыкая пальцем по экрану смартфона, а Капитан негромко хохотнул, блеснув белоснежной улыбкой чертового символа Америки. Уэйда всегда подмывало поинтересоваться, не было ли у Кэпа проблем с головой или с регулярным стулом, учитывая, как много ответственности ему вручили сразу же после того, как разморозили и сказали, что прошло семьдесят лет. Уэйд бы точно охренел надолго, если бы умудрился пропустить так много всего и не узнать об остальном из интернета. Брюки клёш, йо-йо, рок-н-ролл, полицейские сериалы, вестерны, хиппи, «Золотые девочки», хип-хоп, аниме, Гарри Поттер… Но Кэп, кажется, неплохо держался для своего пенсионного возраста и того факта, что он должен записывать обучающие ролики для школьников. Это было бы весело, если бы не было так занудно и неловко. — Так, Уэйд, может быть, расскажешь нам, что там случилось? — осторожно спросил Капитан Америка, спрятав ослепительную улыбку за поджатыми губами. Конечно же, Старк им ничего не объяснил, потому что он являлся приблизительно таким же любителем потянуть интригу, как и Уэйд. Просто взял, показал им Человека-Паука в капсуле и был таков, а Уэйду теперь отдувайся тут за него и пытайся связать все произошедшее за несколько дней во внятную историю. Учитывая, что Уэйд пока что сам нихрена не понимал, а единственный человек, способный все расставить по полочкам, находился в чертовой коме. Но не было уверенности в том, что, проснувшись, Паучок сможет им помочь. Если сбылись их со Старком самые хреновые предположения, то Паучку предстоит долгая и тяжелая реабилитация. И далеко не факт, что он оправится от влияния Гидры полностью. Не факт, что он где-то там остался прежним Человеком-Пауком и Питером Паркером. Не факт, что он сможет хоть что-то о себе вспомнить. Вспомнить Мстителей. Вспомнить Уэйда. Но маленький огонек надежды все же существовал, теплился в груди, и Уэйд цеплялся за него из последних сил, сопротивляясь арктической мерзлоте страшных предположений. Паучок, будучи Каракуртом, назвал его имя дважды и это хоть что-то, но должно значить. Что-то, намекавшее, что ничего не потеряно и что Челов… Питер придет в норму, а со временем и вовсе будет вспоминать о Гидре как о чертовски плохих школьных каникулах. — Уилсон, ты с нами, чувак? — с беспокойством в голосе спросил Клинт. — Если тебя укачало, то пакетик под сиденьем, не стесняйся. — Как мило с твоей стороны, Китнисс, я тронут, — отозвался Уэйд, выныривая из размышлений о Человеке-Пауке. Но разве за этот год у него получалось думать хоть о чем-то еще, кроме Паука? — Но, честно говоря, квинджет ты водишь, как моя тетушка Мюриэль свой старый розовый кадиллак. Виляешь жопой туда-сюда. Меня в нем частенько тошнило, ага. Но это, скорее всего, связано с тем, что от нее постоянно несло потом, ванилью и кислыми духами, от которых мухи дохли. У тебя, кстати, тоже какой-то сомнительный одеколон. — Нет у тебя никакой тетки, я читал твое личное дело, Уилсон, — ворчливо отозвался Соколиный Глаз. — И нормальный одеколон у меня! — Второй способностью моей тетушки после крутого вождения розового кадиллака было ускользание от внимания копов и спецагентов вроде тебя, Леголас. Ты не представляешь, сколько тетушка Мюриэль пересмотрела полицейских сериалов! А для СиЭсАй она вообще завела отдельную тетрадку! — Так что там насчет Паука, Уилсон? — Вдова, раздраженно шикнув на открывшего было рот Клинта, обратилась к Уэйду. — Полчаса назад мы смотрели «Властелина Колец», а теперь летим на вызов в Бруклин, сначала подкинув Старка и странный стеклянный гроб с Человеком-Пауком в Башню. Мне кажется, что я сейчас выражу общее мнение всех, находящихся в квинджете — что, мать вашу, произошло в Уайт-Плейнс? — Наташа выразилась достаточно грубо, — нахмурился Кэп, — но, в общем и целом, настроение передала верное. Уэйд, тяжело вздохнув, быстро пересказал все в третий раз, предельно сухо и канцелярски говоря о моментах с Каракуртом-Пауком. Мысли и чувства об этом он хотел оставить для себя одного и не собирался терпеть их сочувствующие взгляды. Хотя Кэп, сидевший рядом и все порывавшийся похлопать Уэйда по плечу, конечно же, пялился именно так до тех самых пор, пока в Уэйдовом рассказе не начала фигурировать Гидра. После первого упоминания его лицо резко ужесточилось, губы недовольно поджались, а голубые глаза стали колючими. Он мрачно переглянулся с Соколом и с Вдовой, но не стал Уэйда перебивать. — …И вот теперь я лечу с Мстителями причинять добро каким-то ублюдкам, решившим, что в Бруклине можно творить всякие непотребства, — закончил рассказ Уэйд и облизнул пересохшие губы. Повторять всю историю почему-то становилось трудней с каждым разом. Уэйд удерживал в голове копошащиеся мысли и понимал, что нужно не облажаться сейчас, чтобы потом ему позволили находиться рядом с Паучком круглосуточно. От него требовалось вести себя как можно более адекватно и спокойно, чтобы Старк не передумал. Чтобы продолжал предполагать, что Уэйд поможет Человеку-Пауку вспомнить все и каким-то образом повлияет на его состояние. И Уэйд решительно настроился не проебать этот шанс. Тем не менее, в груди гореть огнем и болеть не переставало ни на секунду. Мертвенно бледный и тонкий Питер, выглядевший в точности как труп, мелькал перед глазами. В какой-то момент видение подняло веки и Уэйда замутило — вместо карих глаз из глазниц на него издевательски смотрела сама тьма. — Снова Гидра, — проговорил Капитан, откинувшись на спинку кресла. Его голос прозвучал устало и недовольно. — В прошлый раз, когда мы столкнулись с ней, Мстители чуть не развалились. — Ага, а ты чуть не отправил Железяку на тот свет, — услужливо добавил Уэйд. — Все было не так уж плохо, — Кэп неуютно заерзал. — И мы с Тони обсудили наши разногласия и помирились. Так что… — Да ладно тебе, Кэп, я же не требую от тебя оправдашек, ты чего. С кем не бывает! Я вон всех вас чуть не убивал по несколько раз. С Роси мы вообще деремся на смерть каждый второй вторник, но все еще остаемся лучшими друзьями! Так что, старик, отпусти ситуацию. Но да, ты не представляешь, сколько крутых ангстовых фанфиков на тему вашей с Железякой войны я прочитал… В некоторых ты та еще эгоистичная скотина, а Старк бухает и страдает по тебе, но задирает нос, когда вы все-таки встречаетесь. А потом случается какая-то херня, прилетают инопланетяне и вот вы уже предаетесь греху в его мастерской. Наташа хмыкнула, Клинт сделал вид, что его тянет блевать. — Это, наверное, хорошо? — неуверенно произнес Кэп, быстро глянув на Сокола. Тот пожал плечами, явно не понимая, о чем говорил Уэйд. Конечно же, не стоило и надеяться, что святоши вроде этих двоих будут читать фанатские истории или гуглить картинки восемнадцать плюс — на что Уэйд только рассчитывал. — Даже очень хорошо! — Так значит, этого Киллбрю похитила Гидра для того, чтобы ставить на ком-то опыты? — Клинт вытянул шею, дабы посмотреть на Уэйда. — Он настолько хорош? — Ну, он сделал сексуального, веселого и классного меня. Как думаешь, хорош ли он? — При этом угробив кучу народа в процессе создания, да, мы помним. — Он и меня пытался кокнуть, — вежливо напомнил Уэйд, пускай живот резко окатило холодом после очередного воспоминания об Оружии Икс и хосписе. — Ну, равных в ебанутости идей ему точно нет. Гидра определенно знала, кого решила впустить в свой закрытый клуб и выдать пропуск. — Опять генетические эксперименты на людях, божечки, — протянул Сокол раздраженно. — Хоть бы раз кто-то из них попытался генетическим образом улучшить помидоры или вырастить здоровенную и сладкую клубнику. — Пожалуй, здоровенная клубника, разгуливающая по Нью-Йорку и давящая людей в кашу тоже так себе перспектива, — хмыкнул Уэйд. — И, кажется, где-то уже было. — Так ты думаешь, что это именно Гидра год назад устроила ненастоящую смерть Человека-Паука, а сама украла его, чтобы сделать очередного суперсолдата? — справившись с голосом, подытожил Капитан. — Считаешь, он стал еще одним Баки? Уэйд дернул плечами, не собираясь утверждать или опровергать версию Кэпа. Он считал, что все именно так и получилось, но не хотел убеждать их всех в своей правоте. Ведь он вполне мог ошибаться. — Я вообще не знаю, что думать, Кэп, — честно признался Уэйд. — Я знаю только то, что хочу помочь Паучку прийти в себя. И найти этих ублюдков, даже если придется потратить на это кучу времени. — И что случится потом, когда ты их найдешь? — спокойно спросил Капитан Америка. — Не хочу травмировать подробностями твое тонкое, героическое душевное равновесие, Кэп. Но уж точно не стану покупать им по хэппи милу. Бартон фыркнул со своего места, быстро бросив на Уэйда насмешливый взгляд. — Ты думаешь, когда Человек-Паук придет в себя, то будет счастлив узнать, что ты ради него залил весь город кровью? Уэйд медленно закрыл глаза, напоминая самому себе, что Бартон — неплохой чувак и что Мстители уже давненько перестали считать Дэдпула исключительно поехавшим шизофреником и убийцей. Конечно же, важную роль в этом сыграл Человек-Паук, который в один прекрасный день взял и заявил всем остальным, что считает Дэдпула своим другом и может доверить ему собственную жизнь. А еще на отношение к болтливому наёмнику повлияли несколько миссий Мстителей, для каких нанимали Уэйда и на которых он показал себя профессионалом, а не придурковатым долбоебом. Они все были в курсе, чем Уэйд зарабатывал на жизнь, но закрывали на это глаза, потому что в глубине души знали — с некоторыми уродами мягкость и дипломатия не прокатывали. А кое-кого нужно просто взять и стереть с лица земли, потому что их существование оборачивалось для всех куда более серьезной бедой. Даже Человек-Паук перестал читать ему проповеди, смирившись с тем, что одними наивными разговорами малолетнего пиздюка взрослого дядьку не переделать. Уэйд и так постепенно начал приходить к выводу, что жестокость только порождает еще большую жестокость, что в некоторых случаях действительно лучше пользоваться словами и что не все ситуации бывают однозначными. Человек-Паук мог бы гордиться тем, что несколько зернышек, посеянных его разговорами, пустили в Уэйде корни, но… В случае с Гидрой и тем, что они сделали с Пауком, для Уэйда все выглядело очевидным. Гидра должна умереть в мучениях, захлебнувшись собственной кровью. И саркастичные комментарии Соколиного Глаза его решение уж точно не изменят. — Я думаю, что Человек-Паук будет в принципе счастлив тому, что проснулся, перестав быть послушной куколкой террористов, — спокойно ответил Уэйд, чем определенно удивил уставившегося на него Сокола. Тот, наверное, ожидал мордобоя. — И еще точно обрадуется тому, что мудаки, издевавшиеся над ним целый год, больше не посмеют ему навредить. И да, я удивлен, что бывший ворюга пытается настроить мой моральный компас на направление «не убий», Бартон. Вот стоило тебе надеть на себя сверкающие доспехи, как ты резко стал таким скучным и праведным. Нимб не натирает, нет? Клинт не захотел парировать, буркнув что-то под нос в ответ на ворчанье сидевшей рядом Вдовы. Сокол резко заинтересовался собственными запястьями, а Капитан неловко кашлянул — Уэйд ясно ощущал, что он сейчас переведет тему разговора. — Так что там стряслось в Бруклине, Нат? — бинго! Уэйду можно предоставлять всем желающим свои услуги по не самым серьезным предсказаниям. — Согласно свидетельствам очевидцев, по Джефферсон-авеню носятся неизвестного вида существа, нападающие на всех, кого увидят. Три человека погибли. Возможно, жертв даже больше. Их, как будто бы, начали есть живьем или что-то вроде того, — доложила Вдова, потом взмахом руки привлекла внимание Уэйда и кинула ему маленький наушник. — О, теперь я чувствую себя полноценным членом вашего ансамбля! — хлопнул в ладоши Уэйд, сунув пальцы под маску и закрепив наушник в ухе. — У вас есть отдельный канал для пошлых анекдотов? Или канал для смешных прозвищ для Бартона? Подкасты про сериалы восьмидесятых? — У нас есть канал «Заткнись, Уилсон», — любезно сообщил Клинт. — Не думаю, что он пользуется популярностью, так как никто из вас не хочет, чтобы Уилсон затыкался! Даже ты, мой цундэрэ Леголас! — Что за цундэрэ? — с любопытством поинтересовался Капитан. — Кэп, напомни мне после миссии рассказать тебе, что такое аниме, ладушки? — пропел Уилсон, ощущая, как начинают гореть мышцы, предчувствуя скорую драку. — Ну почему ни разу не было кого-то, кто раздавал бы детям шарики и нападал бы на стариков с обнимашками? — риторически спросил Клинт, когда квинджет плавно приземлился в парке рядом с нужной улицей. Из открытого люка до них донесся чей-то истошный крик. Времени на разговоры уже не было, но Уэйд все равно крикнул в ответ, на ходу доставая пистолеты из кобуры: — Потому что ты живешь не в мультике про диснеевских принцесс, Бартон, а в чертовом Нью-Йорке! Хмыкнув в ответ на Клинтово «спасибо, что сообщил», Уэйд ломанулся вслед за выскочившими из квинджета Кэпом и Соколом. Людей вокруг он не заметил, но и не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять — здесь творилась какая-то стремная херня. Уэйд увидел в нескольких ярдах валяющееся прямо посреди дороги тело — из оторванной руки на асфальт толчками вытекала темная кровь, расплываясь круглым пятном под трупом молодого парня. Половины лица у него тоже не было. Просто превосходно. Сокол поднялся в небо, чтобы осмотреть периметр с воздуха и уже через минуту крикнул, что на юго-западе дюжина хрен пойми кого пытается догнать убегавшую от них девушку. Все остальные, видимо, успели забаррикадироваться в домах или в магазинах. Уэйд нагнал Кэпа, стукнул его по плечу, крикнул: — Теперь ты водишь! — и помчал в направлении агрессивных каннибалов, срезав путь через переулок между домами. Уэйд даже не запыхался, когда выскочил из-за дома и обнаружил, что любуется спинами тех чудиков, которые нагнали жути на Бруклин. Чудики, почуяв неладное, обернулись и уставились на Уэйда непроницаемо чёрными глазами. Расширившимися, выпученными, будто все эти ребятки закинулись чем-то действительно вставляющим и крепким. — Приветики-пистолетики, господа уродцы! — громко поздоровался Уэйд. Он всегда со всеми здоровался, мама успела научить его вежливости до того, как ремень папочки объяснил, как все на самом деле в этом мире обстоит. — Вам разве никто не говорил, что откусывать лица у людей — это нехорошо? Ответом стало неразборчивое рычание. Сокол, пролетев над головой Уэйда, буркнул в наушник: — Перестань заводить себе очередных друзей, Уилсон, принимайся за дело! — Но я хочу, чтобы хоть кто-то подписал мой выпускной альбом! — страдальчески завопил Уэйд, а потом с возмущенным восклицанием отпрыгнул, так как один из новых приятелей решил его обнять без предупреждения. Еще и зубами раздраженно клацнул, когда не получилось. — Вау! Не так быстро, милашка, мы ведь только познакомились! Уэйд прострелил ему колени, но тот этого даже не заметил — кожа проглотила пули, не оставив ни следа от выстрелов. Уэйд присвистнул, пока совал стволы обратно в кобуру и доставал катаны — регенерации такого типа он еще не видел. Из него пули обычно наоборот вываливались наружу, но вот чтобы исчезать внутри? Любопытненько. Кэп, Наташа и Клинт тем временем отчитывались в общем канале о том, что соседние улицы пусты — судя по всему, все веселье сосредоточилось только на Джефферсон-авеню. Отличная новость — значит, они сумеют быстренько зачистить улицу и вернуться в Башню. Он успеет вернуться к Паучку и будет рядом, когда тот проснется. Уэйд присмотрелся к бруклинским гостям — они выглядели как люди, но уже не являлись ими в полном понимании этого слова. Лысые, с жуткими черными глазами и приоткрытыми ртами, они рычали и передвигались рывками, при этом не торопясь на Уэйда нападать. Возможно, их спугнули выстрелы, а, может быть, они чувствовали, что Уэйд — точно не очередная жертва, от которой можно откусить немного плоти, а потом бросить истекать кровью. Их кожа была бледной до синевы, а предплечья и шея оплетены странными полосками со светящимися голубым диодами. Полоски вроде металлические, а диоды то светились ярко-голубым, то тускнели до серого цвета. — Выстрелы на них не действуют, — крикнул Уэйд Кэпу, который обошел синих чувачков полукругом и закрыл их с другой стороны. — Нужно попробовать сделать мясной конструктор. Голова, ноги, руки. Посмотрим, получится ли у них собраться. — Ну, по счастливому стечению обстоятельств у тебя с собой железяки, так что, — иронично проговорил Бартон. — Эй, это не железяки, это катаны, необразованный ты чурбан! Но повторять второй раз Уэйду было не нужно — пока Кэп и Вдова отвлекали на себя остальных, он легким движением руки отрезал у одного из лысых руки, затем ноги, а напоследок красиво срезал башку. Из ран брызнула кровь, но она была гуще обычной человеческой и намного темнее, практически черной. Диоды на полосках погасли и после недолгой агонии тело замерло окончательно. Собраться назад даже не попыталось. — Фу, какая мерзость, — отметил сверху Сокол. — Думаешь? А я рассказывал тебе, мой пернатый друг, как я однажды в канализации сражался с полуразложившимися мертвяками? — весело осведомился у него Уэйд. — Нет, спасибо, я не хочу об этом слышать. Пицца все еще в моем желудке и я хочу, чтобы она там оставалась. — Какой ты неженка. — Я просто собираюсь спокойно заснуть этой ночью, а не представлять себе зомби в канализации, окей? — Хорошо, пернатый неженка, я уберегу твое впечатлительное девчачье сердечко от потрясений, — просюсюкал Уэйд и только рассмеялся, когда Сокол пронесся в нескольких сантиметрах над его головой. — Мне кажется, что все дело в этих металлических штуковинах на их руках и шее, — предположила Вдова, скрутив одного из лысых в бублик и ударив его током. Из-за короткого замыкания диоды погасли и лысый словно выключился — изо рта потекла пена, а черные глаза закатились, продемонстрировав красные белки. Наташа брезгливо скривилась и отошла подальше. За несколько минут управившись с оставшимися лысиками, они перевели дух. Кругом отчетливо несло металлическим запахом крови и сгоревшей плоти из-за шпионских приспособлений Вдовы. Уэйд потянул носом и хмыкнул. — Будто вернулся в начальную школу. Ох и славное времечко было! — По твоей школе тоже бегали лысые людоеды? — скептически проговорил Клинт. — Какой смысл тебе что-то объяснять, Бартон, ты не поймешь всей прелести образовательной системы Канады. — Да-да, конечно. Из продуктовой лавки в ближайшем доме несмело вышло несколько человек, со страхом глядя на лежавших на земле неподвижных лысых каннибалов. Потом они заметили щит Кэпа, самого Кэпа и счастливо загомонили, желая сфотографироваться с крутыми Мстителями или пожать руку героям. Постепенно на Джефферсон-авеню вышли и остальные, кто успел спрятаться от нападения и пустынная улица забурлила взволнованными разговорами. Кэп отзвонился ЩИТу и сказал, что они дождутся прибытия оперативников, так как улица требует дополнительной очистки от последствий побоища. Полиция оцепила периметр и быстро оттеснила зевак от того участка, где лежали тела лысых и погибших. Один из полицейских, раскрасневшись, попросил Кэпа расписаться в пустом бланке протокола. — Думаю, Тони и Брюсу будет интересно их изучить, — предположил Кэп, искоса глянув на неподвижно лежащего на асфальте лысого. — Конечно, им только дай поковыряться в какой-нибудь мерзости, — прокомментировал Сокол. — Что это вообще такое? — Какая-то агрессивная группа шаолиньских монахов? — предположил Уэйд. — Они выглядели как трупы еще до того, как мы действительно сделали их таковыми, — поморщилась Вдова. — И что это за металлические штуки? — Я как-то проходил одну игрулю, — с задумчивым видом сообщил Уэйд. — Там были похожие чуваки, созданные при помощи совмещения органики и инопланетных технологий. Они тоже были злобными и неконтролируемыми, прямо как эти, а еще живучими. — Не думал, что когда-то скажу это, — начал Сокол. — Но мне кажется, что Уилсон дело говорит. Не в том смысле, что это те самые монстры из игры, а в том, что это явно чей-то очередной эксперимент над людьми, закончившийся очевидно херово. — Да и такое чувство, будто я уже где-то видела похожие голубые огоньки на железках, — уверенно добавила Вдова, склонившись над одним из лысых. И внезапно отпрянула, потому что все лысые одновременно исчезли с Джефферсон-авеню. Буквально в доли секунды превратились в пепел, а тот рассыпался мелкими песчинками и растворился в воздухе. Наташа попыталась схватить одну из металлических штуковин, но те пошли пузырями, очертания диодов смазались и в итоге весь металл превратился в маслянистые темные пятна на асфальте. Мстители мрачно переглянулись между собой. Уэйд ощутил дежавю, а в его случае оно обычно не означало ничего хорошего.

* * *

Уэйд выскочил из квинджета первым, с трудом дождавшись, когда люк приоткроется достаточно, чтобы туда смог протиснуться крупный мужик с него ростом. Адреналин после небольшой драки отпустил, мысли вновь переключились на Паучка и Уэйд больше не мог усидеть на месте. Ему нужно было отыскать Старка. Найти Питера и убедиться, что с ним все в порядке. Он планировал сидеть рядом с Паучком столько, сколько потребуется, чтобы тот не проснулся вдруг в одиночестве в гребаной лаборатории, окруженный раздражающим писком всяких приборов и датчиков. Уэйд не позволит ему испугаться или ощутить разрывающее душу отчаяние, когда опять никого знакомого рядом не окажется. Да, конечно, поблизости в любом случае будет Старк, этот упрямый баран тоже обязательно дождется пробуждения Питера и не оставит контроль в лаборатории на кого-то еще, но… Уэйд должен быть рядом. По крайней мере, в этот раз. Его не было в том гребаном доме, пока Паучку отрезали пальцы и забирали с собой неизвестно куда — хотя бы в этот раз Уэйд не даст ему остаться одному. Сердце в сумасшедшем темпе стучало в горле и в висках, заглушая посторонние звуки, пока он трусцой бежал к лифту. Он почти не видел, куда тыкал пальцами — кажется, сенсорная панель громко пиликала, возмущаясь такому бесцеремонному обращению. А потом чья-то крупная ладонь легла на плечо. Кэп. Ну естественно, кто же еще станет ангелом-спасителем, кроме него. — У тебя нет всех доступов, Уэйд, ты не попадешь в лабораторию без кого-нибудь из Мстителей. — Я всегда могу выстрелить в чертов замок и поехать туда, куда мне нужно. — Можно и так, — не стал спорить Кэп. — Но зачем, если рядом находится самый настоящий член Мстителей? Уэйд с ворчанием подвинулся, освобождая Капитану место у сенсорной панели. — Давай, Кэп, рисуйся всеми своими доступами. Куда уж мне с детским пропуском в фойе и столовую. — Но Тони приглашал тебя на испытательный срок, так ведь? — спросил Капитан, когда они вошли в лифт и ПЯТНИЦА любезно поприветствовала мистера Роджерса и мистера Уилсона. — Я подумал, что Железяка шутит. Серьезно, кто в здравом уме предложит наёмнику местечко в Мстителях? — скептически хмыкнул Уэйд, скрестив руки на груди и нервно барабаня пальцами по плечу. — Да его Фьюри быстро бы вытурил из вашей теплой компашки и отправил бы в психбольницу. А там нет смузи и никто не стал бы укладывать Железяке волосы гелем. — Поверь, если бы ты решился, Тони уболтал бы Фьюри, он умеет заговаривать зубы, — улыбнулся Кэп, но его глаз улыбка не коснулась. — Мы хотели приглядывать за Человеком-Пауком, но не планировали давить на него, поэтому сотрудничество с тобой показалось нам идеальным вариантом. Он считал тебя хорошим другом. Да и мы после работы с тобой поняли, что с Дэдпулом можно иметь дело. Уэйд не ожидал услышать от Кэпа что-то такое, поэтому с трудом удержался от удивления. Ну, собственно, он и так знал, что Мстители с некоторых пор не принимали его за конченого уебка, разве это новость? — Честно говоря, это вас я считал хорошими друзьями Паучка, — хрипло сказал Уэйд, не смотря на Кэпа. — И предполагал, что уж вы-то всей компашкой за ним присмотрите, если меня вдруг не окажется рядом. А в итоге вышло так, что ни я, ни вы за ним не углядели. Капитан Америка тяжело втянул носом воздух. Уэйду показалось, будто черты его лица окаменели, делая Кэпа в несколько раз старше, чем он выглядел. — Не думаю, что я хоть когда-то перестану винить себя в этом, — сказал он негромко и слабо, но так искренне, что в груди Уэйда больно ёкнуло. Капитан взял и озвучил то, что беспрерывно крутилось и в его собственных мыслях. — Да, я тоже. Лифт наконец-то остановился, двери открылись и Уэйд, ни на секунду не сбавляя скорости, помчался по прямой через ослепительно белый зал к стеклянной стене, возле которой стоял Тони Старк. Судя по топоту за спиной, Капитан тоже волновался и тоже торопился. Уэйд притормозил около Старка, а потом не вытерпел и подошел ближе, буквально уткнувшись лицом в холодное стекло — по ту сторону на кровати, окруженный приборами и подключенный сразу к трем капельницам, лежал Человек-Паук. Он выглядел таким маленьким и худым в широкой постели, что сердце больно сжалось от вида тонких посиневших запястий и заострившихся скул. На его волосы натянули ободок, чтобы не мешались, и Уэйд рассмотрел на его шее фиолетовые дырки от проколов и внушительного размера синяк, расплывшийся по плечу. — Синяки скоро пройдут, — сказал Тони, будто прочитав злобно клокотавшие мысли Уэйда. — Они замедлили его метаболизм и регенерацию, пока помещали в криокому, поэтому все выглядит так. На самом деле, когда мы его изъяли из капсулы, было гораздо хуже. Раны затягиваются буквально на глазах. Уэйд повозил языком по пересохшему нёбу, не в силах оторвать взгляда от Паучка. — Никаких проблем не было? — Обижаешь, — хмыкнул Старк. — Я не мог допустить ни малейшей ошибки ради пацана. Да и ты бы свернул мне шею, горячий парень, если бы я напортачил. — Рад, что ты об этом помнишь, — просипел Уэйд, совсем не пытаясь казаться Железяке грозным и страшным психопатом. Он просто планировал смотреть на Питера, не отрываясь. — Железяка, как думаешь… Когда он?.. — Проснется? — догадался Старк. — Честно говоря, он приходит в себя куда быстрее, чем в самых оптимистичных прогнозах. Я рассчитывал как минимум на несколько часов, но не удивлюсь, если он откроет глаза уже через пару минут. Здоровый, крепкий и молодой организм плюс измененная ДНК. Карапуз просто умничка. Да, Паучок был самым сильным и самым храбрым из всех, кого когда-либо знал Уэйд. Он сможет. Он проснется и все будет хорошо. И Уэйд отдаст ему всего себя, даже если не признается в самом главном. Он просто будет рядом, потому что вряд ли когда-нибудь еще такому сукиному сыну, как Дэдпул, так повезет и Человек-Паук вернется из мертвых снова, если он проебет и этот шанс. — Я могу зайти внутрь? — Пока не пройдешь процедуру обеззараживания — нет. Извини, такой протокол, я его придумал и я ему следую, — строго отрезал Старк. — Ты будешь здесь? Я схожу за кофе и проведаю Брюса — он решил развлечься с капсулой. Может, найдет там что-то интересное. О, Стив! Пойдем со мной, расскажешь, что там в Бруклине стряслось и сколько инопланетных апокалиптических угроз вы предотвратили. Краем уха Уэйд слышал удаляющиеся шаги, но едва придавал им значения. Все мысли занимал Паучок, и Уэйд обрадовался как ребенок, заметив, что его грудь ритмично поднималась и опускалась в такт спокойному дыханию. И его кожа перестала отливать нездоровой синевой, сделавшись просто бледной. Кажется, постепенно до него начало доходить, что это все взаправду. Что это не сон, не обман запутавшегося рассудка и не чья-то издевательская иллюзия. Что он действительно помог найти Паучка, а теперь осталось дождаться, пока он проснется и… Все не просто наладится — Уэйд поклялся самому себе, что теперь ни за что не оставит Паука одного. Никаких заданий хуй пойми где, длительного отсутствия и страданий из-за того, что Паучок ни за что на свете не ответит взаимностью. Уэйд уже испытал самое страшное — он похоронил Паучка, поэтому какая-то невзаимная любовь по сравнению с этим — херня собачья. Он станет его тенью и не будет спускать глаз до той самой поры, пока не убедит самого себя, что ничего страшного с Паучком не случится. Что пацан стал достаточно опытным и расчетливым, чтобы продумывать все на несколько шагов вперед и предугадывать любую херню, что могла с ним случиться. Конечно же, от всего уберечься вряд ли получится, но Уэйд, по крайней мере, попытается. Потому что третьего шанса никто не предоставит. Потому что... стоп. Сначала Уэйд подумал, что ему показалось. Впился взглядом в бледное, узкое личико Паучка, задержав дыхание и чуть не свалился со стула, на котором сидел — его веки действительно дернулись, будто он старался их поднять. Длинные ресницы задрожали, губы шевельнулись и Уэйд, наплевав на все старковские протоколы, ворвался внутрь стеклянного бокса. Упал на колени и подобрался вплотную к кровати, не сводя глаз с лица Паучка. Потом скользнул ниже, к белой шее и пальцам. Руки буквально свело от желания дотронуться до бледной ладони, лежащей поверх одеяла и Уэйд, стащив перчатку, робко коснулся пальцами тонкого запястья Питера. Кожа согрела теплом, Уэйд едва удержался от облегченного всхлипа. А затем, когда посмотрел в лицо Паучка, то опешил от неожиданности — Питер уже распахнул глаза и глядел прямо на него. Ледяного и жуткого взгляда Каракурта не было, но и мягкой теплоты Питера Паркера тоже. Уэйду сдавило горло, когда Питер, открыв рот, с трудом прохрипел: — Кто… вы?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты