Идеальный шанс

Слэш
NC-17
Завершён
61
Пэйринг и персонажи:
Размер:
119 страниц, 15 частей
Описание:
Полиция Детройта получает дело о неизвестном никому вирусе, способном контролировать сознание андроидов. Казалось бы, идеальный шанс проявить себя, вот только Гэвина отстраняют от задания, разделив его с напарником. Детектив не сдаётся и решает работать в одиночку, пока Ричард отчаянно старается его отговорить.
Примечания автора:
Пустила сиквел — https://ficbook.net/readfic/10417504
Спасибо, что остаётесь со мной!

Наконец решаюсь работать над фанфиком. Было трудно, но я сделяль. Постараюсь не налажать.

13.02.21 № 32 в популярном по фэндомам! Впервые такое! Спасибо вам большое!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
61 Нравится 47 Отзывы 19 В сборник Скачать

9

Настройки текста
      За всю свою карьеру в полиции Гэвин никогда бы не подумал, что окажется в ситуации, подобной этой. Стоя перед столом Джеффри Фаулера под грозным надзором Хэнка, Тины, и Ричарда, как на страшном суде, он почти уверен, что напарник и глазом не моргнул, когда шеф прямо орал на детектива, что было, собственно, заслуженно. Спасибо, хоть тут же в наручники не заковали — кстати, что удивительно. Зная свою репутацию в отделе, ему могли бы и предъявить обвинения в содействии в преступлении. Заслуживало внимания и то, что прозрачность кабинета была снижена до того, что остальные присутствующие в отделе не могли видеть сцену отчитывания, и теперь в помещении царил некий полумрак, освещаемый лишь парой ламп.       После своего рассказа, как оно было на самом деле, Рид мельком взглянул на Тину: её жалостливое, не верящее собственным ушам, лицо, исказилось в полнейшем разочаровании. Брови Хэнка надломились, и если бы не начальник, он бы точно бросился на Гэвина с кулаками, однако после того, как тот заявил о том, что его соучастники совершенно ни при чём, старик посмотрел на него с непривычным пониманием и некой долей удивления: с чего это Риду кого-то защищать, действительно?       Фаулер в ярости. Когда только закончил кричать, он нервно размял пальцы на руках до хруста, сцепил их в «замок» и прикусил нижнюю губу, очевидно, думая, как поступить с подчинённым. Тишина прервалась его тяжёлым дыханием и обращением к Риду, чуть мягче, чем ранее:       — Ты понимаешь, что это для отдела? Что с нами сделает Иерихон, если узнает, что один из моих сотрудников копался во внутренностях андроида? Что с нами сделают федералы? Мы все окажемся на улице по твоей милости, Рид.       Конечно Гэвин понимал, поэтому решил промолчать, только кивнуть в знак согласия. Прав Фаулер, ничего не скажешь. Детектив облажался по полной. Смешно, что даже желания взглянуть на предателя ничего не вызывает. Сам виноват, нужно было сразу догадаться, что этот пластиковый говнюк следит за ним. Ну, ничего, как только он выйдет с ним из отдела, просто сломанным носом, как в прошлый раз, не отделается. От осознания сладкой мести, Рид усмехнулся и сжал кулаки.       — Твою мать, Гэвин, Коннор спас тебе жизнь в последний момент, — вмешался Хэнк. — И ты этим решил ему отплатить?       — Я же сказал, что предупреждал его, что тебе ещё нужно услышать, старик? Я найду его.       — Как же. Ты паришься только о своей шкуре, тебе всегда было плевать на андроидов.       — В какой-то момент я думал, что изменил своё мнение, — Рид наконец решился недовольно взглянуть на Ричарда, который, как оказалось, смотрел на него в тот момент с тем же состраданием, что и Хэнк. — И тут тоже оступился.       Андроид замялся и отвёл взгляд в сторону, пряча диод, выдающий его беспокойство красным, подальше от глаз Гэвина. Но тот-то всё видел. Думал, сочувствием отделаешься? Ну уж нет, улыбнулся детектив.       — Рид, ты не оставляешь мне выбора, — выдавил из себя Фаулер, после чего ухмылка быстро сошла с лица детектива. — Значок и кобуру на стол.       Он остолбенел. Всё то, к чему он стремился и как стремился, в один момент должно было разбиться вдребезги, как хрупкий хрусталь. Его затрясло в коктейле эмоций: злости, обиды, страха и паники. Гэвин быстро заморгал и припал к столу шефа:       — Джеффри, ты не можешь так со мной поступить. Я же сказал, что найду тостер! У меня есть зацепки, которые вам тут же выложил, что тебе ещё нужно?! — с каждым предложением его голос срывался с хрипом на повышенные тона.       — Правда, Джефф, — подключился Хэнк, сам пребывая в шоке от ситуации. Старик действительно считал Рида тем ещё говнюком, но полицейский из него отличный. — Это слишком.       — Лучше сделай это добровольно, Гэвин, — гнул свою капитан. — Мы не можем рисковать всем отделом ради одного человека.       Рид замер и прикусил щеку. Сказать ему было нечего, ведь всё уже решилось. Будет брыкаться — скрутят, не успеет моргнуть. Он сглотнул и сделал последний рывок:       — А что насчёт Дангов: отпустите их? Они ни при чём.       — Они нужны следствию, Рид, — строго заметил Фаулер, уже теряя терпение. — Значок и кобуру.       Гэвин выдержал паузу и стукнул по столу руками. Затем он скинул с себя значок, снял кобуру и гордо кинул их прямо перед лицом капитана. Детектив, разворачиваясь к выходу, вновь яростно взглянул на Ричарда. Тот уже не скрывал своего удивления и какого-то страха в глазах. Имитированного, фыркнул Гэвин. Он ничего не сказал. Он молча хлопнул дверью с той стороны, оставляя за собой напряжённую тишину.       В отделе его ожидала куча любопытных лиц, смотрящих на него так, словно всё слышали. Оторвались от интересной работы с вирусом, чтобы поглазеть на упавшего с высоты птичьего полёта ублюдка-Рида — головную боль всего отдела. Хоть ни на одном лице не мелькало злорадство, тот был уверен, что их беспокойство — такая же фальшивка, как и его напарник, который, должно быть, сейчас купается в похвале Фаулера. Какой молодец, выследил Гэвина, сдал его и припёр к стенке детишек.       Такой же урод, как и его сводный братец.       — Чего уставились, ублюдки? — рыкнул Гэвин.       Он подошёл к своему рабочему — уже бывшему — столу и демонстративно начал сметать с него всё, что попадалось под руку, в мусорное ведро: и хвальбы Джеффри, и газетные вырезки, где поощрялась достойная работа детектива «и его андроида» — их он с особым удовольствием разрывал надвое, развернувшись к офису шефа (надеялся, что Ричард оценит), — и маленькие презенты коллег в честь каких-то мероприятий. Он решил стереть всё, всех и каждого, что или кто-либо был связан с участком.       Как они все решили стереть из своей памяти его.       Детектив закончил, прощально глянул на бывших коллег и, пробормотав: «Удачно поработать, сучки», засунул руки в карманы и поспешно направился на парковку. В уши лился только шёпот и сплетни. Ничего, он слышит их в последний раз — переживёт.       Дождь, как же. Льёт с удвоенной силой в такие драматичные моменты, как этот. Был ли у Гэвина план? Определённо: завалиться домой, напиться, как в последний раз, погладить Пушка и так и уснуть. А наутро проснуться с головной болью и осознанием того, что он потерял всё, ради чего работал, по щелчку пальца, а что делать дальше — без понятия. Работы в Детройте нет, и неизвестно, соизволит ли Фаулер написать ему хорошую рекомендацию. Если повезёт, сдохнет от голода на диване — после того, как зажарит кота, естественно.       С этими мыслями он отчаянно шарил по карманам куртки в поисках ключей, уже минут пять стоя возле машины, промокший до нитки. «Ебучий дождь, ебучие ключи, ебучий город, ебучие андроиды», — бормотал он, в то время как пронизывающий ветер забирался под джемпер. В какой-то момент детектив подумал, что выронил их и осмотрелся под ногами. Одни лужи и рассеивающиеся круги от капель. Гэвин сматерился.       — Детектив! — вдруг, сквозь водяной шум, послышался ненавистный ему голос. Поворачиваться не стал, устроив показательное выступление на тему того, как ему всё равно на грёбанного робота: продолжил поиски ключей во внутренних карманах. Какого хера они такие глубокие? — Гэвин!       После своего имени, услышанного намного ближе, Рид поёжился и замер, на мгновение прекратив поиски. Злость подступила комком к горлу, ярость сожгла грудную клетку. Ричард.       — Я сделал это ради твоей безопасности! — андроид пытался докричаться через шум, отчего механический скрежет был слышен с относительной чёткостью. — Ради тебя.       Его глубокий голос оказался ещё ближе. Рид промолчал, не повернулся, смотрел в отражение окна машины и выждал, пока Ричард подойдёт к нему на подходящее расстояние. «Ради тебя», да? Это прозвучало обиднее самого факта увольнения, и тогда Гэвин не выдержал. Он резко развернулся и ударил Ричарда по лицу.       Теперь детектив точно видел искажённую в потрясении физиономию напарника. Андроид пошатнулся, но устоял на ногах. Он не ударил в ответ и тогда, когда в лицо прилетел второй кулак. От удара скин расползся по скулам без намерения восстанавливаться. Красный диод, холодная голубизна глаз, раскрытые в удивлении губы с растёкшимся по ним тириумом — видеть Ричарда таким разбитым одно удовольствие. Удовольствие, что перекрывает боль в костяшках.       — Извини, рука соскользнула, больно? — фальшиво ласково поинтересовался Гэвин. — Ради меня? Как мило. Должно быть, увольнение тоже спланировано из самых лучших побуждений? Из желания нашего идеального, — Рид толкнул в грудь дроида. — Незаменимого, — толчок. — Пиздецки продвинутого робота. Вот только есть загвоздка: он всего лишь машина. Кусок пластика, которому наплевать на всё, кроме своей задачи.       Рид ударил Ричарда под дых — приложил столько усилий, чтобы сбить андроида с ног, и так оно и вышло. Андроид упал на колено и схватился за грудь, тяжело дыша. Смешно, фальшиво.       — Я не думал, что всё так выйдет… — он вытер голубую кровь с губы. — Я не хотел этого, Гэвин.       — Неужели? Что с твоими процентами вероятности? Сбой системы, Ричард, а? Защищайся, мать твою!       — Нет.       — Что-что, не расслышал? — театрально вскинул брови Рид. Он слышал прекрасно, а отказ напарника драться только сильнее раззадорил его.       — Я не буду с тобой драться, Гэвин.       Детектив уже приготовился нанести удар ногой, но замялся и сжал губы. Что-что, но вот бить того, кто стоит перед ним на коленях и не желает вступать в бой, не в его стиле. Вместо этого он опустился перед дроидом на корточки и грубо схватил того за волосы на затылке. Избитое лицо, наполовину заплывшее белым пластиком и тириумом, неестественно поморщилось и взглянуло на него в ответ. В его глазах, на которые падала та самая выбивающаяся прядка, отразились сожаление и вина, что на секунду Гэвину показалось, что его сердце отмерло. Однако он взял свою гордость в руки и, сжав кулак и приблизившись, выпалил почти в губы:       — Ты отнял у меня всё, жестянка. Мою честь. То, чем я только мог гордиться, мою работу. Коллег. Все мои достижения, — к глотке подступила тянущая боль. Голос захрипел. — Теперь меня презирают не только родственнички, но и весь участок, когда я мог проявить себя и изменить их мнение. Благодаря тебе, Ричи. Свалившемуся мне на голову пластику, в котором я на долю секунды увидел жизнь. А сейчас понимаю, что был тем ещё идиотом: не осознавал, что всё это время меня дурачила машина. Тебе никогда не стать человеком, Ричард. Тебя даже девиантом не назовёшь. Хрен знаешь что.       Андроид не ответил, и тогда Гэвин обнаружил возле него злополучные ключи. Он оттолкнул от себя голову дроида, схватил их и поспешно понёсся к машине. Ему стало тяжело дышать, когда дверь поддалась и он уже готов был садиться.       — Гэвин, — детектив услышал, как Ричард с трудом встаёт на ноги, и повернулся. — То, что произошло у тебя дома… для тебя это что-то значило?       Рид взглянул в эти полные щенячьей, подобно Коннору, надежды глаза. Он раньше не замечал подобной эмоции за Ричардом. Такой беспомощности и бессилия — нет, всего лишь их имитации, не более. Гэвину захотелось ударить посильнее:       — Нет.       Вложить весь холод и безразличие в это слово стоило того, чтобы увидеть ещё одну эмоцию андроида: растерянность, нет, потерянность. Весь перепачканный в грязи, мокрый от дождя Ричард так и остался стоять на парковке и глядеть в одну точку, когда Гэвин уже успел умчать за поворот.       «Да». Он хотел сказать: «Да». Осознал это, когда встал в пробке на светофоре и ощутил тепло на щеках. Дотронулся и вздрогнул, когда понял, что только что рыдал перед чёртовым андроидом. Жестянка точно заметила, отличила капли дождя от слёз с помощью грёбанного анализа. Кажется, теперь детектив потерял ещё и достоинство. Вместе с этим он ударил по рулю и затем приложился к нему лбом. Снова эта разрывающая боль в горле, когда пытаешься сдержать эмоции и слёзы. Он никогда не плакал, он считал это позорным, даже если его никто не видел, но в тот момент он это просто не контролировал.       «Ты трус и эгоист, Гэвин».       Верно.       «Ты сам виноват в собственных проблемах».       И в чужих в том числе. Подло подставил Изи и Мину.       «Ты бежишь от проблем, а не решаешь их».       Гэвин взглянул на свои руки: костяшки выпачканы в тириуме, который уже достаточно больно жёг кожу. Совсем как голоса жгут сознание. Глаза защипало и детектив обтёр их ладонями, когда в следующий момент на пассажирском завибрировал мобильник. «Одно новое голосовое сообщение», — запищала кибер-девчонка. Рид стоит всё-таки в пробке, делать всё равно нечего. Он разблокировал телефон и тут же распахнул глаза в удивлении. Сообщение от Изи, пришло с опозданием. Не теряя ни секунды, он включил запись:       «Гэв, надеюсь, ты к этому времени уже вернёшь себе телефон. Я кое-что вспомнил насчёт этого А. П. Псих конченный, глаза бешеные! Я продал ему красный лёд в последний раз, после меня приняли вы с Ричардом. Это он настучал на меня, уверен, за моё любопытство. Закупился он у меня знатно, поэтому и спросил, на кой чёрт ему столько. А он стал говорить без умолку, как одержимый. Типа… про машинное масло в сочетании с красным льдом и тириумом… — а ты помнишь, что в голубой крови он есть — не могу сказать точно. Сказал, что ему нужно для какого-то эксперимента с «послушными шестерёнками».       Так вот Мина немного изучила того андроида, и правда: машинное масло смешано с красным льдом и тириумом! Не знаю, зачем этот псих провёл эту операцию, но… эй, отдай телефон!»       «Так вот, слушай сюда, детектив», — голосовым завладела Мина. — «Я предполагаю, что машинное масло было использовано, чтобы тормозить биокомпоненты андроидов — читала об этом в одной из книг Камски, что его нежелательно использовать начинающим робототехникам, так как это может повлиять на работу машин. И я думаю, что масло замедляет действия девиантов, а следовательно, и работу их сознания, если залить его в трубки вместе с красным льдом. Так этот псих мог бы с лёгкостью перестроить их систему, без сопротивления, делая их…»       — Послушными, — закончил за неё Гэвин. — Как под наркотиками.       В «клетке».       «Отдай, говорю!» — прорезался голос Изи. — «Так вот. Имя у него древнее, как и фамилия, сейчас вспомню. Так… Ар…»       «Артур?»       «Нет! Аара…»       «Аррон?»       «Точно, Аррон! А фамилия…»       «Не башка, а тыква. Ты помнишь его глаза, но не помнишь имени?!»       «Не мешай, Мина, я думаю! Книга ещё была, как её…»       «Надо же, Изи Данг читает книги!»       «Замолчи! Перси, точно!»       «Что за нелепость? Аррон Перси? Может, это псевдоним?»       «Так он представился мне. Держу пари, он прислал одного из своих андроидов разобраться со мной, потому что знаю слишком много. А нехер рассказывать о своих злодейских планах первому попавшемуся!»       «Кто-то звонит в дверь. Кого ещё принесло?» — в трубке послышались удаляющиеся шаги Мины.       «Гэв, это всё, что мы знаем. Ты спас мне жизнь, дважды, за что я помогаю тебе... чёрт, Мина, что там за шум? Твою мать..!»       Нетрудно догадаться, что в следующую секунду подопечных Гэвина взяла полиция. Он крепко сжал телефон в руке от вновь подступившей злости. Теперь в его руках есть зацепка, да не просто зацепка, а целая разгадка дела о вирусе, подумать только. И это тогда, когда его вышвырнули из отделения. Тогда, когда Рид решил покончить с чёртовыми андроидами и их проблемами. Забить и забыть? Тогда усилия Изи и Мины были зря? Коннор спас его зря, и теперь будет лежать на одном из операционных столов Аррона Перси?       «За год вы выросли, как личность, пусть и некоторые решения вам даются с трудом. Вы всё такой же эгоист, который готов идти по головам ближних, чтобы достичь цели, но вы достойно подавляете в себе эту черту», — вдруг вспомнил Рид и осознал, что единственную за всю жизнь искреннюю похвалу он получил от той самой ненавистной бездушной машины.       Нет. В ней была жизнь.       — А-а, чёрт с вами, грёбанные андроиды! — зарычал он и надавил на педаль газа, когда до его ушей стали доноситься сигналки позади стоящих машин. — Ну, держись, тостер, я еду.       Раз уходить из отделения, так красиво!       Кажется, настало время как раз-таки решать проблемы.
Примечания:
Продолжение может задержаться ненадолго, так как «Детройт» сам в себя не переиграет (пятый раз, Карл). Думаю, пойдёт на пользу в каком-то смысле, ибо: а) Игра является моей дипломной работой (чему я ЧРЕЗМЕРНО рада). б) Замечаю мелкие детали, которые вдохновляют.
Ну и, естественно, как упустить возможность в линии Коннора доколебаться до Гэвина :)
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты