Семейная идиллия

Другие виды отношений
NC-17
Завершён
68
автор
Размер:
206 страниц, 9 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
68 Нравится 88 Отзывы 18 В сборник Скачать

Глава 8: Побег из паутины

Настройки текста
– Эхей, привет, друзья! Добро пожаловать в «Семейную троицу» – самый веселый, интересный и оригинальный парк развлечений для тех, кто считает, что двух пони в семье явно недостаточно для того, чтобы жить счастливо! – весело провозгласил высокий клоун-жеребец в пышном парике и широких ботинках, который стоял у входа в парк. Раскачиваясь взад-вперед, он радостно приветствовал проходивших мимо него гостей, среди которых была принцесса Каденс, идущая в обнимку со своим мужем Шайнингом Армором и супругой Кризалис. – Что? Как я сюда попала? – удивленно спросила пони, посмотрев на широкую арку впереди, под которой они остановились, чтобы купить у клоуна билет. – Где мы? Она обернулась назад и увидела бескрайние пшеничные поля, которые уходили за горизонт и сливались там с усеянным звездами ночным небом. – Как где? В парке развлечений, где же еще? – со смешком сказал Шайнинг Армор, прижимаясь к ней щекой и кивая в сторону больших павильонов с угощениями и аттракционов, которые действительно выглядели оригинально и немного дико. Там были огромные бизоньи горки, уходившие высоко за облака, карусель, которую держал гигантский осьминог и раскручивал своими щупальцами, машинки и домики, сделанные из настоящих вафелек и огромных взаправдашних фруктов и безумный аттракцион в форме туловища Дискорда, что подхватывал с земли сферические кабинки с посетителями и без каких-либо креплений жонглировал ими прямо в воздухе. «Да, с техникой безопасности у них явно проблемы», – подумала аликорн, представляя, как одна такая кабинка с безумной скоростью летит вниз. – Это-то понятно, но я что-то не помню, чтобы мы собирались сюда. – Серьезно, Кади? Ты что забыла, что сама предлагала нам пойти в это место? – сказала ей улыбающаяся Кризалис, легонько подталкивая кобылу своим крупом. – Да, наверное, забыла, – с сомнением сказала принцесса. «Я даже не уверена, что мы делали сегодня утром», – мысленно прибавила она, прижимаясь к обоим супругам. – Но это не важно. Главное, что мы с вами вместе, а большего мне и не надо. – Вот и славно. Ну что, любимые, идем развлекаться? – весело произнес единорог, беря телекинезом три билетика и увлекая обеих жен в сторону забавной карусели, сидения которой напоминали мультяшных гусениц с большими улыбающимися рожицами. – Как думаете, а это место действительно только для семей, в которых есть три супруга? – пока они шли, шепотом поинтересовалась принцесса. – Конечно, а что тебя так удивило? – спросил жеребец. – Просто мне всегда казалось, что такие семьи как наша скорее исключение из правил, чем норма, а тут… – она еще раз осмотрела большой заполненный веселящимися посетителями парк, – …даже яблоку некуда упасть. – Хи-хи, не будь такой ханжой, Кади, – сказала ей королева. – Ведь сердцу не прикажешь, и пони вольны сами решать со сколькими мужьями и женами им лучше жить. – Ну, так-то да, но… Они уже подошли к карусели, на которой катались знакомые принцессе семейные кобылки и жеребцы. – Надо же, это что, миссис Кейк? А я-то думала, что ей кроме мужа больше никто не нужен, – увидев бирюзовую пони, сказала Каденс. – Ну, это только на публике. В реальности же у нее есть еще одна близкая кобылка, – произнес кто-то неизвестный. – Неужели? И я ее знаю? – увлеченно спросила принцесса. – Вполне возможно, ведь она очень известна. Так что ей приходится скрывать от других свои полигамные отношения, – ответил незнакомец. – Вот как, тогда откуда же вы… эй! – Каденс обернулась и увидела стоявшего возле них клоуна, того самого, что до этого был у входа. – А вы что тут делаете? – удивленно всхрапнув, спросила кобыла. – Мне казалось, что вы продаете билетики. – Вот именно, их я и продаю, на аттракцион, – беззаботно улыбнулся он, протягивая ей разноцветную связку билетов. – Вы же хотите прокатиться на нашей гусеничной карусели, верно? – Да, но почему вы здесь? А главное, зачем подслушиваете нас? – нахмурилась принцесса. – С кем ты разговариваешь, Кади? – спросила Кризалис. – Да вот, с этим противным… – сказала Каденс, собираясь показать ей на клоуна, но стоило ей обернуться, как тот таинственным образом исчез, а на его месте стоял большой ярмарочный знак, на котором крупными буквами было написано: «В этом парке все совсем не то, чем кажется». – Что за ерунда? – ничего не понимая, спросила аликорн, озираясь по сторонам. – Где он? – Кто? – повернулся к ней Шайнинг. – Клоун, который должен продавать билеты на аттракцион, – ответила пони. – О чем ты, дорогая? Для этой карусели не нужны билеты, – сказал единорог. – О, а вот и наша очередь подошла! Идем кататься! И они втроем сели в большую декоративную гусеницу, которая неожиданно ожила, когда к ней прикоснулись, и весело захихикала. «Что все это значит?» – удивилась Каденс, когда та на нее посмотрела. Она повернулась к своему мужу, но тот, похоже, даже не заметил, что их сиденье ожило. Кризалис тоже была спокойна. «Ничего не понимаю, почему они…» – задумалась пони, но тут ее мысли прервал громкий голос. – Так, кобылки и жеребчики, пристегните ремни и держите свои вещи покрепче! Сейчас вы будете кружиться! – сказал стоявший возле пульта управления жеребец в пышном парике. – Эй, это он! Тот самый клоун! – заметив его, сказала принцесса, но гусеница уже успела подняться вверх и, превратившись в красивую бабочку, начала плавно летать кругами. Когда их поездка закончилась, клоуна у пульта не оказалось. Он пропал. Супруги вылезли из сложившей крылья бабочки и отправились гулять по парку. «Странно это все, – мысленно произнесла Каденс, вертя головой и пытаясь понять, что здесь происходит. – Огромная живая гусеница, подозрительный клоун. Мне это не нравится». Пока она рассуждала, супруги подошли к следующему аттракциону – «Лодкам яков», который представлял из себя две большие деревянные ладьи, что были прикреплены в толстой перекладине и быстро раскачивались из стороны в сторону. Когда Каденс и ее любимые забрались в одну из них, она вновь встретила клоуна, который уселся вместе с ними на одну скамью. Но стоило ей повернуться, чтобы рассказать об этом Кризалис, как он тут же исчез, а на его месте аликорн увидела большой декоративный куст в горшке, что был подстрижен точь в точь как парик того клоуна. Покатавшись на лодке, они направились в комнату смеха. Кризалис и Шайнинг весело смеялись, разглядывая свои отражения в кривых зеркалах. – Ну же, милая, не хмурься, посмотрись в зеркало. Это так весело, – с улыбкой предложил ей единорог. Каденс молча кивнула и заглянула в одно из них, где вновь увидела ненавистный клоунский нос. «Опять?! Он что, преследует меня?» – мысленно спросила она у себя, выходя из комнаты и то и дело оглядываясь назад. Далее они посетили Пещеру Любви, на стенах которой вместо жеребят-купидонов, висела целая куча противных клоунов, а после зашли в кафетерий, чтобы купить себе сахарную вату и напитки. Но и там Каденс не было покоя, и когда она протянула стоявшему к ней спиной кассиру пару битов, то вновь встретилась взглядом со своим преследователем, который с ухмылкой вручил ей заказ. «Жуткий тип. Он явно что-то затевает. А еще, похоже, что никто его здесь не видит. Никто, кроме меня. Нам нужно уходить отсюда», – решила принцесса, катаясь вместе с Шайнингом и Кризалис на колесе обозрения и жуя сахарную вату. Как только они спустились на землю, Каденс потянула обоих супругов в сторону выхода. – Пойдемте, мне тут не нравится. Давайте вернемся домой, – попросила она у них. – Домой? Но почему? Мы еще не опробовали и половины аттракционов, – сказал Шайнинг Армор. – Не важно, просто уйдем, – взмолилась принцесса. – Ну хорошо, – поддержала ее Кризалис. – Но только после того, как прокатимся на этом. Она кивнула в сторону больших бизоньих горок в центре парка. – Но… но… – запротестовала Каденс. – Ты же не откажешь мне, правда, Кади? – сделав "щенячьи глазки", спросила королева. – Ох, ладно. Но после мы сразу уйдем, – согласилась кобыла, направившись вместе с ними в конец очереди на аттракцион. К счастью, ждать им пришлось совсем недолго, и уже через пять минут они сели в вагончик. «Ну хоть здесь нет этого типа», – подумала Каденс, поглядев на пульт управления, за которым стоял обычный земной пони. Рассказав им о правилах безопасности, он потянул за рычаг и супруги медленно покатились по рельсам, которые вскоре пошли под уклон и стали всячески изгибаться. Не прошло и пары секунд, как их вагончик набрал скорость и стремительно понесся вперед, выделывая безумные петли и зигзаги. – Юху! Вот так! Давай еще быстрее! Быстрее! – весело кричала Кризалис, когда они сделали мертвую петлю и тут же скатились с горки. – Держитесь, любимые, сейчас будет главный подъем! – сказал им единорог. Вагончик ненадолго замедлился, и они стали подниматься на большую горку, ту самую, что уходила за облака, а после оканчивалась головокружительным спуском. – Ах, как же я обожаю проводить с вами время, – сказала Кризалис, прижимаясь к ним. – Я тоже, мои дорогие, – поддержал ее Шайнинг. – А ты, Каденс? Но принцесса им не ответила. Она по-прежнему была немного напряжена, повсюду выискивая своего преследователя. «Хотя, – тут же успокоила она себя, – вряд ли он сможет подняться на такую высоту. Он же не пегас. Так что мне стоит немного расслабиться». Она прижалась к груди Шайнинга и с улыбкой стала ждать, когда их вагончик заберется на самую вершину, и они с криками съедут вниз. – Да, я тоже рада, что мы вместе, – нежно проворковала аликорн. Они уже поднялись за облака и увидели перед собой конец горки. – Ну вот, еще немного и мы понесемся как вихрь, – напоследок сказала она. – Это точно. Похоже, что тебе здесь понравилось, верно? – вдруг спросил ее неприятный знакомый голос. – А? – удивленно произнесла Каденс, повернув голову. – Ты?! – возмущенно зашипела она, увидев, парящего возле нее без крыльев и магии клоуна. – Я, – утвердительно кивнул он. – Знаешь, мне это уже порядком надоело, так что давай во всем разберемся. Кто ты и зачем меня преследуешь? Клоун весело усмехнулся. – Кто я? А мне казалось, что ты и так догадалась, – внезапно произнес он изменившимся высоким голосом и, подняв вверх передние ноги, стянул с себя маску. – Особенно когда начала замечать нелогичные моменты во всем происходящем, – сказала выросшая в размерах темно-синяя кобыла аликорн. – Луна? Что ты здесь делаешь? – удивленно открыла рот Принцесса Любви. – Это же очевидно. Выполняю свои обязанности, – со смешком ответила Хозяйка Ночи. – Обязанности? Постой, так мы с тобой в Царстве Снов?! – ахнула розовая пони. – Конечно. Хотя я бы не назвала это место своим царством. Сны от наркоза всегда очень нестабильные и довольно… – начала Луна, но тут у нее на спине возник крохотный клоун-жеребец и начал со всей силы бить ей по голове надувным молотком, – …дикие. – Наркоз? Точно, теперь я вспомнила! Меня усыпили, и за всем этим стоит Твайлайт! Луна, ты должна нас спасти! Прислать кого-нибудь на помощь, – быстро проговорила Каденс. – Я бы с радостью, Кади, но боюсь, что это невозможно. Я не умею находить пони по сну. – И не нужно. Нас с Кризалис поймали и, скорее всего, держат где-то на заброшенном складе неподалеку от Валдсберри. Это в пустыне, рядом с заправкой. – Да, это существенно сузит круг моих поисков. Ну хорошо, я постараюсь вам помочь. Вы, главное, держитесь. Вагончик с Каденс уже добрался до самой вершины и, наклонившись, приготовился съехать вниз. – А сейчас, извини, но мне надо уходить. Твой сон вот-вот завершится. Причем не очень… эм… – произнесла Луна, виновато опустив голову. – Не очень что? – заподозрив неладное, спросила Каденс. – Ну, как бы это сказать, сны от наркоза редко заканчиваются хорошо, так что приготовься… Она посмотрела куда-то вниз. – Ой-ой, – Принцесса Любви почувствовала, как ее тележка затряслась, а рельсы начали гнуться. – …к кошмарному финалу, – закончила темно-синяя кобыла. Каденс высунулась вперед и увидела, как нижняя часть аттракциона ушла под землю и оттуда вылезла огромная Твайлайт Спаркл. – Твайлайт! Нет! – испуганно воскликнула аликорн. – Успокойся, Каденс, я знаю, что делаю! – демоническим голосом пророкотала единорожка. – Я изучила множество книг, и в каждой из них было написано, что лучшее лекарство от сердечных травм – это полное поглощение! – Что? Что это за бред?! Прошу, Твайлайт, не делай этого! – сказала Каденс, увидев, как близкая ей пони открыла полный острых зубов рот и встала в конце горки. – Не бойся, скоро все это закончится! И вы с Шайнингом снова будете со мной! – облизнув губы, произнесла единорожка, и тележка, сорвавшись с места, понеслась в ее широко раскрытую пасть. – Навсегда! – Не-е-е-е-е-т! – закричала принцесса, проваливаясь во тьму.

***

– Нет, нет, нет, – застонала Каденс, открывая глаза и видя перед собой лишь темноту. – Ох, мама, она меня проглотила! – Ай! Не кричи! Никто тебя не глотал. Ух, голова раскалывается, – услышала она справа от себя знакомый голос Кризалис. Аликорн попыталась засветить свой рог, но ничего не получилось. Тогда она попробовала встать, однако ее ноги оказались плотно связаны тонкой слабо светящейся веревкой. Вдобавок на ее роге было надето какое-то кольцо, которое, судя по всему, блокировало ее магию. Из-за чего все что она смогла сделать – это перевернуться на правый бок и в темноте нащупать дырявую ногу своей жены. – Кризи, милая, ты в порядке? – радостно произнесла принцесса. – Ну, можно сказать и так, – вяло ответила Кризалис. – Хотя тот кошмар, что мне снился, сильно уступает происходящему наяву. – Это верно, мы с тобой крепко влипли, – подтвердила пони, моргая и силясь увидеть что-нибудь перед собой. Когда ее глаза немного привыкли к темноте, она смогла различить милое личико Кризалис и стену за ее спиной, возле которой стояли ящики и коробки. – Где это мы? – спросила Каденс. – Не знаю, но уверена, что на одном из складов, куда нас оттащили подручные твоей воспитанницы. – Да, припоминаю. Эх, Твайлайт, даже не верится, что она пошла на такое. Похитила своего брата, напала на нас. – Не забывай, что она еще промыла ему мозги, – подсказала Кризалис. – Да, верно. Бедная Твайли, она совсем запуталась. – И это еще мягко сказано, – фыркнула королева, судя по звукам принявшись егозить по полу. – Хотя меня сейчас интересует не это, а то, что она хочет сделать с нами. – Меня тоже. Однако я не думаю, что она решится на что-то ужасное, – сказала аликорн. – Пусть Твайлайт иногда и бывает чересчур фанатичной, но она не сможет нам навредить. – Ты уверена? – с сомнением сказала Кризалис. – Она как-никак нас похитила, а еще собрала вокруг себя целую армию отпетых негодяев. – Да, ты права. Но зачем они ей? Твайлайт никогда раньше не пользовалась услугами наемников. – Пока не знаю, но мы это обязательно выясним… ух… как только сбежим отсюда, – кряхтя, произнесла королева. – Согласна. Я не намерена лежать тут и ждать, когда к нам заявятся эти олухи, – поддержала ее принцесса, тоже пробуя освободиться от сдерживающих ее веревок. Но как бы она не старалась, тонкие путы оказались слишком уж прочными, даже для аликорна. – Ай, ничего не выходит. Эти веревки нам не порвать. Похоже, что они волшебные, – спустя пару минут сказала королева, бессильно опустив голову на пол. – Твоя правда. Твайлайт все предусмотрела, – согласилась Каденс, пытаясь дотянуться до кольца на своем роге. – Даже магию нашу заблокировала. Эх, безнадежно, мы не сможем использовать наши силы. – Не совсем, – сказала Кризалис. – Да, магии у нас нет, но превращение чейнджлингов никак с ней не связано. Это наша природная способность. И, сказав это, она откатилась в сторону и начала расти в размерах, превращаясь в огромного черного медведя. Королева надеялась, что, став больше, сможет разорвать веревки, но они вместо этого тоже начали расти и вытягиваться. – Проклятье! Они становятся больше! – прорычала она низким басом. – Да, моя воспитанница ничего не делает наполовину, – вздохнула принцесса. – Ну нет, так просто я не сдамся! – вновь возвращаясь к своему обычному виду, сказала Кризалис. – Раз вырасти не получилось, я стану очень маленькой. – И что? – спросила аликорн. – Веревки ведь тоже уменьшатся. – Вот именно. И тогда тебе не составит особых трудов перегрызть их зубами, – сказала королева. – Эй, а ведь верно! Отлично придумано, Кризи, – похвалила ее супруга. Кризалис еще раз изменила свой облик и стала маленькой как мышка. Упав на бок, она покатилась в сторону Каденс. – Вот так, еще немного, – приговаривала пони, положив голову на пол и приготовившись схватить веревку зубами. Кризалис сделала еще пару оборотов и тут почувствовала, что у нее на пути образовалась какая-то пустота. – Ну? Где ты там? – спросила Каденс. – Я… я тут… ой-ой! – Что? Что случилось? – Н-ничего, – осторожно произнесла королева. – Просто мне кажется, что в полу есть… ай-ай… слив для воды! – тоненько пропищала она, перед тем как ее тело опасно наклонилось, и она с воплями рухнула в бездну. – Кризи! – испугалась Каденс. – А-а-а! – закричала королева, падая в темноту. Несколько раз ударившись о стенки трубы (и набив себе целую кучу шишек), она рухнула в бурный поток воды, который понес ее куда-то вперед, пока труба не пошла под уклон и внезапно не оборвалась. Кризалис выскочила из воды и на большой скорости полетела вниз. «Ну все, мне конец, мне конец, мне…» – мысленно приговаривала она, ожидая, что вот-вот столкнется с твердой поверхностью, которая оборвет ее жизнь, но тут падение прекратилось. Она приземлилась на что-то мягкое и плавно скатилась на прохладный каменный пол. – Ай, это было больно, – поморщившись, произнесла Кризалис, переворачиваясь на наименее пострадавший бок. – И все же приятно. Фух, я жива. Жива и… ай… относительно невредима. Она зажгла свой рог, и увидела, что оказалась где-то в канализационном коллекторе, возле большой упаковки из-под маффинов. – Ух, хвала Прародительнице Роя, что кто-то здесь ест сдобу от «Семейства Кейк». Если бы не эта упаковка я бы… эй, минутку! Она посмотрела на свой светящийся рог. – Ха-ха, я могу использовать магию! Видимо, блокирующее ее кольцо слетело во время моего падения! Вот повезло. Теперь мне будет легче снять эти путы. Она обхватила телекинезом веревки и попыталась их развязать. – Вот так, дело пошло, – довольно произнесла Кризалис, когда один из узлов начал подаваться. – Как только выберусь отсюда, то сразу же полечу к Каденс, а после мы с ней покажем этой мерзкой… Королева умолкла. Где-то в темноте раздалась возня, и послышались еле слышные шаги. – А? Что это? Кто здесь? – шепотом спросила Кризалис, нервно вглядываясь в темноту. – Очень надеюсь, что это кто-то хороший, потому что я еще не вполне готова, чтобы быть атакованной. Шаги тем временем стали ближе, и она услышала громкое дыхание, разбавляемое слабым писком. – О нет, я догадываюсь, кто это, – опустив уши, произнесла Кризалис, быстро глянув сперва на узел у себя на ногах, а затем по сторонам. Вокруг нее было много мусора, начиная с грязных бумажек и битых бутылок и заканчивая ржавыми банками. В сторону одной из них она и поползла, стараясь отдалиться как можно дальше от приближающихся к ней шагов. Добравшись до края банки, она быстро забралась внутрь и еле успела закрыть отогнутую часть крышки, как на нее из темноты выпрыгнула большая черная крыса. Издав громкий писк, она попробовала схватить королеву за торчащий из банки хвост, но чейнджлинг заползла еще глубже и чудом спаслась от ее острых зубов. – Вот же пакость кусачая, – сказала она, телекинезом не давая крысе забраться в банку. – Слушай, грызун, я знаю, что это твой мир, а не мой. А потому, чем раньше я отсюда сбегу, тем быстрее продолжу выбрасывать мусор, на котором ты и тебе подобные будут жить. Крыса никак на это не отреагировала и стала грызть края крышки, передними лапами пытаясь дотянуться до королевы. – А ты, я смотрю, так просто от меня не отстанешь, правда? – заметив, как она мнет банку, сказала Кризалис. – О, какие у тебя острые зубки. Так почему бы тебе не использовать их во благо и не помочь мне… Она осторожно протянула свои связанные ноги к крысе и та, вцепившись в веревку, одним мощным укусом перегрызла ее. – …освободиться! Да! Да! Да! Получилось! – воскликнула королева, откидывая в сторону уже не мешавшие ей веревки и решительно поворачиваясь к крысе. – Ну что? Теперь давай поговорим на твоем языке! И она резко кинулась вперед, магией отогнув край банки и ударив ей крысу. – Что?! Думала, что сможешь так просто меня съесть?! Ха! Да я уничтожала целые цивилизации, когда твой род еще даже не существовал, – крикнула она, хватая с пола пару камней и запуская их в грызуна. Крыса болезненно взвизгнула и отступила. – А не такая уж я и слабая, когда не связана, верно? – усмехнулась чейнджлинг и, схватив телекинезом банку, обрушила ее на голову крысы, закрыв внутри. – Вот так, будешь знать, как нападать на представителей королевского рода, – отряхивая свой панцирь, сказала Кризалис, зажимая край крышки, чтобы крыса не смогла сразу выбраться. – Ух, вот это был бой! Она оглянулась по сторонам, после чего посмотрела на трубу у себя над головой. – Итак, с веревками я разобралась, и теперь нужно лететь к Кади. Очень надеюсь, с ней ничего плохого не случилось. Ведь эти наемники вполне могли… Пятясь назад, она случайно на что-то наступила и едва не споткнулась. – Упс, нужно быть аккуратней, а то так можно и ногу себе… ого-го! – она опустила голову и увидела, что стоит среди кучи костей и черепов, которые принадлежат крысам. Все они были ужасно изуродованы и повреждены, а посреди этого кладбища лежал сухой, искусанный во множестве мест огурчик-пикули. – Ничего себе! Похоже, что кому-то здесь повезло еще меньше чем мне. Интересно, что они не поделили с огурцом? – усмехнулась королева. – А впрочем, не важно. Сейчас я должна сосредоточиться на спасении своей любимой, чтобы потом вместе с ней забрать нашего мужа. Она расправила свои крылышки и попробовала взлететь, но те оказались испачканы в сухой овощной смеси, которая, по-видимому, была внутри банки. – Ох, ну как всегда, – проворчала она, пытаясь очистить их телекинезом, как вдруг у нее за спиной раздалось несколько громких шагов. – Проклятье. Совсем забыла, что крысы живут стаями, – медленно обернувшись, сказала она и, увидев позади себя множество красных глаз, тут же галопом сорвалась с места и поскакала в сторону ближайшей трубы. Крысы бросились за ней. – Да, вот ведь повезло, – быстро произнесла она, перепрыгивая через разбросанный у нее на пути мусор и поглядывая на узкие стенки трубы. – И драться не могу и увеличиться тоже, иначе я бы всех их давно передавила. Придется искать другой путь. Труба тем временем повернула налево и завершилась зернистой решеткой, за которой была еще одна часть канализации. – Тупик, – осмотрев решетку, сказала Кризалис, поворачиваясь к догонявшим ее крысам. – Что ж, видимо, это конец. Грызуны уже были рядом и, клацая своими острыми зубами, прыгнули на королеву. Но она вдруг, весело ухмыльнулась и еще больше уменьшившись в размерах, легко залезла в маленькую дырку. Крысы врезались головой в решетку, устроив кучу малу. – Ха, вот ведь глупые твари! – вновь став размером с крыс, сказала она. – Неужели вы и вправду решили, что я вам по зубам? Ага, как же, держите карман шире! Она показала им язык. – Ну, я пошла, а вы продолжайте есть экскременты, разносить болезни или чем там еще любят заниматься крысы? И, отвернувшись от беспомощно тянущих к ней лапы грызунов, она спокойно направилась дальше. – Так, преследователи мне больше не страшны и я спокойно могу подняться наверх, – сказала она, очищая свои крылышки и разглядывая кирпичный потолок, из которого выступало несколько вертикальных труб. – Уверена, что одна из них наверняка приведет меня обратно на склад, – внимательно осмотрев их, сказала Кризалис и, взлетев над полом, заползла в самую широкую из труб, откуда сверху шла вода, упорно пытавшаяся уронить ее вниз. «Нет, так дело не пойдет, придется мне измениться», – решила она и, обернувшись золотой рыбкой, быстро зашевелила плавниками, плывя против потока. «Непростое это дело, но я справлюсь, – думала она, медленно продвигаясь вверх по трубе, пока впереди не забрезжил свет. – Есть! Это выход! Еще немного усилий!» Она ускорилась, продолжая плыть к свету, но тут его закрыла какая-то тень. Что-то большое и массивное опускалось на нее сверху. «Что происходит?» – подумала королева, удвоив скорость. – Ох, наконец-то я до него добрался! – произнес громкий жеребцовый голос. – Дискордова запеканка с острым перцем! Ну зачем я съел две порции, зачем?! Королева испуганно замерла, у нее над головой показался чей-то хвост и кьютимарка в виде дубинки. «О нет, это же… я должна поспешить!» – запаниковала она и ракетой полетела вверх. За несколько сантиметров до поверхности она выскочила из воды и, на ходу изменив свой облик, снесла едва не севшего на унитаз жеребца. – Да, я смогла! И подобно настоящей золотой рыбке совершила заплыв по туалетной трубе. Только в обратном направлении, – восторженно произнесла она, приземляясь на ноги. Откинув назад мокрую гриву, она посмотрела на лежавшего у ее ног жеребца. – Ай, верно говорят про Эквестрию: "стоит нагнуться и в заднице рог", – болезненно застонал он, потирая ушибленный круп и, повернувшись, увидел перед собой королеву. – О нет, ты же… – промямлил он. – Да, я королева чейнджлингов и та, кого ты и твои дружки нагло похитили! Она рывком подняла его над полом. – Вдобавок ты едва не осквернил воду, в которой я плавала, и сейчас дорого за это заплатишь! – прошипела она. Пони с ужасом сглотнул. – Но, если ты проявишь немного благоразумия и расскажешь мне, где моя жена, то я, так и быть, пожалею тебя и не стану растирать в порошок. – К-к-конечно, она на втором складе. Пройдите дальше по коридору и повернете налево. Четвертая дверь справа, – быстро проговорил он, уставившись на ее светящийся рог. – Вот как? Что ж, большое спасибо, – зловеще усмехнулась королева, обнажив свои острые клыки. – Н-но в-вы же об-обещали мне… – испугался жеребец. – Да, обещала, – кивнула Кризалис и отвесила ему сильную оплеуху. Жеребец отлетел к стене и, потеряв сознание, рухнул на пол. – И слово свое всегда держу, – спокойно закончила она. – Видишь? Я же тебя не прибила. А сломанные зубы всегда можно вылечить. Она пару раз повела плечом. – Ай, похоже, я сегодня не в форме. Нога так и болит, – сказала она, после чего повернулась к выходу. – А теперь к Каденс. Осторожно приоткрыв дверь, она осмотрела тускло освещенный коридор и, выскользнув в него, бесшумно пробежала до самого конца, после чего повернула налево. Но стоило ей зайти за угол, как она услышала приближающиеся голоса. – Проклятье, – прошептала Кризалис, быстро встав к стене и превратившись в мусорную урну. – Итак, что мы будем делать с нашими пленницами? – сказал один из идущих мимо нее наемников, жуя на ходу банан. – А ты как думаешь? Охранять, само собой, – фыркнул его напарник. – Это-то я знаю, но что потом? Разве мы не можем немного… ну… ты понимаешь, – шепотом сказал первый. – Даже не думай! Они нам не по зубам! Ты же помнишь, что сказала "Большая мама"? – Да, помню. Просто они такие сочненькие. Особенно та розовая. Говорят, она настоящая Принцесса Любви. А значит, может дать ее столько, что нам на всех хватит. – Мерзкий извращенец, – тихо скрипнула крышкой Кризалис. – Ты это слышал? – насторожился первый жеребец. – Что? – Не знаю. Словно какой-то писк. – Ай, не бери в голову. Должно быть, это крысы, – отмахнулся второй. – Да, наверное, – согласился его напарник и, подойдя к Кризалис, выкинул в нее банановую кожуру. Как только они ушли, королева приняла свой обычный вид. – Тьфу! Ну, вы мне за это ответите, – сказала она, выплевывая изо рта мусор. – Хм, "Большая мама". Очень странная кличка для Твайлайт. Хотя я не так уж долго ее знаю, чтобы судить. И убедившись, что поблизости никого нет, она продолжила идти дальше. Вскоре Кризалис подошла к той самой двери, где по уверениям наемника была заперта Каденс. Ее охранял еще один жеребец. «Так, нужно как-то его убрать, – подумала королева. – И желательно тихо. Чтобы об этом никто не узнал. Что же делать?» Пока она размышляла, прижавшись к стене, мимо нее проскочила крыса и своим писком привлекла внимание наемника. Он вздрогнул и повернулся на звук. «Засада!» – испуганно подумала королева, быстро превратившись в первого, кто всплыл в ее памяти. – Ну, наконец-то, Ридж, сколько можно тебя ждать? – сказал он, заметив ее. – Я… я… – промямлила Кризалис голосом жеребца, с которым только что столкнулась в туалете и чей облик, по всей видимости, сейчас приняла. – Что «я»? Ты сказал, что отойдешь всего на пять минут, а сам исчез на все двадцать. Чем ты занимался? – Ну, я… был в туалете. Ты же знаешь, что бывает, когда переешь острой запеканки, – уже более уверенно сказала она, стараясь придать своему голосу беззаботные нотки. – Да, знаю, а потому и не советовал тебе так сильно на нее налегать, – вздохнул наемник. – Эх, ладно, давай, заступай на дежурство. Сейчас твоя очередь сторожить пленниц. Он отошел от двери и вручил ей винтовку. – Ну а я пока схожу в кафетерий, и что-нибудь пожую, – сказал он, направившись в дальнюю часть коридора. – Тебе прихватить пончик? – Эм, нет, спасибо, – с корявой улыбкой, отмахнулась королева. – Думаю, что еды на сегодня с меня, пожалуй, достаточно. – Это верно, – согласился жеребец. – Ну хорошо, если что-то случится, зови и… постарайся в этот раз не уснуть. – Само собой, я и глаз не сомкну, – пообещала Кризалис, мысленно усмехнувшись: «Надо же, это оказалось легче, чем я думала». Как только сторож ушел, она вновь стала собой и, быстро уменьшившись в размерах, пробралась в щель между дверью и полом. – Каденс, милая, я пришла. Сейчас я тебя распутаю, – сказала она, засветив свой рог и увидев лежащую на полу принцессу. – Кризи! Я так рада, что ты жива! Ох, как же я испугалась, когда ты упала вниз, – улыбнулась аликорн, поворачивая к ней голову, и тут заметила, в каком ужасном виде была грива и панцирь королевы. – Селестия дорогая, что с тобой стряслось?! – Лучше не спрашивай. – Но… – Серьезно, Кади, это не та история, о которой стоит рассказывать. Но если вкратце, прогулка до твоей камеры была сущим кошмаром. Настолько, что сама Луна не додумалась бы до такого ужаса, – сказала она, телекинезом развязывая узлы на ногах Каденс. – Однако все это пустяки. Она протянула ей ногу и помогла подняться. – Ведь в итоге я все же спасла тебя, и теперь мы вместе, – с улыбкой сказала Кризалис, целуя принцессу в губы. – Верно, любимая. А теперь давай разыщем Шайнинга, – сказала она, нежно погладив супругу по слегка испачканной щеке. – И остановим Твайлайт. Что бы она там не задумала, пора это все прекратить, – прибавила королева, сбрасывая с ее рога блокирующее магию кольцо. – Тогда пошли, не будем терять времени, – кивнула принцесса и ударом ноги попыталась распахнуть дверь, однако та даже не шелохнулась. – Ай, не получилось! – потерев ушиб, сказала Каденс и, развернувшись, лягнула ее уже задними копытами. Но и это не помогло. – Ничего не понимаю, такая дверь никогда бы меня не остановила, – удивленно сказала аликорн. – Разве что… Она посмотрела на лежащие на земле светящиеся веревки. – Ну конечно, все дело в них. Они не только нас сдерживали, но еще и высосали всю нашу силу, – произнесла Каденс, пытаясь сотворить несколько элементарных заклинаний, но ее рог лишь слабо засветился и выпустил пару искр, после чего сразу потух. – Да, что-то подобное я уже чувствовала, когда оглушила наемника в туалете, – подтвердила Кризалис, попробовав согнуть выступающий из стены крюк. – Ух, бесполезно. Я тоже ослабла. Конечно, я по-прежнему могу превращаться, но вот с дверью уже не справлюсь. – И самое обидное, на то чтобы восстановить наши силы уйдет не один час, – заметила Каденс. – Но мы не можем столько ждать. Твайлайт наверняка скоро вернется, – принявшись ходить по кругу, сказала королева. – И тогда жди беды. Что же делать? Что же делать? Она пару раз прошлась мимо разбросанных по полу веревок. – Да уж, твоя воспитанница все продумала. Заманила нас в ловушку и поймала в силки, как двух беспомощных собачонок, – сказала она, поглядев на веревки. – Еще бы ошейники на нас надела и тогда мы точно выглядели бы как… как… Она остановилась. – Постой-ка, ошейники? Она вспомнила об их с Каденс любовных играх, когда она изображала из себя послушную собачонку, и тут ее осенило. – Ну конечно! Вот оно! – обрадовалась королева. – Что? – не поняла Каденс. – Да, мы с тобой ослабли, но ведь я легко могу восстановить свои силы. Разумеется, если ты мне… кхем-кхем… немного поможешь. – Я бы с радостью, но как? – Ну, ты понимаешь, – сказала Кризалис, показав ей на свой приподнятый хвост. – Минутку, ты же не хочешь… – покраснев, произнесла кобыла. – Да! Нам нужно срочно заняться сексом! – с энтузиазмом сказала Кризалис. – Что? Прямо тут? В грязной и сырой камере, да еще и с негодяями за дверью? – недоуменно произнесла Каденс. – Согласна, место здесь не самое лучшее, – понимающе сказала королева. – Но у нас с тобой нет выбора. Или сделаем это тут, или будем терпеливо ждать, когда за нами придут головорезы Твайлайт. – Ох, – обреченно вздохнула принцесса. – И потом, это будет даже интересно, – сладострастно произнесла чейнджлинг, подходя к супруге. – Мы с тобой перепробовали много разных фантазий: играли в питомцев, медсестер, использовали разные вибрирующие игрушки, однако тут все совсем по-другому. – Да, это уже не игра, а реальность, – сказала Каденс. – Именно! Заниматься сексом, когда твоя жизнь висит на волоске, это так возбуждающе, – томно произнесла королева. – И безумно дико, – фыркнула принцесса. – А еще, такой шанс выпадает всего раз в жизни, – облизав губы, произнесла Кризалис. – И я не хочу его упустить. Она подошла к лежащей в углу грязной соломе и легла на нее. – Ну, что скажешь, любимая? Хочешь поиграть? Ты будешь злой и похотливой тюремщицей, а я твоей беспомощной арестанткой. Она шлепнула себя по крупу. – Которая сегодня очень плохо себя вела и должна быть наказана. – Ну что ж, – с улыбкой сказала Каденс, приближаясь к ней. – Раз такое дело, сейчас я покажу тебе, что бывает с теми, кто меня не слушается. И обхватив шею королевы передними ногами, она накинулась на нее и страстно поцеловала.

***

– И где же Ридж? – спустя какое-то время спросил возвращавшийся из кафетерия наемник, заметив прислоненную к стене бесхозную винтовку. Он покрутил головой, осматривая коридор. – Эй, Ридж! – крикнул он. – Ты что, охренел?! Нам запретили оставлять пленниц без присмотра! Ридж! Тут до его ушей донесся подозрительный звук. Возня и приглушенные стоны, которые шли со стороны двери. – А? Что они там делают? – прищурившись, сказал он, подходя ближе и прислонив к ней ухо. Вздохи были очень громкими и явно не походили на звуки всхлипов и плача. Они больше напоминали… – О! – удивленно ахнул он, коварно ухмыльнувшись. – Неужели они там резвятся? – Эй, Маркл, ты что творишь? – спросил проходивший в этот момент мимо него единорог, патрулирующий коридор. – Тихо, не шуми! – шикнул Маркл, кивнув на дверь. Жеребец тоже подошел к ней и приложил ухо. – Ого! Ничего себе! Неужели они… – у него на губах выступила слюна, – …занимаются сексом? – Похоже на то, – подтвердил Маркл. Вздохи и стоны за дверью усилились и стали громче. – Но они же связаны, – осторожно прошептал единорог. – Именно. – И все равно занимаются этим? – А то, – Маркл похотливо облизнулся. – Ты же чувствуешь, какой оттуда идет жар? – Конечно, – жеребец громко сглотнул. – Эта Принцесса Любви такая аппетитная. – Эй, народ, вы чем тут занимаетесь? – спросил у них идущий по коридору лидер патруля, которого сопровождали еще пять наемников. – Ш-ш-ш, – зашипел Маркл. – Лучше подойди и сам все поймешь. И группа жеребцов плотно обступила дверь.

***

– Да! Да! У-у-у! Да! – громко воскликнула Кризалис, когда принцесса своим языком вызвала у нее очередной сладкий оргазм. Вначале они хотели сделать это тихо, но после первых пяти минут их страсть стала настолько необузданной, что они обо всем позабыли и, уже не таясь, стали громко кряхтеть и стонать. – Ух, это было божественно! – закрыв глаза, прошептала королева, откидываясь на соломенную подстилку. – И не говори, – обняв ее, сказала Каденс, часто дыша. – Не думала, что опасность может так возбуждать. – Ха-ха, о да, – лизнув ее покрытый смазкой носик, улыбнулась Кризалис. – Я еще никогда не видела тебя такой дикой. Думаю, нам нужно почаще встревать в опасные приключения. – Согласна, – хихикнула аликорн. – Но сейчас нам пора заканчивать и переходить к спасению Шайни. – Да, боюсь, что так, – печально произнесла королева (так сильно ей не хотелось покидать объятия супруги), с трудом поднимаясь на ноги. – Ну как? Ты уже набралась сил? – спросила Каденс. Кризалис зажгла свой рог и тот, словно прожектор, осветил всю камеру. – Хех, еще бы, – довольно произнесла она, как пушинку поднимая Каденс. – И все благодаря тебе. Теперь я могу сокрушить целую армию. – Тогда идем. Покажем Твайлайт, что бывает с теми, кто крадет нашего мужа. И они направились к двери. – Давай, снеси ее, – сказала Каденс. – Подожди, – навострив ушки, произнесла Кризалис. – Что? – не поняла аликорн. – Слышишь? – шепотом спросила королева. Принцесса подошла к двери и прислушалась. Со стороны коридора раздавались еле слышные смешки и похотливые вздохи. – Что это? – удивилась она. – Кажется, я догадываюсь, – ухмыльнулась Кризалис и на кончиках копыт подкралась ближе. – Что ты делаешь? – спросила Каденс. – Ш-ш-ш! – прошипела королева. – Минутку. Я всю жизнь хотела это сказать. И прочистив горло, она громко произнесла: – Э-эй! Вы там! Мы собираемся выходить! Так что отойдите в сторонку, а не то мы вас покалечим! В ответ ей раздался глумливый хохот. – Я вас предупредила, – улыбнулась королева и, развернувшись, что было силы, лягнула дверь, которая с лязгом вылетела с петель. – А вот и мы! – торжественно произнесла Кризалис, выходя в коридор, где валялись оглушенные наемники. – Ну что, милая, готова навешать пару-тройку оплеух? – Ха, спрашиваешь! – воинственно произнесла аликорн. – Пусть я не полностью восстановилась, но нескольких злодеев легко поколочу. – Тогда за дело! – сказала Кризалис, хватая одного из поднявшихся на ноги жеребцов за шиворот. – Зададим им перцу! И они двинулись дальше по коридору, на ходу отвешивая затрещины и пинки всем, кто попадался у них на пути, а было их немало. На шум от выбитой двери сбежалась вся здешняя охрана, которая впрочем, мало чем могла помешать могущественной королеве и крепкой принцессе. И хотя били они всего в четверть силы, наемникам хватило и этого, и коридор быстро заполнили испуганные возгласы и крики: – О нет! Они сбежали! – Предупредите остальных! – Нам срочно нужно подкрепление! – Они идут сюда! – Ой, мама! – Спасайся, кто может! – Бежим! Наемники летали во все стороны, снося своими спинами двери и врезаясь друг в друга. Некоторые из них, сообразив, что происходит, хотели было сбежать, но их тут же ловила телекинезом Кризалис и подставляла под копыта супруге. Так они прошли по всем здешним коридорам и оказались у большой двери. – Уверена, что за этой дверью мы встретим Твайлайт, – сказала королева. – Значит, мы должны… – начала было Каденс, но тут же осеклась и посмотрела на свой правый бок. – Стой, подожди! – В чем дело? – спросила Кризалис. – Мы забыли наши седельные сумки, – сказала аликорн. – Точно! А ведь там моя косметичка и телефон. Но где же нам их искать? – Сейчас мы это выясним, – сказала розовая пони, поднимая с пола еле живого жеребца. – Не подскажешь, куда вы дели наши вещи? – Д-да, они в комнате охраны, третий коридор, вторая дверь, – с трудом проговорил он, выплевывая выбитый зуб. – Спасибо, – сказала Каденс, отбрасывая его за спину. – Ну, вот мы и узнали. Идем за ними, – прибавила она, и кобылы, развернувшись, направились обратно. Некоторые наемники, успевшие встать на ноги, с ужасом уставились на них. – О нет! Они возвращаются! Нам надо бежать! Спасите! Помогите! Мама! – кричали они, получая новую порцию пинков и оплеух и разлетаясь во все стороны. Каденс и Кризалис дошли до комнаты охраны и забрали свои седельные сумки. – Готово, а теперь к Твайлайт, – весело произнесла аликорн. – И нашему милому Шайни, – прибавила королева, доставая расческу, чтобы привести в порядок гриву. Они двинулись обратно к большой двери. – Нет! Только не снова! Спасите! Вытащите нас! Ай! Больно! – вновь зазвучали перепуганные голоса наемников, уже в третий раз получавших тумаки. – Что ж, думаю, они усвоили урок, – посмотрев на заполненный избитыми жеребцами коридор, сказала принцесса. – И теперь дважды подумают, прежде чем похищать чьего-то мужа, – подтвердила Кризалис, несколько раз глубоко вздохнув. – Ну, вот мы и на месте. Пришло время Твайлайт. Давай проучим ее. – Непременно, только прошу тебя, будь с ней помягче, – попросила Каденс. – Само собой, любимая, – пообещала королева. – Мы просто с ней немного потолкуем. Уверена, что без своей армии она станет более сговорчивой. И они одновременно ударили по двери, ворвавшись на территорию большого склада, заставленного ящиками и коробками. – А вот и мы, Твайлайт, и у нас есть к тебе пара… – начала было чейнджлинг, но тут же удивленно осеклась. На нее и принцессу были направлены десятки винтовок и рогов единорогов. Твайлайт сидела на большом контейнере, в окружении наемников, и слушала стоявшее возле нее радио, по которому играла песня Графини Колоратуры: «Спектакль». Позади единорожки неловко пристроился одурманенный ею Шайнинг. – Нда, сдается мне, она нас ждала, – заметила Каденс. – Именно, и уже успела выработать оборонительную стратегию, – кивнула Твайлайт. – Да, это плохо, а мы так хотели сделать тебе сюрприз, – сказала Кризалис. – И сделали бы, если б ваш побег не сопровождался такими громкими воплями, – хмыкнула единорожка, выключая радио. – Серьезно, их было слышно даже сквозь музыку. – Да, тут мы оплошали, – вздохнула Каденс. – Итак, у вас есть два выхода, – угрожающе произнесла Твайлайт. – Или вы сдадитесь и позволите вас снова связать. – Или? – протянула аликорн. – Мне и моим помощникам придется понаделать в вас дырок, – решительно произнесла единорожка. – Неужели? Ты осмелишься выстрелить в меня, Твайлайт? – слегка дрогнувшим голосом спросила Каденс. – Если понадобится. Прости, Каденс, но ради спасения Эквестрии от этой (она кивнула в сторону королевы), я готова пойти на любые шаги, – заявила кобылка. – Надеюсь, ты меня понимаешь? – Твайлайт, я… – начала было принцесса, но Кризалис ее перебила: – О, еще как, Твайлайт. Ты так тщательно все спланировала, что не готова нам уступать. Поверь, мне это хорошо знакомо. Я и сама не раз была в подобной ситуации. Однако, как и я в те разы, ты кое-что упустила. – Вот как? И что же? – прищурилась единорожка. – Из этой ситуации есть и третий выход. И сказав это, она ловко выхватила у наемников телекинезом оружие и огрела их всех по голове. – А точнее: мы вас всех поколотим и спасем нашего Шайни, – закончила королева, угрожающе зыркнув на оставшихся на ногах помощников Твайлайт, которые с ужасом уставились на нее. – Вот же ж! – возмутилась единорожка. – Так что, сдавайся, Твайлайт, ты проиграла! – поддержала супругу Каденс. – Ну уж нет! – воскликнула фиолетовая кобылка, спрыгнув на пол. – Мой план слишком идеален, и я не позволю вам его разрушить! И она как одержимая начала стрелять в них из своего рога. – Ай! Берегись! – крикнула принцесса, уворачиваясь от волшебных снарядов, которые взрывались и раскидывали все на своем пути. – Скорее, бежим в укрытие! – дернула ее в сторону складской техники Кризалис, и они обе быстро нырнули за ближайший погрузчик. – Нда, сдается мне, уладить это дело миром нам не удастся, – сказала королева. – Ага, Твайлайт как-то уж слишком разбушевалась, придется нам ее вырубить, – кивнула аликорн, осторожно выглядывая из укрытия. Единорожка тем временем закончила стрелять и обратилась к своим приспешникам: – Ну? А вы что встали? Схватите их! – Н-но, мэм… – промямлил один из них, все еще напуганный тем, как королева легко их разоружила. – Сейчас же! – рявкнула Твайлайт. – Да, мэм! Уже идем! – испугавшись ее сердитого взгляда, сказал наемник. – Ты тоже, Шайнинг! – повернулась она к брату. – Помоги им! – Как скажешь, Твайлайт, – немного неживым голосом произнес он и побежал вместе с остальными к погрузчику, за которым сидели Каденс и Кризалис. – У нас гости, – сказала принцесса. – Пятеро негодяев. – Ха, всего-то? Да мы в одном лишь коридоре поколотили с полсотни, – усмехнулась королева. – Да, но с ними Шайнинг, – заметила Каденс. – Что ж, это все усложняет, – тут же задумалась Кризалис. – Бить нашего Шайни ни в коем случае нельзя. – Согласна. Каждый синяк на его милой мордашке – это лишний день, который он проведет в больнице, а не с нами. Нам срочно нужен план и желательно хороший, – сказала Каденс. Быстро покрутив головой, она увидела стоявшие неподалеку ящики, на одном из которых была надпись: «Рыболовные снасти». – Есть! Я кое-что придумала! Отвлеки их, – толкнув супругу плечом, сказала аликорн и тут же поскакала к тому ящику. – Отвлечь? И как, по-твоему, я должна это сделать? – окликнула ее Кризалис, но тут к ней из-за угла выбежали наемники Твайлайт. – Вот она! – сказал один из них. – Да, мы ее окружили! – прибавил другой. – А где же вторая? – спросил третий. – Не важно, главное, что мы поймали королеву. – Да… поймали… и… что нам теперь делать? – шепотом поинтересовался первый. – А сам-то как думаешь? Схватить ее, конечно, – ответил ему самый крупный из них, явно их лидер. – И как же мы это сделаем? Она и та розовая раскидали всех наших ребят. Какие у нас шансы? – Не важно, нам приказали ее поймать и мы должны сделать это, – неуверенно прошептал их главный, нервно сглотнув слюну. «Хм, а отвлечь их оказалось не так уж сложно», – мысленно усмехнулась Кризалис, с улыбкой опираясь на погрузчик и слушая их перепалку. – Ну, мы могли бы все вместе вызвать свой телекинез и схватить ее, – тем временем предлагал один из них. – И все? По-твоему, этого хватит? – с сомнением спросил другой. – А что если она вырвется? – Не знаю, но нам срочно нужно что-то решить, а то… – произнес лидер, поглядев на ухмыляющуюся королеву, – …мы с вами выглядим как идиоты. – Верно, – кивнул стоявший рядом с ним жеребец и, откашлявшись, громко произнес: – Итак, королева Кризалис, мы тебя… кхе-кхем… поймали. – Да, похоже, на то, – со смешком сказала она. – Так что, сдавайся по-хорошему, и тогда… эм… никто не пострадает. – Прости, что ты сказал? – фыркнула Кризалис, отходя от погрузчика и направляясь в их сторону. – Постой, сейчас я подойду, а то мне плохо слышно. Жеребцы испуганно сжались. – Я говорю, пожалуйста, не сопротивляйся нам, и мы обещаем, что не будем причинять тебе боль и просто сопроводим обратно в камеру, – продолжил он, говоря все тише и тише по мере приближения королевы. – Ты имеешь в виду «вам»? – сказала она. – А? – испуганно произнес он. – Ты разговариваешь с королевой, а значит, должен обращаться ко мне на «вы», – объяснила Кризалис. – Д-да, верно, – прошептал он. – Прошу вас, проследуйте за нами в камеру, чтобы мы… – Чтобы вы, что? – возвышаясь над ним, спросила королева. – Чтобы мы… эм… могли вновь связать вас и вашу супругу и запереть там, – сказал он, вместе с остальными прижимаясь друг к другу. – Ясно. Что ж, предложение, конечно, заманчивое, но боюсь, что я вынуждена вам отказать, – задумчиво постукав по подбородку, сказала она. – Но тогда нам… нам… – промямлил жеребец. – Придется повиснуть над полом, пойманными в сеть, – подмигнув, подсказала Кризалис. – Да. Стоп, что? – спросил он. – А вот что, – сказала она, ткнув копытом куда-то вверх. Наемники задрали головы и увидели растянутую над ними сеть, которая тут же обрушилась на них и, заарканив, подняла над полом. – Готово, отличная работа, Кризи, – сказала Каденс, спрыгивая с погрузчика, к стреле которого она привязала сеть. – Здорово ты их уболтала. – Спасибо, но вообще-то они сделали это сами, – усмехнулась королева. – Я лишь понаблюдала за их веселой беседой. – Тем лучше. Что ж, а теперь давай достанем нашего Шайни, чтобы затем… Она поглядела на сеть с нервно дергающимися наемниками. – Эм, милая, а где Шайнинг? Кризалис тоже подняла голову. – И правда. Я так увлеклась, что совсем про него забыла. Где наш муженек? – Здесь! – внезапно воскликнул выскочивший из темного угла белый единорог и прыгнул на спину Кризалис. – Я поймал королеву, Твайлайт! Поймал! – Отличная работа, Шайни, а теперь выруби ее, – коварно произнесла запрыгнувшая на погрузчик единорожка. – Она все равно не сможет тебя ударить, а я тем временем разберусь со своей бывшей няней. И она телекинезом оторвала от пола грузовой контейнер и направила его на Каденс. – Твайлайт! Ты что, сдурела?! – ахнула аликорн. Фиолетовая кобылка подняла его вверх и с силой запустила в нее. – Видимо, да, – отпрыгнув в сторону, сказала принцесса. – Что ж, боюсь, мне придется проучить тебя. Она подбежала к небольшому ящику и попробовала его поднять, но ее магия оказалась бессильна, и он лишь слегка взлетел над полом, после чего рухнул вниз. – Ха! Забыла, что я связала вас особыми веревками? – усмехнулась Твайлайт. – Сила аликорна тебе не поможет, потому что ее у тебя нет, а вот я… – она сорвала с места еще один контейнер, – …сильна как никогда и сейчас расплющу тебя как таракана! И с этими словами она запустила его в Каденс, заставив ту отбежать в другой конец помещения. – О нет, так просто ты от меня не уйдешь! – азартно произнесла Твайлайт, бросившись за ней. Пока они носились по всему складу, между Шайнингом и Кризалис завязалась небольшая драка. Единорог, будучи под заклятием, стал намного сильнее и, сидя на спине у королевы, лупил ее по голове и шее, а та, не желая его покалечить, старалась как можно быстрее с себя скинуть. – Ай! Ух! Ну, хватит, муженек. Это зашло слишком далеко, – приговаривала она, прыгая на месте. – Завязывай уже меня бить! – Никогда! Я должен тебе помешать поработить всех пони! – одержимым голосом произнес он. – Ой, да брось. Тебе просто промыли мозги. И в глубине души ты знаешь это, – произнесла Кризалис и, обхватив его телекинезом, попробовала снять, но тот мертвой хваткой вцепился ей в шею. – Вспомни, как хорошо нам было вместе. Я не враг тебе, Шайни, я твоя милая женушка. – Нет! Ты злодейка! И лишь притворялась хорошей, чтобы обмануть меня и Каденс! Мерзкая лгунья! – не сдаваясь, воскликнул он. – Да, похоже, что тебя заколдовали гораздо сильнее, чем я думала, – напрягшись, сказала она и, наконец, сняла Шайнинга со своей шеи. – А значит, мне придется привести тебя в чувство, – прибавила она, поставив сопротивляющегося жеребца прямо перед собой. Он тут же плюнул ей в лицо. – Ай! Уверена, в это сложно поверить, но знай – мне сейчас будет гораздо больнее, чем тебе, – печально произнесла королева и, сделав глубокий вдох, зарядила ему копытом промеж ног. – Ох, мама, – пискнул Шайнинг, болезненно вытаращив глаза. – Прости! Прости! Я знаю, это неприятно, но по-другому тебя не вывести из транса, – виновато прищурившись, сказала Кризалис. – Мне очень жаль, муженек. В качестве компенсации, я обещаю, что в ближайшую неделю, мы с Каденс не будем просить тебя заниматься сексом. Шайнинг выдавил из себя несколько нечленораздельных слов, после чего закрыл глаза и упал в обморок. – Да-да, вот так, любимый, теперь немного отдохни, – заботливо произнесла королева, положив его на пол. – Сейчас, я наколдую тебе ледика. Пока она ухаживала за пострадавшим от ее ноги мужем, Каденс с трудом уворачивалась от летящих в нее ящиков и бочек. Твайлайт не на шутку разбушевалась и, стремясь добраться до нее, крушила все, что попадалось ей на пути, устраивая повсюду высокие завалы из мусора и обломков. «Да уж, с Твайлайт явно что-то не так, – мысленно заметила аликорн, перепрыгивая через летящий ей на встречу ящик. – Если я переживу это, то сразу же поведу ее к психиатру». Она свернула за один из перевернутых стеллажей и резко остановилась, увидев перед собой бетонную стену. – О нет, это тупик! – сказала она. – Именно, и теперь тебе некуда бежать! – сказала приближающаяся к ней единорожка. – Твайлайт, как ты можешь так поступать? – спросила Принцесса Любви. – Я думала, что мы подруги! – Ничего личного, Каденс, но как я уже говорила, ради спасения нашей страны я готова на любые жертвы. Ты же знаешь, с какой ответственностью я отношусь к своим обязанностям. Она подняла вверх здоровенный контейнер. – А ведь ты могла всего этого избежать, если бы осталась дома и позволила мне разделаться с королевой, – сказала единорожка. – Однако у тебя еще есть шанс. Отрекись от нее, и я тебя пощажу. Аликорн посмотрела вверх на висевший в воздухе контейнер, и тут ее лицо озарила еле заметная улыбка. – Нет, Твайлайт. Я никогда не предам свою любимую, – спокойно ответила она. – Тогда у меня не остается другого выбора, – жестко произнесла фиолетовая кобылка, – кроме как покончить с тобой. – Я бы лучше не сказала, – хмыкнула Каденс и, тут же засветив свой рог, резко дернула им в сторону. Твайлайт проследила за ее взглядом и увидела у себя над головой подвешенный на крюке тюк, который Каденс сорвала с места и направила прямо на нее. Тюк сделал идеальную дугу и смахнул своим весом кобылку, оттолкнув ее к ближайшему столбу, о который она ударилась головой. Единорожка вскрикнула и свалилась на пол, а возле нее рухнул тяжелый контейнер. – Вот и все, Твайлайт, – громко вздохнула принцесса. – Милая, ты жива? – сказала подбежавшая к ней Кризалис. – Да, Кризи, я в порядке, – утвердительно кивнула Каденс. – А она? – спросила чейнджлинг, поглядев на единорожку. – Цела. Я несильно ее задела, – сказала пони, показав на раскачивающийся на крюке тюк, который был набит тентами. – Хотя теперь у нее наверняка будет шишка, но в остальном все хорошо. – Вот и замечательно. Теперь подождем, пока она оклемается, и потребуем от нее ответов, – сказала королева, вместе с Каденс подходя к распластанной на полу кобылке. – До сих пор не верю, что она пошла на такое. Это просто немыслимо. – Да уж. Я, конечно, знала, что не нравлюсь ей, но чтобы так, – поддержала ее Кризалис. – Нда, все это странно, даже для меня. А ведь я и сама когда-то занималась… Тут они обе вздрогнули. Со стороны контейнера, на котором до этого сидела Твайлайт, раздался громкий звук: несколько частых ударов, словно кто-то бил по нему изнутри. – Что это? – спросила Кризалис. – Не знаю, но стоит проверить, – сказала Каденс, вместе с ней направляясь в его сторону. – Может, она еще кого-нибудь похитила? Скажем, одну из своих подруг? – предположила королева. – Возможно, – аликорн подошла к двери контейнера. – Сейчас мы это выясним, – прибавила она, положив копыто на ручку и потянув на себя. Дверь оказалась не заперта, и Каденс легко ее открыла, после чего заглянула внутрь. – Не может быть! – попятившись, произнесла она, увидев в свете складских ламп того, кто там был. Кризалис тоже туда заглянула и удивленно фыркнула. Прямо перед ними, плотно связанная и с кляпом во рту лежала Твайлайт Спаркл. – Твайлайт?! Но как? Если ты тут, то кого же я… – Каденс обернулась в сторону поверженной кобылки. – Великая Прародительница Роя, как же я сразу не догадалась! – вдруг громко произнесла Кризалис, направляясь в сторону похитительницы, которая уже успела прийти в себя и теперь пыталась встать. – "Большая мама", вкусная принцесса, липовые привидения, отвлекавшие нас на кладбище! Это же так очевидно! – Что очевидно? – спросила аликорн, помогая своей воспитаннице освободиться. – Что эта лгунья на самом деле не пони! Она чейнджлинг! – ответила королева, поднимая Лже-Твайлайт над полом. – А ну-ка, самозванка, покажи нам свое настоящее лицо. Интересно, каким оно будет: с длинными усиками или красными глазами? – Хе-хе, сейчас увидишь, – зловеще усмехнулась фальшивая Твайлайт и, оттолкнувшись от Кризалис, сделала пару шагов назад. Ее тело начало меняться: шерстка пропадать и покрываться хитином, а туловище быстро расти и удлиняться. Передняя его часть осталась прежней (за исключением ног, которые сильно вытянулись и покрылись дырами), а вот задняя стала крупной и теперь больше напоминала брюшко паука, из которого вылезло шесть насекомых ног, а сверху появился бурый рисунок, очень похожий на череп. Последняя перемена произошла с головой самозванки, которая все еще была как у пони, но при этом стала в разы больше и длиннее. На лбу вылез изогнутый рог, а на лице появились шесть кроваво-красных глаз, которые с ненавистью уставились на стоящих перед ней кобыл. – Селестия милосердная! – ахнула Каденс. – Да, как я и думала, – сказала Кризалис, спокойно поглядев на жуткий гибрид пони и паука, который поднял вверх свою переднюю часть и подбоченился ногами. – Ну, привет, Ашаиша. – И тебе привет, сестра, – прошипела та. – Давненько не виделись. – Сестра? – удивленно произнесла аликорн. Ашаиша быстро обошла королеву по кругу, перебирая своими паучьими ножками. – Ну да. А что? Она тебе не сказала, что бывают и другие королевы оборотней? Королевы-сестры, которые помогают друг другу и защищают свой вид, не давая ни своему, ни чужим ульям зачахнуть и развалиться? Она на секунду остановилась. – Ах да, все это было в прошлом, теперь я одна, – она повернулась к Кризалис и перешла на крик: – С тех самых пор как ты и другие неженки-королевы меня предали и изгнали в эту мерзкую малонаселенную пустыню! – Да, мы это сделали. Но лишь для того, чтобы ты не причинила вред другим видам и не испортила репутацию чейнджлингам, – ответила Кризалис, бесстрашно поглядев ей в глаза. – Да, верно, вы всегда были защитницами слабых, – захохотала паучиха. – Всегда боялись нападать и забирать любовь силой. Вам больше нравилось прятаться и скрываться, притворяясь своими жертвами. Жалкие трусихи. – Ох, Каденс, ты здесь. Как я рада, что вы нашли меня, – тем временем сказала Твайлайт, обнимая свою бывшую няню и с опаской наблюдая за происходящим. – Однако я не вы и не собиралась вечно сидеть и ждать, когда другие расы нас полюбят, – прорычала Ашаиша, которая по размерам была в два раза больше Каденс и Кризалис. – Я решила действовать! – И для этого похитила Твайлайт, нашего милого Шайни, а потом заманила сюда Кризалис? – спросила аликорн. – Не понимаю. Зачем? – Неужели? Это же так очевидно. Чтобы уничтожить ее! – сказала паучиха. – И тем самым развязать войну между пони и чейнджлингами, – смекнула Кризалис. – Что? – удивилась Каденс. – Если бы меня – королеву, решившую заключить мир с пони, убила верная ученица Селестии, то другие ульи не оставили бы это без внимания, – объяснила Кризалис. – Именно, они бы захотели отомстить, и мне не составило бы особого труда убедить их объединиться против пони, – облизнув свои острые зубы, сказала Ашаиша. – Вот только теперь это невозможно. Мы тебя раскусили, – сказала Кризалис. – Верно, – зловеще произнесла паучиха. – И тем самым разрушили мои планы. Она отступила на пару шагов назад. – Однако это не проблема. Еще ничего не потеряно. Я по-прежнему могу убедить их поддержать меня, – злобно сказала она, поворачиваясь к ним. – После того, как вас четверых не станет. – Да? И как же ты планируешь избавиться от нас? – хмыкнула Каденс. – Мы разбили тебя и твоих помощников. Ты осталась одна. – Ха-ха, а вот тут ты не права. Вы разделались далеко не со всеми моими детьми, – ехидно произнесла паучиха. – Парочку из них я приберегла на тот случай, если вы каким-то чудом сбежите и доберетесь сюда. И она вскинула вверх ноги. – Ко мне, мои детки! Уничтожьте наших врагов! И тут же с потолка спрыгнуло шесть пауко-чейнджлингов. Но это были не обычные чейнджлинги, а невероятно крупные и мускулистые громилы, у которых спереди были длинные и острые жвала. Один из них подбежал к сети с наемниками, которые тоже успели измениться и стать собой (но при этом сильно уступали по размерам своим братьям) и, перекусив веревки, выпустил их на волю. – А это еще кто такие?! – спросила принцесса. – Воины улья, – сказала Кризалис. – Очень сильные и выносливые. – И насколько? – поинтересовалась Каденс, вместе с Твайлайт отступая назад. – Настолько, что легко могут поколотить аликорна или… – она сглотнула, – …вражескую королеву. – Понятно, – произнесла Каденс, наблюдая за надвигающимися на них чейнджлингами, которые угрожающе поигрывали мускулами. – И что же нам теперь делать? – То же, что и всем героиням, когда они оказываются в меньшинстве, – сказала королева, незаметно поднимая бездыханного Шайнинга и укладывая позади себя. – Уносить отсюда ноги, пока их нам не поотрывали! И она сорвалась с места и побежала к выходу. – Эй, подожди нас! – крикнула принцесса, вместе с Твайлайт бросившись за ней. – Нет! Они уходят! Остановите их! Не дайте им сбежать! – закричала у них за спиной Ашаиша, пару раз выстрелив магическим лучом в их сторону, да с такой силой, что он прожег несколько стен впереди. – Вау! Похоже, мы ее здорово разозлили, – сказала Каденс, закидывая медленно бегущую Твайлайт себе на спину и уже с ней несясь по плохо освещенным коридорам, мимо отползавших от них побитых чейнджлингов. – Как думаешь, мы сможем удрать? – Ну, это как повезет, – сказала Кризалис. – Ашаиша очень упрямая и так просто нас не отпустит. – Да уж, она явно не любит проигрывать, – прибавила аликорн, оглядываясь назад. За ними по пятам следовали чейнджлинги-воины, периодически перепрыгивая с пола на стены и потолок. На одном из поворотов один из них вдруг остановился и, обернувшись, стал быстро что-то делать позади себя, а уже через секунду в их сторону полетела странная белая капля. – Берегись! – крикнула Каденс, падая вместе с Кризалис на пол. Капля пролетела у них над головами и, ударившись о стену, быстро расправилась в идеально ровный круг, состоящий из толстых как канаты нитей, который перекрыл им путь. – Что это? Паутина? – спросила принцесса. – Конечно. Они же пауки и могут в миг нас запутать, если хоть раз ей по нам попадут, – сказала королева, увидев, как другие воины тоже начали плести паутину. – Уходим, – она помогла Каденс встать на ноги, и они, увернувшись от еще нескольких капель, поскакали в правый коридор. – Ну, где же выход?! – пару раз, едва не забежав в тупик, воскликнула Кризалис. – Не знаю, но мы не сможем долго от них бегать, – ответила принцесса, в очередной раз уклоняясь от паутины, которая пролетела мимо них. – Думаю, нам направо, – сказала Твайлайт. – Направо? Ты уверена? – спросила Каденс. – Да. Это промышленный склад, построенный в шестидесятых, у которого главные ворота всегда расположены под смотровым окном, – единорожка кивнула на большое окно впереди. – А значит, мы уже недалеко от выхода. – Тогда скорей туда! – подхватила Кризалис, и они свернули в сторону, подсказанную Твайлайт. Пробежав немного вперед, они очутились перед большими раздвижными воротами. Королева зажгла свой рог и быстро сдвинула одну из створок, после чего вместе с Каденс выскочила на улицу. – Фух, наконец-то свежий воздух! – сказала аликорн, поглядев на чистое звездное небо у себя над головой. – Мы выбрались! – Ага, но еще не ушли, – заметила королева, услышав приближающееся клацанье паучьих ножек. – Тогда бежим к шоссе, – отозвалась принцесса, мотнув головой в сторону горевших неподалеку фонарей. – Может, там мы сумеем поймать попутку. – Отличная идея, дорогая, – согласилась Кризалис и вместе с ней и более-менее пришедшей в себя Твайлайт (которая уже успела спрыгнуть на землю) поскакала в сторону огней. Пока они как угорелые неслись по ночной пустыне, Шайнинг Армор, все это время лежавший на спине у Кризалис, пришел в себя. – А? Что происходит? – он слабо пошевелился и тут же болезненно охнул: – Ай! Мои яйца! Почему у меня болят причиндалы? Что случилось? – Это долгая история, муженек, – сказала Кризалис. – И мы расскажем ее тебе, как только сбежим отсюда. Он пару раз встряхнул головой и увидел скачущую рядом с собой единорожку. – Погодите, Твайлайт! Это ты?! Что ты тут делаешь? Это ведь ты похитила меня! – сердито произнес он. – Нет, братишка, тут все гораздо сложнее, – на ходу ответила кобылка. – Да неужели? Ты оглушила меня, когда я был в саду во время Ночи Кошмаров, а затем приволокла в какой-то грязный погреб, – упрямо заявил жеребец. – Вообще-то это была не она, а притворившаяся ей королева-паучиха, – сказала Каденс. – Королева-паучиха? – повторил Шайнинг. – Говорю же, это долгая история, – вставила Кризалис. – Но если вкратце, ты был частью коварного плана одной из моих сестер-королев, и нам срочно нужно сбежать от нее, пока она и ее сыновья нас не выследили. – Ох, и почему все кому не лень похищают меня? – вздохнул единорог. – Видимо, ты слишком красивый, Шайни, вот тебя и используют как того принца, что сидел в замке ужасной колдуньи, – хихикнула фиолетовая кобылка. – Не смешно, Твайлайт, – насупился жеребец. Они тем временем выбежали на шоссе. – Так, и куда нам теперь? – спросила, озираясь, королева. – Туда! – кивнула Каденс, увидев расположенную неподалеку автобусную станцию. – Похоже, нам повезло. Они стремительно поскакали к светящейся яркими огнями парковке, на которой как раз стоял наполовину заполненный автобус, ожидавший отправления. Неподалеку был вокзал с окошком кассира. – Нам четыре билета, пожалуйста! – крикнула, подбегая к нему Твайлайт. – В какую сторону? – спросила слегка удивленная кобылка-кассир при виде столь необычной компании, состоящей из взъерошенной принцессы, перепачканной единорожки, побитого жеребца и королевы чейнджлингов. – Не важно, хоть в Як-Якистан, только поскорее! – сказала Твайлайт. – Постой. Нам нужно в Валдсберри, если это возможно, – вставила Кризалис. – Тогда вам повезло, этот автобус как раз туда едет, – сказала кассирша, выбивая им четыре билета. – С вас 20 битов. – Держите, и спасибо вам за все, – сказала Каденс, кидая ей четыре золотых монеты и вместе с остальными направляясь к открытым дверям автобуса. Его водителем оказался толстый земной пони с щетиной на лице, который без особого интереса посмотрел на вновь прибывших пассажиров и, убедившись, что все они при билетах, тут же отвернулся к рулю, продолжив не спеша пожевывать сэндвич, лежащий у него на коленях. – Ну, и чего мы ждем? Поехали! – сказала Твайлайт, выглянув в окно. На шоссе пока что было тихо, но это вовсе не значило, что преследовавшие их пауки отстали. – Еще рано. Мы поедем только через десять минут, – равнодушно отозвался водитель. – А? Почему? – спросил севший на сиденье Шайнинг. – Но ведь все пассажиры уже тут, а нам срочно нужно ехать. – И что? У меня расписание, и я никуда не сдвинусь, пока не придет время, – отмахнулся от него земной пони. На дорогу, тем временем, выбежали чейнджлинги. Их было очень много. Ашаиша натравила на семейство Шайнинга всех своих детей, которые теперь озирались по сторонам. Один из них заметил автобусную станцию и замахал своим братьям. – Проклятье, – сказала заметившая это Кризалис. – Может, уже поедем? – Извините, не могу. У водителей автобусов есть правила, и не мне их нарушать, – откусив большой кусок сэндвича, ответил жеребец. – Но послушайте, за нами… – присоединилась к разговору Твайлайт. – Мне все равно, что у вас происходит. В этом автобусе главный я – Барри, и мы не будем ничего делать, пока я не доем ужин, и не пройдет десять минут. К чейнджлингам уже присоединилась их королева и, издав злобный крик, направилась в сторону автобуса. Пассажиры, услышав это, быстро прильнули к окнам и тоже заметили идущих к ним пауков. Все, кроме Барри. – А знаете, может, они правы? И нам лучше уехать? – сказала сидевшая возле Шайнинга пожилая пегаска. – Нет, мы никуда не поедем, – упрямо произнес водитель. – Но ведь там… – Еще раз говорю, я – Барри тут главный и мне решать, когда нам отправляться, – отрезал он. – Ох, да сколько можно, ленивый ты чурбан! Я принцесса Эквестрии и приказываю тебе… – начала было Каденс, но Кризалис ее перебила. – Постой, у меня есть идея получше, – сказала она, телекинезом подняв водителя и подтащив его к боковому окну. – А ну, иди-ка сюда. Барри, верно? – Кха… д-да, – поперхнувшись, произнес он. – Так вот, Барри, это моя сестра, – она показала ему на идущую к ним большую паучиху, которая уже была неподалеку и, вырвав из земли фонарный столб, как копье запустила его в их сторону. – Она очень сердита и точно не будет выяснять, с нами ты или нет, – закончила Кризалис, когда столб вонзился в асфальт возле переднего колеса. Земной пони испуганно поджал уши. – Ну, что скажешь, Барри? – спросила королева. – Барри принял решение, и мы едем сейчас же! – быстро произнес он и, пулей запрыгнув за руль, завел двигатель. Автобус резко развернулся и, скрипнув колесами, направился к выезду с парковки. Пауки, заметив это, ускорились и со всех ног побежали к нему. Сидевшие в автобусе пони испуганно закричали, когда те начали кидаться на его стенки. – Ай, мы пропали! – воскликнул Барри. – Еще нет, дави на газ! – сказала Твайлайт и сама нажала на педаль, направив автобус сквозь армию чейнджлингов, которые в страхе разбежались во все стороны. Один из них запрыгнул на лобовое стекло и попробовал его разбить, но единорожка тут же нажала на ручку омывателя и, запустив в глаз чейнджлинга струйку воды, заставила его ослабить хватку. Он повис на одной ноге, и Твайлайт телекинезом откинула его как букашку в сторону. – Фух, вырвались! Отлично водишь, приятель! – радостно произнес Шайнинг, когда их автобус выехал на дорогу, держа курс на Валдсберри. – С-спасибо, – поблагодарил дрожащий земной пони. – Да, ты молодец, – поддержала Каденс. – Ну, самое худшее уже позади. – Боюсь, что ненадолго, смотрите, – сказала Твайлайт, кивнув в сторону заднего окна. Все обернулись и увидели, как за ними по пятам бежит Ашаиша со всеми своими детьми. – Милостивая Селестия, эти монстры повсюду! – ахнул один из пассажиров. – Они не отстают. Мы пропали, – испуганно прибавила сидевшая возле Шайнинга старушка. – Не волнуйтесь, вы им не интересны и как только мы доедем до города, они от вас сразу отстанут, – сказала Кризалис. – Вот только что нам потом делать? – шепотом спросила Каденс. – Мы же не можем привести в оживленный туристический город всю эту ораву. – А нам и не нужно. К счастью для вас, у меня есть запасной план, – сказала королева. – План? И какой же? – спросила у нее Твайлайт. – Скоро узнаете, но сперва мне нужно кое-кому позвонить, – ответила Кризалис, роясь в своей седельной сумке в поисках телефона. – Дискорд побери, он разрядился. Она осмотрела сидевших в автобусе пассажиров. – Прошу прощения, – сказала королева, подходя к молоденькой единорожке, которая, несмотря на преследование, спокойно сидела на своем месте и с кем-то чатилась. – Не одолжишь ли мне на минутку свой телефон? – Эм, да, конечно, держите, – слегка удивившись, сказала она, передавая Кризалис свой украшенный розовыми котиками телефон. – Спасибо, – кивнула королева, быстро набирая чей-то номер. – Алло. Да, это я. Мы уже возле города, а вы? Замечательно. И куда нам идти? А? Повтори. Да-да, поняла, спасибо. Постараемся подойти к вам как можно ближе. Она на секунду оторвалась от телефона и обратилась к водителю. – Эй, Барри, где тут у вас плато Лунный Рог? – Эм, всего в нескольких милях от Валдсберри, – ответил он. – Проедем следующий поворот и как раз будем там. Он показал ей на видневшуюся впереди широкую равнину, которую окружали плоские горы. – Отлично, значит, мы уже почти на месте, – сказала в телефон королева. – Да, хорошо. Ждите нас. До скорого. – Вот так, – довольно произнесла она, выключая телефон и отдавая его единорожке. – Большое спасибо. – С кем ты говорила, дорогая? – спросил у нее Шайнинг. – Да так, с одним из своих ребятишек, – ответила она, и тут же показала Барри на обочину. – Будь другом, высади нас тут. Земной пони кивнул и, опасливо глянув в зеркало заднего вида, нажал на тормоз. – Ну, отряд, на выход! – скомандовала Кризалис, вместе со своими близкими выпрыгивая наружу. – Пока, Барри, ты просто чудо! – на прощание сказала она водителю. – Да-да, спасибо, что выбрали мой автобус, – быстро заперев дверь, произнес он, схватившись за сердце. – Итак, Кризи, – тем временем сказала Каденс, вместе с остальными углубляясь дальше в пустыню, – может, расскажешь нам, что ты задумала, прежде чем твоя демоническая сестра нас догонит? – Конечно. Все очень просто, я предполагала, что у нас могут возникнуть трудности, а потому заранее приготовила нам… – О нет, смотрите! – вдруг перебила ее Твайлайт, показывая куда-то назад. Все обернулись и увидели, как со стороны дороги к ним хлынула целая армия пауко-чейнджлингов и стала их окружать. – Скорей, бежим к тому дому! – крикнула Кризалис, направившись к заброшенному особняку, который стоял неподалеку от гор. Семейство Шайнинга последовало за ней, но едва они забежали на территорию заросшего сорняками садика и достигли крыльца, как в здание прилетела толстая, как канат, паутина и перекрыла им дорогу. По ней стремительно поползла королева-паучиха, пока ее дети наступали со всех сторон. Не прошло и пары минут как беглецов взяли в кольцо. – Ну все, мы пропали, – опустив уши, произнес Шайнинг, уставившись на многочисленных неприятелей, которые в предвкушении потирали ножки. – Это верно, пони, – сказала спрыгнувшая на землю Ашаиша. – Вы в ловушке и вам больше некуда бежать. Чейнджлинги за ее спиной ехидно захохотали. – Что ж, отдаю вам должное, вы заставили меня изрядно попотеть, но теперь все кончено. Вы одни и вас больше некому защитить, – усмехнулась она, облизывая свои острые зубки. – Ваззи! Из толпы пауков к ней вышел один из воинов. – А потому, я вас без колебаний прикончу, – закончила Ашаиша и повернулась к здоровяку: – Милый, будь добр, порадуй свою мамочку и разорви этих выскочек на мелкие клочки. – С удовольствием, мама, – как хищник оскалился чейнджлинг и в прыжке набросился на Каденс. – Нет! – крикнула Кризалис, встав у него на пути и подняв вверх ногу, чтобы отразить удар его острых жвал, но тут у них над головами раздался свист, и из выбитого окна на втором этаже спрыгнул накачанный жеребец зебра, чьи передние ноги украшали татуировки. – Эй, приятель! Ты что это удумал? – прищурившись, произнес он и, выставив вперед ногу, схватил чейнджлинга за глотку. – Ничего себе! Это же… – удивилась Каденс. – Мэнни Туксон? – восторженно произнесла Твайлайт. – Единственный и неповторимый пятикратный чемпион Эквестрии в тяжелом весе, – подтвердил зебра и повернулся к чейнджлингу: – Но речь сейчас не об этом. Мои братья сообщили мне, что какие-то жалкие недоноски решили обидеть мою маму, – злобно произнес он, придвинув к себе паука. – А я никому не позволяю обижать свою маму (он поднял его над землей). Тем более таким задохликам как ты, – закончил он, и тут же с размаху заехал беспомощному воину копытом в челюсть, отправив его в толпу неприятелей. – Ох, спасибо тебе, дорогой, ты как раз вовремя, – с улыбкой сказала Кризалис. – Пустяки, мама. Я торопился, как мог. Мне пришлось даже отменить свой бой в Лас-Пегасе и лететь сюда на частном дирижабле, но это того стоило, – со смешком произнес он. – Что? Мэнни Туксон тоже твой сын? – ахнула Каденс. – Именно, и не только он, – кивнула королева, поворачиваясь к опешившей паучихе. – Ну что, Ашаиша? Не ожидала? Что ты там говорила про то, что мы одни и нас некому защитить? Так вот, вынуждена тебя разочаровать. Мы здесь совсем не одни. – Да, мама, мы ожидали вас еще с самого вечера, – вдруг произнес выскочивший из особняка вооруженный единорог, которого сопровождали десятка два стражников. – Лейтенант Варис? – удивленно фыркнул Шайнинг. – Так точно, капитан! Мы прибыли, чтобы поддержать вас и остановить неприятеля! – быстро отдав честь, сказал единорог, а воины за его спиной дружно ударили по земле копьями. – Замечательно, дорогая, а где все остальные? – спросила Кризалис. – О, они уже тут и сейчас ждут моего сигнала, – сказал Варис и, подняв вверх рог, выпустил из него зеленую искру, которая взлетела в воздух и вспыхнула как фейерверк. Ашаиша и ее дети оглянулись по сторонам и увидели, как на верхушках гор показались многочисленные пони, бизоны и грифоны. Одни из них были одеты в простую повседневную одежду или рабочие костюмы, вроде сотрудников фастфуда, маляров или врачей, другие носили форму пожарных и полицейских, а некоторые и вовсе пришли в откровенно безумных нарядах. Например, там была кобылка в обтягивающем черном латексе и грифон в прикиде клоуна. – Видишь, сестра, я догадывалась, что может произойти нечто подобное и заранее собрала близ Валдсберри весь свой улей, – сказала Кризалис. – Так что мы с тобой теперь на равных. Ашаиша отступила назад, разглядывая взявшую их в кольцо армию чейнджлингов. – И если ты не хочешь сражаться с нами, то тебе лучше сдаться, – закончила Кризалис. Паучиха зловеще сузила глаза. – Никогда! Вперед, дети мои! Защитите свою королеву и раздавите наших врагов! – громогласно воскликнула она и первой кинулась в атаку. – Осторожно! – сказала Каденс, оттолкнув свою супругу от острых ног Ашаиши. Следом за паучихой в бой ринулись и все ее дети. – Бойцы, сомкнуть ряды, выставить копья! – скомандовал Варис и со своими стражниками бросился им наперерез, пока другие чейнджлинги Кризалис скинули с себя маскировку и, расправив крылья, атаковали с флангов. Между двумя группами оборотней завязалась ожесточенная схватка. – Поберегись! – воскликнул Мэнни Туксон, когда один из вражеских воинов попытался ударить Твайлайт, но зебра отбил его атаку и, развернувшись, с силой лягнул паука в грудь, отбросив на добрые двадцать шагов. – Ох, спасибо вам, мистер Туксон, – кокетливо шаркнув ногой, сказала единорожка. – Кстати, я ваша большая поклонница. – Что ж, мне очень лестно. Но сейчас не время раздавать автографы, юная мисс, – подмигнул он, в зеленом пламени превратившись в большого чейнджлинга-воина. – Сперва мы должны победить наших врагов. Он глянул на Кризалис. – Ну, мама, я пошел веселиться! – Вперед, дорогой. Только, чур, не откусывай никому уши, – напутственно сказала королева. – Но, мама! – Никаких «но», – сурово произнесла она. – Ты ведь у меня хороший мальчик? – Ну да, только без этого драться будет совсем скучно. Эх, ты прямо как комитет по спортивному поведению, – огорченно вздохнул большой чейнджлинг и, бросившись в толпу пауков, принялся энергично раскидывать их ногами. – Да уж, у него всегда были с этим проблемы, – шепотом сказала Кризалис. – Когда он был маленьким, то просто обожал кусать своих братьев за уши. – Понятно, – улыбнулась Твайлайт. – Ну что, родные? Раз уж мы теперь не одни, то, может, и сами поучаствуем в битве? – азартно произнесла Каденс. – А то, покажем этим паукам, как дерется семейство Армор! – поддержал ее Шайнинг. – А мне казалось, что ты возьмешь себе мою фамилию, – сказала аликорн, не глядя подбирая доску и с размаху ударяя одного из напавших на нее чейнджлингов Ашаиши. – Ну, я уже думал об этом и решил, что Ми Аморе не очень-то подходит к моему имени, а потому… – попытался оправдаться единорог, но тут на них сбоку накинулся еще один паук. Шайнинг пригнулся и, поставив ему подножку, отправил лбом в ближайший камень. – …я решил, что лучше мне оставить свою фамилию, – закончил он, отряхивая на себе шерстку. – Да, в этом что-то есть, – понимающе кивнула принцесса, потирая подбородок и попутно отвешивая пинок еще одному вражескому чейнджлингу. – Минутку, любимые, я предлагаю обсудить этот вопрос немного позже, – сказала Кризалис, телекинезом ловя двух пауков и закидывая их на крышу дома. – А пока давайте разберемся с моей агрессивной сестрой. – Верно, – согласилась Каденс. – Пусть семейные дела немного подождут. Сейчас у нас есть более важное занятие. И, встав в боевую стойку, она крикнула: – Надрать им всем крупы! И вместе со своим семейством она бросилась в толпу неприятелей, которые теснили отряд королевских стражей. Первой вступила в бой Кризалис. Она выскочила вперед и отвлекла на себя дюжину пауков, после чего вместе с Каденс, которая успела восстановить свои силы, начала отвешивать им удары и затрещины, от которых они разлетались и падали на землю. Шайнинг, тем временем, объединился с отрядом стражников, и они вместе напали на воинов Ашаиши, которые били детей Кризалис. Под командованием единорога стража прижала их всех к особняку и при помощи телекинеза, пары веревок (и помощи Мэнни Туксона) захватила в плен, отделавшись легкими синяками и ушибами. Пока они сражались у особняка, битва вокруг начала помаленьку затихать. И хотя она была довольно масштабной, никто с обеих сторон серьезно не пострадал. Чейнджлинги Кризалис были заранее предупреждены и старались никого не калечить. Что касается пауков Ашаиши, то их оказалось слишком мало, чтобы нанести хоть сколько-нибудь значимый ущерб. Наконец спустя двадцать минут битва успешно завершилась. Дети Кризалис одержали уверенную победу и обезвредили всех врагов. Всех кроме самой Ашаиши, которая была настолько сильной, что никто не мог с ней справиться. Бегая от одного края особняка к другому, она отгоняла каждого, кто осмеливался на нее напасть. Увидев, что ее армия побеждена, она громко крикнула: «Довольно!» и подняв телекинезом огромный камень, запустила его в Каденс и Кризалис, едва их не раздавив. – Может, вам и удалось одолеть моих детей, но я вам так просто не дамся. Я – самая сильная королева чейнджлингов на свете! И она набросилась на Кризалис, ловко поймав ее телекинезом, после чего с силой отправила в королевских стражников, раскидав их как кегли. Каденс и Шайнинг попробовали напасть на нее сбоку, но она тут же развернулась и словно букашек смахнула их ногой. – Бесполезно! Среди вас нет ни одного достойного соперника! Вы проиграли! – захохотала она и, хищно оскалившись, в прыжке схватила Твайлайт. – Отпусти меня! – воскликнула единорожка. – И сейчас вы увидите, что бывает с теми, кто переходит мне дорогу, – сказала паучиха, поднимая вверх одну из своих насекомых ног и направляя ее острие кобылке в шею. – Нет! Подожди! Не тронь ее! Я сдаюсь! – испуганно воскликнула поднявшаяся на ноги Кризалис и крикнула остальным: – Дети мои, отступите, мы проиграли! – Ха-ха, сдаешься?! Из-за нее? Вижу, ты все еще трясешься над этими жалкими пони, – усмехнулась Ашаиша. – Неужели она так важна для тебя, что ты готова проиграть? – Да, готова. Эта кобылка – сестра моего мужа и я не хочу, чтобы она пострадала, – сказала королева. – К-кризалис? – удивленно прошептала Твайлайт. – О, как это благородно. Но боюсь, что тебе меня не разжалобить, – захохотала паучиха и злобно зыркнула на единорожку: – Пора умирать маленькая пони! – Н-е-е-е-т! – закричала Кризалис, увидев, как та резко опустила ногу. Твайлайт закрыла глаза, приготовившись получить смертельный удар, но тут ее с силой тряхнуло, и она повалилась на землю. Перед тем как приземлиться кобылка успела приоткрыть один глаз и заметила, как в бок королевы-паучихи врезалась расплывчатая голубая линия. – Эй, а ну-ка не тронь мою подругу! – произнесла приземлившаяся возле нее радужногривая пегаска. – Рэйнбоу! – обрадовалась Твайлайт. – Наглая пони! – прошипела Ашаиша, поворачиваясь к ней. – Да я тебя в лепешку размажу! – Эй, злюка-королева, ты ничего не забыла? – похлопал ее кто-то по плечу. – Что?! – раздраженно прорычала она и, обернувшись, увидела, что у нее на спине сидит розовая земная пони. – Перед тем как делать лепешки, тебе необходимо сперва добавить немного яиц, – сказала Пинки и тут же обрушила ей на голову ячейку яиц. – Потом стакан молока (окатила безумно размахивающую ногами паучиху из бутылочки с молоком) и в завершении приправить это дело мукой (в ход пошел большой мешок муки). – Ну вот, теперь дело за малым, – удовлетворенно сказала кобылка. – Нужно полить тебя маслом и можно смело запихивать в духовку. – Ах ты, мерзкая... – пытаясь смахнуть с глаз муку, сказала Ашаиша и, увидев перед собой Пинки, попробовала ударить ее ногой, но тут ей в затылок прилетело яблоко. – Эй, не забудь про яблоки! – сказала подскочившая к ним фермерша, у которой на боках висели полные корзинки гнилых фруктов. – Ведь как говорится: «Одно яблоко в день – и доктора не нужны». Она достала еще пару червивых снарядов. – А у меня их, как видишь, намного больше одного, – закончила она, запуская их под ноги паучихи и та, поскользнувшись, упала на землю. – Эпплджек! Подружки! – сказала подошедшая к ним Твайлайт. – Как я рада вас видеть! Но как вы здесь оказались? – Это я их привела, Твайлайт, – ответила приземлившаяся возле них Луна. – Привет, Каденс. – Луна, ты все-таки нашла нас! – улыбнулась Принцесса Любви. – Тебе помог мой сон? – Ну, не совсем, – скромно шаркнув ногой, сказала Луна. – Где вас искать мне подсказал лейтенант нашей стражи, который вместе с несколькими подчиненными этим утром начал куда-то собираться. Причем без нашего с сестрой ведома. Она повернулась в сторону Кризалис. – И как же я удивилась, когда узнала, что он на самом деле чейнджлинг, да еще и дочь нашей Кризалис. – Постой, так ты что, кобылка? – ахнул Шайнинг, обращаясь к лейтенанту. – Да, сэр, – смущенно произнес Варис. – И ты об этом молчала? Даже когда я мылся с тобой в душе?! – покраснел единорог. – А неделю назад мы мерялись нашими… – Кхе-кхем, извини, что вмешиваюсь, капитан, но может, вы обсудите это позже? – вставила Луна. – В общем, Варис и я все обговорили, и я решила привести вам помощь, – она показала на собравшихся вместе подружек Твайлайт и дракончика Спайка, который сидел на спине у Флаттершай. – А я в свою очередь принес с собой то, что поможет вам в битве, – сказал он и, спрыгнув на землю, вручил Твайлайт корону с Элементом Гармонии. – Спасибо, Спайк, – ухмыльнулась единорожка и, поглядев на лежащую на земле паучиху, засветила свой рог. – Ну что, девочки, ударим все разом? – А то, я готова! – сказала Рэйнбоу Дэш, приземляясь рядом. – Я тоже, проучим эту вредину! – поддержала ее Пинки, отскакивая назад и вместе с остальными окружая Ашаишу. Все элементы ярко засветились, и кобылки приготовились их использовать, но тут у них на пути встала Кризалис. – Стойте! – крикнула она. – А? – не поняла Твайлайт. – Прошу вас, не надо в нее стрелять, – сказала королева. – Это дело чейнджлингов. А значит, я сама должна решить ее судьбу. – Что ж, это справедливо, – согласилась единорожка. И Кризалис подошла к поверженной паучихе. – Итак, сестра, ты победила, – сказала Ашаиша. – И сейчас наверняка захочешь отомстить. Ну давай, я готова. Добей меня. Ее дети в ужасе уставились на обеих королев. – Добить? – повторила Кризалис. – Вообще-то я имела в виду не это. Я собиралась пощадить тебя. Она протянула ей ногу. – Что? Пощадить? После всего, что я сделала? – удивилась Ашаиша. – Да, Кризалис, ты в своем уме? – сказала Рэйнбоу Дэш. – Она похитила Шайнинга, напала на тебя и Каденс… – …а еще хотела меня убить и развязать войну с Эквестрией, – прибавила королева. – Да, мне это известно. И в былые времена, я наверняка сказала бы, что ее поступки заслуживают наказания. Паучиха отвернулась от нее и опустила голову. – Но пожив среди пони я поняла, что не все можно решить насилием. Иногда нужно не наказывать, а жалеть и прощать. Она взяла ногу королевы пауков и помогла ей встать. – А также уметь признавать свои ошибки, – сказала она, поглядев той в глаза. – И именно это я и хочу сейчас сделать. Ашаиша, прости меня за то, что я и другие королевы изгнали тебя в пустыню. Лишив поддержки и оставив одну, мы толкнули тебя на неправильный путь, и я хочу извиниться за это. Мне очень жаль, что мы так подло с тобой поступили. – Но… но она же хотела… – еще раз попыталась вмешаться пегаска. – Ш-ш-ш, Рэйнбоу, – шикнула Твайлайт. – Быть одной и брошенной всеми – ужасное чувство, которое долгие годы преследовало и меня, – продолжила Кризалис. – Но потом, я встретила своих мужа и жену, которые помогли мне и научили настоящей любви. Той самой, что не нужно ни у кого отбирать или красть. Она мягко взяла Ашаишу за плечи. – И ты тоже можешь ей научиться, если перестанешь враждовать с другими видами и начнешь с ними дружить. – Дружить? С пони? Но для них мы всегда будем чудищами. И что бы мы ни делали, они никогда нас не примут, – нахмурилась паучиха. – Раньше я тоже так думала, но потом убедилась, что не все пони такие. Да, ни ты, ни я не сможем вмиг завоевать их доверие, но если проявить терпение и открыть им душу, то рано или поздно они полюбят нас. Пока она говорила к ней сзади подошли Шайнинг и Каденс и обняли ее за шею. – Это правда. Вначале я, как и все, не доверяла Кризалис и думала, что она монстр. Но потом, спустя некоторое время, я узнала ее получше, и мы стали близки, – подтвердила аликорн. – Хотя до этого и представить не могла, что когда-нибудь полюблю чейнджлинга. – Но я не Кризалис. Я – паук. И в отличие от нее совсем не похожа на пони, – сказала Ашаиша. – Никто не полюбит такую как я. – А вот тут ты не права. Для любви не существует преград. И я искренне верю, что со временем ты найдешь того, кто примет тебя такой, какая ты есть, – сказала Каденс. – Поверь мне, я Принцесса Любви и кое-что понимаю в этом. Паучиха недоверчиво на нее посмотрела. По ее глазам было видно, что внутри у нее борются два противоречивых чувства – ее прежние убеждения и надежда, которую подарила ей аликорн. – Ну, что скажешь, сестра? – через пару минут спросила Кризалис. – Дашь мне и другим видам еще один шанс? Ашаиша несколько секунд колебалась. Она обернулась и посмотрела на своих детей, которые вместе с остальными ждали ее ответа. Наконец она решилась и тихо произнесла: – Хорошо, Кризалис. Я готова рискнуть. Как только она сказала это, окружавшие ее пони и чейнджлинги громко зааплодировали. И этот радостный топот был настолько искренним и громким, что королева пауков невольно прослезилась, а потом подошла к Кризалис и крепко ее обняла. – Спасибо тебе, сестра, – сказала она. – Эй, без проблем. Сама знаешь: королевы оборотней должны помогать друг другу, – улыбнулась Кризалис, похлопав ее по спине. Наконец, закончился и этот счастливый миг. Твайлайт со своими друзьями и Луной пошли помогать чейнджлингам и освобождать уже не опасных пауков, оставив Шайнинга и его жен наедине. – Фух, слава Селестии. Как я рад, что все это осталось позади, – сказал он. – Да уж, это было то еще приключение, – согласилась Каденс. – Мы проехали сотни миль на поезде, посетили гей-клуб, сражались с привидениями… – А мне пришлось лазить по канализационным трубам и биться с крысами, а после как золотая рыбка выныривать из унитаза, – прибавила Кризалис. – Гей-клуб? Унитаз? – удивленно фыркнул Шайнинг. – Ай, ерунда, расскажем тебе, когда вернемся домой, – сказала королева. – Но сперва я предлагаю отметить нашу победу, – заявила Каденс, прижав к себе Шайнинга и Кризалис. – Точно, устроим вечеринку! – сказала королева. – И я даже знаю, где именно, – улыбнулась принцесса. – Пока мы с Кризи ходили по Валдсберри, я приметила одно очень интересное место, где мы можем на славу потусить. – Да? И где именно? – с опаской спросил Шайнинг, вспомнив, что они находятся возле ковбойского городка, а значит, речь наверняка идет о каком-нибудь салуне или гостинице для новобрачных. – О, я уверена, что тебе там понравится, – коварно ухмыльнулась Каденс.

***

– Ну, детишки, кто из вас хочет послушать песенку? – громко произнесла большая Робо-Пинки, собравшимся вокруг нее жеребятам. – Мы! – дружно закричали они. – Тогда приготовьтесь, сейчас я спою вам свою самую любимую песенку про улыбки! – с легким металлическим эхом сказала она, и стоявшие возле нее робо-подруги начали играть на музыкальных инструментах, заставив своих маленьких зрителей радостно прыгать. – Вот, держите, ваш заказ готов, – сказала подошедшая в этот момент официантка, выкладывая огромную свежеприготовленную пиццу на большой стол за которым собралось все семейство Шайнинга, подруги Твайлайт и принцесса Луна. – И это ты называешь интересным местом? – спросил жеребец, наблюдая, как его супруги и друзья с аппетитом накинулись на еду. – Жеребячье кафе с аниматрониками? – Ну да, а что такого? – сказала аликорн, быстро уплетая огромный кусок пиццы. – Тут очень весело, уютно и много места для наших новых друзей. – И вдобавок вкусно кормят. А мы с Каденс давно уже не ели. Считай, с самого твоего похищения, – прибавила Кризалис, опуская свой кусочек в миску с соусом и целиком проглатывая его. – Вообще-то, если быть честной, один раз ты все же перекусывала, – хихикнула Принцесса Любви. – Когда мы занимались кое-чем на складе. – Ну да, но от свежей пиццы я никогда не откажусь, – беря новый кусок и зубами растягивая сыр, сказала королева. – Да уж, повезло владельцу этого заведения, – сказал Шайнинг. – Уверен, у него никогда еще не было столько посетителей. Он повернулся и окинул взглядом пиццерию. За ее многочисленными столами сидели замаскированные чейнджлинги Кризалис и Ашаиши, которые вместе с ними отмечали окончание конфликта. – Это точно, моя пиццерия давно уже не собирала такие толпы, – с улыбкой кивнула Пинки Пай, не прекращая поедать один кусок пиццы за другим. – Что?! Ты владеешь этим местом? – удивленно ахнула Рэйнбоу Дэш. – Ну разумеется, глупенькая, – подтвердила земная пони. – У меня в подчинении находится целая сеть таких заведений, которые я открыла по всей Эквестрии, чтобы проводить вечеринки и радовать жеребят. – Это… поразительно! Никогда бы не подумала, что ты заведуешь таким огромным бизнесом, – сказала Рэрити. – Серьезно? А откуда, по-твоему, у меня всегда при себе куча битов? – спросила Пинки. – Ну, даже не знаю. Мне раньше казалось, что ты их просто… – неуверенно произнесла единорожка. – Достаю волшебным образом из своей гривы? О нет, это невозможно, – отмахнулась розовая пони. – Я не умею добывать деньги из воздуха. – Хе-хе, я знаю, это было бы слишком… – хохотнула Рэрити. – Я в ней храню только украшения для вечеринок и вкусности, – закончила Пинки Пай, извлекая из своей гривы большую банку кисло-сладкого соуса, чтобы помазать им пиццу. – …легко, – открыв рот, закончила единорожка. – Э-э-э… а как она… – Не спрашивай, это же Пинки, – шепнула ей на ухо Рэйнбоу Дэш. – И то верно, – согласилась Рэрити. Пока они и остальные обсуждали свои повседневные дела, Твайлайт незаметно подсела к Кризалис. – Эм, можно тебя на минутку? – спросила она. – Конечно, Твайлайт, что такое? – вытерев губы салфеткой, сказала королева. – Я просто хотела извиниться перед тобой за то, что все это время была такой подозрительной, – ответила фиолетовая кобылка. – Честно говоря, я очень удивилась, когда во время битвы ты готова была сдаться и пожертвовать собой, чтобы спасти меня. Я… не ожидала этого. Спасибо. – Не за что, Твайлайт. Хотя в этом нет ничего удивительного. Ведь ты сестра моего мужа и я не могла поступить иначе, – сказала Кризалис. – И потом, мы с тобой практически родственники, а значит я… – Нет, – вставила единорожка. – Нет? – подняла бровь королева. – Мы и есть родственники, – объяснила Твайлайт. – И я очень рада, что у моего брата такая чуткая и заботливая жена. А еще… Она на секунду остановилась, чтобы выдохнуть. Было видно, что ей непросто признавать свои ошибки, но потом она собралась с духом и продолжила: – …я хотела бы, чтобы мы забыли о наших прежних разногласиях и начали все сначала. Если, конечно, ты не против. – Ну разумеется, Твайлайт, – сказала Кризалис. – Я давно этого хотела. Еще когда была у вас в гостях. А потому буду счастлива, если ты станешь моей подругой. – Значит, мир? – с улыбкой спросила единорожка. – Мир, – подтвердила королева, и они обе крепко обнялись. Пока между Твайлайт и Кризалис шла беседа о налаживании отношений, Каденс, успевшая слегка утолить свой голод, отвернулась от стола и стала с интересом следить, как маленькие жеребята бегают по пиццерии и играют с большими роботами, которых предприимчивая Пинки Пай скопировала с себя и своих подружек. – Замечательные малыши, – сказала она, видя, как группа жеребят отмечает за соседним столиком день рождения товарища. – Ага, еще какие, – не очень-то искренне подтвердил сидевший рядом с ней Шайнинг Армор. Он тоже решил отдохнуть от еды и сейчас наблюдал за светловолосой единорожкой-охранницей, которая тащила за ухо шкодного жеребчика с пластырем на щеке. – Ну все, мистер, вы доигрались и больше не будете забираться в наших аниматроников, – говорила она сопротивляющемуся малышу, который норовил лягнуть ее по ногам. – Они, между прочим, денег стоят. – Да уж, жеребята – это нечто, – нахмурившись, сказал единорог. – И не говори. Каждый раз, когда я вижу жеребенка, у меня внутри все словно расцветает, – не обращая внимания на кислую мину супруга, сказала Каденс. – Ведь дети такие… – Шумные, – подсказал Шайнинг. – Милые, – возразила принцесса. – Вредные, – не сдавался жеребец. – Веселые, – продолжила аликорн. – Противные. – Эх, Шайни, ничего ты не понимаешь, – вздохнула Каденс. – Жеребята – это счастье. – Ага, когда смотришь на них со стороны, но в реале с ними столько проблем. – Возможно, но ведь и радости от них не меньше, – заметила принцесса. – Надеюсь, что когда-нибудь и у нас будут дети. – Эм, ну да, может быть, через пару-тройку… – неуверенно начал жеребец, но аликорн его перебила: – Скажи, Шайни, почему ты так боишься завести жеребят? – Боюсь? – Боишься! – твердым голосом повторила Каденс. – Почему не хочешь, чтобы у нас были дети? – Ну, это сложно объяснить. Просто, эх… всего пару месяцев назад я был свободным и независимым жеребцом, а затем случилась наша странная свадьба и все так быстро завертелось. А потом, во время ужина с моей семьей вы с Кризалис заговорили о жеребятах, и я испугался… в общем… что не справлюсь с ними. – И только? – фыркнула аликорн. – Да, – кивнул он. – Я не уверен, что смогу быть папой. – Ерунда, дорогой, ты замечательный муж. Уверена, что и папой будешь не хуже. – Ты думаешь? – спросил он. – Но я же никогда ни за кем не ухаживал. Аликорн с ухмылкой на него посмотрела. – В смысле, за кем-нибудь маленьким, – уточнил он. – И что? Все когда-нибудь бывает впервые, но это не повод бояться ответственности. Посмотри на Кризалис, как много у нее детей и как искренне они ее любят. Думаешь, ей легко воспитывать такое огромное семейство? – Нелегко, уж поверьте мне, – сказала обнимающаяся с Твайлайт королева. – Вот видишь, Кади, – сказал единорог. – Но при этом я ни о чем не жалею, – прибавила Кризалис. – И как бы сложно мне порой не было, я ни за что не променяла бы и день, который провела с ними. – Видишь, дорогой, – с улыбкой повторила Каденс. – В общем, подумай об этом и скажи нам, когда решишься, наконец, стать папой. Она отвернулась от него и продолжила есть очередную принесенную им пиццу. «Когда решусь? – мысленно повторил он, наблюдая за бегающими по пиццерии кобылками и жеребчиками. – Ох, это так непросто, завести одного, двух (он посмотрел на Кризалис), а может, сразу тридцать малышей. Но с другой стороны, я уже давно не маленький и прекрасно понимаю, что рано или поздно этот день придет». Он нерешительно поглядел на обеих супруг. «Но раз так, зачем с этим мешкать? Откладывать на потом? Я все равно когда-нибудь скажу это, и у нас появятся жеребята, а потому, пора перестать бояться и сделать следующий шаг. Последний и самый ответственный в моей жизни». – Каденс, Кризи, – громко произнес он, заставив всех сидевших за столом пони посмотреть на него. – Я принял решение и готов стать папой. На несколько секунд ему показалось, что в зале воцарилась мертвая тишина. Обе жены с удивлением, перемешанным с восторгом, смотрели на него, не произнося ни слова, а затем внезапно сорвались с места и прыгнули ему в объятья. – Да! Ура! – кричала Каденс. – Он согласился! – ликовала Кризалис. – Вот это да! Значит я скоро стану тетей! – улыбалась Твайлайт. – Это нужно отпраздновать! Самой большой вечеринкой на свете! – прыгая на стуле, говорила Пинки Пай. – О да, еще какой, – подтвердил единорог. «Вот только эта вечеринка пройдет не в каком-нибудь кафе или пиццерии, а у нас в спальне», – мысленно прибавил он, обнимая своих жен и переживая самый пугающий и одновременно самый лучший момент в своей жизни.
Примечания: