залезь ко мне в душу

Bangtan Boys (BTS), BlackPink (кроссовер)
Гет
R
Закончен
18
автор
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
И у самых опытных случаются осечки; и самые последние ловеласы/бабники однажды обхитряют сами себя.
Посвящение:
чудесному эдиту в инсте. без него мне и в голову бы не пришло написать этот сюжет именно с чилисами.

(вообще по ним никогда не писала. ладно, вру, чилисы были в одной из частей "голубой камелии". если хотите, можете глянуть, но сразу говорю, это не реклама)
Примечания автора:
TINI LIN - последний танец.

можете послушать, а можете и забить.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 6 Отзывы 4 В сборник Скачать
Настройки текста
Чимин этого не планировал. Просто увидел новенькую первокурсницу в столовой универа и сделал в голове пометку о следующей вечеринке. — Джен, кто та малышка? Девчонке на вид и семнадцати не было; воздушные волны светлых волос, чуть вздёрнутый на кончике носик, слой персиковых румян на круглых щеках и длинная розовая толстовка аля Ариана Гранде. Таких на факультет менеджмента и управления ресторанным бизнесом редко (почти никогда) заносило. Дженни Ким, дочь декана, знала всё, про всех и обо всём, что творилось на каждом курсе и факультете. Иногда казалось, что её кошачьи глаза были вездесущи, от них не удавалось спрятаться и сбежать почти никому. Пак Чимин не просто так гордился своим умением заводить знакомства и держать нужных людей на дистанции — чудо, что с Дженни год назад он ухитрился порвать тихо и без потерь. Просто познакомил её с сыном крупного магната электроники в Японии Ким Намджуном. Дженни, умная девочка, справедливо рассудила, что это куда более выгодная партия, а все секреты Чимина остались в подполье. — Та блондинка? Лалиса Манобан, иностранка вроде бы. То ли тайка, то ли китаянка. Миленькая, но слишком ли ванильно для тебя? — Дженни знала его вкусы слишком хорошо, чтобы ошибаться. Чимина воротило от розовеньких фей-недотрог, которые при первом же пошлом, но прямом намёке краснели, пищали, падали в обмороке и тоненько уверяли, что они «не такие». В итоге, у Пака накопился целый гарнизон изящных эльфийских крылышек, которые эти неземные существа с регулярностью оставляли в его руках. — Выбор в этом году не особо широкий, — он зевает слишком показательно-лениво по мнению поджавшей пухлые губки Джен. Но вот чему она так и не смогла научиться, так это определять, когда Чимин врёт, а когда играет на публику. Речи про какую-то правду и искренность в его случае даже не шло. — Из этой девочки при должном подходе даже модель бы вышла, — на самом деле Дженни и самой немного нравится та игра, которую они с Паком регулярно затеивают. Схема проста как мир, но продолжает работать, сколько бы девушек через неё не проходили. Серая или просто тихая мышка попадает в кошачьи лапки Ким, там превращается красотку, доверчиво верящую, что на неё обратила внимание сама королева универа, а уже потом оказывается утащена в норку обаятельным Чимином, после чего вновь оказывалась за пределами того сверкающего мира, в котором успевала увязнуть обеими лапками. — Я уверен, что ты сможешь осуществить это превращение, — Пак галантно целует аккуратные белые пальчики усмехнувшейся Джен. Что бы она про себя не думала, но это именно Ким была на крючке у Чимина, а не наоборот. Только не хотелось ударяться в опасный шантаж и иметь лишние проблемы. Кошечка Дженни была слишком удобной, чтобы с ней ссориться. Тем более, что даже она не догадывалась о том, чем на самом деле заканчивалось чудесное преображение для таких вот расходных куколок. Совсем не его постелью. Вернее, это был всего лишь предпоследний пункт. — На следующей неделе вечеринка между факультетами. Я организую и заодно подготовлю тебе подарок. Чао, красавчик, — Чимин смотрит на её едва прикрытые теннисной юбкой бёдра без всяких угрызений совести (он с ними в принципе ни разу не пересекался) и посторонних желаний. Дженни красивая и хитрая чертовка с завышенным эго и постоянной потребность в том, чтобы люди перед ней преклонялись — на это и давит Пак, каждый раз втягивая её в проверенную, работающую как точные часы, схему. Ким просто не может отказаться от полных искреннего восхищения глаз будущих подружек-однодневок Чимина. И ей глубоко плевать, что с ними происходит потом. С Лалисой, думает Пак, не будет никаких проблем. Настораживает, немного напрягает лишь одно — Чимин погорячился с определением «серая мышка». Чёрта с два, новенькая первокурсница-иностранка держит спину слишком прямо и уверенно, не утыкается взглядом в свою тарелку и беззастенчиво смотрит по сторонам. Когда её блуждающие серые глаза натыкаются на него — персиковые, идеально уложенные шелковистые волосы невозможно обойти вниманием — ему кажется, что он видит в них что-то очень и очень знакомое. — Минни, это птичка нашего полёта. Осторожно подрезай ей крылышки, — Дженни припирает его к стенке в коридоре буквально на следующей день. Она насмехается и злится одновременно — их классическая схема катится в тар тарары, а это значит, что Паку её помощь не понадобится. На этой сцене он будет единственным актёром, — или найди кого-нибудь другого. — Спасибо за предупреждение, но меня интересует именно Лалиса. Таких очаровательных барби упускать просто так нельзя, — Чимин аккуратно отодвигает Джен за плечи, гладит по густым волосам и горячо шепчет ей на ушко, — обещаю, в следующий раз будет всё, как ты любишь. — Только попробуй меня и потом снова кинуть, — Джен бьёт его в плечо, заставляя отшатнуться, одёргивает неприлично короткий костюмчик от Шанель и гордо уходит прочь, уже не видя его лисьей ухмылки. В последнее время ему даже с опасной Ким слишком тускло и привычно, нет огонька и чего-то такого, что Чимину сложно идентифицировать. Когда Пак элегантно оправляя чёрную жилетку выруливает из-за поворота, в котором его прижала Джен, то сходу напарывается на внимательные серые глаза, тут же спрятавшиеся за веером густых чёрных ресниц. Лалиса Манобан ныряет в аудиторию раньше, чем Чимин успевает придержать её, за локоть и, наклонившись, хрипло прошептать, что её глубокий серый цвет выглядит очаровательно. С ней Паку хочется чередовать образ плохого парня с нотками романтичности «только для тебя одной». Такая стратегия подкупала самых стойких, ведь быть исключительной и необыкновенной — тайное желание абсолютно всех. Через неделю Чимин и думать не может ни о чём, кроме постоянно ускользающей розовой толстовки, сначала прямого, а потом потупленного взгляда и шипящих банок пепси всех цветов радуги, с которыми Лалиса приходила постоянно, не повторяясь и не давая ему даже предположить, какой вкус был её любимым. По всем законам жанра это должен был быть клубничный, но при всякой мысли об этом, Пака накрывало передозом банальности. В этой светловолосой девочке были свои сюрпризы. И всё же на грандиозную вечеринку, которую Дженни закатывала каждый год по случаю начала учёбы, она явилась. И Чимина, лавирующего между толпами сногшибательных красоток, накрыло по полной. Ничего кроме широченных толстовок и коротких шорт-велосипедок, Лалиса в универ не носила, даже в этом постоянстве умудряясь выглядеть довольно броско, как казалось Паку, всегда глазами искавшему розовое пятно в общей массе студентов. Манобан выглядит дорого, броско и ярко, так что Дженни сжимает свой бокал с мартини и долькой лимона гораздо сильнее, чем обычно. Чимин растягивает губы в улыбке — мало кому удавалось заставить королеву Ким усомниться в том, что она удержит свой трон. Мало кому удавалось хоть на метр приблизиться к почти аристократическому титулу «соперница Дженни Ким». — Потом порвёшь её на лоскуточки, на этот вечер Манобан моя, — улыбка Пака жёсткая и стальная, Дженни сжимает губы в тонкую полоску, чтобы ни одного ругательства не вырвалось и вновь уходит прочь, не преминув на прощание ткнуть Чимина локтем в бок. Это красноречивое напоминание он пропускает, подхватывая с барной стойки два высоких бокала с вином и ловко проталкиваясь к тому месту, где виднеется копна волнистых светлых волос. — Не устала, бегая от меня всю неделю? — Пак, подходя к ней со спины, почти вкладывает бокал в её руку. Лалиса смотрит на него немного удивлённо, едва заметно приподнимает светлые брови под чёлкой, но в сторону не шарахается, не отодвигается и делает глоток из бокала слишком спокойно. Улыбаться, она, оказывается, умеет даже соблазнительно — приподнимает уголок красных, тон в тон вина, губ. — Кто сказал, что я бегала? — Это было слишком очевидно, — весь сценарий в голове Чимина сворачивается в трубочку, вспыхивает и осыпается чёрным пеплом, как только Лалиса резко разворачивается к нему лицом, отбирает второй бокал, запрокидывает голову и выпивает его ровно в три глотка, не отрывая блестящих серых глаз от его лица. Розовая толстовка прятала под собой куда больше, чем Пак мог бы предположить. — Я так не думаю, — Манобан усмехается, зеркалит его собственную усмешку и от этого по спине Чимина неожиданно пробегает целый табун мурашек, — эти блёстки идут тебе куда больше, чем та жилетка, — она задумчиво ведёт пальцем по его пиджаку, по граням крепко пришитых пайеток. Это либо гипноз, либо у него действительно кружится голова. — Наш разговор будет короче, чем я предполагал, — даже в оглушающих битах из колонок Чимин сглатывает слишком шумно. Куда Лалиса девает пустые бокалы он заметить не успевает, в его внимание попадает лишь тот факт, что свободными руками она скользит по полам его пиджака, сжимает отвороты возле шеи и вынуждает его шагнуть к ней ближе. — Где здесь свободны комнаты? На втором этаже, да? Или что-то поинтереснее? — улыбка пухлых красных губ развязна, но даже в ней легко читается насмешка. Чимин обнимает её за талию, прижимает вплотную и чувствует странный подвох в этом горячем энтузиазме Манобан. Сладкие духи не дают ему мыслить нормально и ощущать чувство победы, разливающееся по крови в те моменты, когда он поднимается по лестнице наверх. В этот раз ведут словно бы его самого. В кровать он вжимает её куда грубее, чем себе представлял. Лалиса стонет, кусается и с лёгкостью выпутывается из сильной хватки, седлая его бёдра с спущенными до колен брюками. Она резкая, поджарая и быстрая, не даёт Чимину даже секунды передышки, двигаясь на нём с каким-то остервенением, постепенно переходящим в издевательски медленный темп именно тогда, когда Пак распалён уже до предела. За слишком сильно сжатые на её ягодицах пальцы Манобан наотмашь бьёт его по щеке и зло шепчет на ухо, прикусив мочку: — Не смей. Здесь не ты управляешь. До финала она доводит его дважды и только потом изгибается на пике всем телом. Чимин дышит слишком загнанно, чтобы мыслить здраво. Он сгребает резко ставшее слишком тонким и хрупким тело в объятия, устраивает Лалису у себя под боком и отключается почти сразу же, как только утыкается носом в ворох волнистых волос. Солнце будит его чересчур нагло и неожиданно, буквально выдёргивает и ударяет лицом о наступившую реальность. Чимин садится в кровати, заспанно зачёсывая ладонью назад упавшие на лицо волосы. Рядом с ним подозрительно пусто. Он не так часто позволял себе поваляться со своими любовницами в одной кровати до утра, предпочитая уходить сразу после секса. Это ощущение нравилось ему едва ли не больше, чем сам оргазм. Лалиса сидит к нему спиной на краю кровати и застёгивает свои высокие твидовые сапоги. Она даже не оглядывается назад, хотя точно слышит шевеление проснувшегося Пака за своей спиной. На Чимина накатывает чувство, что поимели здесь его. И оно только усиливается, стоит вспомнить, что ночью творила Манобан. Это мерзко вдвойне, потому что Пак без понятия, что стоит говорить, оказавшись на этой стороне. — Уже уходишь? — Я не обязана оставаться. Или так задевает тот факт, что в этот раз не ты, а тебя? — та милашка, которую он впервые увидел в университетской столовой, просто не может улыбаться вот так. Чимин никогда не бил девушек; сейчас у него желание ударить жжётся в грудной клетке, но рука, вопреки воле хозяина, подниматься даже не собирается, — чао, красавчик, — Лалиса хлопает дверью так оглушительно, что в голове Чимина взрывается фейерверк. Дженни не просто так переживает; эта девчонка не просто вторая Ким. Она с лёгкостью способна и первую потеснить. Это лишь вопрос времени. В одном Лалиса её уже точно обошла. Простыня трещит под пальцами Чимина, потому что, чёрт подери, на любого охотника найдётся другой. Кто бы мог подумать, что охотник на Пака будет носить розовое худи, завивать волосы крупными волнами и больше походить на барби, чем на машину для убийств.
Примечания:
честно скажу.

фик просто для галочки в собственной голове.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Bangtan Boys (BTS)"

Ещё по фэндому "BlackPink"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты