Желание быть пойманным

Слэш
NC-17
Закончен
713
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 17 страниц, 1 часть
Описание:
В течение веков обряд венчания представлял собой своего рода охоту. Когда альфа хотел завладеть омегой, то ему приходилось проходить через одно испытание. Его избранного выпускали в лес, а через несколько минут за ним на охоту выходил тот кто хотел завладеть им. Если омега успевал преодолеть территорию и при этом альфа не смог догнать его, то он мог отказать в обручении. Но если нет, то становился собственностью нагнавшего.
Посвящение:
Приветствую любую критику, но только в мягкой форме🐾
Примечания автора:
А вот подоспели и небольшие рассказы...🐾
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
713 Нравится 21 Отзывы 230 В сборник Скачать

Охота

Настройки текста
      Тэхён стоял оперевшись о ствол дерева и как все остальные ожидал результата очередной охоты. Его забавляло, что омега был один и тот же, вот только альфы менялись один за другим. На этой неделе было уже два подобных случая. В стае все знали об одном вольном и неукротимом омеге, который был всеобщим любимцем и которого многие желали заполучить. Его не раз вызывали на охоту, но никто ещё не смог поймать его. Для того чтобы заполучить, нужно было отпустить омегу в лес, где проводили обряды обручения, он обращался в своего волка и бежал в лесную гущу, стараясь достичь края, где их ожидал вожак стаи и все остальные, а после выждав пять минут отпускали альфу. Он должен был догнать омегу, а затем поставить на нём свою метку — знак принадлежности ему. Поэтому было не только важно поймать, но к тому же ещё и сразиться с ним. Всё было намного проще, если омега и альфа были уже влюблены. Они играли не по правилам, а омега специально поддавался.       Но другое дело, когда они не были хорошо знакомы или же омега просто не хотел кому-то принадлежать. Одним из таких был Чон Чонгук. Он был необычайно красив и свободолюбив, поэтому всегда получал признание и любовь окружающих его людей. Как только он созрел до момента, когда в стае можно было обручаться, то ему сразу же начали кидать вызовы. При условии, если альфа бросит омеге вызов, то он не имеет права отказаться, таковы были условия, поэтому уже пару лет, Чонгук всегда выходил победителем из этих охот. Он намного чаще всех остальных участвовал в охоте и собирал много народа у конца леса, которые приходили лицезреть за результатом, но он всегда был один и тот же — альфа оставался ни с чем, а повторно вызывать омегу он не имел права, если потерпел поражение, то выбор оставался за другими. Уже практически каждый вызывал его на охоту, но никто не был способен пометить Чонгука. Его пару раз ловили, но он неистово сражался, поэтому метить не успевали и едва ли уходили оттуда живыми после подобных стычек. В один раз даже пришлось двоим альфам идти в лес и выносить сильно поцарапанного и исполосованного когтями мужчину. Над ним тогда все потешались, а Чон с дерзкой ухмылкой наблюдал за результатами своих творений со стороны. Ему нравилось играть, давать ложные надежды, а после разбивать их на мелкие осколки. Он наслаждался их разочарованием и больше всего дорожил своей свободой. Омега считал, что для него нет достойного противника, поэтому жестоко расправлялся с теми глупцами, которые раз за разом желали покорить его, но он не покорен и всегда будет лишь несбыточной мечтой и усладой для глаз.       Чонгук никогда и никого не признавал. Никого кроме одного — вожака их стаи. Тэхён постоянно был наблюдателем, так как он являлся их предводителем и в случае победы альфы он был обязан огласить результат и признать отныне их супругами, но сам ещё ни разу не участвовал в подобном и был одинок. Чон каждый раз ловил на себе этот пронзительный и изучающий взгляд, он мог отличить его одного от всех остальных. Когда он побеждал очередного альфу и выходил из леса, то всегда чувствовал его взгляд на себе. Когда он обращался из волка в человека, то тоже чувствовал его, хотя не смотрел в ответ. Он постоянно ощущал его и не мог понять, почему их вожак не стремился ни к одному омеге, предпочитая находить утешение во временных связях. Чонгук постоянно ждал от него вызова, но так и не получал желаемого. Тэхён был необычайно привлекательным, сильным и властным, если бы омеги имели право выбора бросать вызов альфам, то это Киму пришлось бы бегать через день по этому лесу, если даже не чаще. Но у омег не было таких прав, как у альф, поэтому выбор оставался за ними. Чонгук не мог не признать, что хотел бы принадлежать ему, но вожак не бросал вызова, а только смотрел и постоянно везде наблюдал за ним. Это угнетало и заставляло Чона всё яростнее и яростнее расправляться с другими, оставляя с каждым таким случаем всё больше ран. Он ждал, ждал каждый день, что Тэхён выберет его, но каждый раз разочаровывался. Он просто стоял, встречая его со всеми остальными, буравил его обнаженное тело голодным взглядом и всё так же не бросал вызова. Каждый раз омега злился сильнее и сильнее, желание высказать ему всё в лицо, росло, дабы успокоить собственное самолюбие.

(◍•ᴗ•◍)❤(。・ω・。)ノ♡(~ ̄³ ̄)~

      Как обычно, возле выхода из леса стояла целая куча людей, желающих лицезреть очередную победу омеги, так как понимали, что по-другому и быть не может. Чонгук быстро расправился с очередным альфой и не спеша направился к выходу. Завидев его, люди приветственно кричали, смеялись и вновь гласили о том, что не найдётся ни одного, кто мог бы покорить его. Под всеобщее веселье, он вновь обратился в человека, обнажая себя. Тэхён так же как и обычно разглядывал безупречное и необычно красивое тело омеги. Чонгук лишь бросил на него яростный взгляд, а после переоделся в одежду, которую ему дал его друг. Чимин смеясь обнял его и поспешил увести, чтобы опять отправиться вдвоём на одинокие холмы, которые находились неподалёку отсюда. В последнее время они часто бывали там и предпочитали уединившись говорить обо всём часами напролёт. Притом Чимин был единственным, кто знал о том, что Чонгуку нравился их вожак и постоянно старался утешить, когда он не получал от него вызова. Тэхён жадным взором сверлил спину, уходящего всё дальше и дальше от него, омеги и продолжал ждать возвращения альфы, которого долго не было. Он едва ли смог самостоятельно выйти из леса, так как был чудовищно исполосован омегой. Ким лишь усмехнулся, понимая, что с каждым разом ран становилось больше и больше. Его возлюбленный уже порядком наглеет, в ожидании вызова и охоты. Тэхён вновь лишь наблюдает со стороны, предпочитая видеть этот яростный взор каждый раз, когда возвращается с охоты Чонгук, на которые его зовут чужие. Альфе уже давно приглянулся этот омега. Он сам понимал, что тоже не безразличен Чону, поэтому ждал более подходящего момента для вызова. Ему хотелось увидеть его предел, когда желание заполучить вожака, подобъёт омегу самому высказать своё желание. Тэхён понимал, что скоро этот момент наступит, а он непременно посодействует этому, потому что хотелось как можно быстрее заполучить его и поставить на нём свою метку. Охота. Он победит. Он был уверен, что сможет сделать это, так как прекрасно знал все тактики и ходы омеги, которыми он добивался победы. Альфа был намного сильнее его, к тому же омега сам подчинится ему, осталось лишь немного подождать.

(◍•ᴗ•◍)❤(。・ω・。)ノ♡(~ ̄³ ̄)~

      Чонгук смотрел вдаль и думал лишь об одном. Чимин пытался всячески подбодрить его, но ничего не получалось. — Гук, ну это уже совсем перебор. Не стоит так зацикливаться на всём этом. Вот увидишь, он ещё бросит тебе вызов… — Столько времени прошло, а его так и не последовало, зато другие кишат как мухи, ни пройти, ни вздохнуть. — Поэтому мы здесь, тут тихо и спокойно, к тому же не бегают всякие с предложением обручиться, — весело произнёс Чимин, садясь на зелёную траву и хлопая ладонью рядом с собой. — К тому же не забывай, что сегодня вечером будет праздник. — Такие праздники всегда вылезают мне боком, — сквозь зубы произнёс Чонгук садясь рядом. — Да, помнится на прошлом, ты девятерых подцепил, вот умора то была — не праздник, а одно сватовство, зато как ты их разнёс… Ух, даже вспомнить страшно. — Я наверное никогда не смогу провести нормально ни одного вечера с другими, — Чон тяжело вздохнул. — Ты так мучаешься этим ожиданием, может стоит сделать шаг навстречу и не отступать, а самому бросить вызов? — У омег нет прав вызова, тебе ли не знать это. — Нет, я о том, чтобы напрямую спросить вожака, — в глазах светловолосого засиял довольно опасный блеск. — Чимин, давай договоримся, что ты не будешь смотреть на меня так, а то ещё немного и глаза выкатятся, — поморщился Чонгук. — Да ты в суть смотри, а не на мои глаза. Тебе ничего не будет, если ты так поступишь. — А если он откажет, то моя гордость будет уязвлена, а я не собираюсь падать до того, чтобы просить у него одолжение. Не хочет, тогда пусть идёт к чёрту, но я ни за что не стану делать первого шага. — Да за что мне всё это, а? — Чимин встал на ноги. — Может хватит уже думать о своей уязвлённой гордости и начнёшь реально оценивать вещи? Если так будет продолжаться и дальше, то останешься девственником до конца своих дней. — Смею напомнить, что ты тоже дев… — А мы с Юнги уже договорились, что осенью пройдём обряд обручения — Чимин не мог сдержать улыбки. — И почему я только сейчас, черт побери, об этом узнаю?! — Чонгук встал вслед за ним, вопросительно поднимая бровь. — Это было сегодня, ещё на охоте и ты первый кому я хотел это сказать, — он мягко улыбался, нервно дёргая край своего одеяния. — Так теперь можно сказать, что ты, без пяти минут, семейный человек? — Да, и притом только ты остался. Поэтому я и говорю тебе — действуй, сегодня твой шанс, а то за ним и так много кто бегает. Мало ли отхватят такой лакомый кусочек и куда ты потом? Но у тебя конечно больше шансов, чем у остальных. — И почему же? — Может потому, что он только и делает, что пялится на тебя? А когда ты обращался сегодня в человека, ммм? Да ещё чуть-чуть, и он бы съел тебя с потрохами, я отвечаю. Ещё ни на кого он так не смотрел и это знак. Не только знак того, что у тебя классная задница и совершенная внешность, но и что ты ему далеко не безразличен. — Как по мне, так это просто первый вариант, но ни как не второй. — Да я и говорю, что у тебя она то что нужно, — Чимин резко хлопнул Чонгука по заднице и попятился назад, начиная прикрывать уже свои ягодицы. Он смеялся, смотря на друга, и продолжил говорить: — Вот и рискуй, действуй пока не обвисла, а то кому ты потом будешь нужен с такой? — он начал громко визжать и продолжать смеяться, когда Чон усмехнувшись, рванул вперёд, и тоже захотел налупить его по мягкому месту. Чимин вереща побежал, продолжая прижимать свои ладони к ягодицам. Чонгук быстро нагнал и, убрав одну его руку не сильно лупанул его. — Айя, всё я больше не буду, — Чимин нарочно упал на траву спиной, продолжая прятать свою задницу, — она мне ещё понадобится. — Ага, не тебе, а Юнги — усмехнулся Чонгук, но всё же перестал пытаться поднять его. — Да, и ты тоже свою смотри береги для Тэхёна, а то мало ли…виии…ладно-ладно шучу! Пощади! — его вновь приподняли и один раз хлопнули по левой ляшке. — Ещё раз начнёшь шутить про него, то на тебе живого места не останется, — Чон попытался сохранять серьёзное лицо, но смотря на то как Чимин обиженно надул губки, Чонгук не удержался и начал смеяться. — Хорошо, не дуйся, давай поднимайся, нам уже пора идти, впереди подготовка к празднику. — Ты обещаешь, что больше не будешь лупасить меня? — Да я хлопнул тебя по мягкому месту лишь пару раз, — возмутился Чонгук, — но больше правда не буду, честно — омега с каштановыми волосами приподнял руки в знак примирения. — Ну смотри у меня — Чимин встал и отряхнулся — эх, сейчас снова придётся готовиться пол вечера и венки плести, ну что пойдём? А то мы опять последние придём. И да, Чонгук, я хотел тебе сказать одну важную вещь — Чимин был серьёзен как никогда. Чону даже стало не по себе. — И что? Что-то случилось? — Да — светловолосый омега уныло опустил голову и, выждав пару секунд, вновь поднял её, после засмеявшись, снова ударил Чонгука по ягодице, пускаясь в вынужденое бегство. Он не оборачиваясь крикнул другу — кто последний, тот будет девственником весь этот год! — шатен усмехнулся и последовал вслед за ним. Через десять минут они были на месте и прибыли как раз вовремя.       Они ежегодно устраивали праздники и разворачивали настоящие гуляния в эту ночь. По традиции собирали всех омег, у которых не было пар и с наступлением тьмы надевали на их головы венки. Повсюду зажигали огни и располагались возле рек. Чонгук с Чимином не были исключением и тоже участвовали в этом, вот только за светловолосым постоянно ходил Юнги и держал его подле себя, чтобы показать всем, что они не обручены, но уже выбрали друг друга. Каждый омега мог выбрать кого-нибудь себе в пары из альф. Причём в этот день уже альфа не мог отказать омеге и проводил остаток вечера вместе с ним. Как правило после такого обряда, многие обручались, но так было не всегда. Просто существовало такое поверье, что пара в которой оба выбрали друг друга по обоюдному согласию — будут счастливы после обряда обручения. Чонгук думал, что стоит пригласить Тэхёна, но понимал, что с таким правилом, другие омеги будут кучей ползти к нему, чтобы присвоить себе хотя бы на один вечер вожака стаи.       Шатен оставил свои мечты и решил выбрать другого, хотя вот с этим у него точно не возникнет проблем, потому что возле него околачивалась уже пятеро альф, которые постоянно подглядывали за ним, пытаясь привлечь его внимание. К тому же Чимин с Юнги куда-то подевались, а одному ходить совсем не хотелось, да и по традиции ему было не положено. Чонгук остановился на первом попавшем, так как ему теперь было без разницы кого выбирать. Омега тяжело вздохнул и со скучающим видом приподнял руку, а после показал пальцем, на одного из альф, что был симпатичнее остальных. Он сначала растерялся и обернулся, дабы убедиться, что этот жест предназначался именно ему. А после вновь повернулся к Чонгуку и заметил как он начал подзывать его к себе. Альфа самодовольно улыбнулся и, выше приподняв голову, направился к Чону. Омега понял, что это ещё тот тип, но деваться было некуда сам выбрал, поэтому придётся его терпеть весь вечер. Но не успел альфа подойти к нему, как на плечи Чонгука легли чьи-то тёплые руки. Он сначала опешил и хотел обернуться, но после услышал до боли знакомый голос. — Этот омега уже выбрал меня — Тэхён мягко улыбнулся, смотря на то как альфа пришёл в недоумение. Он быстро поклонился в знак уважения, но выглядел растерянным смотря на Чона. — Вожак, но он сам позв… — Он моя пара на этот вечер, поэтому стоит предложить свою кандидатуру другим, но этот мой — Чонгук немного покраснел и поджал губы от такого признания и чувствовал, что руки на его плечах сжались. Альфа стоящий напротив них начал колебаться, но не стал спорить с вожаком стаи, а наоборот поспешил вернуться обратно. Чон одёрнул себя и покачал головой, стараясь сохранить своё хладнокровие, потому что этот жест ещё ничего не доказывает. Омега изящно повернулся к нему, убирая тёплые руки со своих плеч и смотря из-под плетеного им же венка на Тэхёна. — А я то думал, что вы даже не сможете и шагу ступить стоит лишь вам показаться омегам на глаза — тот факт, что Ким до сих пор не бросал ему вызов, заставлял омегу начать мстить холодным приёмом. — Так оно и было, пока я не начал всем говорить, что ты уже выбрал меня, это сильно облегчило мою задачу, причём и твою тоже — он протянул руку, начиная нежно улыбаться — теперь тебе, как паре вожака на этот вечер, придётся пойти со мной — Чонгук немного приуныл после слов «как паре вожака на этот вечер…». Омеге хотелось быть парой не только на этот вечер, но и на оставшуюся жизнь, вот только альфа не спешил с предложением. Но если он всем говорил, что это Чон пригласил его, хотя это было ложью, то означало ли это, что он уже заранее хотел быть с ним. — И почему вы были так уверены, что я захочу провести этот вечер с вами? — они стояли на берегу, где было много людей и на эту пару часто подглядывали и шептались о них. Все готовились к началу обряда, некоторые до сих пор искали себе пару на эту ночь, а ещё несколько омег плели венки и облачались в белые одеяния. — Мне подсказали о твоём желании, — он кивнул головой в сторону Юнги и Чимина, которые гуляли у кромки воды держась за руки и смеясь что-то обсуждали — к тому же если бы альфа приглашал омегу, а не наоборот, то я так же неизменно выбрал бы тебя — Тэхён мягко улыбался, заприметив лёгкий румянец на лице Чонгука. — Из всех омег, которые здесь есть, вы выбрали меня? Разве не нашлось лучше? — Чон вопросительно поднял бровь, потому что он хотел услышать настоящую причину по которой его выбрали. Он с замиранием сердца мечтал услышать признание в любви, но не ожидал, что Тэхён лишь усмехнется, а после за руку потащит за собой. Омега опешил, когда не получил ответа на свой вопрос, а был затянут в начало традиционных обрядов. Как временная пара вожака, Чонгук должен был стоять вместе с Кимом у алтаря, когда он провозглашал о начале священной ночи. Омега не мог не признать, что это игнорирование вопроса сильно задело его, но всё же продолжал исполнять свои обязанности.       После, на большой равнине разжигали костры, а затем взявшись за руки, все пары водили хороводы и распевали старинные песни. Чонгук держал тёплую руку Тэхёна, он стоял справа от него и так же пел смотря яркие языки пламени. Чимин с Юнги были в кругу и, омега быстро найдя своего друга, ухватился за него, таща за собой своего альфу. Чон косо взглянул на светловолосого и до сих пор помнил слова Кима о том, что ему намекнули именно эти двое. Стоило лишь им закончить петь, как Чон схватил Чимина и Юнги, а после за руки потащил за собой туда, где было не так многолюдно, оставляя Кима одного. — Гук~и, ну ты чего? — светловолосому пришлось чуть ли не бежать, чтобы поспеть за другом. Он придерживал свой венок и часто поглядывал на Мина. Но резко свернув, Чон отпустил их обоих, а после ткнув руки в боки нахмурился: — Какого чёрта вы оба творите? — А разве тебе Минни не сказал, что мы осенью собираемся обр… — не успел Юнги договорить, как Чонгук перебил его. — Я не об этом! А о Тэхёне. Какого лешего вы рассказали ему о том, что я хотел его пригласить? — Но ты же действительно хотел, вот мы и решили… — Чимин подтянул ткань на своём плече, которая постоянно сползала. — Решили… Да я как последний придурок стоял там перед ним, ещё и спорил, что это было только его решение. Как же теперь стыдно. Он наверное понял… — Мы ещё сказали, что ты по нему сохнешь уже несколько лет — невзначай добавил Юнги. — Вот об этом, Шуга, стоило умолчать — Чимин прижался к альфе, смотря на то как Чон побледнел. Не успел он и слова сказать как светловолосый поднял руку и начал кому то активно махать. — Вожак, мы здесь, Гук вас искал, а мы пойдём, праздник в самом разгаре и скоро начнутся купания — Чимин схватил Юнги за рукав и побежал обратно к берегу, оставляя друга одного. Шатен обернулся и заметил Тэхёна, который уже направлялся в его сторону. Чонгук пообещал себе, что как только всё это закончится, то задерёт обоих, а сейчас пришлось идти альфе навстречу уже с красным от стыда лицом. — Искал? Не думал, что так быстро соскучишься по мне — Ким приобнял его и повёл вслед за сбежавшими. — Это не я скучал, просто Чимин пытается свести меня с кем попало. — Я так понимаю, что кто попало это именно я? Не видел чтобы он сводил тебя с другими, а это означает, что я ему больше остальных нравлюсь в качестве твоего альфы. Хороший у тебя однако друг… — Вы так и не ответили на мой вопрос — Чон прижимался к альфе и ещё сильнее покраснел слушая слова вожака. — Почему выбрал тебя? Хм… нужно ли мне отвечать на него? Думаю, это крайне очевидно — Тэхён смотрел вперёд на развернувшиеся гуляния у берега реки и большой зажённый костёр. Под покровом ночи это место освещал исключительно огонь, а собравшиеся пары ходили за ручки, плясали, пели, а некоторые скрывались от чужих глаз, прячась где-нибудь неподалёку и целовались. Чонгук глазами искал только двоих и, не найдя их, понял, что они куда-то сбежали. Шатен понимал, что это и было то признание, которое он так долго ждал, вот только до боли в сердце хотелось услышать заветные три слова. — Вам стоит закончить говорить загадками и быть проще. — Думаю сейчас не самое подходящее время для этого — они уже подходили к костру и только сейчас Чонгук заметил, как на него поглядывали не только альфы, но и омеги, завидуя тому, что его парой был вожак. Чон старался не замечать этого и хотел лишь одного, чтобы Тэхён наконец то бросил ему вызов. — И когда же он настанет? — Когда меньше всего будешь ждать — ответил Ким и сжал его руку — впереди ещё много интересного, сейчас нам прыгать через костёр, поэтому смотри, венок свой не урони — Чонгук сначала не понял к чему тут венок, но после вспомнил, что по окончанию гуляний, омега в знак любви к своей, выбранной на эту ночь, паре, может подарить венок и тем самым показать всем свои чувства. Чимин ещё раньше говорил о том, что хочет отдать свой сплетённый именно Юнги, хотя все и так знали о их взаимной любви. Чонгук даже не задумывался о том, что вообще кому-то захочет его отдавать, но после сказанных слов, натянул венок получше.       Некоторые пары уже начали прыгать через костёр, среди промелькнули и Чимин с Юнги. Когда они с Тэхёном были следующими, то, сильнее сцепив руки, они оглянулись друг на друга и побежали. Чонгук свободной рукой держал свой венок и боялся его уронить, но всё обошлось. Не успел омега отойти от этого обряда, как всех начали созывать к реке. Многие быстро бежали к воде, начиная плескаться и смеяться, кто-то уже дарил свои венки, признавался в чувствах, остальные же оставались у костра, прыгая через него и распевая песни. Тэхён прошептал омеге на ухо, что им стоит тоже освежиться в тёплой воде, вот только там где было не так многолюдно, как здесь. Чонгук не успел ответить, как его повели от общей массы в левую сторону. Альфа вёл его по тропинке к той же реке, только в место, которое было чуть дальше. Они быстро удалялись от костра, поэтому становилось намного темнее, но омега привыкнув перестал щуриться. Идти пришлось не больше десяти минут, к тому же тут были слышны отдалённые крики и визги купающихся. Тэхён привёл его к заросшему берегу и, остановившись у воды, прислушался к звукам. Далеко от них всё так же продолжали веселиться, но здесь они были только вдвоём. Чонгук немного напрягся и поправил своё белое одеяние, смотря альфе в спину. Омега не знал чего от него ожидать, но хотелось только одного — признания. Ким как назло продолжал молчать. Чон поджал губы и, подойдя к нему, положил ладонь на крепкое плечо. — Могу я надеяться, что сейчас настал тот момент о котором вы говорили? — По традиции каждый на этих гуляниях должен омыться в воде, дабы избежать бед и несчастий в дальнейшем, поэтому предлагаю сделать это прямо сейчас. А что насчёт твоего вопроса… можешь надеяться — он улыбнулся и, взяв ладонь омеги со своего плеча в свои руки, повёл к воде. Чонгук оставил свой венок на берегу, а после ступая босыми ногами по земле, пошёл вслед за ним. Шатен, прикоснувшись к воде, улыбнулся. — Она самая тёплая только в эту ночь. — Верно, поэтому не стоит упускать возможности искупаться в ней только вдвоём — их белые одеяния приятно прилипали к телу из-за влаги, а альфа, отпустив Чонгука, быстро погрузился в воду по грудь. Омега не спеша достиг середины и начал перебирать руками разрезая спокойную поверхность воды. Одежда жутко мешала, но раздеваться до гола перед альфой он не собирался, как впрочем и сам Ким. Они молча плавали рядом и Чонгук ждал, ждал и не понимал что именно ждёт: то ли вызова, то ли признания. Меньше всего хотелось услышать отказ. Вода приятно освежала голову и дарила чувство умиротворения. Чон уже совсем расслабился, но вдруг Тэхён начал этот долгожданный разговор: — Ведь ты понимаешь, что уже давно не безразличен мне — он ближе подплыл к омеге. — Я понимаю, что вы ужасно медлительны и вместо конкретных ответов говорите сплошные загадки — не успел он произнести этих слов, как Тэхён резко притянул к себе, плотно прижимая к своему торсу. Омега судорожно выдохнул, смотря в глаза напротив. Было темно, но Чонгук мог разглядеть черты красивого лица. Ким встал ногами на дно, но оба тела до сих пор находились под водой по грудь. Альфа руками прижимал к себе молодое и упругое тело, жадно сжимая ягодицы. Чонгук обхватил его бёдра ногами, а руками обнял шею, оставляя между их носами лишь жалкие десять сантиметров. — Медленный? Думаю, завтра ты будешь другого мнения обо мне, мой хороший, когда лёжа на спине будешь умолять меня брать тебя раз за разом и не останавливаться ни на минуту — его жаркий шёпот коснулся губ омеги, а сам Чонгук опешил от такой резкой смены настроения, но не растерялся. — Какие смелые заявления! Но думаешь я буду спать с тобой? Я свободен и волен сам выбирать кого захочу — Чон решил перейти с ним на «ты», так как раньше из-за уважения к нему, как к вожаку их стаи, он постоянно выкал. Омега заметил, как глаза напротив сузились, а руки на его ягодицах сжались ещё сильнее. — Ты можешь наслаждаться своей свободой, только до тех пор пока я этого хочу. — Мне плевать, что ты хочешь, но я не стану так просто отдаваться тебе, как любовник. — Поверь, я возьму тебя не как любовника, а как своего, слышишь? Как своего омегу — Тэхён был серьёзен и был уверен в своих словах — теперь можешь расценивать это, как вызов, который ты так долго ждал, но знай, тебе не уйти от меня и уже завтра, ты будешь принадлежать мне не только по праву, но и телом — сильные руки начали поглаживать его бёдра и ягодицы под водой, одежда жутко мешала, хотелось сорвать её со столь прекрасного тела и, не смотря ни на что, взять его прямо здесь и сейчас. Чонгук улыбнулся поняв, что его долгое ожидание было окуплено сполна и едва ли не стонал от приятных прикосновений блуждающих по его телу сильных рук. Но омега понимал, что нельзя поддаваться соблазну и делать этого, они ещё не прошли обряд, а значит, у него есть возможность отказать альфе. Но не успел он произнести даже слова, как Тэхён влажной рукой сжал его волосы на затылке, а затем, наклонив голову Чонгука, впился жадным поцелуем в сладкие и мягкие губы, начиная нещадно терзать их, покусывая тянул на себя и углублял поцелуй, заставляя омегу трепетать и отвечать на его ласки. Второй рукой Ким также продолжал придерживать его и сжимать упругие бёдра. Возбуждение росло, поэтому Чон хотел отстраниться, чтобы не доходить до точки невозврата. Он разжал кольцо рук, которым он обвил шею Тэхёна и положил ладонь на его крепкую грудь, отстраняясь от альфы. Оба тяжело дыша смотрела друг другу глаза, а Ким продолжал держать его. — Но несмотря на твои слова, я всё ещё свободен — Чонгук шумно сглотнул, чувствуя, как в его живот упиралось сильное возбуждение брюнета. Он едва ли отошёл от первого поцелуя в своей жизни и чувствовал, как внизу живота всё начало трепетать, гудеть и приятно тянуть. — Осталось лишь немного подождать и уже совсем скоро я не буду выпускать тебя из постели, наслаждаясь этим телом раз за разом. — Но ты ещё не прошёл обряд, не боишься поражения? Я много раз участвовал и постоянно побеждал, не удивляйся, если не сможешь даже догнать меня. Если думаешь, что я как остальные — буду поддаваться, то ты ошибаешься — Чонгук чувствовал, как половой орган Тэхёна увеличивался и игнорировать это было крайне сложно. Омега также продолжал обнимать его ногами и руками держался за плечи альфы, а вдалеке неизменно слышались приглушённые отголоски чужих разговоров. — Это тебе стоит переживать, что впервые за всё это время ты потерпишь поражение, а я обрету одного неугомонного и строптивого омегу — Тэхён усмехнулся и, прижимая к себе брюнета, направился к берегу. — Это как вариант, но есть и второй, думаю, что он тебе не понравится. — Все эти споры бесполезны, поэтому можешь не стараться вбивать в свою чудесную голову разные дурные мысли. Мы решим всё завтра, только я, ты и лес. — Согласен — Чонгук отстранился, как только Тэхён вышел из воды на берег, а после поставил его на ноги. Влажная одежда прилипала к телу и очерчивала прекрасную и стройную фигуру омеги. Чонгуку было немного неловко и к тому же прохладно. В воде было намного теплее, а сейчас, стоя на берегу, шатен ежился, так как дул лёгкий ветерок. Ким посмотрел на свою белую рубаху и, взяв за края, стянул сырую одежду, начиная отжимать её. Чон смотрел на оголённый торс альфы и не мог оторваться, продолжая обнимать себя руками и дрожать. — Тебе тоже стоит выжать свою одежду, не бойся я не стану приставать — усмехнулся Тэхён и отвернулся, чтобы не смущать омегу, а через пару секунд добавил — пока не буду.       Чонгук не стал сомневаться и, быстро скинув с себя одежду, принялся выжимать излишки воды. Он часто поглядывал на Кима и когда закончил вновь оделся. Стало немного теплей, но всё же было неприятно носить на себе влажные вещи. Альфа всё также стоял к нему спиной и уже успел обратно надеть рубаху. Чонгук поджал губы и немного подумав взял свой венок, который оставил, чтобы не намочить. — Ты ещё долго? — Тэхён ждал ответа, но вместо этого почувствовал, как омега приблизился и, прижавшись к его спине, дотронулся до чёрноволосой головы. Чон надел свой венок на Кима, а после сделал шаг назад, любуясь своим творением. Альфа повернулся к нему лицом и улыбнувшись притянул к себе — И даже после этого, ты продолжишь так яростно сопротивляться мне? — Это лишь выражение моих чувств, а обряд направлен на то, чтобы выявить достоин ли альфа выбранного им омегу. Поэтому не хочу отклоняться от вековых традиций, и предпочту, чтобы те смелые слова, которые ты говорил ранее, были исполнены — Чонгук едва ли мог думать и говорить, находясь в кольце сильных рук. Губы Тэхёна, на которые он постоянно смотрел, растянулись в нежной улыбке. — Ты слишком часто повторяешь это, но мой ответ будет прежним: ты будешь моим и я не собираюсь ждать от тебя поблажек. Всё будет честно, поэтому твои волнения напрасны. — А я и не волнуюсь — Чона начала подбешивать такая самоуверенность, но желание быть пойманным им только увеличивалось. Нет, он не собирался поддаваться — это не в его принципах. Но ему всё же хотелось, чтобы Тэхён не соврал и смог нагнать его, а после поставить метку. Ким был единственным, кому хотелось подчиниться. О поражении альфы и о последствиях он старался даже не думать. — Раз так, то нам стоит вернуться. По крайней мере хочу, чтобы и другие увидели мой головной убор. К тому же нужно известить остальных о том, что вожак их стаи впервые участвует в подобном. Думаю, соберётся много желающих посмотреть на это представление. — Вот только чего они будут ждать? — Чонгук хитро прищурился и, отстравнив от себя альфу, взял его за руку. Он повёл его обратно по той же тропинке и, сжав ладонь Тэхёна сильнее, продолжил — вожак выступает против омеги, которого не могли поймать десятки других. — Неважно, что они будут думать, исход будет один — ты на словах отвергаешь его, но я понимаю, что ты меньше всего хочешь, чтобы я проиграл. Поэтому эта тема закрыта. Всё будет решено завтра. А сейчас нужно завершать эту ночь.       Тэхён вёл его обратно к берегу и свободной рукой придерживал венок Чона на своей голове. Чонгуку было немного неловко, показывать всем, что ему нравится Ким, но альфа был прав, что уже завтра они будут проходить испытание исход которого не давал омеге покоя. Тэхён же напротив был спокоен и не показывал волнения. Даже когда они вернулись к костру и на них начали смотреть и шептаться, Чон без страха, высоко поднял голову и не смотря на их шёл рядом с вожаком. Омеги косо поглядывали на него, но Чимин и Юнги, у которого на голове был подобный венок, завидев их, начали улыбаться. Чонгук прищурился, потому что помнил, как эти двое подставили его, но шатен не жалел об этом, а наоборот теперь даже был рад, так как получил долгожданный вызов от любимого человека.       Многие разбежались кто куда, кто-то до сих пор плескался в реке, некоторые сидели у костра и пели песни, а омеги, которые не захотели никому дарить свои венки, отпускали их в воду и смотрели, как они медленно уплывают. Когда ночь подступала к концу, а вдалеке небо начало окрашиваться в светлые тона в преддверии утра, то Тэхён вместе с Чонгуком завершили гуляния, к тому же Ким не забыл сообщить собравшимся о том, что в полдень этого дня вновь будет охота. Некоторые, узнав об участия вожака их стаи в обряде, были взволнованы и не менее удивлены, когда узнали, с кем он хочет венчаться. Потерпевшие поражения с Чонгуком были убеждены, что даже Тэхёну не под силу поймать его, но желающих увидеть это было слишком много. Во всей стае быстро расползлись слухи о предстоящей охоте и многие вели спор, каковы будут результаты. Чонгук же послушался совета Тэхёна и старался не думать, а решить всё на месте.

(◍•ᴗ•◍)❤(。・ω・。)ノ♡(~ ̄³ ̄)~

      Чимин едва ли смог решиться, чтобы поговорить с другом о их с Юнги помощи до начала испытания. Чонгук не долго злился и быстро простил светловолосого. После гуляний Тэхён ещё долго не отпускал омегу, а позже проводил его до дома не забыв пожелать удачи. Чон до рассвета не мог уснуть, поэтому встал лишь за час до обусловленного времени и еле еле успел привести себя в порядок. Он не мог думать ни о чем кроме вожака и их купания, где он и получил долгожданный вызов. Раньше, когда он проходил обряд с другими, то никогда не волновался насчёт этого, а сейчас у него тряслись руки в ожидании начала. Чимин, радостный после проведённой с Юнги ночи, пытался всячески его успокаивать, но это мало помогало на деле.       Ровно в полдень Чонгук и Тэхён уже были на месте. Они оба стояли у начала священного леса, а рядом ещё несколько наблюдателей. Остальная масса была у конца, куда и нужно было направляться омеге, а альфе за ним. Там уже был Чимин и Юнги, а так же чуть не половина всей стаи. Было много желающих посмотреть на то, как омега в очередной раз выиграет, причём не обычного альфу, каких было много, а самого вожака. Чонгук стоял и пытался не показывать своего волнения. Он знал этот лес, как свои пять пальцев и знал сколько потребуется времени — пятнадцать минут. К тому же ему давали пять минут фору, как омеге. Альфы были намного быстрее и выносливее, поэтому их выпускали в лес позже.       Позади двоих стояло ещё трое альф. Они контролировали, чтобы омега стартовал раньше, а альфу отпускали через определённое время. Чонгук закрыл глаза и глубоко втянул лесной воздух. Он старался сосредоточиться и не переживать насчёт всего этого. Когда ему стало легче, то он начал раздеваться, скидывая на траву свою одежду. Тэхён косо взглянул на троих, которые стояли сзади их, после чего они отвернулись, ожидая, когда Чон обратится в волка. Омега быстро справился и стоял готовясь к тому, чтобы начать испытание. У его волка была густая тёмно-коричневая шерсть, под стать его волосам, такой же хитрый и дерзкий взгляд, направленный на альфу. Ким последовал его примеру и уже через пару минут был в обличии большого волка с чёрной, как сама ночь, шерстью. Трое вновь устремили на них взгляд, а после кратко объявили уже заученные Чонгуком правила, которые он слышал несколько десятков раз за эти два года участия в охоте.       Первым шёл Чон. Он с надеждой в глазах посмотрел на рядом стоящего волка, а после сделав пару шагов по направлению к лесу, пустился в бегство. Ким лицезрел, как омега быстро скрывается в лесной гуще, а затем продолжил ждать положенное время.       Чонгук следовал по натоптанной им же тропе и двигался рефлекторно, так как был сосредоточен, только на том, что через пять минут за ним последует Тэхён. У него была лишь одна попытка, чтобы поймать омегу, поэтому Чона охватывали некоторые сомнения. Но, не смотря на все волнения, он не пойдёт на поводу любви и не изменит своим принципам. У них было пари, в котором альфа сам поклялся, что сможет догнать его и Чонгук ему верил, поэтому отбросив свои страхи прочь, он не замедлял бега, а даже наоборот только ускорился. Двигался он по прямой и не уводил в сторону, так как этот путь был быстрее. За пять данных ему по праву омеги минут, Чон прошёл лишь треть и это было много относительно всего пути.       Когда время вышло, Ким продолжал стоять у начала. Он не бежал и не пытался догнать Чонгука. Альфы позади подгоняли вожака следовать за омегой, но Тэхён дал ему ещё фору в три минуты, а затем, издав длинный и протяжный вой, оповестил Чона о начале охоты за ним. Альфа быстро проходил путь и понимал, что Чон прошёл уже больше половины, в то время как он только подходил к ней.       Чонгук не понимал задержки и почему Ким так медлил, но своей скорости не сбавлял, продолжая ловко перепрыгивать через упавшие стволы деревьев. Чувство тревоги подмывало остановиться и хотя бы обернуться, чтобы высмотреть вдалеке чёрный силуэт преследовавшего его волка, но омега не делал этого, опираясь только на обещание альфы. До конца оставалось гораздо меньше половины, но Тэхён даже ещё не был в зоне видимости. Когда омеге оставалось пройти четверть пути, то к своему счастью, услышал второй долгожданный вой Кима. Он был близко и стремительно приближался к нему, поэтому Чонгук собрался силами и ускорился, меняя свою прежнюю тактику и кося немного левее, дабы усложнить его поимку.       Тэхён быстро сориентировался и уже приближался в плотную. Чон хитрил и, молниеносно перестраиваясь, часто менял траекторию своего бега, чем сильнее усложнял задачу Тэхёну. Они неизбежно и причём довольно быстро приближались к концу, а Чонгук продолжал изворачиваться и быстро перестраиваться. Как только альфа пристроился к нему в плотную, то воспользовался моментом, когда Чон только хотел свернуть вправо и быстро взмыл лапой, тем самым ранив ногу омеги. Чонгук продолжал бег и причём даже смог отдалиться, но начал немного прихрамывать. Из раны капала кровь, а альфа, опередив на метр, врезался в бок Чона, толкая его к дереву. На тот момент они были за сотню метров от выхода. Здесь уже слышались крики толпы, но за гущей леса их было не разглядеть. Чонгук взвыл и от резкого нападения и свалился в небольшой овраг, но быстро поднявшись, хотел продолжить путь, как вдруг альфа вновь напал. Чон понимал, что они уже в плотную находятся у финиша, но Тэхён даже не давал ему малейшей возможности выбраться из оврага, он продолжал нападать и старался ранить, чтобы тот не сопротивлялся. Чонгук едва ли успел полоснуть когтями альфу в грудь, чтобы тот не поставил свою метку и уже хотел вырваться, но также получил ответный удар в плечо. Они сцепились, начиная полосовать тела друг друга когтями, так, что в стороны летели клоки коричневой и чёрной шерсти. Тэхён сразу блокировал всё попытки омеги выбраться из этого оврага и всеми силами старался угомонить его. Чонгук был намного сильнее обычного омеги и, не смотря на свою привязанность к вожаку, яростно давал отпор, показывая тем самым, что так просто его не заполучить. Ким старался как можно аккуратнее бороться с ним, но спуску не давал. Он несильно кусал его тело, но до шеи добраться было намного сложнее. Тэхён был не удивлен, почему другие альфы либо не могли догнать его, либо не могли пометить, так как Чонгук не жалея ни своих сил, ни когтей, старался не просто получить возможность выбраться, а серьёзно ранить каждого, кто посигнёт на его свободу. Но Ким не собирался сдаваться, а продолжал сильнее напирать и кусаться. Он повторно, но уже намного сильнее цапнул омегу за раненую им же ногу и, заметив как волк зажмурился и заскулил, резко припал к его шее, впиваясь мёртвой хваткой в быстро пульсирующую жилку. Чон взвыл пытаясь вырываться, но всё было бесполезно. Постепенно силы начали уходить, а сопротивление угасало. Тэхён почувствовал как Чон ослаб, поэтому отстранился, давая ему свободу. Метка кровоточила и сильно пульсировала, забирая последние силы. Ким видел как волк пошатываясь поднялся на ноги и хотел вновь пуститься в бегство, но вместо этого обратно повалился на зеленый мох. Чонгук ещё не раз предпринимал попытки подняться, но его организм сильно ослаб после жёсткой схватки с альфой. Он едва ли мог сдерживаться в теле своего зверя, поэтому вновь обернулся в человека.       Тэхён же со стороны наблюдал за омегой и продолжал оставаться в обличии чёрного волка. Чон тяжело дышал, всё его обнаженное тело покрывали неглубокие царапины от когтей Кима, а рана на ноге сильно кровоточила. Всё внимание Тэхёна было сосредоточено только на его свежей метке у основания шеи. Чонгук опёрся спиной о толстое дерево и, смотря на альфу затуманенным от боли взглядом, поморщился, касаясь кончиками пальцев к своей метке. Ким был прав, что сможет не только догнать его, но и пометить. Теперь с этого времени по правилам этой охоты, он становился собственностью того, кто смог поймать его. В данном случае теперь он официально был омегой вожака. Чонгук ни разу не сфальшивил, не остановился и сражался как в последний раз, поэтому Тэхён выиграл честно. Он был прав и не разу не солгал, что догонит его. Сейчас омега тяжело дышал, а из-за полученных ран едва ли мог находиться в сознании. Нога сильно болела, а метка ныла, на остальные царапины, которые быстро заживут, ему было плевать. Сейчас его волновал только альфа, который подошёл в плотную и смотрел на него своими пронзительными чёрными глазами. Тэхён не злорадствовал и не тыкал на то что он победил, а лишь молча ткнул влажным носом в щеку омеги, стараясь немного приободрить его. Он вновь посмотрел на метку и, продолжая оставаться в обличии волка, начал вылизывать свой же укус, облегчая страдания Чона. Чонгук повернул голову в сторону, открывая к своей шее полный доступ и медленно прикрыл глаза. Он прислушивался к своим ощущениям и морщился от острой боли в ноге. Метка болела меньше, но всё же неприятно тянула. Омега продолжал так же сидеть оперевшись спиной о дерево и не находил в себе сил подняться. Ему становилось только хуже. — Почему ты тянул? — хриплым голосом спросил Чонгук, не открывая своих глаз. Этот вопрос его волновал намного больше, чем кровоточащие раны. Хотелось узнать, почему он вышел намного позже, но ответа так и не услышал, так как в эту же минуту от сильной слабости потерял сознание.

(◍•ᴗ•◍)❤(。・ω・。)ノ♡(~ ̄³ ̄)~

      Чимин прижимал к себе одежду Чона и с нетерпением вглядывался в лесную гущу. Они слышали грозные рыки и чей-то скулёж совсем неподалёку, но их двоих до сих пор не было. Чонгук практически всегда возвращался сюда в одно время, но сейчас он опаздывал, а звуки борьбы стихли. Некоторые как и он едва ли терпели и хотели узнать, что там произошло, но идти туда не посмели, так как ни омеги ни альфы ещё не было и возможно охота ещё продолжалась, а прерывать её было нельзя. Юнги стоял рядом и, прижимая к себе омегу, так же волнующе ожидал результатов этого испытания. Когда Чимин совсем отчаялся, то заметил как из леса навстречу ко всем собравшимся шёл Тэхён. Светловолосый как и все остальные потеряли дар речи, когда увидели, что альфа нёс на руках обмякшее и несопротивляющееся тело Чонгука. Оба были сильно исцарапаны, а у омеги на голени была кровоточащая рана. Чимин взглянул на Юнги, а затем быстро рванул к вожаку. Остальные подтянулись за ним и громко переговаривались. Многие не ожидали, что именно этот омега, убегавший от всех, не сможет противостоять вожаку. — Чонгук, как он? Чёрт его нога! — Чимин продолжал прижимать к себе одежду, смотря сначала на лицо Чона, а затем на метку. Он предполагал, что Тэхён выиграет, но не думал, что настолько сильно ранит его. Хотя это можно было предвидеть, так как Гук упоминал, что не будет поддаваться, а будет яростно сражаться с ним как и со всеми предыдущими альфами. — Всё это быстро заживёт, поэтому не стоит паниковать — Тэхён аккуратно передал подбежавшему к ним Юнги безсознательное тело Чона, а сам быстро оделся в одежду, которую дал ему альфа. — Нужно обработать его раны — Чимин поморщился, смотря на большое количество царапин на обнажённом теле друга. — Я займусь этим лично — спокойно ответил Ким. Многие зеваки собрались вокруг них, разглядывая исполосованное тело Чонгука и его свежую метку, оставленную вожаком. — Лучше стоит прикрыть его наготу — Чимин кивнул и быстро протянул заранее приготовленную одежду. Омегу уложили на траву и, аккуратно придерживая его одели. Из-за кровотечения ткань штанов быстро намокла, но Ким, подхватив его на руки, унёс омегу скрывая от любопытных глаз.

(◍•ᴗ•◍)❤(。・ω・。)ノ♡(~ ̄³ ̄)~

      Уже ближе к вечеру вся стая была осведомлена о том, что вожак выбрал себе омегу и на охоте пометил его. Меньше всего ожидали, что Чонгук потерпит поражение, а те, кто не был у леса и не видел этого сам, первое время отказывались в это верить, что Чон мог проиграть, но позже убедились в правдивости слухов.

(◍•ᴗ•◍)❤(。・ω・。)ノ♡(~ ̄³ ̄)~

      Чонгук начал медленно приходить в сознание и поморщился от резкой боли в ноге. Он замычал переворачиваясь на бок и, приоткрыв глаза, удивился, что находится не в своей постели. События всего прошедшего дня свалились на него и помогли разобраться с недопониманием. Он был обнажён и укрыт тёплым одеялом. Рядом на тумбочке стояла чаша с водой, там же были разложены бинты, тряпки, стакан и кувшин с водой. Приподняв одеяло, Чонгук понял, что его раны обрабатывали, но человека, который делал это не было рядом. Метка ныла, но уже не так сильно, как раньше. Царапины были омыты, а рана на ноге туго забинтована. Омега хотел попробовать встать, но дверь приоткрылась и в комнату зашёл Ким. Чонгук приподнялся на руках и, оперевшись спиной о спинку кровати, стал наблюдать за альфой. — Не думал, что ты так рано очнёшься. Как себя чувствуешь? Метка сильно болит? — он подошёл к Чону и сел на край постели возле него. — Не всё так критично, болит разве что нога, а остальное всё ерунда — хрипло промямлил омега. Ким протянул руку и, взяв кувшин, налил стакан воды, протягивая его Чонгуку. Шатен не стал долго раздумывать и, быстро взяв протянутый ему стеклянный сосуд, выпил всё его содержимое. — Не торопись, иначе поперхнешься — усмехнулся Тэхён, наблюдая за тем как омега жадно припал к воде. — Не поперхнусь — сказал Чон, вытирая рот рукой и отдавая стакан обратно. — Нужно ещё? — получив отрицательный жест, альфа поставил графин обратно — я не хотел доводить до этого, но ты не оставил выбора. — Я всё понимаю, я не поддавался тебе и сражался честно, поэтому был готов к такому. Ты был прав, когда мы были у реки ты говорил, что сможешь догнать. Даже на охоте я до последнего момента верил тебе. Ты оправдал мои ожидания — Чонгук улыбнулся и прикоснулся к руке Тэхёна. Он улыбнулся и задумавшись, решил ответить на заданный омегой ещё в лесу вопрос: — Ты хотел узнать, почему я медлил… Хотел посмотреть как ты отреагируешь, знал, что ты меня ждёшь, но специально дал тебе фору, чтобы разочаровать. А когда ты совсем отчаялся, то я нагнал тебя. Я знал, что ты не будешь поддаваться, знал, что даже если я дам тебе дополнительное время, то всё равно поймаю. Хотел, чтобы в будущем ты не разочаровывался во мне и моих словах. Чтобы ты знал, что я не предам тебя и не обману. Из-за верности моих слов, ты находишься здесь. — Разве у меня был повод не верить тебе? — Твоя самоуверенность. — И к чему не бросил вызов раньше, если был так уверен в своих силах? — Чон прищурился смотря на Тэхёна и сжал его руку чуть сильнее. — Хотел бросить вызов ещё этой зимой, но после решил сделать это в уже прошедшую ночь. Ты же знаешь поверье — если свободный омега, который выбрал себе альфу на священную ночь будет искренне любить его и подарит венок, то эта пара будет счастлива в будущем — Тэхён заметил удивление в глазах напротив, а позже опешил, когда Чонгук начал смеяться. — Значит ещё с зимы? Так это означает, что мы могли бы быть обручены ещё больше полугода назад? Всё это время ты просто так молчал и даже никак не пытался намекнуть мне о взаимности? Просто пялился, когда меня выбирали раз за разом и гоняли по этому лесу? Ты знал, что мы будем вместе и всё равно позволял мне участвовать с другими? — За всё это время я слишком хорошо изучил тебя, знал, что ты сильнее каждого, кто тебя вызывал и понимал, что никто не способен сравниться с тобой, верил и даже не переживал, что сможешь попасться. — А не мог мне сказать? Я был бы готов ждать до этого дня, но всё равно молчал. Мы могли бы поступить, как Чимин с Юнги. — Для меня крайне проблематично находиться рядом с тобой и не иметь возможности прикоснуться. Поэтому я вряд ли смог бы выдержать больше полу года. Даже сейчас сложно видеть тебя. Твоё тело должно восстановиться. Ещё раз повторюсь, что не хотел так сильно повредить тебя — Тэхён стискивал челюсти стараясь смотреть Чону только в глаза, но метка, ярко выраженные ключицы и впалый живот тревожили его мысли и не давали возможности нормально думать, к счастью, всё остальное было прикрыто одеялом. Чонгук чувствовал напряжение Кима и невольно вспомнил, как они купались. На щеках появился румянец, а перед глазами всплыли картинки, как они впервые поцеловались, как Тэхён сжимал его ягодицы и, зарывшись рукой в каштановые волосы, притягивал ближе. Он даже помнил слова Кима о том, что альфа обязательно поймает его, сделает своим и лишит девственности прямо этим же вечером. Вот только раны из-за сопротивления Гука принесли свои плоды. Голень ныла, а на царапины он не обращал никакого внимания, так как внизу живота начало приятно потягивать, прямо как сегодня ночью, когда альфа прижимал его к своему влажному телу и целовал. Чонгук невольно покраснел и, прикусив губу, опустил свои блестящие глаза. Он не мог не сдержать улыбки и даже вздрогнул, когда услышал голос Тэхёна. — Всё хорошо? Ты так покраснел… тебе не душно? — шатен покачал головой. Ему было не душно, а жарко. Внизу живота начало тянуть сильнее. — Всё в порядке — отмахнулся Чонгук. — Думаю, тебе стоит отдохнуть. Я не буду мешать — Тэхён мягко улыбнулся, поглаживая его руку. Он ругал себя за то что сделал с омегой и не мог спокойно смотреть на все эти царапины оставленные им же. Альфа приподнялся и, поцеловав Чонгука в лоб, направился к двери. Гук смотрел ему в спину и испытывал сильное разочарование. Хотелось, чтобы он прикасался к нему так же как и в прошлый раз, вот только он сейчас уйдёт и оставит мучаться с нарастающим желанием его одного. Омега невольно вспомнил его вчерашние слова и, широко улыбнувшись, обратился к Тэхёну: — Слишком много думаешь… — Ким уже взялся за ручку двери, но остановился на месте. Он повернулся и с недоумением посмотрел на омегу в постели. — Что-то хочешь сказать? — альфа продолжал стоять у двери. — Пару минут назад ты говорил о том, что хотел, чтобы я верил всем твоим словам, но ты солгал — Тэхён вопросительно поднял бровь и вернулся обратно к Чону. — Ну и в чём же кроется моя ложь? — Ты пообещал мне кое-что, но так до сих пор и не выполнил — шатен похлопал на место рядом с собой и подождал пока альфа сядет ближе. — Теперь ты расскажешь? — вместо ответа Чонгук улыбнулся, а затем поддавшись вперёд, прикоснулся к тёплым губам альфы. Тэхён меньше всего ожидал этого, поэтому растерялся, но позже, зарывшись в каштановые волосы, притянул омегу ближе и углубил поцелуй. Ким доминировал, покусывал мягкие губы, оттягивая нижнюю, играл с языком омеги и сильнее сжимал руку на его затылке. Он показывал движения и давал Чону возможность повторить их на себе. Омега прикрыл глаза от удовольствия и, полностью отдавшись поцелую, перестал обращать внимание на боль во всём теле. От этого стало сильнее тянуть внизу и его член начал увеличиваться. Шатену было неловко, но он ничего не мог поделать со своим телом. Чонгук положил руку на плечо Кима, а затем начал медленно спускаться к его груди, торсу, и низу живота. Он уже схватился за край его рубашки и хотел снять её, так как он сам уже был обнаженным. Но не успел он приподнять её, как вдруг Тэхён отстранился и положил свою ладонь на руку Чона, не давая возможности раздеть себя. — Не стоит, твоё тело… Не хочу причинять ещё больше боли — он тяжело дышал и сгорал от сильного желания, но сдерживался. — Но ты говорил, что никогда не заставишь усомниться меня в твоих словах. И говорил о том, что как только я стану твоим, то в этот же вечер заберёшь мою девственность. А сейчас ты хочешь уйти, чтобы не причинять мне вреда, но не оправдываешь сказанных тобою же слов ранее. Это может заставить меня усомниться в твоих словах в будущем — Чонгуку было стыдно просить о таком, но разгорающееся в нём желание было намного сильнее. — Значит, ты хочешь, чтобы я забрал твою девственность? — Ким неверяще смотрел на омегу. — Прямо сейчас — шатен покраснел на столько, что даже чувствовал жар исходящий от щек. Эти слова вырвались сами собой, но это было правдой, но признаваться в этом было жутко неловко. — Уверен? Думаю раны будут причинять тебе не малый дискомфорт, к тому же обратной дороги не будет. Если я сорвусь сейчас, то вряд ли смогу остановиться потом — Тэхён продолжал тяжело дышать, ему безумно хотелось Чонгука и взаимности, но меньше всего хотелось причинять вред. Омега шумно сглотнул и, отбросив свои страхи и стеснения, ответил короткое: «да». Только успело слово слететь с его губ, как Ким резко прижался к нему и, начав целовать намного развязнее, положил ладонь Гука к себе на грудь, желая чтобы он закончил то, что сам начал. Омега дрожащими руками начал расстёгивать и снимать с него одежду, едва ли успевая отвечать на жаркие поцелуи. Как только он откинул ненужную вещь в сторону, то своей грудью прижался к тёплому торсу альфы. Тэхён свободной рукой нежно поглаживал впалый живот, грудь и розовые соски, а другой продолжал притягивать голову, углубляя поцелуй. Ким избегал зону метки и начал аккуратно потягивать за соски, которые сморщились, образовывая маленькие бусинки. Чонгук не знал куда деть руки, поэтому начал так же поглаживать торс и плечи, а затем не спеша и дрожащими пальцами спустился к штанам. Омегам было не присуще такое поведение, но Чонгук не смотря на это, всё же начал их спускать, желая как можно быстрее освободить его возбуждение. Он старался не думать головой, а следовать своим чувствам и желанию, поэтому хотел ускорить процесс. Тэхён всё больше и больше удивлялся поведению своего омеги, но всё же помог ему раздеть себя. Его поражало, что Чонгук будучи девственником сам настаивал, гладил и раздевал его. Обычно они наоборот предпочитали не спешить, но Чон как будто был полной противоположностью своей природе, при чём это выявлялось не только в сексе, но и в поведении, стремлении сражаться и бороться с более сильными противниками.       Когда Тэхён остался обнаженным, то он отстранился от припухших губ, аккуратно, чтобы не повредить голень ещё сильнее, развёл ноги омеги и устроился между ними. Чонгук лёг на спину и не отрываясь смотрел на возбуждение альфы. Он стоял и был готов к соитию, а у Чона уже выделилась смазка. Тэхён расположил одну руку рядом с головой шатена и наклонившись вновь начал целовать, но при этом приставил пальцы к истекающей густой смазкой розовой дырочке и медленно засунул один палец, входя до упора. Чонгук сжался и застонал в поцелуй, но поспешил расслабить мышцы и позже принять второй палец. По началу это приносило дискомфорт и нужно было заставить себя не сжиматься и принимать их, но позже стало немного легче. Тэхён аккуратно нащупал простату и надавил на неё, заставляя омегу громко застонать. Ким разорвал поцелуй и вновь повторил эту махинацию, слушая как нежный голосок приятно ласкал его слух. Щеки Чонгука горели, а сам он закрыв глаза и открыв рот гортанно стонал, выгибаясь навстречу пальцам. Тэхён приставил третий и, засунув его, вновь коснулся комочка нервов. Чон зашипел, но всё равно принял его. Он чувствовал как стенки его ануса постепенно растягивались, смазки становилось больше, а пальцы проходили намного легче. Омега руками ухватился за плечи Кима и сильно сжимал, когда альфа засовывал их до упора, а позже разводил пальцы вынимая их. Было приятно и больно одновременно, но чувство удовольствия становилось сильнее, когда Тэхён нажимал на простату и по всему телу проходил электрический разряд, заставляя омегу сильно краснеть, но всё же нанизываться на пальцы самостоятельно. Альфа не спешил, как следуя подготавливая своего смелого девственного омегу к их первому соитию. Он уже сам изнывал от сильного возбуждения, но старался не спешить, чтобы не причинять много дискомфорта и желая оставить в памяти Чонгука незабываемые впечатления. Несмотря на предосторожности со стороны Тэхёна, Чон хотел как можно быстрее почувствовать альфу вернее его член, а не пальцы, хотя даже так было приятно. Омега постанывая приоткрыл глаза встречаясь с пронзительными чёрными Кима. — Тэ, я хочу…ммм… — он вновь открыл рот и громко застонал, когда альфа в очередной раз коснулся комочка нервов. Тэхён понимал чего он именно хочет, поэтому не дожидаясь когда он продолжит говорить своё желание, аккуратно вынул пальцы и, проведя пару раз по своему возбуждению размазывая смазку, приставил головку члена к разработанной пульсирующей дырочке. Он взял руки Чонгука и завёл их за голову, каждой удерживая запястья. Чон немного сжался чувствуя как альфа вот-вот проникнет в его тело и посмотрел на Кима. — Всё хорошо, ты у меня смелый — Тэхён вновь припал к припухлым от поцелуя губам и начал нежно целовать его. Толкнув бёдрами, он вошёл в разгорячённое тело и блаженно застонал, Чон же немного поморщился вновь пытаясь расслабить мышцы и привыкнуть натянутости внизу, выделившаяся смазка намного облегчала эту задачу. Тэхён вышел и вновь вторгся в его тело начиная медленно проникать в него. Чонгук повернул голову в сторону разрывая поцелуй и глухо застонал. — Потерпи немного, скоро всё пройдёт и станет намного легче — альфа сам немного морщился, так как внутри омеги было узко, что характерно для девственника, к тому же не имея опыта он сжимал его, хотя и пытался расслабиться, за что Ким был ему благодарен. — Приподними ноги и обними меня за торс, так мне и тебе будет легче. Только аккуратно, чтобы твоя голень не причиняла тебе много дискомфорта. Если будет больно, то не терпи и скажи сразу я остановлюсь — Чонгук послушно сделал всё так как ему сказали и ещё пару минут привыкал к наполнености и натянутости. А после как и сказал Ким, стало легче, член альфы двигался свободнее к тому же в этом положении он часто попадал по простате, вызывая у Чона томные вздохи и громкие стоны. Ещё через несколько минут он метался в его объятиях и стонал как ума лишенный. Тэхён ускорился и уже быстро и размашисто проникал внутрь тёплого и податливого тела. Ким, отпустив руки омеги, начал надрачивать ему в такт своим же толчкам, заставляя того откидывать голову назад и кричать во всё горло. Чонгук уже не чувствовал покалывания в метке, боли от царапин и раны на голени, так как там внизу всё горело, а альфа двигался быстро, при том часто задевая простату и продолжая надрачивать ему. Когда Ким перестал держать его руки, то Чонгук обвил ими шею брюнета и прижал к своему влажному телу. Он без остатка и целиком принимал весь член альфы, срывая голос от криков наслаждения. Он подмахивал ему в такт, желая прочувствовать каждое проникновение и стараясь не потерять ни одной капли наслаждения, которое ему давал его альфа. Тэхён поражался такой отдаче и чувствительности своего омеги, что чуть ли не забывал о том, что перед ним не опытный, желающий ласки и страсти, любовник, а девственник. Хотя то что он творил было за гранью его понимания и действительности. Ким сам гортанно стонал и всё так же продолжал вбиваться в разгорячённое похотью прекрасное тело своего омеги. Понимая насколько сейчас хорошо, Тэхён жалел, что не бросил вызов, как и хотел — зимой. Тогда бы не пришлось столько времени ждать, чтобы попробовать этот лакомый кусочек, который не умолкал ни на минуту и громко выкрикивал имя любимого, стараясь совладать со своим телом от нарастающего удовольствия из-за образующегося узла внизу живота. Ким уже и сам был на пределе, поэтому начал делать прямые толчки по простате от чего Чонгук открыл рот в немом крике и, закатив глаза, едва ли мог дышать. Всё тело напряглось, а электрические разряды продолжали изнурять его, заставляя максимально прогибаться в спине. Он начал прерывисто и часто дышать, судорожно царапая плечи и спину альфы. Толчки стали ещё глубже и пронзительнее прежнего, а узел стянулся так, что Чонгук уже не мог выносить столько наслаждения. Но к его радости Тэхён сделал ещё пару толчков, а после резко и глубоко засадив член, излился прямо внутрь омеги, который громко застонав, прижался к нему и кончил, пачкая тёплым семенем свой живот.       Оба тяжело и шумно дышали, стараясь совладать с приятными и сильными судорогами во всём теле. Чонгуку нравилось разливающееся внутри него тепло и острые ощущения, когда набухал узел. Они не прерывали сцепку, поэтому вновь блаженно застонали, когда узел начал набухать и пульсировать, а после Ким повторно кончил внутрь омеги. Чон потянулся за поцелуем и, прикрыв глаза, начал развязно играть с его языком и уже сам вёл поцелуй, сам покусывал нижнюю губу Тэхёна и зарывшись уже своей рукой в чёрные волосы сжимал, притягивая голову Кима ближе и углубляя поцелуй. Брюнет не мог не признать, что ему это безумно нравилось — смелость и наглость Чонгука. Он уже начал понемногу принимать, что его омега не такой как все и ведёт себя намного отважнее и следует не голосу разума, а своим чувствам.       Сцепка продолжалась больше получаса, поэтому когда узел ослаб и Чон расслабился, то Тэхён смог выйти из слабого тела. Альфа вытер семя с омеги и, проверив рану на голени, вновь вернулся в тёплые объятия своей пары. Чонгук не жаловался на боль в метке, так как из-за своего первого соития, лежал с закрытыми глазами и тяжело дышал, помня те сильные и приятные судороги. Он был способен лишь на то, чтобы прижаться к Киму и лечь на его грудь, тихо постанывая от приятных прикосновений Тэхёна к его спине и пояснице. Брюнет водил кончиками пальцев по фарфоровой исцарапанной им же коже и чувствовал как Чон совсем расслабился, полностью доверяясь ему. — Ещё вчера я думал о том, что мне стоит только мечтать, чтобы ты выбрал меня. А сейчас я уже с твоей меткой и в твоих объятиях — тихо прохрепел омега. — Ещё далёкой зимой я ждал этого дня и как видишь дождался — отозвался Тэхён. — Мы долго ждали этого оба… — протянул Чонгук — и всё это не зря. Зато сейчас так хорошо. — Это только начало, мой хороший, только начало…
Примечания:
Буду рада, если вы оставите свой отзыв🐾
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты