Конец?

Слэш
R
Закончен
53
автор
Viksoff2508 бета
Размер:
Мини, 21 страница, 1 часть
Описание:
Альтернативный конец Графского Ублюдка, после 555 главы, где Альберу хороший брат, а Чхве Хан очень ответственный. Флафф с привкусом драмы
Посвящение:
Горячо любимой Бете-ним за быструю и качественную проверку!
Viksoff2508, благодарю!
------------------------------
Ну естественно всем тем, кто тяжело осознал, что на всех главах все еще пишется ПЕРВЫЙ ТОМ
Изменено:
Я узнала, что новелла почему-то везде подписана первым томом. Однако ранобэ (550 главы) это вроде как то ли половина второго тома, то ли вообще половина этой истории. Может кому полезно будет.
Примечания автора:
Не советую читать тем, кто не прочел 555 главу. Хах.
Вторая часть:
https://ficbook.net/readfic/10292405
Третья часть:
Скоро.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
53 Нравится 4 Отзывы 9 В сборник Скачать
Настройки текста
      Устал. Кэйл уже устал от этих вечных проблем, что сплетаются одна в одну. Они накладываются друг на друга и превращаются в нескончаемый ком, из которого, кажется, уже не выбраться, поскольку стены, что ты пытаешься пробить, становятся все толще и толще. Он помнил, как выбравшись из плена демона с красными глазами вернулся обратно. Туда, где эти статуи были разрушены его собственным телом и сейчас превратились в полне реальных монстров его мира. Страх. Он по-настоящему тогда испугался. Только не монстров. Кэйл испугался за мир и людей живущих в нем. — Думаю, на этом мы можем закончить, Ваше Величество Альберу Кроссман, — произнес вампир, сдержанно улыбаясь и протягивая руку. Сейчас он был в своем взрослом обличье. — Я полностью с Вами согласен, Ваше Величество Фредо Эджеллан, — темный эльф-полукровка в ответ протянул руку. Они пожали друг другу руки с одинаковыми улыбками, пусть у нового короля Бесконечного Королевства и была она натянута, из-за чрезмерных плюсов перешедших стороне Королевства Роан. Все же оба остались довольны. Это была бывшая резиденция Белой Звезды, где сейчас шел поспешный ремонт после сражения, и, с помощью одного небезызвестного королевства на западном континенте, очень скорое и качественное восстановление самого места для существ с атрибутом тьмы. — Спасибо и Вам, герцог Кэйл Хенитьюз, за работу в тылу и победе в войне против монстров и демонической расы. Кэйл сдержанно пожал руку теперь их союзнику вампиру, отметив про себя, как же страшно звучит это словосочетание «Герцог Кэйл Хенитьюз». Все же ему пришлось взять на себя бразды правления теперь уже герцогством, ибо Басен наконец признался, что хочет поступить в научную академию на восточном континенте, и Кэйл, скрепя сердце, принял титул главы. Все же он решил, что Басен, по возвращении, будет мудрее и станет лучшим герцогом, а он наконец спокойно передаст ему этот ужас. Кэйл ведь должен был также возиться с фермой, которую пообещал старому другу… — Смиренно благодарю Вас, Ваше Величество и луч надежды бесконечного королевства. Надеюсь, сей сеньор был Вам полезен и возьмёт на себя ответственность отказаться от возможных наград и посягательств, — герцог Хенитьюз включил свой бойкий язык, тем самым попросив об услуге, в которой бывший герцог и лжеотец не сможет отказать. На лице огненноволосого юноши появилась благородная улыбка. «Я его совсем не понимаю…» — озадаченно подумал вампир, вторя мысли названного брата Кэйла.

***

— На сим, мы вынуждены покинуть Ваше королевство, — сказал Альберу и Фредо лукаво улыбнулся, сверкнув своими красными глазами при следующей фразе. — Было приятно обговорить с Вами детали союза. — Мне тоже было приятно, Альберу Кроссман. Надеюсь, Ваше королевство продолжит сиять также ярко. Наконец, после долгих любезных и, по мнению Кэйла, утомительных прощаний, они сели в королевскую карету. В окне замелькал пейзаж разрушенного бесконечного королевства. Этому месту победа далась очень тяжко. Кэйл даже думал запечатать это место с помощью Большого Страшного Камня, но все же не смог, из-за жителей, которых в итоге удалось спасти. Эти монстры… Он так ничего и не узнает, ведь все закончилось. Белая Звезда был уничтожен вместе с душой, которая не переродится вновь. Монстры же были уничтожены так, что никто и никогда не сможет их восстановить. Прошло всего лишь меньше месяца, однако чувство, будто это было только вчера. Это сражение отпечаталось в умах каждого, из-за жестокости, смертей, и масштабности и ужаса происходящего. — О чем задумался? — небрежно и совершенно не благородно спросил теперь уже король, мельком поглядывая на теперь уже герцога, первого министра и правую руку Альберу Кроссмана. Однако он продолжал смотреть на бумаги в руках. Он совсем отличался от того благородного и величественного короля, которого тот показывал ранее при Фредо. — Хен, — устало и тихо произнес Кэйл, в кой-то веки не ошибаясь в выражении. — Думаю, нужен перерыв. Комок, что застрял в его горле еще в день окончания сражения, что переросло в какой-то момент в полномасштабную мировую войну, так и не был проглочен юношей. Ради победы над всемирным злом, объединились Джунгли, Империя Могору, Королевство Виппер, Королевство Брек и племена Китов и Тигров, а также жители Бесконечного Королевства, темные эльфы и эльфы. Сейчас все действовали мирно и спокойно, но у Кэйла кружилась голова при мысли о том, что может быть еще одна война… — Ты можешь поехать домой, как только мы вернёмся. Однако если уже совсем невмоготу, то ты можешь телепортироваться. Король хмуро читал бумаги. Под его глазами были едва заметные мешки, которые тот умело прятал, но в такие моменты, как начал подмечать Кэйл, слишком расслаблялся. Нет, юноша уже отрекся от глупого мышления «ничтожества», мол, он плохой человек и делает все только ради своей выгоды. Раньше Кэйл не пытался воспринимать этого темного эльфа больше чем "просто союзника и брата, как прикрытие для общества". И оба рады возможности перестать врать себе. Они доверяли друг другу. Настолько, что готовы вот так просто и устало развалиться и показать себя во всей красе. Они стали настоящими братьями... Кэйл какое-то время молча пялился в окно, но затем зашторил занавеску, ибо скоро они поднимутся на поверхность, а там слишком светло, особенно после долгого времени проведенного во тьме. Нет, это вовсе не значит, что он не будет желать мирной и спокойной жизни. Это вовсе не значит, что он теперь будет соглашаться с тем, что является несколько самоотверженным. Но все же, есть вещи, которые тоже нужно сказать. После этой бойни переросшей в войну, он решил для себя, что теперь не хочет жалеть о недосказанном. — Тебе тоже нужен перерыв, — пробормотал Кэйл, проигнорировав пристальный взгляд некогда наследного принца. — Ты планируешь отдохнуть в Лесу Тьмы? — Хотелось бы, Ваше Величество… — Хен, — исправил Альберу. — Да, хен, — обречённо согласился юноша. Пост императора Могору занял, как и планировалось, сэр Рекс, а дальше все пошло по договору и заранее обговоренному плану. Сейчас Кэйл был рад, что может свесить все на своего старшего братца, правда тот об этом знал лучше всех, как бы юноша не скрывал это. — …Чхве Хана и остальных ты возьмешь с собой? — неожиданно заговорил темный эльф-полукровка, откладывая документы и достав магическое устройство видеосвязи. Дел было столько, что откладывать их, означало бы подписать себе смертный приговор. Кэйл перевел взгляд на зашторенное окно, понимая, о чем он. — Почему ты спрашиваешь нечто столь очевидное? Усмехнувшись, Альберу включил устройство видеосвязи, после чего окунулся в разговор с приближенными. Затем сделал еще пару звонков герцогу Гуэрра и Маркизу Стану. Было кое-что о чем не знает даже Альберу Кроссман. Сейчас об этом знает лишь Чхве Хан и это немного пугало Кэйла. Вернее, он был в ужасе, каждый раз чувствуя, как волосы на затылке встают дыбом. Тот красноглазый демон показал ему слишком много. Те воспоминания из иллюзии в королевстве Молден и испытание на острове ветров кажутся детскими сказками теперь, когда он увидел все свои страхи. Такие страхи, как убийца Рон или Чхве Хан могут пойти против него и убить, или, того хуже, умирать на его руках; ребенок, что казался невинным, разорвет его в клочья или плача будет молить о спасении, но Кэйл не сможет вовремя добежать до него; как Альберу жертвует собой, умирая пред ним и превращаясь в труху, чтобы спасти его, напоминая тем самым его павшего товарища…в перемешку с этим были и забытые страхи прошлой жизни… Боль, отчаяние, страхи и утрата, все было реально. Но самое ужасное, что все это повторялось раз за разом. Не сказать, что это не сломило его. Он устал. Вот только если будет хоть намек на подобное в реальности, то скорее всего он просто сойдёт с ума.

***

Столица королевства Роан. Главный дворец. Кэйл находился в отведенных ему покоях, о которых позаботился Альберу. У них было слишком много дел и они разгребали все вместе. Эта комната была организована, поскольку сил у молодого герцога иногда просто не оставалось, чтобы вернуться в свою резиденцию. Где, спрашиваете Раон Миру, в такие моменты?.. Он немного не в себе. После смерти Эрухабена, малыш стал невнимательным, порой грубым и медлительным. Кэйл отослал его на виллу Большого Страшного Камня. Эрухабен умер от праздной старости, после завершения всего этого кошмара. Что Альберу, что Кэйл, оба могли понять, что для ребенка восьми лет это немного слишком. Его жизнь и так была чрезмерно ужасна…но смерть, чуть ли не дедушки для него… В комнате было душно и юноша открыл окно. Скоро начнется бал. Бал в честь победы, где соберутся все союзники, а также знать королевства, готового вот-вот стать официально второй империей, в то время как сама империя Могору готова была оставить этот титул, вернувшись к королевству. Ему нужно было кое-что сделать… Но он слишком боялся, поэтому решил отпустить ситуацию и если она не надавит, то просто забудет об этом. Чхве Хан ведь не догадался, что он кореец, когда Кэйл врал относительно написанного первым убийцей драконов, пока Бог Смерти не показал ему жизнь друга Ким Рок Су? Ну вот и в этот раз тот не должен узнать…хотел бы он подумать, но правда в том, что ситуация на данный момент отличалась от прошлой. Сам Кэйл был тем, кто сболтнул лишнего, и это слышал черноволосый юноша и возможно Раон. Однако последний переживал не лучшие времена, пребывая в объятиях леди Шеррит… Прохладный воздух скользнул по коже и взволновал огненные пряди рыжих волос. Кэйл находился в темноте, где только пару керосиновых ламп освещали пространство. Взяв одну из них он поставил ее на окно, сев на подоконник. Вид был прекрасен и выходил на королевский сад. — Я все равно скоро умру, — соскочило вдруг с его губ. Это было вполне верное утверждение, ведь большинство его дорогих людей будут жить достаточно долго, чтобы можно было назвать это вечностью по человеческим меркам. Один дракон чего стоит и Чхве Хан. А темные эльфы? Стало как-то холодно и он закрыл окно. Боле он не мог ни о чем думать. Герой и сокровище королевства Роан принял решение. Так он пошел на бал.

***

Бал. Здесь собралось много людей и близких Кэйлу существ. Пусть многие дворяне все еще не принимали другие расы, однако теперь ничего не могли говорить, поскольку темная эльфийка Таша стала главнокомандующей в последнем сражении, показав просто немыслимые результаты и получив в награду земли и, наконец, не титул-пустышку, а настоящий титул графини. А также получила и поддержку Бесконечного Королевства. Теперь, такому представителю никто не мог перечить, ведь та стала живым доказательством сотрудничества двух королевств — людей и существ с атрибутом тьмы. Кэйл вздохнул. Ему все еще было холодно. Он чувствовал себя странно, будто его лихорадило, хотя признаков болезни, как таковых пока не было. Горло не першило, сопли не лились ручьем, а сам он не потел, да и температуры вроде не было. Взяв стакан вина у официанта он кое-что понял. Теперь никто ничего не говорил ему, когда юноша напивался. — Герцог Хенитьюз, — позвал женский голос и Кэйл сразу откликнулся, благородно склонив голову. — Рада Вас видеть. Альберу как-то сказал ему, что убожеством он не является вот уже как года три точно. Юноша был удивлен, но все же больше его поразила следующая фраза названного старшего брата. Он сказал, что ему бы пора научиться манерам, ведь тот уже не отброс графской семьи, а юный герцог. — Приветствую, молодая леди Амиру. Слышал Вы скоро станете главой семьи Убарр? Она лишь сдержанно улыбнулась. В свете последних событий, девушка еще больше начала восхищаться Кэйлом и героем, о котором были наслышаны оба континента. — А Вы, как я слышала, вновь хотите отказаться от наград? Кэйл хитро оглядел зал. Церемония награждения будет только через четыре дня. Сегодня же король решил устроить бал. В самом же деле Кэйл знал для чего было это нужно. Шушуканья знати ценились даже короной, ведь эти самые шушуканья могут оказать сильный эффект чуть ли не на весь континент. — Думаю, что мы оба правы, молодая леди Амиру. Они соприкоснулись стаканами, сделав по глотку, но в тот же момент Кэйл почувствовал себя немного хуже. Секундная хмурость тут же была спрятана, а сам он отвернулся от дверей. — Встречайте, его Величество Альберу Кроссман и настаник мастер меча Чхве Хан! — крикнул глашатай, в то время как у Кэйла пересохло в горле. Спустя некоторое время, пока молодому герцогу пришлось поприветствовать и дать от ворот поворот большинству знати своего родного королевства, Альберу и его наставник по фехтованию уже прошлись по всему залу, наконец подходя к сокровищу королевства Роан. — Здравствуй, дорогой брат. Как поживаешь? — Все в порядке, Хен-ним. Благодарю за волнение. Сегодня ты выглядишь лучше, чем во время нашей последней встречи, неужели наконец-то отдохнул? Кэйл пытался хоть как-то отвлечь себя от пристального взгляда черных глаз. — Да, ты прав, я хорошо поспал впервые за эти несколько дней, — честно признался король. Пусть этот разговор был недопустим на публике, но рядом был мастер меча и герой королевства, поэтому к ним не подойдёт никто на расстояние пушечного выстрела. Так что темный эльф-полукровка не переживал, так как никто не мог услышать их разговор. — Кэйл-ним, — вдруг подал голос черноволосый юноша, почтительно склонившись. Видимо, время проведенное с названным старшим братом молодого герцога пошло ему на пользу. Только последнего волновало не это, а холодный тон. Видимо, Чхве Хан был все еще зол на него. Вновь приложившись к бокалу вина, молодой герцог фальшиво кашлянул и произнес, стараясь подавить мурашки побежавшие по спине: — Чхве Хан, — также более уважительно и отстранённо отозвался владелец двенадцати древних сил. Альберу, смотревший на напряжённо поздоровавшихся некогда близких товарищей, хмуро уставился на Кэйла. — Думаю, что вам следует поговорить после бала. Юноша сглотнул, отводя взгляд с мечника на своего названного брата. Затем он фыркнул, увидев, как король покидает его и приглашает на первый танец ту темную эльфийку, что с недавних пор часто можно было заметить рядом с Альберу. — Кейл-ним… — позвал его Чхве Хан и молодой герцог вздрогнул, выронив бокал. Тот разбился вдребезги, оставив красную лужу на мраморном полу. В зале, вблизи них воцарилась тишина, в то время как король увлеченно продолжал танцевать под прекрасные звучания скрипки и пианино с той самой молодой эльфийкой. Слуга сразу подбежал, убирая ужас, сотворенный героем. Он устал. Слишком устал. К тому же сейчас ему вдруг стало как-то жарко, хотя еще совсем недавно было ужасно холодно. {Кэйл} — это был голос Супер Камня. — {Ты выдохся. Отдохни} «Я это и собираюсь сделать, как только разберусь со всеми этими формальностями» — брыкнул юноша, после чего голос стих. — Кэйл-ним, — в очередной раз позвал Чхве Хан, ведь так и не дождался ответа. — Я тебя слышу, — грубо проговорил Кэйл, на что сразу же исправился, надеясь не навлечь на себя гнев главного героя новеллы [Рождения Героя]. — Что? Мне нужно встретиться с маркизом Станом, так что давай быстрее. Он не умел врать дорогим ему людям, поэтому сейчас отвел взгляд, лишь бы тот не понял, что это ложь. Но кажется Кэйлу не суждено было помечтать, так как Чхве Хан сказал следующее: — Кейл-ним, я хочу услышать от тебя всю правду. То, что ты сказал тогда… Мне кажется, я имею право знать, ты так не думаешь? — голос звучал строго. «Видимо, проигнорировать не получится…» — тяжело вздохнул он и наконец взглянул на Чхве Хана. Тот был тверд в своем решении. Этот взгляд был знаком Кэйлу. Он видел его когда смолчал о происшествии на острове ветров, после иллюзии в королевстве Молден и после ужаса демона с красными глазами, что показал ему самое ужасное, что только мог и не мог представить юноша. Кэйл, нет, Ким Рок Су вдруг вспомнил, что сказал ему маленький дракон, когда Чхве Хан упал в обморок и страдал. Раон сказал, что это же чувство, которое испытывает Кэйл, испытывают они все, когда тот перенапрягается и теряет сознание на несколько дней или недель. В тот день маленький дракон, возрастом всего в шесть лет, открыл глаза взрослому мужику тридцати восьми лет. Кэйл был даже немного разочарован в себе. Именно этот взгляд он сейчас видел у Чхве Хана сейчас, ощутив озноб. — Как сказал Его Величество Альберу Кроссман, мы можем поговорить после мероприятия, — сдержанно ответил молодой герцог, взяв новый бокал вина, стараясь подавить дрожь в руках. Ощущение было странным. Чувство, будто сейчас на них снова нападут все никак не хотело уходить. Эта война была не затяжной, но все же тяжёлой. Миру открылась правда про Бесконечное королевство и уже под конец войны Альберу вместе с Кэйлом, что в итоге стал первым министром, устраняли волну истерии, что бушевала в обществе. Таким образом, уже больше четырех месяцев они справлялись с ужасами и подготавливали почву для всего остального. Но война кончилась смертью Белой Звезды чуть больше месяца назад. Этого было мало, чтобы забыть весь ужас произошедшего. — Кэйл-ним, тебе нехорошо? Чхве Хан смотрел на бледнее чем обычно лицо своего друга и спасителя. Он был тем, кто протянул ему руку, стал доверять, перезахоронил его почившую семью, подарив новую… Он дал ему кров и крышу над головой, а также дал почувствовать счастье. Как может такой человек быть плохим? Так, по крайней мере, изначально думал Чхве Хан. И все же то, что сказал Кэйл, когда разорвал пространство и сквозь слезы и кровь прокричал, поселило в нем сомнения, что тот ему точно не сообщил чего-то важного. '— Черт…ну почему этот глупый роман должен был иметь в себе столь ужасные вещи? Почему я попал именно в тело этого ублюдка? Почему я здесь? Зачем я только связался с тобой? ' — именно это сказал Кэйл, как только он вышел из разлома, оказавшись рядом с Чхве Ханом и упав. Тот подхватил его, пытаясь помочь, вместо этого получив такие грубые слова. Парень игнорировал их на протяжении всей войны, поскольку Кэйл делал вид, что все идет как обычно и ничего не случилось. Чхве Хан был умным парнем, поэтому не стал во время длительных и сложных сражений давить на это. Но его сжигал интерес… злоба и раздражение прошли и теперь ему казалось, что Ким Рок Су — любитель справляться со всем в одиночестве и жертвовать собой — снова страдал, не сообщая об этом другим. Черноволосый юноша нахмурился и позволил себе прилюдную грубость, приложив ладонь к горящему лбу молодого герцога. Тот отшатнулся от него, но не успел что-либо сказать. — Кэйл-ним, у тебя температура. Кэйл же спокойно воспринял эту информацию, сообщив следующее. — Да…кажется у меня озноб, — сказал он и потер руку, будто в попытке согреться. Чхве Хан пребывал в небольшом шоке, ведь юноша перед ним редко признавал, что ему плохо, но это означало, что ему гораздо хуже, чем тот говорит. Однако Кэйл и правда чувствовал лишь озноб, символизирующий только небольшую температуру, жаль он не знал, насколько сильно обеспокоился его состоянием мастер меча. — Что такое? — подошел вдруг Альберу, что держал за руку ту темную эльфийку. Та поклонилась и решила тактично удалиться, несмотря на говорившего, что все в порядке, короля. — Что с то…хааа… — он устало выдохнул, посмотрев на своего младшего брата, что выглядел так, словно вот-вот потеряет сознание. — Иди отдохни. — каким-то приказным тоном сказал нынешний правитель королевства Роан. Молодой герцог лишь кивнул, направившись к выходу, под присмотром идущих рядом короля и его наставника. Его спину начали прожигать взгляды присутствующих здесь существ, сразу после фразы Альберу. — Прошу меня простить, но я вынужден ненадолго удалиться. Мой братишка плохо себя чувствует и как только я отведу его, вернусь на ещё один танец. А теперь, прошу вас, продолжайте отдыхать. Двери закрылись, но все еще было слышно музыку. Люди танцевали, ведь это был бал, но даже на белый танец Кэйл отказывал уже пять раз дамам, что уж говорить про мужчин. Это поразило его, но все же не настолько, чтобы как-то это выразить. Правда сейчас он не мог думать ни о чем другом, кроме как оказаться в постели. В какой-то момент молодому герцогу показалось странным, что пол начал крениться, однако после того, как почувствовал сильные руки, осторожно схватившие и поднявшие его, он понял что происходит. — Младший брат, — строго отозвался Альберу, выглядя недовольным и уставшим. — Почему ты не можешь нормально позаботиться о себе? — Что? Я забочусь о себе. Я всегда забочусь только о себе. Что за глупость?— хмуро и уверенно заявил Кэйл, но увидел лишь как и его названный брат и мастер меча лишь устало вздохнули. Последний держал юношу на руках, словно принцессу, что немного смущало, и все же было вполне терпимо и удобно, так что Кэйл не стал возмущаться. Как только он оказался в комнате, на мягкой кровати, то Альберу покинул их, сказав, что направит сюда обслугу с едой и лекаря. Пусть последний и был бесполезен, так как у него была живучесть сердца, которая не давала ему заболеть, но сейчас просто немного истощилась и подобная реакция тела была естественна от сильных эмоционального и физического истощения. Хотя от еды он не отказался бы. Кэйл попытался привстать и лечь поудобнее, но сильные руки не дали ему этого сделать. — Кэйл-ним, тебе нужно отдохнуть. Просто расслабься и не напрягайся, позже принесут еду. Он снял с юноши ботинки и расстегнул пару пуговиц, на черной рубашке, которые были у самого горла, затем укрыл мягким одеялом. Это было странно, поскольку на его памяти только Раон и Рон делали такое…ну еще Ангэ и Пхи. Боле никто такого не совершал. Чхве Хан сел на край кровати, в то время как юный герцог натянул одеяло на нос. Кроме озноба, это действие было вызвано детским желанием укрыться от будоражащей чувства ситуации. — Чхве Хан? Тот молчал, но это дало возможность Кэйлу продолжить. — Ты злишься? Этот вопрос он хотел задать ещё тогда, когда вскрылась правда о том, что он тоже кореец. Затем он встретился с хмурым взглядом черных глаз. Все же этот парень стал ему настолько близким, ведь знал о его прошлой жизни столько же, сколько он сам. — Я злюсь. От этой фразы названному брату короля стало дурно. — Мм… — промычал Кэйл. Темноволосый юноша, сидящий все это время спиной к нему, повернулся и встретился взглядом с коричневато-красными глазами, что тут же были отведены. — Кейл-ним, я верю тебе. Но даже сейчас, понимая, что я много чего не знаю и имея желание все у тебя расспросить, злюсь вовсе не на то, что ты умолчал об этом…. Я злюсь на то, что ты, Кэйл-ним, ничего не говоришь, страдая наедине с собой. Он наклонился ближе, упираясь одной рукой кровать недалеко от головы Кэйла. — Мне больно видеть твои страдания и как ты изводишь себя, я понял это лишь после того случая, перед битвой с магическими башнями в Могору… Также мне больно осознавать, что ты жалеешь о нашей встрече… — сказал он, отчего юный герцог сжался. Вот только разговору не суждено было продолжиться, из-за пришедшего лекаря.

***

Так Кэйлу удалось избежать разговора с Чхве Ханом. После того, как лекарь сказал то, что и ожидал юноша, он притворялся спящим и мастера меча выгнал целитель. Но это было вчера. Сегодня же настал новый день и второй день бала, что будет длиться еще три дня. Т.е. вплоть до церемонии награждения. В последний день будет устроен пир для всех жителей на площади, на которой около четырех лет назад уже покойный кровавый маг Редика устроил терракт. Рон помог ему одеться, принес лимонного чая с медом и печенье. Чай был сладким… — Рон… — сорвалось удивлённо с губ молодого герцога. — Да, Ваше Сиятельство, — это было новое обращение, которым теперь не брезгал воспользоваться его личный слуга. — …н-нет, ничего. Рон добродушно улыбнулся и спросил. — Господин, нужно ли Вам еще что-то? Сам же убийца был рад, что этот щенок, теперь уже герцог, тогда выжил, ведь они с Бикроксом уже готовы были атаковать бесконечное королевство, забыв про первоначальный план. Рон тогда почувствовал, что старость близка. Он стал слишком чувствительным, что несомненно являлось большой проблемой для клана Молан. — Нет, — коротко ответил тот и поставил опустошенную чашку на прикроватную тумбу. В дверь постучали и слуга открыл дверь. Это был Альберу. Рон тихо и молча, все ещё с добродушной улыбкой доброго старика покинул покои. — Как ты? — спросил с ходу король этого королевства, так просто, что казалось он так, мимо проходящий простолюдин. В его руках была корзинка фруктов и печенья. — Я тут принес печенья, по старой памяти, — тут же ответил он, выдержав странный пристальный взгляд героя Серебряного Щита, всучив ему эту упомянутую корзинку. Это было угощение для дракона, которого сейчас не было с Кэйлом, хотя они и казались не разлей вода. — Они должны быть вкуснее, чем у Белой Звезды. Кэйл фыркнул, вспоминая тот кошмар, когда ему пришлось звать эту Белую Пиз… Звезду своим дядей… — Все нормально, просто немного устал. — Хаааа… Ты всегда все преуменьшаешь. Как мы можем понять, что с тобой, если ты ничего не говоришь? — сказал Альберу и увидел удивленный, а после хмуро отведенный взгляд своего младшего брата. — Чхве Хан сказал вчера нечто похожее… — удручённо пробормотал Кэйл. — Ты вроде умный, раз сделал из империи марионетку, но почему так тупишь здесь? Хааа… Хотя Чхве Хан тоже не лучше. Вы оба еще те идиоты. — О чем ты? Альберу посмотрел на Кэйла как на вышеупомянутого идиота. — Чхве Хан жаловался мне, что не понимает тебя. Он сказал, что ему, как и остальным, не нравится, что ты ничего не говоришь и что это его порядком достало. Ладно, ты начал сообщать о подробностях плана заранее и хотя, то было лишь, так скажем, минутным помешательством, все же это было. Кэйлу вдруг стало стыдно, что подобное ему разжевывают то ребенок, то его брат. И как он только до этого докатился? Ему было уже давно за тридцать (ментально), но он настолько погряз в желании жить спокойной жизнью, что не только ее лишился, но и отдалился от близких ему людей. — Но ты все еще продолжаешь забывать о себе, в надежде сделать лучше. Однако, по итогу, страдает каждый, кто связан с тобой. Альберу был, пожалуй, лучшим в межличностных отношениях из всех кого он знал. Чхве Хан жаловался на него своему ученику. Кэйл даже представить не мог, сколько тот терпел это, что пожалился своему ученику, который не должен, по идее, знать об этом. Нет, он не был зол. Все же Альберу, на данный момент, был единственный, кому мог пожаловаться Чхве Хан, так как сам Кэйл его избегал. Можно сказать, что сам Кэйл был виноват в том, что Чхве Хан рассказал о таком его брату. — Он попросил помочь с тобой, братец. — А? — нахмурился молодой герцог. — Б. Говорю, что он попросил что-то сделать с этим твоим «буду страдать в одиночестве», потому что ты слишком медлителен, когда дело касается тебя самого, — темный эльф-полукровка сейчас выглядел раздражённо. А все из-за того, что его братишка тупил, как последний идиот. Послышался тихий вздох, и когда некогда наследный принц обернулся, то увидел как Кэйл закрыл руками лицо. Тем временем, перед глазами красноволосого юноши вновь проносилось те ужасные воспоминания его страхов. К примеру, смерть Эрухабена, что умер так спокойно и тихо, просто распавшись пылью, что Кэйл рвал и метал внутри, ведь хотел поговорить о применении того артефакта… Ему казалось, что он соткан из сожалений. — Наверное, я и правда идиот, — тихо ответил молодой герцог, на плечи которого свалился груз, гораздо тяжелее, чем просто территория его отца. Альберу впервые увидел такую сторону этого хитрого лиса и обычно знающего все наперед ублюдка, который противоположно тому, что говорил, кидал свое слабое тело в пыл битвы, дабы защитить близких и слабых существ. Благородный ублюдок. Его названный брат и правда был в ужасном состоянии, хотя ему казалось, что Чхве Хан ошибается. Но здесь был полный упадок моральных сил и желаний. То-то рыжеволосый так легко и отстранённо в последней войне согласился стать его премьер министром. Это началось задолго до конца войны и Чхве Хан был единственным, кто замечал это. Полукровка догадывался, что тот явно знает нечто о молодом герцоге, о чем король не знает и вряд ли это изменится. Но ему не нужна была тайна его младшего брата. Хотя и понимал, как ему стало легче, от того, что этот юноша знает про происхождение нынешнего правителя королевства Роан. И все же тот узнал это не от него лично, а, как теперь уже знал Альберу, от Раона Миру, маленького милого дракона. Потому король был в смятении, чувствуя, что хочет и помочь брату и не влезать ему в душу. Но, увы, без второго, первое невозможно. Он просто положил руку на плечо Кэйла, почувствовав напряжение того и небольшую дрожь. — Вы хотите знать, что со мной происходит? — он имел ввиду Альберу и Чхве Хана. Отняв руки от лица он уставился в пол, но король видел уставшие глаза из-под красных локонов. Хотел бы он знать? Конечно же ему было интересно прочесть такого человека, как Кэйл Хенитьюз, ведь тот был противоположностью слов действиям. Вот только в хорошем смысле. — Нет, что ты. Мне не интересно. Расскажи об этом Чхве Хану, а то иногда он мешает своими возмущениями. Да и к тому же… «Сказать, или не стоит?..» — подумал было король, но после решил, что это дело Чхве Хана уж точно, а не его. Названный брат героя двух континентов явно и так сболтнул лишнего. Поэтому он решил сменить тему. — Сегодня приезжают Бад с компанией, — начал перечислять король. — Королева Джопис, а также… Раон-ним должен приехать с бывшей принцессой Розалин и котятами. Лок с волчатами были приняты в академию и сейчас учились в империи, дабы стать рыцарями дома Хенитьюз. Раон… после упоминания этого ребенка, он вдруг понял, как соскучился по детям. Также он вспомнил, как тот плакал и грозился уничтожить мир, пытаясь собрать всю золотую пыль, что осталась от старого дракона. Он помнил, как плакала Розалин… Кэйл тогда держал вырывающегося что-нибудь взорвать опасного ребенка, который плакал после еще и всю ночь в его объятиях, после чего он сначала передал его леди Шеррит, но затем тот полетел за ним в столицу, будучи не в себе, но, вероятно, желая отвлечься. Это повлекло за собой много разного рода ситуаций и Кэйл отправил его домой. Альберу внимательно следил за переменами в лице своего младшего брата. — Что ж, тогда пойдем вместе, а то бал пройдет без нас. — …да, — сказал молодой герцог, собираясь с мыслями. — Пусть я знаю, что это напускное, но все же теперь ты похож на себя обычного, — попытался подбодрить того король, в ответ увидев слабую улыбку. — Что Вы, Ваше Королевское… — Заткнись. Настрой Альберу упал, от того, что Кэйл попытался включить свой бойкий язык, вот только настрой последнего наоборот приподнялся. Так они пошли на бал, где их объявили, сразу после чего их облепила аристократия. Но Альберу, ссылался на плохое самочувствие своего братца, если он не был заинтересован в собеседнике. Кэйл же напряжённо искал глазами Чхве Хана. — Кстати, все только и обсуждают, как мы с Чхве Ханом носимся с тобой, как курица с яйцом… — шепнул Альберу мельком юноше, который не участвовал в разговорах, ибо ему и так связей хватает. Единственные, кто подошел к нему в этот раз, только молодой герцог Антонио Гуэрра, с которым они обменялись парой фраз относительно спонсорства территории Убарр, а также даты открытия границ. Кэйл получил много поздравлений с обретением титула, поскольку за все военное и послевоенное время это было первое мероприятие и возможность для знати обрести новые связи за столь долгий перерыв, которая не участвовала никак в военных действиях, пытаясь лишь спонсировать армию. Просто они понимали, что шансов выжить сейчас у них мало, если они не заручаться поддержкой, если не знаменитого дома Хенитьюз, то хотя бы его сторонников. — Где Чхве Хан? — спросил, наконец, названный брат короля. — Ты же умеешь танцевать? — вместо ответа, вдруг взволнованно спросил Альберу. Глава дома Хенитьюз не понял этого вопроса, вместо чего увидел Розалин с усталой улыбкой. Его сердце встрепенулось и он уже собирался направиться навстречу к магессе, но его остановила рука короля. — Я серьезно, — хмуро ждал ответа темный эльф полукровка. — Нет. Зачем это мне? — красноволосый юноша ответил не задумываясь, понимая только позже, что возможно настоящий Кэйл умел танцевать, хотя это и не вязалось с его характером. Вот только тот все же принадлежал графскому дому и посещал светские мероприятия, пока не пустился по наклонной и его не заменили Басеном. — Ох, вот же черт… — чертыхнулся он тихо, но его младший брат все же услышал, даже не удивляясь такому поведению благородного правителя королевства Роан, а после взял у него стакан из рук, отдав слуге. — Хааа…ну за что мне все это. Воспользуйся своей хорошей памятью сегодня, так как я буду тебя учить танцевать. Времени мало, будь хорошим младшим братом и до последнего дня выучи женскую и мужскую партии. — Что? — вообще потерял весь запал Кэйл, но после увидел как легко тот возвращается к своему благородству. — Мое почтение, Ваше Величество Король Альберу Кроссман, — почтительно поклонилась Розалин, нарочно игнорируя реверансы и прочее женское ненужное, по ее мнению, третье. — Рад Вас видеть, Мисс Розалин, как Ваше здоровье? Как остальные? Надеюсь вы потихоньку оправляетесь от утраты Эрухабина-нима. Альберу сочувствовал искренне, поскольку на нем тоже сказалась столь неожиданная кончина древнего дракона. Та со все еще усталой улыбкой смотрела на короля. — Когда-нибудь, я думаю, мы оправимся, спасибо за волнения, Ваше Королевское Величество, — как всегда грациозно и нежно ответила девушка, после обратившись к юному герцогу. — Здравствуйте, герцог Кэйл. — Ох, Мисс Розалин, не стоит. Просто зовите меня Кэйл. — Мастер Кэйл, — нежно улыбнулась она и также, как и до этого с королем, обменялась рукопожатием. — …Как Раон? —…ах, Раон, он, — запнулась она и перестала улыбаться. — Он остался в замке Леди Шеррит. Кэйл сразу понял. — Ясно… Альберу, увидевший такое напряжение, кое-что осознал. Кэйл был их центром. Центру сейчас плохо, из-за чего плохо всем. За ним стоят все эти сильные люди, которых ранить не просто, но этот парень был одновременно и их силой и их слабостью. Так прошел еще один бал, на котором Кэйл устал не так сильно, благодаря опеке Розалин, а также Баду и Альберу. Новоиспечённая королева королевства Молден, Джопис, праздно поздравила во всех традициях своего королевства союз, который спонсировала, с победой, а также донесла свои соболезнования относительно смерти древнего дракона, о котором, за время войны знали все. Правда знали его как хранителя королевства Роан и хранителя Серебряного Щита. Вечер встретил его немного не так, как рассчитывал юноша, поскольку Альберу позвал его в свои покои. После того, как дверь закрылась, темный эльф полукровка сразу спросил нечто неожиданное: — Эти печенья ведь вкуснее, чем у Белой Звезды? — засунул он в рот своему младшему брату печенюшку из корзинки, всученной тому в руки. Тот ее разжевал и нервно закивал, сглотнув. Это была правда, но все же ситуация немного пугала. Когда сам король делает нечто такое странное, хочется понять, доживешь ли ты до следующего дня. Альберу вздохнул и довольно фыркнул, отойдя к центру комнаты, что была очень просторной, а также имела отодвинутые кресла с диваном и столом в стороны, на которых они когда-то заключили сделку и Кэйл продал, еще будучи наследному принцу, Альберу, мертвую ману дракона. — Сейчас я буду учить тебя танцевать. — Хен, ты ведь знал, что у тебя плохое чувство юмора? Тот криво улыбнулся, смотря на спокойного и уверенного, что это шутка, названного брата. — Младший брат, я не шучу. Ты ДОЛЖЕН научиться танцевать к последнему дню бала. — А? — Кэйл так и стоял с корзинкой в руках, как истукан, после нахмурившись. — Зачем? На это его старший брат лишь улыбнулся.

***

Так, дни до последнего бала пролетели незаметно. С утра представитель союза с премьер министром сидели на заседаниях решая проблемы послевоенного времени. Близилась зима, нужно было обеспечить всех тем, что нужно, а также отдать дань уважения семьям почивших воинов. До позднего вечера король и молодой герцог бывали на балу, ну а после него старший брат учил своего младшего танцевать, заставив того разучивать обе партии. — Сегодня последний день бала и я не понимаю, почему ты сказал мне надеть это, — молодой герцог Хенитьюз был в своей прекрасной черной форме, что стала визитной карточкой в его первой войне. Тогда королевство Роан показало свою мощь. Он до сих пор не видел веской причины ему учить все эти па, а также одевать эту форму. И все же, единственное, что волновало его каждый раз, когда он приходил на бал — отсутствие Чхве Хана. От леди Амиру он узнал, что тот присутствовал каждый раз, но уходил незадолго до прихода короля и его самого. Только сегодня он все еще не появлялся. В самом же деле Кэйл хотел поговорить с Чхве Ханом, но тот будто испарился. Теперь юноша чувствовал, каково было мастеру меча, когда так избегал его сам Кэйл. — Скоро ты обо всем узнаешь, мой дорогой братец, — хитрая улыбка Альберу, что все эти мероприятия заигрывал с той эльфийкой, с который танцевал в первый день, немного пугала, заставив обладателя двенадцати древних сил сделать шаг в сторону от него. Они стояли поодаль, как и все дни до этого, если не считать первый. Его состояние более менее нормализовалось, но он все также чувствует усталость от вечного напоминания ужасов войны, тех монстров, сожалений… Только ему никто не давал распутать этот клубок сожалений и отчаяния, ведь Альберу, Розалин и Бад постоянно завлекали его разговорами и не давали подойти дворянам к нему слишком близко, которые хотели «просто поговорить с героем нашего королевства, а не завести связи». — Друг мой! Я так рад быть подле тебя! Ты просто не представляешь…хнык! Я так пьян! Так пьян! Что не смогу оставить тебя, — снова голосил король наемников, которого не воспринимали всерьез, из-за его слов и уже пустой бутылки в руке. Хоть все и считали его посмешищем и просто пьяницей, умные и знающие люди, которые видели его в деле, прекрасно видели его абсолютно ясные глаза за очками линз. Кэйл устало вздохнул, а после в зале стали слышны шепотки и юноша повернул голову в сторону этого, просто чтобы отвлечься от виснувшего на нем Бада. Глаза рыжего парня расширились. Там, в открытые двери без огласки вошёл Чхве Хан. Наследный принц облегчённо улыбнулся, теперь он мог развлечь и себя, сразу направившись к той темной эльфийке, приглашая ее на танец. Чхве Хан выглядел удивительно в черном элегантном костюме с золотыми пуговицами и нитями на концах, а также с длинной черной мохнатой накидкой с одного плеча, которые заставили бы его курить в сторонке, если бы он следил за этими мелочами жизни… и он шел к нему. Кэйл забеспокоился и огляделся, поняв, что все его оставили, случайно встретившись взглядом с Розалин, что нежно улыбаясь, махнула ему рукой. — Кэйл-ним, — позвал черноволосый юноша молодого герцога. — Не откажешь ли мне в танце? — тот протянул руку, обтянутую черной перчаткой. Мысли Кэйла спутались окончательно. Теперь он ничего не понимал. Что за этим стоит? К чему все это было? Мозг лихорадочно начал перебирать варианты развития событий… такое на своей памяти с ним было лишь однажды, если взять в расчет только эту жизнь. После сражения в королевстве Молден, когда он узнал, что одновременно с этим ведутся еще три сражения: территория семьи Станов; озеро отчаяния, где было Древо Мира; гора, вблизи базы руки, недалеко от еще одной запретной зоны — чертовой воронки, что звались «Вратами в мир демонов». — А…ну… — вдруг запнулся он, но затем понял, что Альберу учил его не просто так и это было странно. — Кхм… Конечно… — согласился юноша, за неимением выхода. Он свалился за протянутую руку. Ладонь Чхве Хана показалась такой горячей и большой, но Кэйл постарался это просто проигнорировать. Тот легко притянул его к себе одним резким движением, срывая вздох с губ красноволосого. Последний же заметил обеспокоенный взгляд мастера меча после этого действия, а также в миг ослабевшую хватку Чхве Хана, неловко продолжил отчаянно это игнорировать. Зал заполнили восхищённые взгляды, так как вместе с парой короля первый танец сегодня взяла еще одна пара, с названным братом Альберу Кроссмана. Кэйл волновался, поскольку танцевал с Чхве Ханом. Это было само по себе странно, но не странно, видимо, для этого мира… хотя они оба корейцы. Также, пусть он и записал все, что говорил и показывал ему Альберу, он не настолько проворный и поворотливый, если дело касалось действий. Практики ему не доставляет, но Чхве Хан вел мужскую партию, полностью взяв на себя инициативу, поэтому молодой герцог цеплялся за него, во время всего танца. Пусть и внешне он был достаточно собранным, но даже Чхве Хан заметил нервно искусанные губы. — Кэйл-ним, — позвал он его. — Да…? — сказал Кэйл, стараясь не отвлекаться от шагов, также подмечая, как Чхве Хан терпеливо выдержал третий раз, как он наступил ему на ногу. Он заметил и то, что мечник замедлялся в особо сложных поворотах, которые у него плохо получались в быстром темпе…но об этом знал лишь Альберу… «Совсем ничего не понимаю…» — пронеслось в голове у молодого герцога Хенитьюз. — Мы можем поговорить теперь, после танца? Сердце в панике забилось. — Да, можем. Кэйл уже знал об осведомлённости своего партнёра в этом танце и его расписании от, не может быть, а точно, Альберу и, по совместительству, от его названного старшего брата. И все же, каждый раз, когда его коричневато-красные глаза встречались с голубыми, он прожигал взглядом этого ненаглядного братца, совсем не понимая, зачем тот все это провернул вместе с мастером меча. Только ради разговора? К чему этот смущающий фарс?! Ладонь Чхве Хана крепко держала юношу за бок, отчего он чувствовал себя странно, когда, при поворотах или быстрых движениях, та то спускалась чуть ниже, то переползала вверх. Вообще он всегда странно реагировал на Чхве Хана и был чувствителен к его действиям и словам. Возможно это было вызвано некогда прочитанными томами [Рождения Героя] или тем, что тот увидел воспоминания его почившего друга из прошлой жизни… Вообщем это было единственное существо, на которое он так странно реагировал. Если к детям он относился (он уже признал это), как к своим собственным, а к Рону, магессе Розалин и, теперь уже, мастером магической башни, Бикроксу, Локу и другим, как к своим людям, то к Чхве Хану иначе. По особенному… С его губ снова сорвался вздох и на сим танец закончился. Тело разгорячилось и молодой герцог почувствовал усталость. Скоро ему нужно будет вернуться на свою территорию. Это произойдет по окончании церемонии награждения. Они склонили головы друг другу, в знак благодарности за танец, а после Чхве Хан вдруг выдал, повернувшемуся юноше. — Кэйл-ним, нам нужно… — запнулся он и стушевался, закрыв рот. Кэйл замер с бокалом вина в руках, что взял у пробегающего мимо слуги. —…поговорить, — уже более спокойно доставил он. — …я понял. Альберу, поцеловавший тыльную сторону темнокожей руки девицы, с которой он танцевал только что, краем глаза довольно проследил за своим младшим братцем, который в компании Чхве Хана, уходил на балкон. Он довольно вернулся к своей подруге детства, с которой он образует союз и облегчит жизнь своему будущему наследнику… Сейчас был уже вечер. Кэйл облокотился на толстые мраморные перила балкона, вздыхая прохладный воздух. Он устал. И эта усталость длилась уже не первые месяцы… На его плечи легла накидка Чхве Хана и он немного смутился, но возражать не стал, так как прохлада неприятно холодила кожу. Мастер Меча был непривычно близко. — Кэйл-ним…я хочу узнать лишь одно. Ты жалел, что связался со мной? Сразу в лоб. Это было не похоже на него. Видимо это мучало черноволосую голову мечника какое-то время… Тогда юноша вылез после бесконечного ада красноглазого демона и просто был не в себе… он пожалел себя и возненавидел за это. — Нет. Это было правдой. Он никогда не жалел о том, что связался со всеми ними. Все эти люди и нелюди стали дороги его сердцу и теперь, он не смог бы жить без них, как бы он не отнекивался. — Я скорее пожалел себя, что втянул себя самого во все это. Это было глупо. Такое минутное помешательство… Наверное, тебе было неприятно это слышать. Поэтому первое, что я спросил, злишься ли ты… — Я злюсь… Но не на тебя, Кэйл-ним, — мечник накрыл своей большой ладонью бледную и тонкую руку герцога. Последний поджал губы. Странно. Вся эта ситуация в целом была странной, думал он. — Может, ты хотел бы узнать что-то еще? — Это я могу спросить и после. — Тогда о чем ты хотел поговорить все это время? Чхве Хан пронзительно взглянул на названного брата короля. — Ты мне нравишься, Кэйл-ним. Секундное молчание и упомянутый шокированно отвернулся, таращась на луну. Его ладони вспотели, а сердце забилось чаще. Он не был настолько глуп, чтобы не понять своей привязанности к мастеру меча, отличной от остальных. Тот заботился о нем иначе, чем Рон и понимал его иначе, чем названный брат. Он был ближе, чем его семья. Не сосчитать сколько раз тот сражался за него и доверял в слепую, сколько раз он поддерживал его и сколько раз носил его тело. Этот человек поддерживал его как физически, так и морально, всегда оставаясь верным рыцарем подле него. Лицо молодого герцога покрылось легким румянцем и он вытащил руку из-под широкой ладони, почесав щеку, а после сильнее кутаясь в накидку, так любезно предоставленную Чхве Ханом. А тот все ждал, наблюдая за реакциями человека, что стал для, потерявшегося все мечника, лучом надежды и первым близким человеком, что сейчас остался в живых. Он поклялся защищать его, и чтобы тот позволил это сделать, он решил признаться ему в своих чувствах. Тот должен открыть свою душу, чтобы наконец сбросить, ну или хотя бы разделить, груз со своего сердца. — Кхм… Я испытываю к тебе тоже самое. Когда-то Кэйл сказал, что ему не важно, убийцы вы или нет, пока вы верны ему и считаетесь его людьми, он поддержит вас и будет вам доверять. Правда слова были иными, смысл был таков. — Для этого мира это не странно? Как думаешь? Кэйл, что жил в ужасных условиях, а после оказался в теле богатого ублюдка, не мог представить, как и что должно быть в такого рода ситуациях. Обычно он читал только что-то про фантастику, а [Рождение Героя] было исключением фэнтези из правил. Да, были фильмы, словесные знания, но никакой практики и ничего конкретного. Даже настоящий Кэйл, как указывали в книге не общался с девушками, потому что те считали его слишком грубым. Про его пол Кэйл вообще молчит, там все ещё хуже в плане знаний, как обстоят дела. — Кэйл-ним… Красноволосый юноша сглотнул, но все же повернулся к Чхве Хану. Тут же его прижали к себе и мягко поцеловали. Это было просто касание. Невинное и нежное. Кэйл также увидел небольшой румянец на щеках мечника. — Думаю, я понял… — наконец произнес молодой герцог Хенитьюз. Чхве Хан был еще невиннее в этом вопросе, чем он сам. Теперь ему стала понятна заинтересованная сторона в лице его старшего братца, а также вся эта достаточно милая и романтичная чушь. Учиться и готовиться к этому дню, а также станцевать с тем, кто пришел на бал, сразу приглашая его, первый танец наравне с Его Величеством. Это было…романтично. Но Кэйл был не уверен в происхождении трепета в душе. — Чхве Хан… Это все. К чему это было? Тот на секунду замялся, но после невинно ответил, возвращаясь к своему привычному образу. — Чтобы соблазнить тебя. —…это тебе братец так сказать велел? — …да. — Ясно. Ладони герцога легли на плечи чернявого юнца, а руки того сомкнулись вокруг тощей талии Кэйла. Первым сделал шаг некогда главнокомандующий северо-восточного региона, поцеловав мечника, углубляя поцелуй. Пусть у него и была лишь кроха теории, все же он смог что-то сделать, ведь тот так вообще не сталкивался ни с чем до этого. Вот только он был не прав. Чуть расслабившись, юноша почувствовал, как пальцы одной руки мечника проходят по позвоночнику, а язык того берет инициативу на себя, проникая глубже в горячий рот Кэйла. Вторая рука зарылась в красные пряди, мягко удерживая от того, чтобы отпрянуть. Когда они медленно отстранились друг от друга с характерным звуком, то молодой герцог уставился тому в грудь. Он пытался понять ощущения, что ему явно нравились, в то время как мастер меча мягко теребил или поглаживал ухо, что становилось краснее, как и щеки от столь нежных и до абсурдности простых действий. Кэйл устал, но решил сдаться, просто уткнувшись в твердую грудь мастера меча. — Я больше не хочу сожалеть о том, что не смог подарить ещё пару лет жизни Эрухабину… — тихо зашептал Кэйл… отчего то такая близость пробила его на слова. Он почувствовал как его спину начали поглаживать одной рукой, а вторая легла на затылок. Бледные ладони обладателя двенадцати древних сил сжали жилет Чхве Хана, который чуть ли не перестал дышать, прислушиваясь к, едва различимым и настолько отличающимся от привычных, словам вечно уверенного в себе и хитрого Кэйла Хенитьюза, героя двух континентов. Все считали его удивительным, но никто, кроме близких ему людей, не знал о нем правды. Сколько боли и страданий тот вынес, сколько сил, слез и пота тот вложил в будущее это мира. Насколько тяжело его бремя и то, что он носит под своим сердцем. — …не хочу больше думать и видеть о том, как все, кто был мне дорог умирают… От этих слов сердце Чхве Хана сжалось и он обнял юношу чуть крепче. — Это то, что ты видел в иллюзиях? — …да. Сначала я видел, как все умерли и я был единственным выжившим в том будущем. Это было на острове ветров… С губ мечника сорвался вздох и он понял, почему видел ту кривую улыбку на лице, исхудавшего и пыльного Кэйла, когда тот только вышел с острова покрытого мертвой маной. Его кривая улыбка и грустный, теперь уже понял Чхве Хан, взгляд был направлен на живых близких ему людей. Это сильно ударило по мастеру меча сейчас. Прошло уже три года с тех пор…держать в себе все это… — …наверное, тебе было трудно. — Ах… — вздохнул Кэйл, почувствовал себя одновременно и счастливым и уставшим еще сильнее. Кто-то жалеет его…? Обычно он бы послал таких, так как не считал себя заслуживающим жалости… но это был Чхве Хан. Человек, что испытывал к нему нежные чувства и помогал ему со второго дня его появления здесь, а также был рядом. Кэйл вдруг наконец признался самому себе, что нуждался в этом с детства. Он был сиротой и не знал такой доброй, нежной жалости, от которой не выворачивало, а наоборот склеивало по кусочкам. — Было…больно. Рука, что гладила его по спине замерла, после чего замер и Кэйл, затем услышал грустный голос наставника короля. — …я рад, что ты наконец рассказываешь об этом. Я хочу облегчить твою ношу, поскольку ты ни в чем не виноват и просто слишком много взваливаешь на себя. — Наверное, ты прав… — меланхолично произнес Кэйл, чьи глаза от усталости слипались. — Кэйл-ним, что ты увидел в королевстве Молден? — Что это все лишь книга, которую я прочитал и на самом деле все сон… Чхве Хан был очень удивлен такой податливости вечно увиливающего от ответа их лидера, поэтому осмелел. — Тогда что было в последний раз? — …либо Рон, ты и остальные идете против меня, либо умираете, либо я не могу вас спасти и вы умираете то на моих руках, то на глазах, так как я не могу дотянуться до вас… Кэйл чувствовал себя лучше, просто вываливая все это на Чхве Хана, даже не пытаясь заставить того что-либо сделать. В объятиях мастера меча было хорошо. Еще лучше было ощущать чувство неизвестной доселе безопасности. — Теперь все хорошо. Кэйл-ним, ты молодец, что все это перенес, но не стоит держать это за семью замками. Теперь ты можешь рассказывать все это мне. Поцелуй в голову заставил Кэйла закрыть глаза. Мастер Меча подхватил обмякающего названного брата короля и поднял на руки, обнимая. — Спи спокойно, пока я буду защищать твое тело и душу… Они отправились в покои молодого герцога Хенитьюза, где Кэйл наконец уснул крепким здоровым сном без кошмаров, в объятиях своего близкого человека… Война повлияла на всех. Кого-то лишила родных, кого-то счастья, а кого-то спокойствия и сна… Но она закончилась и все могли хотя бы немного, но начать новую счастливую жизнь, поскольку ничто не вечно…даже драконы умирают… Даже драконы…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты