Нет ничего невозможного

Джен
G
Закончен
2
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Конечно, Чарли Бакет знал, что людям полагается уметь летать - в конце концов, именно поэтому они рождались, подобно птицам, с крыльями самых разных форм и окрасок. Вот только за свою не слишком долгую жизнь он уже успел привыкнуть, что красивые, свободные полёты высоко над крышами домов - это что-то далёкое, что-то из совсем другой жизни, что никогда не светит простому мальчику, живущему в покосившемся старом домике...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 10 Отзывы 1 В сборник Скачать

...

Настройки текста
— Мистер Вонка! Мистер Вонка! Чарли вбежал в просторную залу с шоколадным водопадом и завертел головой, выискивая среди всего великолепия красок и форм этого места тёмный бархат, так любимый его наставником. Мальчику очень не терпелось продемонстрировать наконец сочетание в шоколаде лесных ягод и корицы, не дававшее ему покоя почти месяц. Впервые земляника, ежевика, черника и другие, совсем уж невероятные ягоды, которые Чарли и назвать-то не мог, не заглушали тёплый привкус корицы, а она сама не горчила излишне, портя вкус всей плитки непревзойдённого чёрного шоколада Вилли Вонки. Это была первая полностью самостоятельная работа юного Бакета с тех самых пор, как он поселился на шоколадной фабрике, и мальчик просто сиял от радости и гордости. — Да-да, вот на этом склоне, и, умоляю, не поломайте веток… Доброго дня, Чарли! По обыкновению бодрый, жизнерадостный голос донёсся откуда-то сверху, и, запрокинув голову, Бакет обнаружил самого его обладателя — и ощутил, как сам собой приоткрывается рот, а глаза округляются так, что, того и гляди, останутся в таком положении навечно. Вилли Вонка обнаружился у вершины одного из холмов и был… Просто великолепен. На великом кондитере был ставший практически его визитной карточкой длинный бархатный пиджак, старомодный цилиндр, довершающий точёный, немного вычурный силуэт, но отнюдь не это было самым поражающим в его облике. Высокие каблуки щегольских туфель Вонки не касались сахарной травы — он находился выше её уровня примерно на метр, и единственной его опорой были огромные, блестящие бордовые крылья. Заворожённый, Чарли наблюдал, как Вонка плавно, уверенно взмахивает крыльями, удерживая себя в воздухе совершенно без труда, будто это было столь же естественно, как дышать. Конечно, Чарли Бакет знал, что людям полагается уметь летать — в конце концов, именно поэтому они рождались, подобно птицам, с крыльями самых разных форм и окрасок. Вот только за свою не слишком долгую жизнь он уже успел привыкнуть, что красивые, свободные полёты высоко над крышами домов — это что-то далёкое, что-то из совсем другой жизни, что никогда не светит простому мальчику, живущему в покосившемся старом домике. «Небо принадлежит богатым» — вздыхала мама, и Чарли даже не нужно было спрашивать, чтобы знать, почему она права. Едва ли у жителей захудалых районов, таких, как семья Бакетов, оставалось время или желание учиться с уверенностью вставать на крыло или летать для собственного удовольствия, а велосипеды или даже собственные ноги доставляли на работу куда быстрее, чем нелепые, неброской окраски крылья. Да ещё вечный риск попасть под порыв ветра или отвлечься — и запутаться в вечных паутинах проводов, опутавших индустриальные районы города… Разве что совсем ещё маленькие дети, играя в салочки, со смехом вспархивали на пару десятков сантиметров, точно неоперившиеся птенцы, да и то — только те из них, кому повезло иметь достаточно большие крылья. Чарли знал это. И смирился. А потом в его жизни появился Вилли Вонка, и Вилли Вонка летал. И делал это так, будто ничего проще и правильней и представить было невозможно. Сам же кондитер, меж тем, в пару взмахов оказался рядом со своим учеником и, уже стоя на твёрдой земле, экспрессивно взмахнул рукой с неизменной тростью. Его синие глаза сияли. — Мальчик мой, ты просто обязан это увидеть! Я занимаюсь совершенно новыми деревьями для нашего шоколадного луга: они будут почти как настоящие, но сделаны из шоколада и карамели. Впрочем, я позволил себе внести некоторые усовершенствования, простые, обычные деревья — это так скучно… — с губ Вонки сорвался негромкий смешок. — И мне нужна будет твоя помощь, Чарли! Идём скорее, тебе стоит только увидеть этот невероятный клён с витыми ветвями и карамельными резными листьями, и ты сразу поймёшь, что я имею в виду! Вилли Вонка протягивал ему руку в привычной сиреневой перчатке и светился от гордости почти так же, как недавно сам Чарли, его крылья, расслабленные и потому сложенные не до конца, окутывали высокого кондитера необыкновенным плащом; кончики длинных, заострённых и наверняка шелковистых на ощупь перьев касались яркой зелёной травы. «Неужели он весь гардероб подобрал так, чтобы по цвету с крыльями совпадал?» — отрешённо подумал Бакет, постепенно осознавая, что, собственно, в данный момент происходит — и тотчас же его окатило душной волной стыда. Не за себя, нет — за свои крылья. Живя привычной, повседневной жизнью, не очень-то беспокоишься об их внешнем виде, не мешают — и ладно, но теперь, на фоне струящихся каскадом бордовых, отливающих по краям мягким алым перьев его наставника… Конечно, крылья Чарли не были особенно красивы. А если говорить откровенно — не были красивы вовсе. От природы коричневатой пёстрой окраски, они покрылись извечно стоявшей в доме Бакетов мелкой пылью, став совсем невнятного тусклого цвета. От влажного воздуха, а ещё больше — от того, что мальчик часто укрывался ими, как мог, от сквозящего сквозь прохудившуюся крышу холодного ветра, покровные перья спутались и огрубели, сами же крылья из-за отсутствия практики развивались медленно, и с этим была связана вторая из причин, по которой теперь Чарли Бакет старательно отворачивал лицо от своего наставника. Вилли явно предлагал ему сократить путь и взлететь прямо к верхушке холма… Вот только летать его ученик совершенно не умел. — Чарли? — наконец и охваченный воодушевлением кондитер обратил внимание на столь странное поведение обычно открытого и улыбчивого Бакета. -Я что-то не так сказал? Он мягко подшагнул ближе, силясь заглянуть в лицо мальчика, но тот отвернулся лишь сильнее, обхватывая себя руками в защитном жесте. — И-извините, мистер Вонка, — на грани слышимости выговорил он, — Я п-подвёл Вас. — О, глупости, мой дорогой мальчик! — с облегчением рассмеялся Вилли, осторожно развернув Бакета к себе; на глазах у того уже выступила предательская влага, — Я уверен, что всё не так непоправимо, как тебе сперва показалось. Ну, что случилось? — Я… Не умею летать, мистер Вонка. — глубоко вдохнув, Чарли поднял голову, осмелившись взглянуть в глаза наставнику, в которых — пока — совсем не было разочарования. — И вряд ли когда-нибудь научусь. Мои крылья… — Всего-то?! — тёмные брови Вилли взлетели вверх, вкупе с лёгкой улыбкой придавая его лицу по-детски удивлённое выражение. — Тогда мы просто обязаны это исправить! Кондитер должен летать на крыльях вдохновения, Чарли, и это отнюдь не всегда метафора… Он наставительно поднял вверх указательный палец, а Чарли, почувствовавшего невыразимое облегчение вкупе с лёгким неверием — его не бранят? И даже пообещали помочь? Его научит летать сам Вилли Вонка?.. — вдруг качнуло вперёд, и он, сам не успев осознать, что творит, обхватил кондитера руками, прижимаясь щекой к бархатному пиджаку. Вонка на мгновение замер — а потом неуверенно опустил руки на спину Бакета, замыкая объятия. Чарли до этого видел его крылья раскрытыми лишь раз: когда великий кондитер, впуская пятерых детей с родителями в святая святых, этот самый зал, от гордости за свою фабрику неосознанно раскинул крылья, точно охватывая ими всё шоколадное царство. Мальчик хорошо помнил шорох, с которым они раскрылись, а ещё — дуновение тепла от плотных бордовых перьев, которые Вонка тогда, будто придя в себя, тотчас же резко сложил, прижав к себе и даже чуть согнув идеально ровную спину. Однако то было тогда, а сейчас Чарли со всех сторон окутывало тепло, пробивавшееся сквозь сомкнутые веки — он успел зажмуриться?.. — приятным вишнёвым цветом. А над головой зазвучал звонкий голос, в котором отчётливо слышалась улыбка: — Итак, чего же мы ждём?!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты