себя дарую, не осмыслив.

Слэш
G
Закончен
1
автор
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Потеряв любимого, Тэхён, неминуемо, в тот же миг потеряет и самого себя.
Посвящение:
посвящаю это тем, кто и любить-то толком не умеет.
Примечания автора:
если вы спросите у меня «что это?», то я без раздумий отвечу: «чувства».
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

осмыслить это невозможно.

Настройки текста

Когда-нибудь, страницы моей книги будут исписаны чернилами чёрными, А ты в них будешь лишь изредка мелькать цветом красным, червленым. Не цветом любви, и не страсти безумной, а цветом огня в полыхающих чувствах.

***

      — Я… — шёпот его мгновенно обрывается, звуки ударяются о стены и утопают в звенящей тишине. Собрав всю волю в кулак и совладав с собой настолько, насколько это вообще возможно в его состоянии, он пробует вновь: — Я так отчаянно желал от тебя уйти, — выходит едва слышный хрип из пересохшего горла.       Чонгук чувствует, как в эту самую секунду его грудную клетку нещадно разрывает от той боли, что он копил в себе годами. Ее накопилось настолько много, что она уже льется через край, не найдя больше места. Он состоит из этой боли целиком, она пропитала его сполна, испила душу до дна и высосала ее остатки. Она ходит с ним под ручку и лукаво улыбается во все тридцать два. Пуста ли его душа вовсе иль наполнена отчаянием — он не знает. Не уверен в ответе. Не уверен ни в чем.       — Но у тебя не вышло, — прилетает в ответ очевидное, не требующее озвучивания, но зачем-то все равно озвученное. Будто сказать больше и нечего. — Ты все еще здесь.       — Клянусь, я буду вечность тебе благодарен, Тэхён.       Слёзы застилают взор, не позволяя насладиться красотой Кима как следует. В последний раз.       «Ты такой невероятный», — пролетает мысль, которую язык чешется озвучить, а вдогонку к ней: «Я не против умереть от твоей руки. Это лучшая смерть в моем понимании. Наверно, судьбою мне было так предназначено, предначертано».       А давно ли ты веришь в судьбу, Чон Чонгук?       В любом случае, он готов умереть, если убийцей станет Тэхён.       Такие мысли только к сумасшедшим и должны пробиваться в голову, а Чон, очевидно, уже давно сходит с ума по одному парнишке, которому при рождении было даровано столь же прекрасное имя, что и он сам — Тэхён.       — Я не верю клятвам, — звучит хрипло. Чуть подумав, добавляет: — Тем более твоим.       — Прости, — через силу улыбается, давясь своими чувствами, что нахлынули нещадной лавиной. Топят, топят, не жалея, тянут на дно.       В горле стоит ком, кончики пальцев подрагивают, а в голове пролетают тысячи мыслей за миг. В висках набатом бьет, сердце стучит через раз. Столько всего хочется сказать, а на деле — слова в предложения собрать не выходит. Что-то в глазах медленно угасает. Внутри — угасло давно. Слезы катятся по щекам к шее, останавливаясь у воротника красной атласной рубашки, стремительно оставляя на нем мокрые тёмные пятна. Эти пятне высохнут вскоре, а пятна в душе — маслом намазаны, самостоятельно исчезнуть не способны, а отстирать трудно.       Чонгук не боится умереть.       Глупец.       Он боится оставить Тэхёна одного.       Влюблённый глупец.       Своего Тэхёна, который ночами без него не спит. Не уснет, пока не прижмется к боку своего донсёна, уткнувшись носом в каштановые волосы, пропахшие порохом и апельсиновой цедрой.       У Кима бессонница, у Чона — зависимость.       Зависимость, которую Чонгук ласково называет «медвежонок» и целует по утрам в приоткрытые губы.       Чон влюблён по уши.       Нет, не влюблен. Любит.       Влюблены те, кто идеализирует свой предмет обожания, любят те, кто принимает все недостатки и возводит их в нечто большее, нечто ценное.       Чон любит так, как большинство не умеет любить. Любит искренне и без эгоизма, присущего многим живым существам.       И эта любовь столь сильна, что стоит Тэхёну лишь попросить у него достать звезду с неба — тот даже дрогнуть не посмеет, лишь уточнит, какую именно звезду хочет его хён.       И никто из них двоих не способен понять, почему в конце этого неимоверно сложного пути, пройденного через боль, кровь и слезы — им приходится еще и платить за свои страдания. Приходится доказывать какой-то зажравшейся тётушке судьбе, что у них есть право на любовь. … А есть ли оно у них?       Чонгук делает неуверенный шаг в сторону того, кого хочется заключить в объятия, уберечь от всех проблем и успокоить, потому что рука, что направила на него пистолет, дрожит отчаянно, трусливо.       — Еще один шаг и, я клянусь, ты оглохнешь от выстрела прежде, чем поймешь, что стреляли в тебя, — едва слышно хрипит Ким, а глаза предательски влагой наполняются, поблескивая в тусклом свете не столь очевидно как те, что напротив.       Но Чон глупец, как прежде уже было объявлено, поэтому делает еще один шаг к своей гибели, но, ожидаемо, остается безнаказанным.       А по чужой щеке первая кристальная слеза скатывается.       Клятвы пеплом сыпятся под ноги и из пепла снова восстают, чтобы в скором времени осыпаться повторно. И так по кругу, пока не догорит последняя из клятв. А последней и не будет вовсе.       Людские клятвы бесконечны.       Но бесконечность в клятве не сокрыта.       В другом она таит себя.

***

      В ушах Кима стоит оглушительный звон. И самое мерзкое — это, пожалуй, осознание того, что этот писклявый, режущий слух звон принадлежит именно тебе и в простонародье именуется криком.       Именно так кричат люди, чьи души полны отчаяния и надежды на спасение больше нет.       Одно дело, когда спасти желаешь себя, другое дело — когда любимого человека.       Хотя, постойте… А есть ли разница?       Потеряв любимого, Тэхен, неминуемо, в тот же миг потеряет и самого себя.       Ясно. Разницы нет.

Ошибка уже сделана. Ошибку уже не исправить. Ошибкой было влюбиться. И главной ошибкой — в тебя.

      Лучшей ошибкой. Любимой ошибкой.       Но выбора Киму не предоставили. Путей отступления — тем более.       Палец ложится на курок.       Пуля с изящной гравировкой «taekook» простреливает чужую грудную клетку.       Губы убийцы в последний раз шепчут три слова, что когда-то грели душу, а сейчас — разрывают ее на лоскуты.       Ошибкой ли была эта любовь? Скорее, наказанием.
Примечания:
любовь. любовь... загадочное слово, не находите?
а что принято называть загадочным словом «любовь»?
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты