Ревность

Слэш
G
Закончен
11
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Хёнвон тоже хочет, чтобы с ним было много фансервиса.
Примечания автора:
Мне нечего сказать, кроме как извиниться
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Хёнвон видит перед собой красную макушку и сдерживается, чтобы не чмокнуть Чжухона. Вообще-то он все ещё глубоко оскорблён его поведением и каждый раз вынужден себя одергивать, чтобы не проявить свою благосклонность. С тех пор, как рядом не стало Вонхо, никто не мог полноценно отвлечь внимание Хёнвона от Чжухона. А Чжухон продолжал распаляться на всех вокруг. Причём ближайшим окружением всегда был Чангюн. Но даже это не умоляло желания прикасаться к нему, даже скорее наоборот подстегивало желание пометить его перед всеми. — Детка, дай я тебя поцелую! — Чжухон вылавливает Чангюна и, бросая быстрый взгляд на Хёнвона, прижимаете губы к щеке Чангюна, который обессилено терпит. Они оба знают свою роль и как ее играть, а за столько лет вжились в образ, что и притворяться особо не надо, наслаждаясь вниманием друг друга как чем-то, что совершенно естественно. Хёнвон улыбается, смотря поверх головы Чжухона, мысленно представляя, как разделывает его на мелкие кусочки и отправляет обратно родителям. Эта игра ему порядком поднадоела. По крайней мере, в этом ее варианте публичного театра двух актеров. Он чертовски устал от всех этих притворств, и буквально ненавидел абсолютно каждое совместное селфи и прямые эфиры Чангюна и Чжухона. Даже те редкие, на которых присутствует сам. При этом он продолжал любить каждого по отдельности, видя в них прекрасных людей и достойных айдолов. Просто один из них был его, а второй — нет. А вели они себя так, как будто встречались друг с другом. Хёнвон перестал улыбаться, сосредотачиваясь на передвижениях лидера, который что-то усиленно обсуждал с Кихеном. Хёнвон допил чай со льдом, прикидывая, стоит ли просить менеджера продлевать контракт с модельным агентством, и отвлекается на шум. Чжухон уже лежал на Чангюне, что-то бормоча сквозь смех, пока оператор брал это крупным планом. В такие моменты Хёнвон рад, что не участвует в таких игрищах. Он сгорел бы со стыда, потому что не может даже сделать эгье, не смущаясь. Быть айдолом-мемом он еще мог. Совсем скоро они допишут этот выпуск и можно будет расслабиться — впереди целый день отдыха. Хёнвон услышал неуместную шутку и успел отреагировать раньше, чем понял, что оказывается втянутым в съемки. Пришлось делать вид, что разыгрывающаяся перед камерами сцена — сплошная импровизация. Наверное, вышло как обычно несерьёзно, потому что съемка окончена, а менеджер выглядит недовольным. — Купить тебе поесть? — Чжухон оказался слишком близко в момент, когда никто не видел, умащивая подбородок на плече Хёнвона. — Нет. Езжай развлекайся с Чангюном. Хёнвон не злился, он ревновал до боли в сомкнутых челюстях. Завтра с утра он бы с удовольствием отправился на какой-нибудь показ, чтобы дефилировать в неудобных костюмах по подиуму и не думать о том, что его парень лапает другого перед камерами. Он никогда бы не смог стать партнером порнозвезды. — Я серьезно, вы же хотели сходить… в игровой клуб? Я лучше посплю дома. Чжухон поджал губы, сдвигая брови и тут же расслабляя лицо настолько, что оно стало непривычно непроницаемым. Это обеспокоило Хёнвона, который привык к открытому и искреннему Чжухону. Мысли об этом не покидали Хёнвона до тех пор, пока он не припарковал машину в подземном гараже многоквартирного дома, где не так давно смог купить себе апартаменты и перевезти туда часть личных вещей. Ему было несложно жить в общежитии, учитывая, что в комнате с ним были Шону и Чжухон, но в выходные дни он хотел быть просто Хёнвоном, а не частью группы. Когда он добрался до спальни, в животе проснулся кит, поющий свои песни о вечном голоде, да так громко, что пришлось спускаться вниз по улице, чтобы забраться в укромный ресторанчик и купить еды с собой. Заказывать доставку Хёнвон ещё опасался, не желая раскрывать своей квартиры. Когда с поздним ужином было покончено, Хёнвон завернулся в одеяло как в кокон, собираясь проспать до самого завтрашнего вечера. — Токпокки, — Хёнвон приоткрыл один глаз, не понимая, снится это ему или нет. — Он же должен был купить чертовы токпокки, не мог не купить. Шуршащий где-то вглубь кухни Чжухон пошатнул сонное равновесие Хёнвона, который пришёл в себя почти сразу, в том же коконе поднимаясь с кровати и, шаркая тапочками по полу, добрался до коридора. — Токпокки на верхней полке. Чжухон потешно вскрикнул, сопровождая испуг отборной руганью. Хёнвон сдержал смешок, наблюдая, как Чжухон старательно пытается отыскать на верхних полках упаковки. — Я принёс тебе молочный коктейль, — когда с обнаружением токпокки было покончено и начался этап их приготовления, Чжухон махнул рукой в сторону темного угла в коридоре, где стояла маленькая тумба. — Ты сегодня был грустный. — Ничего такого, просто устал, — Хёнвон не хотел, чтобы Чжухон знал наверняка, что его расстраивает. Вместо честного разговора он принялся расспрашивать, как прошёл вечер Чжухона, который, кажется, переключился с мыслей о плохом настроении Хёнвона. — Рту жарко, — Чжухон с довольным видом отодвинул от себя одноразовую чашку, смотря, как Хёнвон перекладывает остатки еды из ресторанных упаковок в контейнеры, а пустые упаковки выкидывает в мусор. — Знаешь, где ещё жарко? — Знаю, но обычно ты такие шутки вслух не говоришь. — В твоём коконе жарко, ты даже почти снял одеяло. Теперь скажи, в чем твоя проблема? — В тебе. Хёнвон провёл рукой по волосам и облокотился на стену. Проблема всегда была в Чжухоне. В его эмоциональности, которая распространялась на всех, кроме Хёнвона. В его ямочках на щеках. Детском лице. Наигранной мужественности. И немного в слабо контролируемой влюбленности Хёнвона. — Черт, ну не получается у меня раскачаться, как у Вонхо, — Чжухон изобразил руками банки бывшего участника. — Я не об этом. Пойдём спать? Я так устал. Чжухон появился в спальне только после того, как на кухне перестала шуметь вода, а в ванной отключился душ. Он всегда предпочитал быть большой ложкой, а сегодня забрался в объятия Хёнвона маленький ложечкой, подтягивая колени к груди. — Я открыл посудомойку, чтобы лучше просыхало, — Чжухон притянул руку Хёнвона к груди, переплетая их пальцы. — У тебя было хорошее настроение, пока не началась наша ветка с Чангюном. Это потому, что нет Вонхо? — Это потому, что я тоже хочу иногда быть вместо Чангюна. В этот раз Хёнвон не сдержался, целуя Чжухона в макушку. От него приятно пахло новым шампунем, который он принёс ещё в прошлый свой визит, и Хёнвон вжался в Чжухона ещё сильнее, пытаясь насладиться моментом, когда не нужно было в спешке удовлетворять свои потребности, чтобы дальше на публике играть отстранённость. — Ты такой милый. А я нет, я же главный рэпер. — Да, Чжухани. Можешь пытаться придумывать отговорки хоть в ночь, я буду спать. Утро, наступившее внезапно, порадовало тёплым солнечным светом, пробивающимся в зашторенные окна и попадающим прямо на глаза. Хёнвон со стоном перевернулся, чувствуя каждой клеточкой, как сильно он затёк, пока выполнял роль большой ложки. Все же на неё больше подходил Чжухон. — Чжухон? — Хёнвон сел в кровати, потягиваясь и растирая глаза. В квартире было подозрительно тихо, а неторопливая разведка показала, что Чжухона не было, вместо него остался только завтрак на столе. Принимая, что выходной был выходным для всех, когда каждый мог делать, что хочет, Хёнвон позавтракал на диване под начало передачи о жизни животных, и вернулся в кровать досыпать свою месячную норму. Движения из спальни в кухню продолжались до следующего утра, когда, приведя себя в порядок, Хёнвон добрался до общежития, откуда вся группа отправилась на очередные съёмки. — Выспался? — Кихен в заботливом жесте принялся растирать плечи Хёнвона, привлекая его внимание. — Новая хореография сводит меня с ума. Вчера я попытался вспомнить новую связку, и не получилось. Эти съемки проходили на огромной кухне, и все почувствовали явное напряжение, когда вышли из гримерной во всей красе и выстроились в ряд. Чжухон получил особую роль в этом представлении, становясь непредвзятым судьей, а Шону остался командующим, получившим в руки листы с рецептами двух разных блюд, которые не показал ни одному из мемберов. Оставшихся разделили по парам — Хёнвон оказался с Минхеком, и им досталась острая свинина. Получив наушники и инструкцию, они оказались вторыми на кухне, стараясь изо всех сил в надежде, что получится съедобно, и им разрешат съесть это — завтрак они пропустили, а обеденное время давно пошло на съемках. Когда таймер показал окончание времени, из прилегающей комнаты с мониторами вышел Чжухон, идущий с палочками наготове. — Это вкусно, — после длительных попыток выбрать кусочек и съесть его, Чжухон вынес свой вердикт. — Молодец, ты научился быть чуть лучше в готовке. Хёнвон не успел увернуться, головой оказываясь в стальных тисках рук Чжухона, который решил свершить справедливость, целуя Хёнвона куда-то в шею, куда он доставал без особых усилий. Сдерживая рвущихся наружу ультразвук, Хёнвон все же смог вырваться, тут же прикрывая рот ладошкой, чтобы не скатиться на смех, и отошёл от Чжухона, провернувшего схожую манипуляцию с Минхеком, который смог отбиться до поцелуя. — Ты же хотел, — Чжухон выглядел самодовольным, занимая место в общем строю чуть позади Хёнвона и касаясь его руки пальцами. — Теперь чувствуешь себя достаточно хорошо? — Достаточно хорошо для чего? — Шону повернулся спиной к камере, максимально понижая голос. — У вас было две ночи! Я не буду сегодня спать у Чангюна и Кихена. — Будешь, — синхронно ответили Хёнвон с Чжухоном. — Повернись, нас снимают.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты