quando fa freddo, la mia faccia diventa blu

Слэш
G
Закончен
17
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
— вы же знаете, я всегда на стороне победителей.
Посвящение:
Ева, по твоей вине я потерял уверенность в себе. Если ты это прочтешь, знай, я злюсь на тебя.
Примечания автора:
https://youtu.be/qe5BIVfmFmE
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
17 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

холодно

Настройки текста
холодный воздух, в здешних краях, вечной зимы прожигал горло и нос до неживой красноты с оттенком синего, холодил зубы, заставляя их биться друг о друга чуть ли не до белой крошки. даже густые тёмные ресницы немного слиплись между собой, покрывшись твёрдыми снежинками от нещадной стужи. чёрный шарф, несколько раз закутанный вокруг шеи, не помогал, такого же цвета пуховик уже ни один раз был проклят на несколько поколений вперёд всё по той же причине. всегда ли здесь так холодно? как русские вообще могут справляться с этой извечной мерзлотой, выносить её поцелуи на своей прозрачной коже? жить без лучей горячего солнца? не имеющие смысла мысли быстро сменяли друг друга, так навсегда и оставаясь лишь не озвученными вслух вопросами, пока итальянец с большим трудом сжимал и разжимал онемевшие от дикого холода пальцы в перчатках. весь сжимался, стараясь быть меньше, и зарывался алым носом в шарф, при этом боясь полностью прикрыть глаза, ослепнуть, хотя, казалось, — сам зрачок уже давно превратился в один из кристалликов льда, что лежат под ногами, похрустывая, а синяя радужка просто треснула, пока они стояли здесь без особого дела и превращали себя в статуи изо льда и плоти. обманчивое красное солнце стеклом застыло в чистом небе. хвойный лес вдалеке — тёмным пятном — окружил местность, давил своей тишиной; даже птиц не было слышно. италия решил, что те поголовно повалились с веток замертво ещё давным-давно, задолго до их прихода. — мой фюрер, не находите... — фашистская италия замялся, переступая с ноги на ногу, противно скрипя сапогами, когда немец прекратил ощупывать деревянный знак с непонятной надписью; замерев ладонью, но не повернувшись лицом к итальянцу, — не находите, что мы сильно задержались? здесь не очень, эм, комфортно для мыслей. я имею в виду, если вы хотели подумать, я вполне мог бы сводить вас в свой сад, там чудно и тепло, даже в это время года. да... — итальянец плотнее прижал ладони ко рту, тщетно пытаясь согреть их через шарф редкими выдохами, — определенно теплее, чем здесь. после сказанного последовало молчание, которое испугало бы фашиста, не будь ему сейчас настолько холодно и всё равно на всё, что не могло выделять хотя бы щепотку тепла, или могло принести за собой это самое тепло. затем послышался смешок, фырк, который привлёк внимание — смех, беззлобный. так взрослые смеются над детьми. — неужели мой дорогой союзник уже успел покрыться коркой льда? — острозубый оскал, не улыбкой, расплылся по лицу арийца, взгляд карих, будто кровавых и безумных от ума, глаз сверкнул весельем, когда он повернулся к дрожащему от холода молодому мужчине, — я же предупреждал вас одеться теплее, вы пренебрегли моим советом? — ни в коем случае! — встрепенулся тот, приподняв голову, сразу же жалея об этом, — опустил вновь, — я сделал так, как вы советовали, в точности. правда, — итальянец пожевал нижнюю губу, — это помогло мне лишь отчасти. русская зима, всё же, слишком сильна для меня, мне очень жаль. третий рейх хмыкнул. фашистская италия переборол желание закатить глаза на очередное вынужденное унижение, зажевав край щеки, смотрел на немца, не отрывая глаз, ждал ответа, а не снисходительных насмешек или злобы. — вам так плохо здесь? — несомненно. — это потому что вы «здесь», — рейх неспешным шагом хищника подошёл к собеседнику, взяв его ладонь в собственную, облачённую в чёрную кожаную перчатку, словно ему и не холодно вовсе, приложил ледышку — ладонь итальянца — к своим губам, на несколько сантиметров дальше, — со мной? — глянул исподлобья, за неправильный ответ раскромсает от скуки. фашистская италия сухо сглотнул, нахмурился. — вы же знаете, — напомнил он, прильнув к чужой груди и забрав собственную ладонь, мазнул кончиками пальцев по острой щеке немца и посмотрел в глаза, что могли съесть его со всеми костями на этом самом месте, пережевав, выплюнуть безвкусным ничем, — я всегда на стороне победителей, мой фюрер, — фашистская италия улыбнулся одной из своих искренних улыбок и слегка прищурил глаза, когда его встретила похожая, немного более клыкастая улыбка напротив, — а с победителем никогда не может быть плохо, только, возможно... немного прохладно. — уговорили, так и быть. уходим, — кратко чмокнув в щеку, сообщает ариец, отдаляясь и игнорируя победное выражения итальянского лица. тропинка кажется белее, когда ведёт назад, по крайней мере, так кажется италии. — ох, ну и кто же может быть лучше вас?
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты