В отражении Глаз

Джен
R
В процессе
1
автор
Размер:
планируется Миди, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Заснеженный край, город "Тысяч Душ", мало тех кто когда-либо покидал его стены, ещё меньше из тех всё ещё живы.

Мир где религия степенной дорогой идёт к "технологическому прогрессу", мир где глаза обывателя никогда не увидят ничего, кроме грязных тряпок и полупустой пинты пива.

Мир где короли погрязли в соблазне, где тайные родина держат верх над людскими сердцами.

История о маленьких винтиках этого механизма; история сломанных винтиков.

И не будет дела другим до обездоленных мира..
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

История Первая: Блуждающий Глаз

Настройки текста
Примечания:
Проба пера, вступление в попытке передать атмосферу и настрой всей работы. Как и всегда буду рад вашей критике и замечаниям - она мне нужна как никогда прежде.

Спасибо за внимание и приятного чтения! :>
Далёкий, окутанный вековечной коркой прозрачного льда, снегом застилающим весь горизонт белоснежной вуалью, край тот не в силах был возгордиться собой. Земля, подобно граниту, не могла одарить их плодами своими; "земля замерзающих роз". Пристанищем рода людского стали стены Великих домов, исполинские размеры пожирали весь горизонт. Бесконечным потоком исходился сей зверь - гарью и дымом доменных печей,  ни на секунду не умолкали заводы, отравляющие спасители жизни людской. Окажись вы там едва ли вас настигнет восхищение от увиденного, бесконечный яд витающий в облаках и у ног быстро собьёт спесь даже самого благонастроенного вельможи. Тысячи человеческих тел, в объятиях серого солнца, давили друг друга в бесконечном потоке улиц и переулков; сотни людей скитались и умирали во тьме. Города "Тысяч Душ" - и неба не видно было за покосившимися шпилями ветхих домов; и воздух гнилой, сдавленный телами ещё не усопших, грудь обжигал; но даже в окружении тысячи тел не найти им всем Амура завет.. Холодная ночь и Луна застыла в зените, двор Всевидящих Королей освещался лишь ей. Непокорный, свободный, лишь ветер был ей другом, спутником опустелых дворов. Золотистые локоны, лишь ветер нежно подхватывал их за собой,в тщетной попытке унести за собой. Небольшой переулок - стены сжимались в свете Ночного Светила. Казалось, что лишь потянись, протяни хрупкие руки и можно будет коснуться его, убежать, скрыться от разъедающего дыма доменных печей,  будь она птицей взмыть бы хотела в небесную гладь, но естество приковало к земле. Бродя в переулках, борясь с порывами снега с небес, искала приют и заботу, подрагивающая тушка напрасно сжимающая кулочки в попытках согреться. Свет фонарей, одинокая лавочка, тихо прижавшись к хвосту спала собака. Кости ее, словно остроконечные пики, лишь одно неловкое движение и распориться посиневшая исхудалая плоть. Голодный, забитый в углу, но во сне своем он был счастлив, казался прекрасным; шерсть колыхалась у босых детских ног. По крышам пробежали две кошки, как заправский войны тени они испарились во тьме, элегантно вильнув хвостами в конце. Ловкие бестии умчались вдаль, перепрыгивая с крыши на крышу, плотно расставленных друг у друга домов, ещё поколение, может быть два и уже новые шпили взрастут на старых крышах двухэтажных домов, поколение за поколением бесконтрольного нагромождения и не ровен будет тот час, когда шпили "карточных зданий" низвергнут всех вниз, став надгробными плитами охладевших людей. Птицы - тоска и печаль ее сердца. Ангелы этих проклятых мест устремлялись они высоко к небесам, пронзая ватную гладь плывущих в небесах облаков. Как ей хотелось, как ей мечталось, вместе с ними улететь в прекрасный дали, в края нетронутых людскою рукой земель, в те девственные леса, памятью о которых были лишь картин жадных торговцев, в края теплых морей, в края вечного Неверленда. Ночь была идеальна в своей меланхолии и только один из домов, самый старый и ветхий, портил картину ее безмятежности. Горящий как спичка - пылал он в огне. Запах вокруг проникал под одежду, собой пропитывал плоть - запах гари и человеческих тел - каждый из рядом живущих не в силах был сдержать рвотный позыв. Темная ночь - как солнце дом пылал для людей. Бесились они, кто-то в страхе бежали, лишь самые храбрые из этих людей ведра хватали.  Голодный желудок, опустевшая твердь, и даже в агонии человеческих тел о еде она лишь мечтала. Хтонический ужас окутал сердца, но даже в нем она замечала искаженную красоту. Огонь. Глупый Огонь - подобно ветру он мог быть свободным; ему никогда не хватало решимости воспарить, убежать подобно птице, за стены мрачных домов, все, на что он горазд - разгонять нехитрую тьму, каждую ночь застилавшую город. Картину окончательно испортили голоса горожан. “ААА! ПОЖАР !“ , “ Несите воду !.. Будите соседей!.. Cпасайте  детей “ Как тараканы ползали они в ногах ближнего своего, бесконтрольной толпой сокрушая "Титана". Спящая собака куда-то пропала и не заметив, сама, нырнет в пучину узеньких стен девчонка, спасая от слепой злобы озлобленных тел. Крики людей сменялись щебетанием проснувшихся птиц, мало кто замечал фигуру маленькой девочки, безучастно стоявшей у язычков затухающего огня, с грустью смотря на людей - спасителей своих жалких вещей, безделушек, став смыслом жизни обезличенных тел. Мчась в переулках новые мысли овладевали ею. "Боже мой.. Неужели я опоздала? Будет ли Кристоф благосклонен ко мне?" Вот уже сменилась пятая улица, а может шестая, не исключено что и седьмая, стремясь в погоне за упущенным часом дитя не считало их - никогда не считало, идя давно заученной до камушка дорогой, она заблуждать не могла, но и "вести счет" не в интересах ее дело было. Торговая улица , Казармы Стражников , Церковь... все здания казались мертвыми, мрачными - размеры их разнились, молодые были высечены из камня, другие же напротив были сделаны из давно просыревшего дерева, но все они были похожи как две капли дождя , упавших с небес, друг на друга. Улицы сменялись одна за другой, лишь изредка путь ее обрывался не в силах противиться зову. Холодное тело, опустелый желудок, страх выруганья, но ничто не могло быть сильнее зова - зова полюбить, обласкать бездомную тваринку, очередного пса или кошку - единственное живые и понимающие в ее глазах. Луна неумолимо склонялось под гнетом грядущего Солнца, передавая ему ветвь своего первенства. Бесконечный танец, бесконечный бой и не будет среди них победителя, партнёры по жизни, враги по судьбе, несущие свет вечно блуждая во тьме. Лишь спустя долгое время она окончила свой марафон, ступая по каменным плитам уверенным был ее шаг. Приближаясь все ближе не видно было огня - люди стороной обходили, то место, где девчонка жила. Старое, разрушенное - его сторонились все, кто считался живыми. Давно выцвели все таблички, с обугленных стен краска сошла - заброшенный дом, почти, что поместье, лишь выжженный знак предвещал вход туда. Разбитые окна, сгоревшее "все", голые стены лишь в здании том. Девчушка прошла через вход  "обители сна", зубы в скрипе сжимая, страх от себя отгоняя. Идя вглубь коридора, комнаты были пусты ее взору, высматривать свет в темноте старалась она, и вот наконец цель увидев без страха воскликнет она! - Кристофер ! Я вернулась ! Но к несчастью юного тела фигура иной тут была - в свеченье тусклом и синем к ней она шла. Каждый раз, приближаясь, делая шаг, могильной стужей, тоской, пронизывалась живая душа. "Нужно бежать! Убегай же!" - воскликнет иной силуэт, обернувшись она вдруг признает, что синева заливает весь белый свет Все дальше стремясь, сбиваясь и плоть с колен обдирая, стремилась девчонка уйти восвояси, но фигура в халате предстала - Что вы устроили?! Все живо прочь - воскликнет фигура в халате, в очках - Все живо в палаты, на осмотр вернусь вскоре я! - Ты не властен над нами! Мы хотим быть свободны! Отдай нам сосуд, уйдем прочь иль не мешай нашим дивным мечтаньям! - озлоблен был его оппонент, сквозь силуэт виднелась стена, не в силах больше терпеть устремился туда, где девчушка стояла. Без слов и без звука, мгновение и схватилась рука! Зажав как в тисках, совершив пируэт, мужчина в халате, в очках, сдержит "буяна", воскликнув теперь - Вы что совсем страх потеряли?! Неужто забыли меня?! Кто тронет девчушку - судьбу повторит глупца! - без каких-то сомнений, под возглас недовольной толпы, фигура в очках нависнет,прошепчет "это будет не больно" руку свою загоняя во врага. Словно ножик по маслу - рука пройдет насквозь там, где у человека должно биться сердце, но у синих фигур пустота! Разрезая абстрактную плоть, сменив свой окрас на зелёной, мужчина в халате от сердца рукой поведет прямо к мозгу, попутная растворяя несчастного "пса". Спустя пару мгновений растворится он в пустоте, другие фигуры отступят, недовольно бурча и ругаясь, оставив их в собственной "синеве" - Луиза! - открой он рот - Как ты могла опоздать? Ты же знаешь, что люди снаружи могут тебя "растоптать" - Прости меня Кристоф.. - в смущении скажет она -..будь моя воля никогда не покидал бы тебя - Милая хватит.. - убрав слезы с лица посмотри в детские глазки, что прекрасней любого цветка И вот две фигуры, Девочка, с золотистыми прядями, в рваном тряпье и фигура мужчины в халате, окутанная потусторонним свеченьем ,теряются в темных проходах, сквозь щели Луной освещаясь..

Спи, моя радость, усни. В доме погасли огни, Дверь ни одна не скрипит, Мышка за печкою спит. Птички уснули в саду, Рыбки заснули в пруду. Глазки скорее сомкни, Спи, моя радость, усни....

Свет свечи в маленькой комнате гаснет. Издав протяжный зевок девчушка уснет, слышна лишь единственную фразу “Я никому не позволю тебя обидеть! Никогда!“ Темнота смыкается вокруг этой пары, но комнату заливает синева фигуры не способной оставить ее. Ни один из прохожих не осмелиться узнать, что же это за свет, отвлекаясь на щебетание под кромкой небес. Бросив свой ленивый, уставший взгляд, в окно, что было завешано разными тряпками, он в очередной раз промолвит: "Прекрасная ночь.."
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты