СОВ, слизни и сказки

Слэш
PG-13
Закончен
5
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
Если ты когтевранец, а на горизонте маячит СОВ, это значит только одно: стопки учебников оттесняют на задний план личную жизнь, а нервы натянуты до предела. Жаль, что не все понимают, как это важно...
А ещё кое-кому пора перестать тянуть в рот всё, что выглядит съедобным.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
— Может хватит на сегодня, а? — простонал широкоплечий слизеринец. — У меня же сейчас голова взорвётся и мозги раскидает по всему двору. Нехорошо получится. Филч ругаться будет. — Не взорвётся. — Другой юноша перелистнул страницу «Стандартного курса зельеварения» и взглянул на приятеля максимально серьёзным взглядом, — до СОВ осталось меньше двух недель. Нужно готовиться. — Да мы второй месяц «готовимся»! Если ты, ну, понимаешь, о чём я. Ты ж дофига умный, и так сдашь. А я… ну я тож как-нибудь сдам, — брюнет растрепал волосы и откинулся на колонну у фонтана. — Барнаби. — От столь холодного тона по телу пробежали мурашки. — Я должен получить максимальный балл, чтобы стать аврором. К тому же, ты сам решил составить мне компанию. — Я просто хотел провести время с тобой, — смутившись, тихо пробубнил Ли, снова запуская руку в густую шевелюру. — Проводи. Только не мешай, пожалуйста. Слизеринец шумно выдохнул и осмотрел задний двор. Стояли первые деньки мая, но по-летнему тёплая погода выгоняла учеников из душных комнат, и потому здесь было как никогда людно. Несмотря на близость экзаменов, почти никто не проводил свободное время в окружении учебников, предпочитая куда более интересные занятия, или просто наслаждаясь обществом друзей. Крупный шестикурсник-слизеринец, демонстрируя невероятный товарищеский дух, на пару с гриффиндорцем заматывали какого-то первокурсника в мантию, повязывая поверх рулетика желто-черный галстук. Диего хвастался какими-то новыми движениями, не то для дуэлей, не то для танцев — но окружавшей его стайке девчонок явно было без разницы. — Нужна помощь? — из ниоткуда нарисовался Коппер, который выглядел ещё более нелепо, чем обычно, в своих тщетных попытках выглядеть «круто». — Себе помоги, — зыркнул Барнаби, не желая делить ни своего парня, ни его свободное время с кем-то ещё. — Я не у тебя спрашивал, дуболом. — воспользовавшись моментом, пока слизеринец пытался сообразить обозвали его или похвалили, и кто вообще этот дуболом (это животное? это съедобно?), Бен присел рядом с другом. — Этан, если тебе кто-то мешает, только скажи. — Всё в порядке, спасибо, — ответил когтверанец вместо более честного «вообще-то ты мне и мешаешь». — Я тоже готов… — начал блондин, но не успел закончить мысль. — Тебе же сказали, всё в порядке. — прервал его Ли, — сходи погуляй где-нибудь ещё. Мы тут занимаемся, если не видишь. Сидевший между ними Хэтклифф тихонько зарычал и придвинулся ближе к книге. — Может я тоже хочу позаниматься? — Коппер пытался выглядеть дерзко, но, казалось, он вот-вот расплачется, — Со своим другом, которого я, межу прочим, поклялся защищать от таких как ты. — Чё? Каких — таких? Ну? — слизеринец сжал зубы, отчего ещё больше проступили очертания острых скул. Он ненавидел конфликты, но ещё больше ненавидел, когда его принимали не за того, кем он является. Бледные, похожие на плесневелые сосиски, пальцы Бена сжали палочку под мантией. — Да всем известно, что на слизерине учатся только тёмные волшебники. Ни от тебя, ни от Мерулы ничего хорошего можно не ждать. У вас одна дорожка — в Азкабан. — Бессмертный стал, Коппер? — Барнаби навис тенью над гриффиндорцем, выбирая — достать палочку, или просто так ему врезать. — Может хватит уже? — резко захлопнул учебник Этан. Вздрогнув от неожиданного громкого звука, Бен пальнул первым пришедшим в голову заклинанием. К счастью, он не успел в достаточной мере сконцентрироваться, и яркая розоватая вспышка оставила на теле брюнета только лёгкое чувство боли. В ответ Ли швырнул противника в фонтан, выигрывая время на то, чтобы выхватить палочку. В неначавшуюся дуэль вмешалась неожиданно повисшая тишина. — Что. Здесь. Происходит? — майский зной сменился прохладой подземелий. — Хэтклифф. Я даже не удивлён. — Этан не виноват. Этот первый начал, профессор, — Барнаби ткнул пальцем в промокшего до нитки блондина, до сих пор сидящего в центре фонтана. — Я вас не спрашивал, Ли. Хэтклифф, — Снейп повторил фамилию, и без гадания на чаинках было понятно — быть неприятностям, — объясните же мне, почему именно вы всегда оказываетесь в центре каких-либо происшествий? Живётся недостаточно интересно? Лицо профессора исказила гримаса некоего садистского удовольствия. Будь он большой мухой — ещё бы злорадно потёр лапки. — Профессор, я готовился к экзаменам, — ему не хотелось подставлять друзей, но и получать наказание за то, что он не совершал… он же не на гриффиндоре, чтоб быть настолько благородным. — Всё получилось случайно. Мы… мы повторяли защитные чары, но Бен не успел поставить щит. — Я чувствую запах лжи, Хэтклифф. Третий раз. Ложью или нет, но проблемой точно пахло. — Это правда, — крикнул Диего, — Я всё видел. Они даже просили меня помочь, я же мастер дуэлей. — Ваша преданность друзьям похвальна, мистер Каплан, но за ваш длинный язык минус пять очков с пуффендуя. Может, в таком случае, мистер Ли объяснит свои слова «он первый начал»? — Снейп ухмылялся, довольный тем, что трое юнцов попались в расставленные сети. Слизеринец молчал, разглядывая носки ботинок. Диего одними губами повторил «длинный язык» и подмигнул симпатичной блондинке. — Ну… эт, он ведь заклинание применил. А я отразил. Вот, он начал первый. Я это и хотел сказать. — Каким-то чудесным и неведомым мне образом, — профессор сомкнул пальцы, чем окончательно дополнил образ злобной мухи, — вы проучились здесь пять лет, мистер Ли, но так и не поняли, что лгать преподавателю в лицо — наиглупейшая идея, которая только могла придти вам в голову. Студенты наслаждались зрелищной расправой, а высокий плечистый гриффиндорец даже одобрительно хмыкнул, оценив столь безрассудную отвагу. — Предположим, что я вам поверил. Однако, для практических занятий предусмотрены специальные помещения и специальное время, — продолжал декан слизерина, — а значит вы всё же нарушили устав школы, запрещающий применение магии вне учебных комнат, и должны понести соответствующее наказание. Ловушка схлопнулась. Капкан сомкнул стальную пасть. Паук наточил ножи и повязал салфеточку, предвкушая ужин. «Ловко он», — прошептал восхищенно кто-то из толпы. — Во-первых, мистер Коппер, я смею надеяться, что вы в конце концов покинете несчастный фонтан. Купаться будете в собственной ванной. А во-вторых, так как я, на ваше счастье, пребываю в хорошем расположении духа, то позволю вам выбрать наказание. Минус тридцать баллов с каждого, либо отрабатываете провинность. Под моим руководством. Я жду. Потерять тридцать баллов было пустяком — так что выбор вполне очевиден, на что в тайне надеялся Северус. Вечер в компании назойливых малолеток не входил в его планы, но ведь нужно же было поддерживать образ. — Наказание, — Барнаби ковырнул ногой рыхлую землю. Только вчера Мерула клялась бородой Мерлина, что отдаст на растерзание корнуэлльским пикси каждого, кто потеряет хоть один балл — слизерин ненамного отставал от гриффиндора. Что она сделает, потеряй он в один момент аж тридцать баллов, было страшно даже представить. Этан украдкой бросил удивлённый взгляд на брюнета. В уютной спальне на самом верху башни Когтеврана его дожидались новенький справочник по чарам и пара шоколадных лягушек, и вообще он был здесь ни при чём. В любой другой момент юноша предпочёл бы пожертвовать баллами — несмотря на все старания, их факультет даже близко не подбирался к лидерам. Вот только Барнаби пытался его прикрыть, врал прямо в глаза своему декану, да и социальный конструкт близких отношений подразумевал необходимость выбирать сторону партнёра. — Наказание, — эхом повторил Этан. — Баллы. — Вымокший до трусов и дрожащий Бен определённо предпочитал камин в гостиной холодному подземелью. — Вот как. — Снейп ухмыльнулся, и взмахом палочки осушил мантию бедолаги. — Нехорошо отрываться от коллектива, мистер Коппер. За мной. Все трое. — Н-но я… — пытался спорить блондин. — Просто делай как он говорит, — Хэтклифф был как никогда мрачен, и внутри ожидала своего часа затаившаяся злоба на друзей.

***

Профессор Снейп, ни на мгновение не расстававшийся с образом гигантской летучей мыши шелестел по коридору подолами мантии. Следом покорно волочились наказанные — насупленный Барнаби, то и дело кидающий виноватые взгляды на бойфренда, Этан, упорно делающий вид, что ничего не замечает, и всё ещё дрожащий Бен, стук зубов которого разносился далеко по коридору. Дверь кабинета покорно отворилась перед хозяином, и Снейп замер, пропуская учеников вперёд. Вместе с гостями ворвался сквозняк, и по стенам тревожно запрыгали тени, протягивая к вошедшим длинные полупрозрачные лапы. Взмахом палочки профессор зажег новые свечи, заставив сумеречных тварей отступить. Этан огляделся — за пять лет учёбы, они ещё никогда не были в этом кабинете. Он странно отличался от других помещений — и от класса, и даже от гостиной слизерина. Пыльные баночки аккуратными рядами заполняли многочисленные полки. То тут, то там стояли коробочки, флаконы, мешки и мешочки, корзины, ящики, наполненные ингредиентами для зелий. В дальнем углу расположился старый деревянный стол, покрытый пятнами сомнительного происхождения, выяснять которое совершенно не хотелось. «А здесь приятно пахнет», — отметил про себя Хэтклифф. В их классе всегда перемешивались запахи учеников, подгоревших зелий и моющих средств. Но тут… в кладовой пахло старыми книгами, хорошей кожей (Этан вдруг подумал о квиддиче) и, кажется, сливочным пивом. Размышления прервал голос учителя, непривычно тихий и спокойный. — Содержимое этой бочки, — он положил руку на внушительную кадку, доходившую ему до пояса, — полностью ваше. Я предпочел бы, чтобы вы управились целиком, но, принимая в расчет ваши невероятные способностях, нам пришлось бы сидеть здесь до Рождества. У вас четыре часа. Те, кто собираются отлынивать, могут заранее освобождать завтрашний вечер. Приступайте. Профессор закончил монолог, указал рукой в сторону стола, теперь заставленного множеством мелких скляночек, и устроился в кресле со стопкой домашних заданий. Коппер уверенным движением поднял крышку и поморщился — внутри плавали в собственном соку сотни слизней. — Бл… — когтевранец вовремя вспомнил о присутствии в кабинете преподавателя — Благодарю, Бен. Северус ухмыльнулся.

***

Время измерялось в разделанных и выжатых слизнях. Стараясь не думать о том, в чём перепачканы его руки и мантия, Этан высчитывал скорость работы. Быстрее всех справлялся Барнаби — почти шесть слизней за двадцать минут. В другой раз мог бы даже сделать ему комплимент, но размазанные по столу склизкие внутренности несколько уменьшали желание флиртовать. Второе место занимал он сам с достойными четырьмя слизняками. В конце рейтинга волочился гриффиндорец, весь перемазанный слизью. Жертв его работы было даже чуточку жаль. Итого, двенадцать слизней за двадцать минут. Снейп был прав — с полной бочкой сидеть им тут до следующего года. В дверь постучали. — Профессор Снейп? Вы просили меня подойти, насчёт… — Киара заметила, что преподаватель был не один, резко замолчала, и коротко кивнула сокурсникам в знак приветствия. — Я помню, мисс Лобоска. Подождите у моего кабинета. — дождавшись, пока пуффендуйка скроется за дверью, учитель продолжил, — Ваши палочки, господа. — Зачем? — нахмурился Бен. — Затем, что, вернувшись, я не хочу обнаружить здесь дымящиеся руины и три бездыханных тела, мистер Коппер. — Можно было бы просто отпустить нас… — пробубнил под нос гриффиндорец, со злости стиснув слизня. Тот, издав протяжный писк, выскользнул из руки, пролетел через крохотную каморку и приземлился ровно на гору из домашних заданий. По пергаментам поплыли чернильно-слизистые лужи. — Какая досада, кажется, весь ваш курс только что получил «О» за эссе. — Северус покачал головой, и повторил, — ваши палочки. Когда профессор вышел, предусмотрительно заперев дверь, Хэтклифф опустился на пол, стараясь ни к чему не прикасаться грязными руками и устало сказал: — Как будто без палочек вы не сможете создать проблем. — Этан, ты чего? — растерянный Барнаби одарил любимого печальным щенячьим взглядом. — Я здесь из-за вас двоих, забыл? Вместо того, чтобы готовиться к СОВ, заперт в этой кладовке, весь перепачканный мерзкой слизью, наказанный за то, чего не совершал. — Ничего этого не было, если бы твой приятель не лез к тем, кому до него нет дела, — обвинения что-то задели в глубине души слизеринца, — прости меня, я хотел, как лучше. — А получилось как всегда, — не мог промолчать Коппер. — Ты всё ещё не понял, когда надо заткнуться? — огрызнулся Барнаби, ведь Бен снова вмешался в очередную попытку наладить отношения с Этаном. — Не указывай, что мне делать. — Не указывай мне, кому мне не указывать! Раздался звон разбитого стекла. По полу потекла тёмно-серая лужица. — Я же говорил, — закатил глаза когтевранец. — Это не я! — топнул ногой блондин. — Оно само, ага. — Эй, эй, парни, остыньте, — Барнаби как мог сглаживал углы, — Мы сейчас всё поправим. Снейп ничего не узнает. Возьмём банку, перельём откуда-нибудь. Только узнаем, что тут было. Выглядит как лакрица. Ли вытер руки о подол мантии, макнул палец в лужу и облизнул. — Это… не лакрица, — последнее, что он сказал, перед тем, как закрыть глаза и рухнуть без сознания. Хэтклифф рванулся к любимому. Пальцы блуждали по его мускулистой шее, старательно нащупывая пульс. Почувствовав удары под кончиками пальцев, он выдохнул, и тихонько потряс партнёра за плечи. Тот не отозвался. Обмякшее тело легло на холодный пол. — И что нам теперь делать? Снейп нас убьет. Одно тело уже есть, а когда он вернётся — будет три. Точно до самого выпуска наказаны будем, если вообще из школы не вылетим, — Бен, ещё более бледный, чем обычно, осел на пол, обхватив колени. Ещё немного — и он бы заплакал. — Бен, правда, помолчи, а? — так лихорадочно Этан не соображал даже на экзаменах. В воздухе повисла мёртвая тишина, нарушаемая лишь равномерным глубоким дыханием Барнаби. После целого дня перепалок, он наконец выглядел таким спокойным и умиротворённым, как во сне. «Как во сне…» — Я, кажется, понял, что там было. Напиток живой смерти. Коппер поднял голову и молча уставился на когтевранца. — Это же уровень ЖАБА. — Бен уже мысленно паковал вещи, — Пожалуйста, скажи, что у него есть противоядие. Хэтклифф задумался, а затем пожал худыми плечами. Он хоть и любил читать учебники наперёд, но до «Расширенного курса зельеварения» было ещё далеко. — Значит, остаётся только ждать Снейпа. Что ж, я был рад, что у меня были такие друзья, и эти пять лет я запомню на всю жизнь… Этан его не слушал. Отяжелевшая голова любимого лежала на его коленях, и пальцы ласково перебирали каштановые пряди. Широкая грудь вздымалась и опадала в убаюкивающем ритме. Этан вдруг понял, как давно они не проводили время вдвоём, наслаждаясь спокойствием и присутствием друг друга. Он вспомнил о первом робком касании рук, первом поцелуе, о часах, проведённых в маленькой комнатке наверху башни, когда Барн также лежал на его ногах, и болтал обо всём на свете — о новых существах, любимом сливочном пиве, сказках, которые читала ему на ночь мама… особенно он любил одну — про принцессу, уснувшую крепким сном после укола веретена. Вспомнил, как целовал его в обветренные губы, и у поцелуев был привкус сливочного пива. Коппер, конечно, та ещё истеричка, но вдруг их правда исключат? Что с ними будет дальше? — Бен… — А? — блондин вытер рукавом мокрую щеку. — Рябиновый отвар. — Что? — Рябиновый отвар! Это же так просто, вот я дурак, — когтевранец нервно хохотнул, вскочил на ноги, и ринулся к полкам в поисках заветного флакончика. Если здесь была «живая смерть», то такая ерунда как рябиновый отвар точно должна найтись. Он перебирал склянки, попутно объясняя, в чём дело недоумевающему Копперу и самому себе. — Старая сказка о спящей принцессе и королеве Сомноленс, которая отравила падчерицу жидкой смертью. Принц спас её с помощью отвара. — Нашёл! — недавняя истерика сменилась торжествующей улыбкой. Гриффиндорец передал сокурснику небольшой флакон с вязкой оранжевой жидкостью. — У магглов тоже есть эта сказка. Дрожащими руками Этан вытащил пробку, и влил несколько капель в приоткрытый рот пострадавшего друга. Ничего не произошло. — Насколько я помню, в сказке был другой конец, — хмыкнул Бен. Хэтклифф изрядно смутился, однако, следуя сюжету, смазал губы зельем и поцеловал Барнаби. — Я даже знать не хочу, что здесь происходит, — раздался голос профессора Снейпа.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты