I want to write you a song

Гет
PG-13
Закончен
9
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 10 страниц, 1 часть
Описание:
На секунду он завис в небе, чувствуя вокруг себя паленый запах от искр, взрывающихся вокруг них каждую секунду. Также он ощущал жар, исходящий от огромной буквы «W», сверкающей в небе прямо за его спиной, и адреналин, бурлящий в его крови. Он окинул взглядом толпу учеников, стоящих внизу, и на секунду остановился на одном лице. Он тут же вспомнил блокнот с мягкими, чуть мятыми, практически полностью исписанными страницами, лежащий в чехле его гитары.
Посвящение:
моей подруге, которая втянула меня в это !снова!, пятерым засранцам и гаррипоттертоку
Примечания автора:
За основу взята песня One Direction - I want to write you a song
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
9 Нравится 9 Отзывы 3 В сборник Скачать
Настройки текста
      На секунду он завис в небе, чувствуя вокруг себя паленый запах от искр, взрывающихся вокруг них каждую секунду. Также он ощущал жар, исходящий от огромной буквы «W», сверкающей в небе прямо за его спиной, и адреналин, бурлящий в его крови. Он окинул взглядом толпу учеников, стоящих внизу, и на секунду остановился на одном лице. Он тут же вспомнил блокнот с мягкими, чуть мятыми, практически полностью исписанными страницами, лежащий в чехле его гитары.

***

«I want to write you a song One that's beautiful as you are sweet» «Я хочу написать для тебя песню, Настолько же прекрасную, насколько ты мила.»

— Это что, Гермиона Грейнджер? — со всех сторон разносились возбужденные перешептывания. Взгляд Джорджа, как и всех остальных, был прикован к спутнице Виктора Крама. Гермиона Грейнджер в этот момент казалась просто Гермионой, а не заучкой Грейнджер. Она была одета в атласное платье элегантного розового оттенка, чуть расходившееся к низу, чтобы не стеснять движений. Волосы были собраны в аккуратную прическу, несколько прядок были выпущены и обрамляли ее лицо красивыми локонами. — Это что, декольте? Ух ты, Грейнджер — девушка, что ли? — притворно изумился Фред, стоявший рядом и тоже пребывавший в шоке от внешнего вида Гермионы. — Анджелина, тебе придется держать меня крепче, вдруг сбегу к нашей всезнайке.       Анджелина ответила ему недовольным взглядом. — Шучу, шучу, — Фред поднял руки в защитном девушке, и тут же вернул одну из них обратно на талию девушки.       Джордж почти не обратил внимания на сказанную близнецом фразу. Он не мог оторвать глаз от Гермионы и думал, что ловец сборной Болгарии знает толк не только в квиддиче.

***

      Джордж включил свет на кухне и тут же поморщился, одновременно пытаясь разлепить глаза и разглядеть какую-нибудь кружку. Он уже потянулся к привычному месту для посуды на их кухне, но, только когда ощутил там пустоту, вспомнил, что они находились на Площади Гриммо, а не в Норе. «Черт…» — вздохнул Джордж и, прикрыв глаза рукой от света, начал рыться на полках. Наконец, отыскав кружку, он взял ее с полки, стараясь сделать это как можно тише, но, конечно же, у него ничего не вышло, и он задел еще несколько тарелок и стаканов, стоящих рядом. Раздраженно вздохнув, парень уже было потянулся к кувшину с водой, но вдруг услышал приглушенный полустон-полувздох и последовавший за этим звук тяжелого упавшего предмета. Нахмурив брови и подняв голову, он прислушался и поставил посуду на стол. Джордж осторожно пошел в сторону гостиной, откуда донесся звук. Дойдя до двери, он хмыкнул: в кресле, свернувшись калачиком, спала Гермиона. На полу лежала раскрытая книга, упавшая вниз страницами. От такого пренебрежительного отношения к книгам даже Джорджу стало неприятно. Он не был удивлен увиденному, Грейнджер и в Хогвартсе частенько дремала в обнимку с книгами, конспектами и еще Бог знает с чем в гостиной Гриффиндора.       Тихо ступая по полу, он подошел к креслу и поднял книгу. Расправив страницы, он закрыл ее и посмотрел на обложку: — «Продвинутый курс Трансфигурации», — шепотом прочитал он и хмыкнул. Может быть, вы редко когда можете увидеть близнецов Уизли за подготовкой домашнего задания, и уж тем более по трансфигурации, но невеждами они не были. Джордж прекрасно знал, что это учебник для шестого и седьмого курсов, но точно не для пятого, на котором училась Гермиона. — Боже, Гермиона как так можно столько читать… И как у тебя все книжки еще в кашу не смешались в голове, — так же шепотом произнес Уизли.       Спящая Гермиона определенно была милее, чем обычно. Не было нахмуренных бровей, злого взгляда, напряженных мышц лица и возмущенных криков «Уизли!» в их с Фредом сторону.       Сначала Джордж хотел просто накрыть ее одеялом и уйти, но, вспомнив свой плачевный опыт засыпания в неудобных местах (а кресло определенно возглавляло их список) и болезненные ощущения в теле на следующий день, он передумал. Он отложил книгу на тумбочку рядом и наклонился к Гермионе, аккуратно просовывая руки между ней и креслом. Подняв девушку на руки, Джордж направился к комнате Джинни. Гермиона, казалось, не заметила никаких изменений и только один раз вздохнула, что-то пробормотала и снова заснула, прислонив голову к груди парня. Джордж улыбнулся на это, покачал головой и дальше продолжил свой путь.       Утром за завтраком Гермиона спросила у Джинни, как она оказалась в спальне, если не помнит, как она поднималась, а Джинни лишь пожала плечами. Зато Джордж, сидящий напротив, весело подмигнул Гермионе, чем смутил стеснительную девушку.

***

«I want to lend you my coat One that's as soft as your cheek So when the world is cold You'll have a hidin' place you can go» «Я хочу одолжить тебе свое пальто, Такое же мягкое, как твои щеки. Так что когда мир похолодеет, Тебе будет будет, где укрыться»

— Вы! — закричал Рон, показывая пальцем в сторону близнецов. — Вы за это поплатитесь!       В ответ ему раздался лишь веселый смех Фреда и Джорджа. — Смотри не промахнись, малыш Ронни! Как думаешь, какие у него шансы, Фордж? — Абсолютно никаких, Дред. — ухмыльнулся в ответ Джордж       И тут же близнецы бросились в рассыпную, уклоняясь от снежков Рона и присоединившегося к нему Гарри.       С опаской выглядывая из-за дерева, служившего ему укрытием, Джордж заметил Гермиону, стоящую неподалеку и не принимающую никакого участия в их снежной битве. Ее руки были сложены на груди и она хмурым взглядом смотрела на эту шуточную войну, явно ее не одобряя. Джордж закатил глаза. «Как обычно, — подумал он и фыркнул, — сейчас мы это исправим». Он аккуратно, стараясь не раскрыть своего местоположения, наклонился и поднял горсть снега, сформировав из нее снежок. Через пару секунд в шапку Гермионе Грейнджер прилетел увесистый белый комок. — Ау! — возмущенно воскликнула она и обернулась в сторону Джорджа. — Что ты себе позволяешь? — А нечего стоять с кислой миной, Грейнджер! — весело ответил Уизли. — Лучше попробуй отомсти… Или нашей заучке слабо? — он сделал самоуверенное выражение лица.       Гермиона зло отряхнула шапку, надела ее поудобнее и натянула на руки варежки. «Ну берегись у меня, Уизли!» — злобно прошептала она и погналась за Джорджем, тоже со снежками в руках.       Джордж со смехом уклонялся от ее снарядов. Впрочем, решив, что лучшая защита — это нападение, он запустил в нее еще парочку снежков. Так они гонялись друг за другом некоторое время, и в итоге Гермионе даже удалось попасть в Джорджа снежным оружием. Она самодовольно сложила руки на груди, высокомерно смотря на него. Сделав чересчур возмущенное выражение лица, Джордж погнался за ней со словами: «Тебе конец, Грейнджер!». Почти догнав ее, он воспользовался преимуществом своих длинных ног и поставил ей подножку, специально рассчитав все так, чтобы Гермиона упала в сугроб. Что и случилось.       Гермиона барахталась в сугробе и не могла встать, что-то зло бормоча в сторону Джорджа. Последний присел на корточки около нее, будучи очень довольным собой. — Насылаешь на меня непростительные, Грейнджер? — Гермиона посмотрела на него злым взглядом, хотя сама она больше походила на мокрого взъерошенного воробья, так как была вся в снегу, с красными щеками, выбившимися из-под шапки волосами и съехавшей курткой. — Ты за это поплатишься, Джорджиан Уизли! — Джордж мучительно поморщился при упоминании своего полного имени, о существовании которого он и вовсе забыл, так как им его назвали впервые за шестнадцать лет. — А, может, я Фред? — он посмотрел на девочку и вопросительно приподнял бровь.       Она смотрела на него оценивающим взглядом пару секунд и уверенно произнесла: — А вот и нет. Так вот. Джорджиан Уиз… — Нет, нет, нет, ладно, — протестующе замахал руками Джордж. — Я — Джордж, только не называй меня так! — Тогда ты не называй меня «Грейнджер». — Джордж сделал вид, что задумался. — Хорошо, будешь «заучкой», — весело вынес вердикт он. — Джорджи… — Ладно, Гермиона, так Гермиона. — Джордж снова поморщился, поднялся на ноги, стянул одну варежку и протянул девушке руку. — Мир?       Гермиона с опаской посмотрела на его ладонь, словно пытаясь понять, не шутка ли это. Джордж устало вздохнул: — Ну же, Г… Гермиона, — Гермиона задержала взгляд на нем еще на секунду, но все же тоже сняла варежку и вложила свою руку в его ладонь. — Мир, — ответила она. Джордж удовлетворенно кивнул и потянул ее на себя, поднимая со снега, чувствуя, какая ее маленькая ладошка холодная. Его руки, несмотря на их игру, оставались теплыми, почти горячими, по сравнению с ее.       Он задержал ее руку в своей на мгновение, о чем-то задумался, а потом, отпустив, забрал варежки из другой ее руки. — Что ты… — начала было возмущаться Гермиона.       Джордж пробормотал заклинание, направив палочку на промокшие варежки Гермионы, и вернул ей их уже сухими и теплыми. — Ох… — удивленно вздохнула Гермиона и с удовольствием засунула руки в варежки. — Спасибо, Джордж. — Обращайся, Гермиона. — Джордж подмигнул ей. — Двое на одного — это нечестно, будем считать, что я победил, — раздалось сбоку. — Фордж, меня ранили! В самое сердце, представляешь! — подошедший Фред схватился за левую часть груди и, изображая раненного, навалился на близнеца. — Где ты был, брат, когда был мне так нужен? — Фред поднял страдальческий взгляд на Джорджа. — Ой, да ладно тебе, Дред. — Джордж толкнул Фреда в плечо. — Да, ты прав, все равно все знают, кто тут лучше. — Фред положил руку Джорджу на плечо. — Что ж, братец, думаю нам пора. Извините, джентльмены и дамы, вынуждены вас покинуть.       Шутливо откланявшись, близнецы направились в сторону замка. — Ты чего это около Грейнджер завис? — спросил Фред, запуская руку в отросшие волосы, мокрые из-за снега, и начиная их встряхивать, пытаясь подсушить. — Около Гермионы. — ответил Джордж, повторяя действия брата. — Чего? — Фред непонимающе посмотрел на него. — Давай называть ее по имени. — Как скажешь, братец. — Фред удивленно на него взглянул, но согласился.       Именно после этого момента, спустя какое-то время в его блокноте появились первые строчки, а ранее бессмысленный перебор струн отдаленно стал напоминать мелодию. Конечно же, это никому не было адресовано и Джордж понятия не имел, почему ему захотелось это написать.

***

«I want to build you a boat One that's strong as you are free So any time you think that your heart is gonna sink You know it won't» «Я хочу построить для тебя лодку, Настолько же крепкую, насколько ты свободна. Так что в любое время, когда кажется, Что твое сердце тонет, знай, этого не случится»

      Джордж смотрел на Гермиону, которая звенящим от волнения голосом рассказывала им об идее создания тайной организации для защиты от темных искусств. Было видно как она нервничала: делала длинные неуместные паузы в предложениях, закусывала губы, теребила край куртки в руках. Но, несмотря ни на что, продолжала говорить дальше. Она вызывала у Джорджа восхищение. Их правильная староста, всегда соблюдающая правила и с самого начала учебного года так упорно конфискующая их с Фредом продукцию, сейчас намеревалась нарушить целый свод школьных законов. Но это скорее просто не умещалось у него в голове, а действительно восхищало другое: Гермиона собиралась пренебречь правилами не ради веселья, а ради благой цели, как и всегда делала раньше. Ведь их несносный младший брат, Гарри и Гермиона за свои четыре с лишним года обучения успели влипнуть в целую кучу неприятностей, но всегда это было сделано ради добра и восстановления справедливости. — Ну, мы же пришли, чтобы учиться у него, а он сообщает, что ничего не умеет, — ворвалось в мысли Джорджа. Это Захария Смит снова посчитал нужным вставить свои никому не нужные пять сиклей своего мнения, которое на самом деле стоило куда меньше. — Слушай, ты заткнешься, нет? Он не это имел в виду. — огрызнулся Джордж. — Может, стоит прочистить тебе уши? — осведомился он, извлекая из Зонковского пакета длинный, убийственного вида металлический предмет. — Или любую другую часть тела, нам, в общем-то, все равно, куда ее тебе засовывать, — добавил Фред, после чего Смит угрюмо притих.       Гермиона с благодарностью посмотрела на них. Джордж поймал ее взгляд, улыбнулся ей и подмигнул, чем вызывал ответную улыбку у девушки.       Тогда, сидя в «Кабаньей голове» в первом ряду и слушая Гермиону и Гарри, совершенно не хотелось отпускать какие-то глупые шутки. Джордж понимал, что скоро придет мрачное время, которое будет непросто пережить. И если оптимизм для преодоления плохих времен у него есть, то отваге и храбрости ему еще стоит поучиться. У одной брюнетки, например, которая сейчас просила всех подойти и расписаться на пергаменте.

***

      Они все стояли в кабинете Амбридж. Джорджа переполняли две эмоции: злость и страх. Злость на Амбридж, на ее подлиз-слизеринцев, на предательницу Мариэтту Эджком. Но больше ему было страшно. Страшно не за себя, к отработкам он давно привык, а исключение из школы его скорее радовало, чем пугало. Хотя нет, не радовало, потому что уйти они с близнецом хотели бы с большим шумом. Больше он боялся за судьбу Гермионы. Он уже давно свыкся со своими спорными чувствами к ней, так что мог с легкостью это признать. Возможно, он еще переживал за Рона, но, если им всем будет грозить отработка, то Рон ее перетерпит, а вот видеть покалеченные руки Гермионы ему совсем не хотелось.       Заметив, что она как раз стоит недалеко от него, Джордж протиснулся к ней. Он знал, что ей тоже страшно. Гриффиндорцы все же тоже люди, они чувствуют страх, просто лучше других умеют переступать через него.       Джордж положил ей руку на плечо и, наклонившись к ее уху с другой стороны, прошептал: — Не переживай, Гермиона, прорвемся. Даже твой драгоценный значок старосты тебе вернем, если эта розовая жаба вздумает его изъять.       Гермиона повернула к нему голову: — Я не переживаю, я зла, — в ее глазах все же были крупицы страха, но их было явно меньше, чем злых, колючих искорок, — я очень-очень зла. — О-о-о, я полностью с тобой согласен, — утвердительно кивнул головой Джордж и направил задумчивый взгляд вдаль, — думаю, мы с Фредом сможем придумать достаточно достойную месть для мисс Эджком. — О, не стоит. — Гермиона встряхнула головой, самодовольно улыбнулась и сложила руки на груди. — Я позаботилась об этом.       Джордж хотел спросить у нее, чему она радуется, но вдруг в кабинете раздался вопль, переходящий в плач. Испуганная и хнычущая Мариэтта вышла вперед, к профессор Амбридж, в ужасе прикрывая лицо руками. Сквозь них можно было заметить волдыри, покрывшие ее кожу.       И тут Джорджа осенило: — Заколдованный пергамент! — прошептал он и Гермиона подтвердила его догадку кивком. — Я потрясен, Гермиона. Хорошая работа, горжусь тобой, ты умница! — сказал Джордж девушке и выпрямился, успев заметить, что ее щеки приобрели розоватый оттенок.

***

«Just a hint of pain For the feeling that I get when you are gone» «Просто небольшая частичка боли От того чувства, что одолевает мной, когда ты уходишь»

— Можно украду твою подругу на один танец? — обратился Джордж с вопросом к Джинни и протянул руку Гермионе. Сестра взглянула на него на секунду, кивнула, кажется, даже не особо вникая в суть вопроса, и продолжила дальше прожигать дырку в ком-то в толпе. — О, Гермиона, тебя отпустили, — Джордж потянул ее на себя. — Нет-нет, отказы не принимаются. — возразил он и приложил палец к губам девушки, которая собиралась что-то сказать, как бы показывая, что он не будет это слушать. — А тебе, сестренка, предлагаю подойти к Поттеру и самой ему все объяснить. — бросил он напоследок Джинни.       Джордж и Гермиона медленно переступали с ноги на ногу в такт лиричной мелодии. Странно, какой маленькой и хрупкой казалась Гермиона, когда не находилась рядом с Роном и Гарри. На ней было однотонное красное платье, которое смотрелось на ней очень женственно и главное — не вызывающе. Обе руки Джордж держал на ее талии, чувствуя тепло ее тела. — Как тебе свадьба, Гермиона? — решил он начать светскую беседу. — Я… Джордж, мне не до твоих шуточек сейчас, — нервно произнесла девушка. — Ты волнуешься? — Джордж, прищурив глаза, смотрел на Гермиону, которая периодически крутила головой и поглядывала по сторонам. — Неужели это я так на тебя действую?       Джордж притянул девушку к себе поближе. — Не переживай, я не сделаю ничего плохого, только хорошее… Ну или, точнее сказать, хорошо, — прошептал он ей поверх уха.       Отстранившись, он увидел, что девушка смущена, и тут же позволил себе довольно ухмыльнуться. — Джордж, сейчас правда не лучшее время для шуток, — благодаря его действиям сейчас все внимание девушки было обращено на него. — Ну, во-первых, Гермиона, я абсолютно серьезно, — он взглянул ей в глаза, и она тут же отвела взгляд в сторону, — во-вторых, даже если бы это была шутка, для них нет плохого времени, они всегда нужны и особенно сейчас. Ну, а в-третьих, я увидел, что ты напряжена и захотел тебя отвлечь, а заодно и поговорить. — Поговорить? Со мной? О чем? — удивилась девушка. — Ой, да ладно тебе, Гермиона, ты лучшая ученица Хогвартса, не строй из себя дурочку. Ты догадываешься, — Джордж посмотрел на нее, — я прав?       Девушка открыла рот, но не найдя слов, обратно его закрыла. — Значит, прав. — сказал Джордж. — Так вот… — Джордж, мне жаль, я не думаю, что сейчас уместно… — Нет-нет-нет, Грейнджер, — девушка недовольно втянула воздух, — Гермиона, — исправился Уизли, — никаких «мне жаль»… Хотя бы раньше времени. Я… Я никогда ничего подобного не говорил, на самом деле, да и не пытался сказать, — незаметно для себя он остановил их танец, поднял руку и сжал одну ладонь Гермионы, которая лежала у него на плече. Он опустил их руки вниз и обхватил их свой второй ладонью, смотря на получившуюся композицию, — я не хочу показаться надоедливым, и не буду ни на чем настаивать, и уж тем более не хочу тебя пугать. Я думаю, у нас еще будет шанс обсудить все более серьезные вещи, — он снова взглянул ей в глаза. Он видел, как она вглядывается в его лицо со смесью шока, смущения и недоверия. — Но сейчас я бы просто хотел сказать тебе, что ты… — он набрал в легкие побольше воздуха, — Ты — потрясающая волшебница, Гермиона, и не менее прекрасный человек, который, — Джордж покачал головой в разные стороны, будто что-то прикидывая в уме, — очень даже умеет удивлять, — закончил он с улыбкой.       Он поддался вперед, и Гермиона чуть слышно втянула воздух, но Джордж лишь поднес ее руку к свои губам и оставил на ее коже почти невесомый поцелуй, не отрывая от нее глаз. Он погладил тыльную сторону ее ладони большим пальцем. — Я же сказал, что не буду тебя пугать, — тепло улыбнулся Уизли.       Никто из них не знал, что будет более правильным сказать дальше, и Джордж уже начал нервничать и хотел спросить у Гермионы ее мнение, но тут раздался грохот. Люди начали в суматохе кричать и разбегаться в разные стороны. «Министерство пало. Министр магии убит. Они уже близко.» — раздался голос Патронуса Кингсли. В следующую же секунду шатер превратился в сумасшедший дом: кто-то убегал, кто-то трансгрессировал, кто-то искал своих близких.       Гермиона вырвалась из рук Джорджа, но он ухватил ее за руку. — Нет, Гермиона, ты куда? — закричал он. — Джордж, отпусти! Я должна найти Рона и Гарри! — Гермиона пыталась второй рукой избавиться от его крепкой хватки. Парень лишь отрицательно покачал головой. — Да отпусти же! Ты не понимаешь! — она гневно смотрела на него. — Джордж… — она выдохнула, успокоилась, и подошла к нему, заглядывая в глаза. — Мы поговорим, обещаю.       От незнания, как будет правильнее поступить в такой ситуации, и от того, что вообще происходит, он ослабил хватку на запястье Гермионы. Воспользовавшись этим, Гермиона улыбнулась ему, словно на прощание, развернулась и ринулась прочь. — Нет! — крикнул Джордж и кинулся за ней, но кто-то налетел на него, и он упал, не сумев устоять на ногах. И в следующее мгновение, лежа на полу, сквозь спешащие ноги гостей он увидел, как исчез в воздухе подол красного платья.

***

      Иногда Фред застукивал Джорджа за тем, как тот играл какую-то лиричную мелодию на гитаре и напевал какие-то слова. Рядом с ним неизменно лежали карандаш и блокнот, слова на страницах которого мог разобрать, наверное, только сам Джордж — столько всего там было зачеркнуто и перечеркнуто. Он знал, что Джордж брал в руки гитару, когда хотел успокоиться или подумать о чем-то, поэтому никогда не тревожил его в такие моменты, считая это посягательством на личное пространство.

***

      Сбегая по лестнице и уклоняясь от заклятий, рассекающих воздух то тут, то там, Джордж пытался догнать Гермиону, которая выбегала из коридора справа. — Гермиона! Гермиона! — он пытался позвать девушку, но все бесполезно: его голос заглушали грохот и голоса людей вокруг. Чертыхнувшись, парень побежал дальше. — Гермиона, стой!       Наконец-то девушка остановилась, услышав его. Джордж бросился к ней, на бегу отбив какое-то заклинание, летящее в его сторону (к счастью, вроде не зеленого цвета). Подбежав к девушке, он остановился на секунду, запыхавшись. Гермиона так же смотрела на него, часто дыша. Решив, что за столь короткое время он все равно не сможет сказать ничего стоящего, Джордж наклонился и поцеловал девушку, положив одну руку ей на щеку.       Это был не нежный, и не страстный и вообще никакой из романтических видов поцелуев. Он вышел смазанным и быстрым, так как нельзя было терять бдительность, но зато ощущался лучше любых слов в тот момент. Оторвавшись от девушки, он заметил, что за эти секунды она успела положить руку ему на грудь. Будто бы в отталкивающем жесте, однако никакого давления Джордж не чувствовал. — Гермиона, пойдем, я знаю, куда нам надо! — раздался знакомый голос сзади нее, и Джордж увидел Рона, бегущего к ни с каким-то предметом в руке. — Ну же, Гермиона, не тормози! — он окинул их взглядом, а потом взял Гермиону за руку и потянул за собой. — Пойдем!       Смотря на отдаляющуюся от него Гермиону, Джордж лишь успел крикнуть ей вслед банальное: «Береги себя». После чего услышал за своей спиной голос Перси и слова о том, что Фреду нужна помощь. Уже собравшись уходить, он обернулся посмотреть на Гермиону в последний раз и готов был поклясться, что, когда она обернулась в его сторону тоже, то произнесла: «Ты тоже».       К сожалению, это был не единственный поцелуй Гермионы, произошедший в тот день, и поговорить им так и не удалось.

***

«I want to write you a song One to make your heart remember me So any time I'm gone You can listen to my voice and sing along I want to write you a song» «Я хочу написать для тебя песню, Ту, которая заставит твое сердце помнить меня, Так что каждый раз, когда меня не будет рядом, Ты сможешь слышать мой голос и подпевать, Я хочу написать для тебя песню»

      Так завершалась песня, которую анонимно получила Гермиона на диске спустя полгода после Битвы за Хогвартс. Человек, который отправил песню таким образом, определенно знал, что она не пренебрегает использованием маггловских приспособлений, например, проигрывателя. Несмотря на анонимность посылки, можно было по голосу догадаться, кому принадлежит песня. Но, даже если она и узнала этот голос, она никогда не сознается в этом, особенно себе.
Примечания:
Ладно, на самом деле, мне не кажется, что этот фанфик звучит достаточно, u know, глубоко? для этой песни. Возможно, можо было написать что-то более чувственное и серьезное. Но... It is what it is.

В любом случае, я рада каждому, кто это прочитал. Спасибо вам х

Дайте знать, если кому-то нужно продолжение (со счастливым финалом).
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты