Сделать что?

Джен
PG-13
Завершён
39
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
"– Сделать что? – переспросил он с легким удивлением.
Азирафаэль вежливо повторил:
– Упразднить ад. Пожалуйста. Если тебя не очень затруднит.
Иисус смотрел на них, как на сумасшедших, и гладил огромного рыжего карпа, лежащего у него на коленях". (с)
АУ от канона: Азирафаэль под конец канона стал демоном, но не то чтоб разница была заметна :)
Посвящение:
Всем участникам той классной игры!
Примечания автора:
Я внезапно нашла фанфик, который писала очень давно после отличной ролевой игры, и решила его принести, потому что!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 8 Отзывы 10 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
             – Сделать что? – переспросил он с легким удивлением.       Азирафаэль вежливо повторил:       – Упразднить ад. Пожалуйста. Если тебя не очень затруднит.       Иисус смотрел на них, как на сумасшедших, и гладил огромного рыжего карпа, лежащего у него на коленях. Карп лениво махал хвостом и редко моргал своими тяжелыми, дурацкими глазищами, явно не собираясь ни задыхаться, ни жаловаться на, скажем, пересохшие плавники.       Иисус гладил карпа и болтал в воде ногами. Вода была повсюду, теплая, голубовато-зеленая, как на рекламных брошюрах самых дорогих курортов. «Посетите великолепный лазурный берег» и все такое. Вдалеке виднелась деревянная пристань, на волнах покачивалась небольшая лодка. Сам Иисус сидел на мостках, уходящих вдаль.       Вода, мостки, кишащие в воде карпы. Вот к чему удрал от требовательной мамочки любимый сын.       – Упразднить ад, – повторил Иисус, смакуя каждый звук, и засмеялся, запрокинув голову. – Упразднить! О, это, конечно, неплохая шутка. Неплохая, неплохая… Давно я, честно говоря, не смеялся так.       Он выглядел так, словно много чего «давно не». Давно не смеялся, ни с кем не говорил, не вспоминал, кто он есть. Голубые глаза его смотрели сквозь – воду, разомлевшего карпа, внезапных гостей. Азирафаэль переглянулся с Кроули, и тот неопределенно дернул головой: да, да, может, мы немного просчитались, а может, этот парень по-прежнему неплох, не с порога же нам разворачиваться.       Они искали его несколько месяцев. Обидно было бы так легко сдаться.       – Слушай, – Кроули сел справа от него, без колебаний опустив ноги в черных туфлях в воду, – слушай, мы понимаем, что ты тут укрылся от всех не просто так, но…       – А я тебя помню, – Иисус светло улыбнулся. – Ты дал мне воды. Тогда, в пустыне.       – Я тебя искушал. Это было мое задание.       – Да? – удивился он и нахмурился, словно пытаясь припомнить. Покачал головой. – А я помню только, что ты утолил мою жажду и был очень добр.       Взгляд Кроули на миг сделался совсем таким, как тогда на распятии. Он неловко сглотнул.       – Ах да, ты задавал вопросы, – вспомнил Иисус и выпустил карпа в воду, глядя ему вслед с нежностью. – Я тогда подумал, что сатана не дурак, раз послал мне такого умного демона. Глупый мог бы пытать, угрожать, или посулить какие-нибудь богатства… А ты как мудрый сеятель. Швырнул на плодородную почву горсть сорных семян, полил водой из своей фляги и ушел. Очень, очень умно. Ты смущен?       – Немного, – подумав, кивнул Кроули.       – Не стоит. Я не держу обиды. Я и правда восхищен твоим умом. – Иисус поднял голову и прищурился, глядя на Азирафаэля. – И тебя я помню. Мне было совсем мало лет. Ты подарил мне коня из соломы, перевязанного голубыми шерстяными нитями. Детям нравились такие, но чаще использовали простые веревки. Шерсть, да еще цветная, была роскошью. Моя мать… Земная мать увидела, как ты отдаешь его мне, и испугалась, что у тебя дурные намерения, но ты сказал ей: «Не бойся, Мария, ибо ангел с тобой».       – Да. – Азирафаэль тоже это помнил. – А она ответила: «Как вы мне надоели!»       Иисус захохотал.       – Этого я не помню! Но нисколько не сомневаюсь: она не жаловала ни ангелов, ни демонов. Говорила, что ей хватило явления Гавриила с цветами, которыми он засыпал весь дом, и чудесной вестью о том, что ей предстоит.       Азирафаэль покивал: даже Гавриил признавался, потупив взгляд, что в тот день немного перестарался, а что у него «немного перестарался», то в глазах простых людей наверняка выглядело как маленький конец света. Наверняка явился к Марии с группой поддержки и ревущими трубами, улыбался как помешанный, махал крыльями и намусорил тысячами лилий по всей деревне, а уж если представить, как звучала его торжественная речь… Это в Библии ее ужали до «Мария, радуйся». Гавриил бы никогда не обошелся парой слов.       Иисус все посмеивался. Они ждали. Кроули легонько отпинывал карпов, норовящих полакомиться его туфлями, Азирафаэль, заложив руки за спину, разглядывал небо – точнее, тоже воду, но чуть более темную, чем внизу, и без рыб.       Наконец смех затих, и Иисус тихо сказал:       – Но я никак не могу помочь вам с адом. Видите ли, великий сценарий предполагает, что мое там присутствие будет означать наступление конца света. Упраздню ад – придется организовать и Страшный суд, а мне никогда не нравилась эта идея.       Кроули издал задумчивое «гм». Это означало «Азирафаэль, давай ты», и он, коротко кашлянув, сказал:       – Дело в том, что конец света уже случился… Точнее, не случился, – заметив, как побледнел в мгновение Иисус, быстро исправился Азирафаэль. – Не случился! Все живы, Всадники… Где-то. Земля стоит. Висит, то есть. В полном порядке!       Иисус ошарашенно покачал головой.       – Как это возможно? Как… Как он мог начаться, когда я тут!       Вода налилась чернотой, словно кто-то выплеснул весь земной запас чернил. Иисус стиснул пальцами мостки.       Он дрожал.       – Она не могла. Просто… Не могла, Она же сказала, что все случится, когда я приду на Землю во второй раз, и я нарочно… Прошу, скажи, что это злая шутка. Я вижу, что ты стал демоном, может быть, теперь ты пришел искушать меня, Азирафаэль?       Азирафаэль виновато развел руками.       – Я в этом не слишком хорош.       Иисус мрачно улыбнулся.       – Я пришел сюда, потому что надеялся, что так уберегу мир от того кошмара, который Она запланировала. А в конце концов… – И попросил: – Расскажите, пожалуйста.       Рассказывал Кроули. Болтая ногами в черной воде. С неба пошел дождь – тоже черный, и только под конец рассказа капли сделались светлее.       – И что, – с сомнением сказал Иисус, – это и правда помогло?       – Да, – кивнул Азирафаэль. – Но никто точно не знает, не повторят ли они попытку. Им, понимаешь, очень нравится идея с кракеном и кипящими морями.       – Отвратительно, – сказал Иисус. Азирафаэль даже представить не мог, что у него может быть такое мрачное лицо. – Я сижу тут две тысячи лет, и все без толку. Я пропустил Армагеддон, а за ним может, оказывается, последовать второй. Что же все это значит?       О том скандале, который учинил Ее сын, разговаривали только шепотом и только самые болтливые. Азирафаэль, к слабости своей, был в числе последних и успел собрать много слухов. Говорили, от его криков развеществились две сотни райских птиц, а с небес на райские кущи хлынул снег вперемешку с дождем. Говорили, он стоял перед Ней на коленях, умоляя воздержаться от жестокости. Говорили, Она сначала утешала, потом плакала, потом тоже кричала. Но кончилось все тем, что он исчез, а за ним и Она, хотя ее и до этого нечасто видели.       – Что это значит? – повторил он и закрыл лицо руками. Дождь сделался прозрачным и холодным.       Кроули наклонился к нему.       – Это значит, что все довольно паршиво. Не настолько, как было в преддверие конца света, но весьма.       – Нам не нравится, – подхватил Азирафаэль, опускаясь по другую сторону от Иисуса. Теперь они шептали ему на уши, как стереотипные ангел и демон из христианских бытовых верований, только настоящего ангела недоставало. Ну, и не беда, так даже лучше. Азирафаэль подумал и решился взять Иисуса за руку. Пальцы у него оказались ледяными и подрагивающими. – Нам очень, очень не нравится. И мы хотим… Ну, устроить революцию? Бунт. Но мягкий. Для начала – забрать души из ада.       – Но никакого Страшного суда, – вмешался Кроули.       – Да, – отстраненно прошептал Иисус, – пожалуйста, без Суда.       – Мы пока не придумали, что, на самом деле, с ними делать. С этими душами.       Иисус посмотрел на него туманно и сказал как само собой разумеющееся:       – Простить.       Кроули помолчал и медленно, словно он взвесил это короткое слово несколько раз, кивнул.       – Можно и так. Сделаем так, как скажешь. Нужно… Чтобы дело не застаивалось, понимаешь?       – Чтобы никто не успел расслабиться, – поддержал Азирафаэль.       Дождь прекратился, и из прозрачной воды снова выплыли рыжие глазастые карпы. Подумалось – он что, действительно провел здесь две тысячи лет, в полном одиночестве? Неужели никто его не навещал?       – Навещал, – пожал плечом Иисус. – Павел. Матвей… Иуда частенько захаживает.       – Я думал, он в аду, – удивился Азирафаэль.       – Я бы не допустил.       В толще воды, колышущейся наверху, показалось что-то огромное и желтое, отдаленно напоминающее солнце.       Иисус сидел, запрокинув голову, и глаза его блестели.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Благие знамения (Добрые предзнаменования)"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты