Тайна призрачной клятвы

Слэш
PG-13
В процессе
5
Пэйринг и персонажи:
Размер:
19 страниц, 1 часть
Описание:
AU, в котором с 15 лет человек может контролировать некоторые действия своего соулмейта. Смогут ли Гарри и Драко найти друг друга, пройти через все испытания, что выпали им их нелегкой судьбой и сдержать свою призрачную клятву, что с каждым днëм будто ускользает от них?
Примечания автора:
Я случайно наткнулась на двух прекрасных человечков (мой чудесный соавтор💙 и мудрая бета💚) и теперь мы попытаемся слепить что-нибудь. Не бросайте помидорами. Всем вкусных пельменей и денег(っ'-')╮=͟͟͞͞💌
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5 Нравится 0 Отзывы 3 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста

***

      Гарри исполнилось 15 лет, а это означало, что он, как и все, получит возможность узнать, кем является его соулмейт. Каждый человек в своё пятнадцатилетие получает возможность контролировать некоторые действия своего соулмейта.       Поттер надеялся, что его соулмейт не будет выбирать глупые, а тем более опасные действия. Ведь были случаи, когда люди попадали в больницы из-за необдуманных действий своих же соулмейтов. Такие люди, конечно же, позже несли ответственность. До Азкабана не доходило, но можно было ожидать чего угодно, поэтому стоит всегда быть наготове.       После дня рождения, Гарри очень много думал. Кто же его соулмейт? Возможно, это Джинни? Она всегда поддерживала его и питала к нему симпатию. Но что же на самом деле чувствовал к ней Гарри? Она была его другом, но представить её своей девушкой (для Гарри) было почему-то проблематично. Еë длинные рыжие волосы, милая улыбка, все это вызывало приятное чувство защищенности и уюта. Но что-то все равно было не так. Гарри иногда сам не понимал свои чувства к ней, кем же все-таки была для него Джинни?       Летние каникулы вообще не задались. А повинны в этом были никто иные, как ненавистные Поттером дементоры. Именно из-за них у Гарри возникли некоторые «проблемы» с законом. После того, как они напали на него и Дадли, Гарри был вынужден использовать Патронус. А потом было отчисление Гарри из школы Чародейства и Волшебства «Хогвартс» за применение магии на глазах у магглов. Хорошо, что Орден Феникса, во главе с профессором Альбусом Дамблдором, вовремя вмешался, и Гриффиндорец был полностью оправдан. А после всех этих событий Гарри наконец возвращался в Хогвартс.       Уставший после этого лета он будто чувствовал всеми фибрами души, что скоро грянет нечто ужасное. Хотя кого он обманывал, он засыпал с таким чувством всю свою жизнь. С самого детства его не отпускало это неприятное чувство тревоги.       Прошло не так много времени, и показалась сама школа. Гарри почувствовал себя легче и спокойнее. Он любил это место, несмотря ни на что. С этой удивительной школой было связано много воспоминаний. Он обрёл хороших и верных друзей, получил ту заботу, которую семейство Дурслей никогда бы не смогло ему дать. Гарри очень дорожил этим.       «Наконец-то я дома» — уголок губ Гарри чуть приподнялся в усталой и немного измученной улыбке. Как же он был рад оказаться в гостиной Гриффиндора. За годы, проведенные в Хогвартсе, эта гостиная стала ему как родная.       Он расположился на диване у камина, вытянув ноги и прикрыв глаза в наслаждении, отдыхал, чтобы снять всю ту усталость и напряжение. Рядом сидящая Гермиона что-то оживленно пыталась втолковать в голову своего рыжеволосого друга.       «Ах, да!» — промелькнуло в голове Гарри, и он мысленно поправил себя — «парня».       Рон и Гермиона прекрасно подходили друг другу. Гарри всегда видел, что между ними частенько проскакивали искорки влюбленности. Он уже выучил повадки своих друзей, и это было довольно очевидно. Гарри даже разговаривал об этом с Гермионой однажды. Она призналась, что боялась того факта, что Рон мог бы быть не её соулмейтом, и ей совершенно не хотелось бы в дальнейшем его расстраивать. Какого же было их удивление (ну Гарри это ничуть не удивило), когда они признали друг в друге своих соулмейтов. Они выглядели счастливыми, и Гарри иногда даже немного им завидовал, так, по-хорошему.       Он хотел, чтобы и его соулмейт как можно скорее объявился. Множество его друзей уже нашли своих соулмейтов. Но он не собирался отчаиваться и продолжал ждать дня, когда он сможет управлять действиями своей второй половинки. Гарри успокаивал себя тем, что у каждого есть соулмейт, и когда-нибудь он точно найдет его.       Учеба в школе началась, и сначала Гарри не замечал за собой ничего необычного. Но вскоре все изменилось. Он стал замечать, что иногда не может контролировать свои действия. Тело напрочь отказывалось слушаться Гарри. Иногда он даже говорил не по своей воле. Он сразу понял, что это и есть те самые способности соулмейтов. Гарри не сразу привык к этому странному чувству. Когда твое тело и вовсе казалось не твоим. Гарри частенько было не по себе, но что поделаешь, это судьба и проклятие каждого.

***

      Все началось так:       «Золотое трио» стояло в коридоре перед началом ЗОТИ. По этому предмету у них был новый преподаватель, к слову, никому он (а точнее она) не нравился. Её звали Долорес Амбридж. Вечно в своем излюбленном розовом цвете, делающим её внешний вид тошнотворно-приторным. За её отвратительный характер и мерзкое личико её сразу же прозвали «Жабой».       На слушание Гарри, которое было этим летом, именно Долорес так яро выступала против гриффиндорца, отрицая тот факт, что Тёмный Лорд вернулся. На первом же занятии Жаба запретила использовать палочки, утверждая, что им нужна только теория. Само ее присутствие выводило из себя, не было ни одного человека, которому она бы нравилась. Хотя кому такой человек может симпатизировать? Разве что каким-нибудь чудикам, но слава богу таких не находилось. За спор с профессором, Поттер должен был прийти в кабинет Амбридж после занятий.       Гарри стоял, подперев стену спиной. Рон и Гермиона что-то оживленно обсуждали, пока золотой мальчик медленно выпадал из реальности. Внезапно Поттер стал вникать в разговор его друзей. Он и сам не понял зачем он это сделал, но продолжил выстраивать цепочку разговора его друзей в голове. Рон рассказывал, какие же отвратительные Слизеринцы, а в особенности — «Мерзкий хорек». Ну и много чего в этом роде. Гарри резко развернулся к Рону всем корпусом. — Какое право ты имеешь так говорить о людях? — раздраженно произнес Гарри. Он сам не понял, как слова вырвались из его рта. — Прости, что? Мне показалось или ты сейчас защищал Слизеринцев? — Рон был ошеломлен словами друга, разве такое бывало раньше? Скорее маглы поступят в Хогвартс, чем Гарри начнет заступаться за Слизерин! К тому же они с Роном всегда разделяли неприязнь к Слизеринцам и всему, что с ними было связано, что, черт возьми, на него нашло? — Я никого не защищаю, Рон, а тебе стоит хоть иногда держать свой язык за зубами. Я больше не собираюсь это выслушивать. Поговорим позже, — резко отчеканивая каждое слово, произнес брюнет.       Гарри развернулся и ушёл, а Рон и Гермиона так и стояли, разинув рты. — Что это с ним? Какой соплохвост его, черт возьми, укусил? — Не знаю, Рон, но пока оставь его, наверняка на это есть причины.       Гарри стоял в стороне до начала урока, а после и вовсе отсел подальше от своих друзей. Поведение Поттера тут же было замечено другими, и по классу поползли слухи о распаде Золотого трио. Он понял, что к чему, он ведь точно не хотел говорить этого. Хотя, если быть честным перед собой, (а Гриффиндорец всегда старался быть с собой честным) Гарри на самом деле, не так уж и сильно ненавидел Слизеринцев, не все же такие плохие, как о них многие говорят. У всех есть свои сильные и слабые стороны, все мы не идеальны, так что, возможно, Гарри сказал то, что никогда бы не осмелился сказать Рону в здравом уме, но в глубине души считал это действие правильным.

***

      Драко стоял у кабинета ЗОТИ рядом с Паркинсон и Забини. Они как обычно собирали последние сплетни и обсуждали их перед началом урока. Он был совмещён с Гриффиндором, что не очень-то радовало Малфоя. Ему было скучно слушать своих сокурсников, и он попытался придумать себе занятие поинтереснее. Внезапно, в его белобрысую голову пришла блестящая, на его взгляд, идея. Почему бы не попробовать контролировать действия своего соулмейта? Конечно, он не знал кто он, но это все равно было бы очень забавно. Тем более, что он ещё ни разу этого не делал.       Поразмыслив немного, Драко решил, что его соулмейт мог бы нагрубить своему лучшему другу. А что, идея хорошая. Он направил свои мысли в нужное русло и стал представлять, как кто-то сейчас наверняка ссориться. Представить не составило никакого труда, он часто участвовал в ссорах. В большинстве случаев, это, конечно же, касалось Поттера. Драко всегда ввязывался с ним в какие-либо перепалки.       Неподалёку от него стояло «Золотое трио» в полном составе. Он бросил в их сторону презрительный и надменный взгляд, хоть никто этого и не заметил. Он делал это больше не для того, чтобы прямо сейчас позлить какого-нибудь Грифа (хотя это занятие всегда радовало Драко), а больше по привычке.       Слизеринцу не было слышно, о чем говорят друзья Поттера, как бы он не пытался вслушаться в разговор. Вдруг они говорили о чем-то важном, о том, о чем можно было бы позже разнести слух? Но ведь, разносить сплетни не такое уж и достойное занятие, поэтому он просто стал наблюдать за «золотым трио».       Зеленоглазый гриффиндорец стоял, оперевшись о стену и думал о чем-то своём. Взгляд его был расфокусированным, сразу было понятно, что мыслями он не здесь. Внезапно взгляд его просветлел и пара изумрудных глаз направилась в сторону Уизела. Поттер выглядел раздраженно. Он что-то торопливо и резко сказал в сторону своего рыжего друга.       «Так, так, так, это что-то новенькое» — подумал Драко. В этот момент Уизел стоял и глупо хлопал ресницами. Гриффиндорец вновь что-то произнес, развернулся на пятках и быстрыми шагами направился в противоположную сторону, подальше от своих друзей. Драко позабавила вся эта ситуация, но он не придал ей большого значения.       Тем временем Гарри, отдалившись от друзей, начал размышлять. Он понял, что ведет себя так из-за своего соулмейта, а точнее из-за его выбора действий. У Гарри в голове все ещё крутились мысли о том, что его соулмейтом может быть Джинни. — Но разве Джинни хотела бы, чтобы я повздорил с кем-либо? Тем более, она знает, что мой лучший друг — это её брат.       И правда, он нагрубил Рону и ушел от него и Гермионы, сам не понимая зачем. Гарри был уверен, что Джинни так никогда бы не поступила. Поттер опять ушел в раздумья, но ничего стоящего в голову не приходило. Он решил извиниться и объясниться перед друзьями.Но чуть позже. В конце концов, они знают про соулмейтов и поймут, что это не его вина. На то ведь они и друзья.       Гарри шел по коридору, но тут, из-за угла послышались чьи-то шаги. Он аккуратно посмотрел кто там идёт, чтобы его не заметили. Брюнет не хотел бы сейчас встречаться с друзьями (ему как никак было стыдно за своё поведение). На удивление Поттера, это оказался Драко. Гриффиндорец давно признал, что Слизеринцы не такие уж и плохие, но это уж точно не относилось к Малфою.       С первого курса, он подшучивал и постоянно доставал Гарри, естественно ему это совершенно не нравилось. Любому бы надоели вечные издëвки, но так как Поттер не был слаб духом, его это не задевало. Скорее просто ужасно надоедало. Но тут Драко, будто почувствовал чье-то присутствие и направился прямо в сторону Гарри.       «Вот чёрт, надо скорее уходить» — пронеслось в его голове, но было уже поздно. — Так, так, так. Смотрите-ка кто здесь, — надменно, растягивая гласные, выплюнул Драко. — Поттер, тебя не учили, что подглядывать за людьми нехорошо? — И ничего я не подглядывал! — Кстати, ты, кажется, ушел от своих друзей? Неужто ваша «великая тройка» распалась? — уголок губ Драко дëрнулся вверх в издëвке, а бровь выгнулась так, как умели только Малфои. Он говорил это, будто насмехаясь над Гарри, всем своим видом показывая свое безразличие и отвращение. Поттер не выдержал и просто ушел, оставив Драко удивленно стоять позади. — Этот поганый шрамолобый, что, только что проигнорировал меня? Быть того не может, — гордость Малфоя, конечно, была задета. — Да кем он себя, боггарт его дери, возомнил? — высоко вздëрнув подбородок, Драко направился на обед, решив, что с «этим» он разберется чуть позже.

***

      Когда занятия окончились, Гарри пришлось зайти к Жабе. Он постучался. — Войдите. Добрый вечер, мистер Поттер. Садитесь, — Гарри закрыл за собой дверь и прошёл вглубь кабинета.       Все стены (и не только) были в розовом оттенке, повсюду висели колдографии мяукающих котят, что лишь прибавило отвращения к этой даме. — Вы напишите мне некоторое количество строк, мистер Поттер, — Гарри потянулся за своим пером. — Нет, не вашим пером, вы воспользуетесь моим специальным пером.       Далее она сказала написать фразу «Я не должен лгать» столько раз, сколько потребуется, чтобы смысл фразы впечатался. Смысл и вправду впечатался. На руке Гриффиндорца, немного корявым почерком было выведено: «Я не должен лгать». Уходя от Амбридж, Гарри был уверен, что таких, как она, нужно отдавать на поцелуй дементора.       Поттер шёл в гостиную своего факультета. Рука его начала неприятно жечь. Он попытался отвлечься от мыслей о Жабе. В голову пришёл его соулмейт. Если ему можно управлять Гарри, то теперь настала очередь Поттера. Он немного подумал и решил, что раз соулмейт поссорил Гарри с лучшим другом, то Гриффиндорец поступит с точностью да наоборот. У каждого ведь есть враги? Почему бы его соулмейту не поболтать с тем, кого он больше всего ненавидит? Идея казалась Гарри отличной, он подумал о нужном действии и вуаля, можно спокойно идти дальше, месть совершена, а настроение Гарри поднялось. Даже несмотря на то, что его левая рука жутко чесалась. Все-таки Поттер остановился и уставился на руку.

***

      На этом курсе Драко был назначен старостой Слизерина, именно поэтому сейчас он разгуливал по коридорам Хогвартса, выискивая глазами нарушителей. Малфою не было приятно жаловаться на других, но что поделать, так он мог заслужить авторитет Долорес, что было немаловажно в такие времена. Внезапно он почувствовал себя очень странно. Ноги сами повели его по коридору. Он не понимал, что происходит. Он дошел до конца коридора, который сворачивал вправо. Драко остановился, затаив дыхание. Он чувствовал, что прямо за поворотом кто-то определенно есть. Слизеринец осторожно выглянул.       «Поттер. Но что у него с рукой? Кажется, там что-то написано». Малфой пытался выглянуть посильнее, но, к своему сожалению, тут же был замечен Гриффиндорцем. — Так, так, так. Смотрите-ка кто здесь, — растягивая гласные и подражая Малфою, произнёс Гарри. — Малфой, тебя не учили, что подглядывать за людьми нехорошо? — продолжил подражать блондину Гарри. На его удивление, пародия вышла неплохая. Драко был ошеломлен, такого от Золотого мальчика он уж точно не ожидал. Слизеринец вышел из-за угла и уставился на руку Гарри. — Что с рукой, Поттер? — глаза Гарри стали, наверное, размером с золотой снитч. В голосе Малфоя был неподдельный интерес. — Ты что, головой ударился, Малфой? С каких пор тебе стало интересно, что со мной? — Ничего мне не интересно, а тебе следует поучиться манерам, — Драко схватил Гарри за руку, которую тот, секундой назад, прижимал к мантии. Гриффиндорец дернулся, как от разряда электричества, но руку не выдернул.       Драко осторожно провёл своими пальцами по надписи. Его тонкие пальцы оставляли после себя приятную прохладу на руке Гарри. Брюнет заинтересованно наблюдал за действиями Слизеринца и, по совместительству, его главного врага. Голова его была опущена так, что не было видно эмоций Драко. Светлые волосы, обычно зализанные назад, теперь свободно спадали на глаза и острые скулы Слизеринца. Гарри никогда не думал об этом, но Малфой и правда был очень красив. Тонкие аристократические черты лица, неизменно бледная кожа, такая тонкая, что под ней было видно почти каждую венку, изящные пальцы, которыми он сейчас… касался Гарри.       Прошла будто вечность, но тут в воздух поднялся голос, ударился о стенки и эхом прошелся по коридору. — Как это произошло? — спокойно спросил Малфой. — Тебя правда это интересует? — Гарри не скрывал своего удивления и интереса. Малфой в ответ лишь только хмыкнул и легонько качнул головой в согласии. — Э-м-м…если ты хочешь знать, то это была всего лишь Амбридж. Но какого дементора тебя это интересует? — Эта Жаба и правда сошла с ума. Она ведь не имеет права делать такое с учениками, — Драко проигнорировал вопрос Поттера, продолжая говорить о своём. — Ты ведь собираешься доложить об этом Дамблдору? — спросил Драко и, чуть помедлив, добавил, — Поттер? Совсем оглох что ли? — А, что? — брюнет будто находился в трансе, и голос Малфоя звучал для него как из-под толщи воды. — Ну, вообще-то нет, — сказал Гарри и в доказательство своих слов твердо добавил. — Мне незачем беспокоить профессора Дамблдора по-пустякам. Драко фыркнул и отпустил Гарри, запуская руки в карманы. — Как же, пустяки. Ну да, ты же у нас герой, золотой мальчик, зачем сообщать о своих проблемах другим? — голос Малфоя звучал раздраженно, а ещё в нём проскальзывало что-то совершенно новое, для голоса Драко, беспокойство? Быть того не может. — Эм… Я… — Гарри хотел добавить что-то в своё оправдание, но не смог подобрать нужных слов. Уголок губ Драко дрогнул в усмешке, а его бровь изогнулась вверх. — Ты, что Поттер? — Ничего, Малфой. Что ты вообще здесь делаешь и почему разговариваешь со мной? — Сам не знаю, — невозмутимо сказал Драко. — Обязательно доложи Дамблдору об этом, рана выглядит достаточно глубокой, так что сходи к мадам Помфри. — Малфой развернулся на пятках и стал уходить, как тут остановился, и не оборачиваясь бросил: «Доброй ночи, Поттер». Гарри стоял и глупо хлопал ресницами, то открывая, то закрывая рот. Когда блондин почти скрылся из виду, Гарри все-таки смог выдавить из себя слабое: " Доброй ночи, Малфой» — которое тут же эхом разнеслось до Драко. Гарри не видел лица Слизеринца в этот момент, но он мог поклясться, что слышал шелест его улыбки.

***

      С их встречи с Драко (Когда Гарри стал называть Малфоя в мыслях по имени?) прошло уже пару дней, а брюнет так и пребывал в полнейшем шоке. Что же это все-таки было? Почему Малфой так себя повел? Была ли это какая-то уловка? Сколько вопросов роились в голове Гарри, они налетали друг на друга, сшибали и вновь продолжали кружить, заставляя Поттера жмурить глаза от боли. В последние дни его мучила жуткая мигрень, так что сегодня Гриффиндорец собирался зайти к мадам Помфри.       — Гарри, — судя по тону подруги, она звала его уже не в первый раз.       — А, ты что-то сказала, Гермиона?       — Вообще-то да. И хватит уже витать в облаках! Вы оба, — она демонстративно выгнула бровь и ткнула пальцем в своих друзей, — совершенно не пытаетесь учиться! Я не собираюсь вечно вам помогать! Рон, хватит уже есть! — Уизли все-таки отложил куриную ножку в сторону и покосился на свою девушку. Он что-то невнятно буркнул и начал лепетать разные слова в свое оправдание. Но Гарри уже опять не слушал.       Как и хотел, после занятий Гарри направился к мадам Помфри. Он рассказал ей про свои головные боли, что не покидают его на протяжении уже нескольких дней. Женщина поворчала на Гарри, за его неосторожность и «везучесть», после чего дала Гриффиндорцу какой-то бутылек. Принимать нужно было разводя в любой жидкости, перед каждым приёмом пищи. А ещё мадам Помфри сказала заглянуть чуть позже, если головные боли не пройдут. Поттер забрал бутылек, поблагодарил мадам Помфри и пошагал в гостиную Гриффиндора.       Как и было сказано, Гарри добросовестно принимал лекарство перед каждым приёмом пищи. Друзья, завидев как Поттер наливает себе что-то в стакан, сразу же поинтересовались, что это. Брюнет им все объяснил и успокоил, несмотря на это по другим факультетам поползли слухи о том, что «Золотой мальчик» постоянно что-то добавляет в свой напиток. Версий было много, также много как и сплетен. Гарри как обычно не обращал на это внимание, и вскоре все более менее улеглось.

***

      Гермиона помогала Рону с заданием по Травологии в библиотеке, поэтому Гарри сейчас брел по коридору один. Он вышел из замка и решил прогуляться у озера.       На улице было облачно, солнце не слепило и дул приятный ветерок. Несмотря на это, озеро было спокойно, как зеркальная гладь. Поттер разместился под деревом. Он сидел оперевшись спиной о дерево, подтянув ноги к животу.       Гарри много думал, особенно много — о своем соулмейте. Как бы он сейчас хотел знать, кто же его родственная душа. Он бы очень хотел, чтобы его соулмейт был сейчас рядом с ним, чтобы он нашел его.       Брюнет положил голову на колени, закрыл глаза и громко выдохнул. Головные боли стали не такими сильными и частыми, но все равно причиняли много неудобства. Он не видел, что сейчас происходит вокруг, сидя вот так, с закрытыми глазами, будучи полностью лишенным зрения. Гарри нравилось это. Было так тихо и спокойно. В конце концов, наш золотой мальчик задремал.

***

      Сначала Гарри просто гулял около Хогвартса, было хорошо и светло, а затем он свернул в лес. Небо стало сгущаться, и вокруг повеяло холодом. Он поднял голову вверх. Дементоры. Они были везде. Гарри вызвал патронус, но этого было мало. Он не справлялся. Не справлялся так же, как в тот раз с Сириусом, на озере. Все остатки радости, что оставались в брюнете, стали покидать его. В глазах начинало темнеть, а ноги стали подводить, казалось, ещё чуть-чуть и он просто не сможет стоять.       Внезапно, кто-то появился позади Гарри и встал к нему спиной к спине. Поттер не мог понять кто это. С губ незнакомца сорвалось заклинание. Оно звучало тихо, это был шепот, но в нём слышалась твердость и уверенность.       — Экспекто Патронум.       Голос показался Поттеру до боли знакомым. Позади все осветилось, дементоры тут же стали отступать. Гарри хотел обернуться, но не мог. Он знал лишь то, что человек позади был выше его самого, а также являлся парнем. Он не видел его патронуса, лишь слышал его голос, шепчущий заклинание.       Ноги брюнета окончательно ослабели, позволяя тому окунуться в сознание, падая глубоко-глубоко.

***

      Гарри проснулся резко, как от сильнейшего толчка или удара током. Он глубоко и жадно вдохнул, будто до этого и не дышал вовсе. Все ещё будучи с закрытыми глазами, он откинулся головой назад, больно ударяясь головой о твердую древесину. Он только сейчас понял, что по щекам его льют две соленые дорожки.       Когда Гарри открыл глаза, то понял, что он тут не один. Перед ним сидел кто-то ещё. Гриффиндорец нащупал в траве рядом с собой очки и напялил их на нос. — М-малфой? — Гарри не узнал своего голоса. Он звучал тихо, хрипло ото сна и… надломленно? — Удивлëн, Поттер? — Был ли брюнет удивлён? Конечно. Гарри все ещё казалось, что это какой-то странный сон. Но это было не так. Перед ним был Драко, боггарт его дери, Малфой.       Он сидел на корточках, чуть наклонив голову так, что серебристые пряди чуть спадали на глаза. — Что ты здесь делаешь? — Гарри не скрывал удивления в голосе, его это правда интересовало. Драко лишь усмехнулся. — Кто бы мог подумать, что когда я буду проходить мимо, то обнаружу нашего золотого мальчика, плачущего во сне? — Ну так и иди дальше, чего остановился-то? Драко встал на ноги и отряхнул одежду. — Сам не знаю, давай руку.       Гарри был поражён, Малфой и правда стоял, протянув руку брюнету. Сначала он попытался всмотреться в лицо Слизеринца, найти там подвох. Но его не было! Гарри протянул руку в ответ, и Малфой помог ему подняться.       Ладонь Драко была другой, не такой как у Гарри. Она была тонкой и изящной, казалось, что она была без единого изъяна. Ладонь Поттера напротив, была жесткой и немного мозолистой.       Гарри встал и покосился на Малфоя. — Эм… Спасибо? Драко усмехнулся и выгнул бровь, скрестив руки. — Сам золотой мальчик поблагодарил меня, какая честь, — слова Драко совсем не казались сейчас обидными. Отчего-то, сам того не зная, Гарри громко рассмеялся. Драко лишь только закатил глаза, но уголок его губ все равно дрогнул в улыбке.

***

      Драко сидел в гостиной Слизерина и читал. Случилось то, что уже происходило с ним. Ноги сами повели его по коридорам, вывели из замка и направились в сторону озера.       Сначала ничего и никого не было видно. Но подойдя ближе и заглянув за широкий ствол дерева, Драко обнаружил там Поттера. Лица его не было видно, он сидел, уткнувшись лицом в колени. Рядом, в траве, лежали его очки. Он спал, но во сне, почему-то, всхлипывал. Неужели, он плакал? Поттер плачет во сне? Быть того не может.       Драко подошел ближе и присел на корточки. Брюки брюнета на коленях были чуть влажными от слез. Драко (зачем он это сделал, он так и не понял) протянул руку и провел ей по голове Гарри, зарываясь пальцами в волосы.       Блондина всегда злило это воронье гнездо на голове Поттера, но сейчас его волосы были такими мягкими и приятными. Водя по волосам Гарри, Драко почему-то казалось, что он поступает правильно. Тот, внезапно, успокоился и зашевелился. Блондин отдернул руку и стал наблюдать. Гарри резко и глубоко вдохнул и задрал голову, ударяясь о дерево. Черт, это должно быть больно.       И тут, два невероятно красивых зелёных глаза направились прямо на Малфоя! Сердце Драко пропустило пару ударов, перед тем как снова начать биться. После слез, глаза Гриффиндорца стали ещё ярче и насыщеннее. Тем более, сейчас их не перекрывала пара пыльных стекол, что так раздражали Малфоя.       Поттер нацепил на себя очки и уставился на Драко. А дальше все было так, как это помнит Гарри. Протянутая рука и это странное чувство…       Драко ушёл от Поттера, оставив того в полном недоумении. Но в каком же шоке пребывал он! Зачем он пошел туда? Почему остался? Зачем заговорил с ним и почему протянул руку? Вопросов было очень много, но не на один Слизеринец не мог найти ответа.       После этих событий прошло некоторое время. Минуты превращались в часы, часы в дни, ну, а дни в недели. Ужасный профессор ЗОТИ не давал никому покоя. Как на таком предмете можно обойтись без палочки? Как защититься от Волан-де-Морта? Гермионе в голову пришла идея. Почему бы им, золотой троице, не создать своё сопротивление? Можно было бы научить многих людей со своего и других факультетов новым приемам по ЗОТИ. Гарри недолго отнекивался и, в конце концов, согласился. Гермиона взяла всю организацию на себя.       В назначенный день Гарри, Рон и Гермиона встретились все вместе. Тут были Невилл Лонгботтом, братья Фред и Джордж Уизли, Джинни Уизли, Полумна Лавгуд и многие-многие другие. Желающих обучаться у Гарри оказалось намного больше, чем он думал. Сначала многие показывали явное недоверие, но вскоре Поттер смог убедить их в том, что Волан-де-Морт и правда жив, а Гарри, хоть и не считает себя особенным, постарается помочь им. Список людей входящих в отряд Дамблдора уже был готов, осталось только найти место, где можно было бы оттачивать некоторые заклинания. Ответ пришёл не сразу, но в конце концов этим местом стала Выручай-комната, которая появилась тогда, когда в ней и правда нуждались.       Долорес, хоть и была жабой, но мозги у неё, видимо, все-таки имелись. Именно поэтому, заподозрив о том, что Дамблдор собирает отряд учеников для «нападения на Министерство магии», она создала свой отряд.       В команду еë ищеек входили: Драко Малфой, Винсент Крэбб, Грегори Гойл и Аргус Филч. Им было поручено выследить отряд Дамблдора и доложить об этом Долорес. Она была уверенна, что все эти люди, которых она выбрала для слежки за Поттером и его друзей, ужасно ненавидели его, и им бы это доставляло некое удовольствие. Она была права, но не совсем. Один из членов её команды был бы рад не заниматься всей этой чепухой…       Драко ужасно злило то, что ему поручили быть какой-то ищейкой. Да и зачем следить за Поттером? Бред. Но, как бы то ни было, сейчас он здесь. Рядом с Поттером.       Гарри сидел в библиотеке, окружённый многочисленными фолиантами и свитками. Он сидел в белой рубашке, верхние пуговицы коей были расстегнуты, галстук был ослаблен. Брови Поттера были чуть сведены к переносице, взгляд был задумчивым. Время от времени брюнет покусывал свои губы и перо в размышлении.       Растрëпанные в разные стороны каштановые волосы, пара изумрудных глаз, эти нелепые, съехавшие на нос, очки и глупый шрам, принесший его обладателю столько славы. Сильные, но в то же время изящные руки, такие, какие могут быть только у него. Чуть дернувшийся вверх кадык, и эти губы… Немного припухшие, от покусываний в раздумье, достаточно яркие, чтобы привлечь внимание и…       О пресвятой Мерлин, о чем он думает! Драко мысленно себя ударил и больно закусил губу. Кажется, он сходит с ума, ещё чуть-чуть, и его можно помещать в Мунго. «Знал бы отец, о чем я тут думаю… О нет, ему лучше никогда не знать». Драко сглотнул, как ему показалось, очень тихо. Тем не менее, в пустой библиотеке ничего не помешало этому незатейливому звуку разнестись по всей округе. Конечно, Малфой и думать об этом сейчас не мог. Он находился в размышлениях и позволил себе прикрыть глаза. Сколько он может шпионить за Поттером?       Казалось, он был с закрытыми глазами всего секунду, но когда Драко вновь открыл их… К своему величайшему ужасу, Поттера не было на месте, а значит, Слизеринца в скором времени могли рассекретить. Что он тогда скажет Гарри?       «Ох, извини, я тут загляделся на твои сильные руки и прекрасные губы. Тьфу, перестань думать об этом.»       Драко глубоко вдохнул и резко развернулся, что бы поскорее покинуть злосчастную библиотеку.       Когда же он развернулся, то не сразу понял, что происходит. Здравый смысл благополучно отключился, оставив Драко в полнейшем недоумении. Все его тело обожгло дыхание и тепло чужого тела. Перед ним, опершись ладонью о книжную полку у самого плеча Малфоя, стоял Поттер. Блондин ожидал чего угодно, удара, злости, да даже Авада не удивила бы его так, как тот факт, что Гарри ухмылялся. И ухмылка его была настолько Слизеринской, что Драко мгновенно впал в ступор. О Мерлин, Драко готов был сползти вниз по стенке или провалиться сквозь землю, до того это была нелепая ситуация. — Шпионишь, Малфой? — брюнет продолжал ухмыляться, чуть склонив голову набок, подражая Слизеринцу. — Я… Э, нет. Отвали, Поттер. (Неужели Гарри смог сразить Слизеринца эффектом неожиданности?) Драко выставил перед собой обе руки, но именно это действие и подвело его. Мальчик-который-выжил тут же перехватил его запястья и прижал к книжной полке над головой Малфоя. — Ты так и не ответил на мой вопрос. — Я… Я не следил, я просто… — Просто, что? — Да, боггарт тебя дери, я следил, мне и самому это не нравится, ты уже узнал что хотел, так что просто отпусти меня. — Ну и пожалуйста, — слова прозвучали обиженно, но на что ему обижаться? Гарри отпустил его руки и отошёл на шаг назад. Но Малфой не тронулся с места. Поттер кинул на него вопросительный взгляд и выгнул бровь. — Ты чт… — начал было Гарри, но не успел договорить, так как Драко перебил его. — Жаба знает о вас… Она ищет лазейки, за вами слежка… А я уже знаю, где вы занимаетесь, но не выдам вас. Не будьте настолько безрассудными.       Малфой оттолкнул Гарри и поспешил прочь, а брюнет так и стоял в библиотеке, где буквально 5 минут назад держал Малфоя за руки, прижимая к этой самой книжной полке.       Драко давно заметил, куда ходит тренироваться отряд Дамблдора, но, почему-то, не выдал их до настоящего времени. Он шёл в подземелья и был рад, что при таком освещении не было видно его предательски горящих щек. Сердце в груди то и дело пропускало удары, после чего начинало биться в ускоренном режиме.       «Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт. Как же так, почему я себя так чувствую? Что со мной? Я болен? Кажется раньше такого не было. Кажется…»       Драко резко свернул за поворот и натолкнулся на кого-то. — Драко? Куда ты так летишь? — Малфой узнал бы этот голос из тысячи. — Чего тебе, Панси? Я просто шёл в свою комнату, пока вы двое, — Драко указал пальцем на Панси и Блейза, — не врезались в меня со всей дури. — уголки губ блондина неумолимо поползли вверх. Панси и Блейз засмеялись — Конечно, ваше высочество. — Не смеем больше вас задерживать. — Да ну вас, — сказал Драко, ударяя смеющуюся парочку в бока. — И если хоть ещё раз я увижу вас зажимающихся в нишах, — Малфой угрожающе поднял палец вверх, — будете пахать на отработке у жабы, — сказал он и рассмеялся. Панси надула губки и показала ему язык. Блейз похлопал Драко по плечу и сказал: — Мы постараемся быть более скрытными, а ты иди спать, в последнее время бледнее Снейпа. Под всеобщий хохот слизеринцы разошлись в разные стороны. Из Панси и Блейза была хорошая пара, и Драко был рад, что они уже нашли друг друга. Только с ними он позволял быть себе честным и открытым, как и они с ним.       Когда Малфой пришёл в свою комнату (как старосте ему была выделена отдельная комната), он быстро принял душ и лег в кровать. Как только голова его коснулась подушки, он тут же провалился в царство Морфея.       Сначала Драко снился его Мэнор. Он был маленьким, и мама что-то готовила на кухне. Пахло свежей выпечкой и ягодами. Блондин подошёл к двери и отворил её, она тут же захлопнулась за его спиной. Картинка поменялась. Драко уже своего возраста. Он будто наблюдает за кем-то со стороны. Парень, примерно его возраста, идёт по коридору. Слизеринец спешит за ним, но лица пока не видно. Незнакомец стучится и входит в чей-то кабинет. Ах, да, это кабинет жабы. Она усаживает ученика за стол. Слова их звучат будто из-под толщи воды, но Драко все равно успевает их слышать. В голове проносится фраза.       «Я не должен лгать… Я не должен лгать… Я не должен… «       Малфой подходит ближе и оказывается за спиной парня. Он переводит взгляд на его руку и видит… Он все понимает. В момент, когда Драко удаётся разглядеть лицо Гарри, он что-то выкрикивает Малфою, но тот уже не слышит.       Драко вскочил в кровати рано утром и так и проворочался до начала завтрака. Его посещало много идей по этому поводу. Если все было так, как это видел Драко, то как он смог это увидеть? Его ведь там не было и быть не могло.       Весь день Поттер вёл себя странно. Постоянно пялился в сторону Слизеринца и ему это порядком надоело. Конечно, они и до этого часто встречались взглядами, но то были взгляды, готовые убить. Сейчас же он смотрел совсем по-другому. Будто что-то хотел сказать. Или Драко все это кажется?       В любом случае, следующий урок, к слову, это было их последнее занятие на сегодня, был совмещён с грифами. Малфой чувствовал себя странно. Будто вот-вот что-то должно произойти. Но урок прошёл спокойно, что очень удивило Драко.       Вот он уже идëт по коридору в гостиную Слизерина. Вокруг ни души, тихо и спокойно. Драко нравится это. Внезапно, кто-то находящийся все это время в одной из ниш, бестактно хватает Малфоя за мантию и затаскивает в ближайший кабинет. Драко было хватается за палочку, но знакомый голос останавливает его. — Хэй, это всего лишь я. — Всего лишь я? Поттер, ты что, последний мозги себе отшиб? — шипит он на Гарри. — У меня вообще-то для тебя важный разговор. Гарри стоял переминаясь с ноги на ногу. — Ладно, — Драко закатил глаза, — выкладывай. Глаза Поттера тут же загорелись, и он направил палочку на дверь. — Коллопортус. Дверь громко щелкнула. — Это ещë зачем? — Я же сказал, разговор важный, — Гарри сделал акцент на последнее слово. — Ну и? — В общем-то, я подумал и решил, что было бы очень даже неплохо, если бы ты… — Да говори ты уже, — встрепенулся Малфой и схватил Поттера за грудки. Гарри дëрнулся, опустил взгляд в пол и быстро затараторил. — Я решил узнать, не хочешь ли ты вступить в Отряд Дамблдора? Хотя наш директор на самом деле к этому не причастен, это все мы устроили сами, и это только я обучаю остальных ЗОТИ. Ты, конечно, наверное, откажешься, но я решил тебе все-таки сказать и вот, — Гарри проговорил все на одном дыхании и теперь, задрав голову и смотря прямо в серебристый глаза, ждал ответа. — Чего-чего, этого я от тебя не ожидал, Поттер, — в голосе Малфоя звучали нотки насмешки. — В любом случае, Слизеринца никогда не примут остальные факультеты, не думаю, что это хорошая идея. — Можно заниматься отдельно, если только из-за этого ты сомневаешься и… — Да понял я, понял. Только вот я не знаю, с чего бы тебе предлагать мне такое? — Малфой сощурил глаза и склонил голову на бок. — Ну я подумал, что, может, ты бы захотел и ты очень нам помог в тот раз, если бы не ты, Жаба бы точно узнала о наших занятиях. В любом случае, знание новых заклинаний никому не помешает, в такое время. — Я подумаю об этом, хорошо? — А? О, конечно, сколько потребуется. — Гарри вновь направил палочку на дверь, и та с щелчком отворилась. — Ну, тогда доброй ночи? — Доброй… — прошептал Малфой и скрылся за поворотом.

***

      Прошло уже два дня, а от Малфоя не было вестей. Может, Гарри зря ему доверился? И с какой стати он вообще это сделал? А если он расскажет все жабе? Что тогда? Поттер не спал все эти дни, уж слишком много сейчас зависело от Драко. Чёрт, хуже ожидания только неизвестность.       На одном из уроков, совмещенных со Слизерином, Драко, проходя мимо Поттера, сунул ему записку. Для других это выглядело, как очередная перепалка между ними, но на самом деле это было не так. После занятий Гарри отошёл ото всех подальше и начал читать еë:       «Сегодня после отбоя в башне Астрономии. Постарайся не опаздывать.»       Записка была короткой, но написана идеально ровным почерком. Кажется, только Драко так умеет.       В назначенное время Гарри натянул на себя мантию-невидимку, прихватил карту Мародеров и отправился в башню. Когда он стал приближаться и убедился что рядом, кроме Малфоя, конечно, никого нет, стянул с себя мантию и спрятал. Скорее всего, Слизеринцу не стоило знать о такой вещи, по крайней мере, сейчас.       Гарри поднялся по ступеням, на секунду замерев от увиденного. Малфой стоял спиной к лестнице. Он был в белой рубашке и безрукавке. Его силуэт освещала луна, а волосы, казалось, становились ещё серебристее и будто даже прозрачнее.       Поттер наконец отмер и поздоровался с Малфоем. Тот, в свою очередь, наконец обернулся, от чего сердце Гарри пропустило удар, а воздух покинул легкие. О Мерлин, как можно быть… ТАКИМ. Аристократичные черты лица, немного растрепанные волосы, касающиеся острых скул, закатанные рукава рубашки и изящные руки. О чем я думаю? — Ну здравствуй. О чём ты хотел поговорить? — Я принял решение. — И какого же оно? — Гарри шагнул в глубь помещения, и его обдало холодным воздухом. — Я согласен. — Слова Малфоя звучали непривычно твердо и уверенно. Гарри не поверил своим ушам. Он что, правда согласился? — П-правда? — неверяще произнес брюнет. — Я что, похож на шутника? — сказал Малфой и ухмыльнулся. — Ох, прости, ты прав. Когда тебе удобно будет приходить на занятия? — Как насчёт после отбоя? Как сейчас. В остальное время, увы, я занят. Жаба с меня глаз не сводит. — Малфой усмехнулся. — Я думаю, идея не плохая. Я знаю, что у тебя не получаются некоторые заклинания, мы сможем начать с того, с чего ты захочешь. — У Малфоев все и всегда получается, просто…нужна практика, — сказал он и вздернул нос вверх. Это рассмешило Гарри, и он засмеялся. — Смешно тебе, Святой Поттер? — Ой, ну что вы? Конечно же, нет, Лорд Малфой, как смею я… — Гарри не закончил предложение и вновь разразился хохотом, так что Малфой тоже не удержался, и, казалось, сейчас сам начнет смеяться, но он лишь закатил глаза и ухмыльнулся. — Занятия будут проходить там же, где ты их проводишь с остальными? — Думаю, да. Это отличное место для занятий и практики. — И когда мы начнем? — Хах, можем сейчас, если ты не против. — Ладно. — Что, правда? Оу, ну тогда идëм. — Стой, нас могут увидеть, Филч и жаба мне голову снесут, если узнают об этом. А если об этом узнает мой отец… — Я могу тебе довериться? Чёрт, это так странно звучит, когда я говорю это тебе. — Хах, Святой Поттер просит меня не открывать его геройские секреты? Так уж и быть. Ну так что там у тебя? Гарри молча вытащил мантию и напялил её на себя. — Вау, не знал, что у такого как ты, есть такая вещь. — Сказал он с усмешкой. — Кончай язвить и полезай в мантию. Или все-таки мне позвать Филча? — Гарри нарочно повысил тон. — Да тише ты, — зашипел Драко, — иду я, иду, только заткнись и перестань горланить, весь Хогвартс разбудишь.       Драко забрался под мантию, и они с Поттером оказались непривычно близко. Ну как сказать, непривычно, просто обычно они пытались избить друг друга, находясь в такой близости, а сейчас, просто тихо шли по темным коридорам Хогвартса.       Наконец они пришли к выручай-комнате. Вокруг ни души, темно и оглушающе тихо, а рядом, за спиной стоит он. Как до этого дошло? Вот они заходят в просторное помещение. Здесь и правда есть все для практики заклинаний. Не смотря на такой неуютный и неприветливый вид, комната будто согревала того, кто в ней находится. — Итак, с чего ты хочешь начать? — Голос Поттера прозвучал невероятно громко, несмотря на то, что он сказал это шепотом. — Как ты знаешь, я хорош во всех заклинаниях, кроме одного… Патронус. — О, это можно быстро исправить, главное выбрать правильно воспоминание. Какое ты выбрал? — Ну… Первый полёт на метле. — Стой, ты серьезно? — Гарри рассмеялся. Драко насупился и вздернул нос. — Да, а что в этом такого? — Ох, в этом ничего такого нет, просто… Я тоже выбрал это воспоминание сначала, мне это показалось забавным. Но знаешь что? Это воспоминание оказалось недостаточно счастливым, и я заменил его на… На воспоминание о родителях. — Но, как? Ты ведь был тогда… — Да, я знаю, Я был ещё совсем ребёнком и не могу их помнить, именно поэтому я сам создал своё воспоминание. Понимаешь о чём я? — Значит, если у меня нет достаточно сильного воспоминания, я могу его придумать? — Ну да, попробуй. Драко шагнул вперёд и попытался сосредоточиться. «Что делает меня счастливым? Может, мамина вкусная выпечка, прогулки летом по саду Мэнора, нахождение в библиотеке, запах старых книг и изучение новых заклинаний.» Из кончика палочки Драко посыпались лазурные звёздочки, но не более. — Не плохо. — Правда? Ничего же не вышло. — Ну это, конечно, не телесный патронус, но для начала даже лучше, чем я ожидал. Помни, что воспоминание должно быть наилучшим. — Я понял, попробую ещё раз. Так Драко и Гарри провели некоторое время. У Малфоя ничего так и не вышло, тем не менее, было видно, что худшие враги смогли поладить. После занятий Драко сел около Поттера. — Думаю, пора уходить, завтра с утра на занятия не хотелось бы проспать и опоздать на ЗОТИ. — Да, ты прав. Кажется, завтрашняя первая пара у нас совмещена? — Это так, нам пора идти. Парни поднялись и медленно последовали к выходу. Спрятавшись в мантию, Гарри начал думать, как бы им не наткнуться на кого-нибудь. — Сначала вместе дойдем до гостиной Слизерина, чтобы тебя не заметили. — Поттер, я не сопливая девчонка, которую надо провожать до двери. — Гарри рассмеялся на это. — Хватит ржать, — Малфой толкнул брюнета в бок, — всех перебудишь. — Да, да, ты прав. Прости, — произнёс Гарри и снова расхохотался. Как и было задуманно, Поттер спустился в подземелье и оставил Драко почти у самых дверей гостиной. Не оборачиваясь, Драко произнëс в пустоту: «Доброй ночи, Поттер». И пустота ответила ему: «Доброй, Малфой». Блондин произнёс пароль и скрылся за дверью, а Поттер пошагал дальше, подметив, что теперь он знает пароль от гостиной Слизерина.       Прошла примерно неделя с начала занятий Гарри и Драко. Они часто ссорились и ничего толком не выходило, а Малфой так и не продвинулся. Брюнет долго думал, почему у Драко ничего не получается. Должно быть, есть то, что ему в этом мешает, но что же? А вообще в последнее время Слизеринец ведёт себя по-другому, будто стал больше нервничать, или Гарри просто кажется?

***

      В данный момент Гарри направлялся на Зельеварение. Опаздывать было нельзя, так что он ускорил шаг и поспешил в кабинет. Зайдя в класс, он понял, что все уже на месте, ещё бы чуть-чуть и он точно опоздал бы. Он оглядел кабинет глазами и понял, что осталось одно-единственное место рядом с Невиллом. Он поспешил усесться, пока Снейп не снял очки с его факультета.       Драко сидел на Травологии. Она в принципе всегда давалась ему легко, именно поэтому сейчас он находился в некоторой степени в прострации. Взгляд его не был пустым, он просто витал в облаках. И как обычно это бывает в моменты, когда Малфою было скучно, он решил поиздеваться над своим соулмейтом. «Пусть мой соулмейт встанет на парту ближнего профессора и станцует на нём чечëтку.» Это было бы просто восхитительно! Драко ещё раз убедился в том, какой он гений, а после наконец спокойно выдохнул и принялся за задание.       Все было как обычно. До одного определённого момента. Внезапно Гарри почувствовал себя странно. У него и так не получалось определенное зелье, а тут ещё голова закружилась. «Странно.» Тут ноги сами повели брюнета к столу Снейпа. «Что за чëрт? Как это остановить. О Мерлин! Это влияние соулмейта, но что за действие он задумал? Снейп убьет меня!» Теперь внимание всех однокурсников было направлено на Гарри. Со стороны все выглядело предельно глупо: золотой мальчик запрыгивает на парту Снейпа, делает неопределённый жест рукой и… начинает отплясывать чечëтку! Гарри просто не мог с собой ничего поделать! Именно в этот момент в класс зашëл профессор. — Что вы себе позволяете, мистер Поттер? Отовсюду уже были слышны смешки, медленно переходящие в неконтролируемый хохот. — Я? Я танцую! — с широкой улыбкой провозгласил Поттер. — Если хотите, можете присоединяться! Тут на всех места хватит! — Мистер Поттер, это переходит все границы дозволенного! Немедленно слазьте! Сейчас же в кабинет к директору! — Ладно, ладно, спускаюсь. Все ещё пританцовывающего и кланящегося Поттера буквально пинком вывели из кабинета под громогласные аплодисменты.       После недолгой беседы с Дамблдором, Гарри смог покинуть кабинет полностью оправданным. Разве что, он был наказан отработкой, но это не так уж и страшно. Как ему удалось? Поттер просто рассказал правду. Зато теперь он стал ещё больше знаменит за свой прекрасный танец на парте Снейпа.       Все уроки уже закончились и Поттер вскоре должен был отправиться на отработку. «Как же не хочется делать все самому» И здесь ум отважного гриффиндорца не подвёл. «Я хочу, чтобы мой соулмейт пришёл сегодня в кабинет Зельеварения и помог мне с отработкой, он не сможет уйти, пока мы не закончим.» Превосходно! Лучше и быть не может, двух зайцев одни выстрелом, так сказать. На отработку Поттер отправлялся с широкой и несвойственной гриффиндорцу улыбкой.       Гарри уже начал было расставлять парты, как вдруг позади него открылась дверь, а после щёлкнул замок. Брюнет повернулся в сторону источника звука и увидел там… Малфоя.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты