От философии до него

Гет
PG-13
Закончен
2
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 12 страниц, 1 часть
Описание:
Au, в котором Арсений - преподаватель философии в одном из Питерских университетов, а Лина - студентка, не переваривающая его.
Посвящение:
Всем любителям импровизации❤
Примечания автора:
Одна из первых работ. Хорошо отношусь к критике, люблю читать впечатления и комментарии. Публичная бета всегда включена😉
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Питер

Настройки текста
Примечания:
Просто история. Красивая для того,кому одиноко или для тех, кто устал видеть мир таким, какой он есть. Пусть мы будем окружены метафорами, такими же теплыми, как улыбка любимого человека. Спасибо за прочтение)
Что вы знаете о Питере? О зимнем Питере. Там, где сугробы по колено, иневатые деревья, легкий морозец, ну и предновогодняя суматоха. За что можно полюбить этот город? А вы пройдитесь сейчас по Невскому проспекту, так часто вспоминаемому великими классиками, и всё поймете. Гирлянды на деревьях, витрины со стеклянными шарами, эмитированными подарками и, ооо… кажется, Санта прогуливается как ни в чем не бывало. Это местечко западает в душу не только своей эстетикой в виде сооружений реставрированного романтизма, прикинутого атмосферой праздника, но и до необыкновенности интересными людьми. — А вам с орехами или шоколадом? — продавец кондитерской выставил две коробки с песочным печеньем, предоставляя ассортимент румяной от зимней прохлады брюнетке. Позади послышался звон колокольчиков, предупреждающий о новых продрогших посетителях. — Давайте с шоколадом… — да бы не образовывать очередь, девушка возле кассы решила поторопиться. Она посмотрела на терминал и приложила карту, одновременно хватаясь за пакет со сладким. — Спасибо! — Приходите еще. — молодой человек ответил теплой улыбкой и продолжил обслуживание расстерявшихся от разнообразия клиентов. Каштановый загривок да розовое пальто лишь успели сверкнуть в двери. Студентка расторопно прохаживалась вдоль тротуаров. В Питере она всего пару месяцев с момента поступления. Но для впечатлительной особы — это сказка. Крупный город, пронизанный своей историей, новые знакомства, учеба. По-настоящему интресный этап жизни никак не позволял спокойно вдохнуть. Но что действительное не давало ей пойти по наклонной — это соседство по квартире с ответственной подругой. Ключи, как нельзя кстати, оказались на своем месте — в заднем кармане сумки. Девушка крутила в руках связку, пытаясь отыскать нужный. Когда же железо плавно вошло в замочную скважину, она устало вздохнула. В коридоре был выключен свет, лишь легкие блики оставались на шкафах от оживленного действа на кухне. Стягивая шерстяной снут, студентка сбрасывала обувь. — Вика, наконец-то я дома. — оставляя пакет с покупками на столе, девушка упала на стул, опрокидывая голову на покрытый светлой скатертью стол. — Мне тебя искренне жаль. — русоволосая девушка у плиты переворачивала кусочки полуприготовленной курицы на сковороде, одновременно нарезая овощи. — Может все-таки оставишь работу, Ли? — Ну во-первых, мне нужны деньги. — отрезала вторая, отвергая вновь многочисленные попытки подруги уговорить ее расстаться с любимым кафе. — Иначе, я буду сидеть у тебя на шее. Ммм, как тебе такая перспектива? А во-вторых, я люблю свою работу. Правда, сегодня людей было слишком много…такое ощущение, что в «Ассорти» в один момент собрались все голодающие. Но меня всё устраивает. — Это не отменяет того факта, что ты переутомляешься. — вздохнула старшая.—Когда не сможешь встать с кровати, поймешь о чем я… Как универ? Ли оторопела, бросив подруге натянутую улыбку. Девушка в момент потеряла оставшуюся каплю положительных эмоций… и взрыв… К сожалению, нервная система у человека одна, и кажется, у этой девчушки она только что вышла из строя. В раз Лина ощутила, как не может контролировать то, что грызет ее и лезет наружу. Сейчас же оно пробивается через «водопад» горячих слез. — Моя хорошая, перестань. — шустрая блондинка вмиг подтела, оставив обед на волю случая. — Оно того не стоит! Я же говорила. — клише, ну, а как еще? Вика обхватила рыдающую подругу, «закрывая» от всего дурного. — Ты ходила к декану? Ли передернула головой, смахивая слезы. — Проблемы иногда не решаются самостоятельно, и нужно обращаться за помощью. — девушка вернулась к гарнитуру и помешала томящуюся пищу. — Ты сделала всё, что могла. Поэтому иди отдохни, а завтра в универе разберешься с философом вместе с деканом. Девушка в этот момент собирала остатки накопившихся мыслей. В основном о том, что она сделала не так по отношению к педагогу. Тот почти в раз, как она появилась за партой, стал относиться к ней пренебрежительно. Учеба Ли оценивалась другими преподавателями высшими баллами, а тут… Она сидела чуть ли не круглосуточно с работами Арсения Сергеевича, а в итоге: по его профессиональному взгляду, почти все не так. И ее бы ни сколько не мучил данный предмет, да ведь у всех остальных с филофией все хорошо. Какого черта спрашивается? Спотыкаясь о порожек зала, Ли завязывала из плотной копны волос темной резинкой неопрятный пучок. Серый диван, окутанный приятным персиковым пледом, так и вопрошал, чтобы на него кто-нибудь взгромоздился. Телевизор, забытый Викой, крутил не так давно нашумевший трек. Девушка забирается с ногами на диван и поворачивает голову к украшенному гирляндой окну. Теплые желтые огоньки подсвечивали снегопад за стеклом. Год богат на осадки, что просто замечательно… Девушка задумывается о том, как прекрасно было бы, если б завтра — выходной и послезавтра — тоже… Но у нее впереди сдача экзаменов, разбирательство с философом и нервный срыв. А так хочется спать до самого обеда, а потом вечером разместиться с большим пакетом мандаринов и смотреть что-то рождественское и волшебное. Верить в то, что милый дед с бородой принесет тебе подарки, и быть окруженной уютной и спокойной атмосферой. Елка, теплые носки, сладости. Ей просто хотелось затеряться в объятиях любимого человека, но для начала его нужно хотя бы встретить. Когда люди изрекают фразу по типу «Одно другому не мешает», возникает желание активно протестовать. Это точно не про карьеру и личную жизнь… Пока ты стараешься поставить себя на ноги, много чего упускаешь. Различные посиделки с друзьями, происходящие события вне твоего мира, люди… Личная жизнь для Ли — не табу, но она предпочитает обходить мимо темы, которые связаны с отношениями. Она имеет возможность лишь изредка о них подумать, но не более. Встретить подходящего человека — самый дорогой подарок, который может предоставить судьба. И девушка ждет этого, как новогоднее чудо… Тусклый свет огней, исходящий от ёлки, действовал как нельзя убаюкивающе, поэтому как только громоздкая и податливая подушка приняла девичью голову, та начала засыпать. *** Тепло, слишком тепло, даже жарко. Девушка ворочается под пледом, принимая удобное положение. Раскрываешься — начинает знобить, закутываешься в плотную ткань — душно. Мучение прерывает будильник, поставленный ровно на девять вечера. Почему? Просто уже было несколько случаев, когда под натиском усталости Ли просто досыпала до самого утра, а потом сборы в попыхах, забытые лекции… Она встает с дивана и бредет на кухню на ватных ногах. Ощущение, как будто тебе ломают все кости, еще и голова трещит. На миниатюрной кухне пахнет вкусной, слегка остывшей едой. Но голубоглазая хватается за стеклянный кувшин с водой. Первый глоток сопровождается неприятными ощущениями в горле, но девушка списывает это на фактор того, что она спросонья. Но саднящая боль не проходит. — Киииис, у нас есть что-то от горла? — девушка надется на то, что подруга не слилась со Стасом погулять. В квартире стоит гробовая тишина, слышно как работает холодильник и поскрипывает ламинат. Ну что, самое время учиться самостоятельности? Благо местоположение аптечки Ли известно и девушка без труда находит Граммидин и градусник. Но узнавать температуру даже не хочется. Завтра зачет. По философии. Последний шанс разобраться с нарциссом и спокойно отпраздновать Новый год. Но организм так не считает… Ртутная шкала покоится на отметке 37,8, поблескивая стеклом от яркого свечения люстры. Да ну что такое? Девушка дрожащими руками разыскивает жаропонижающие. Ее колотит от температуры, но к тому же она нервничает. Нервничает из-за того, что должна завтра быть на этой долбанной философии, потому что учила, выучила все и готова щелкнуть препода по носу. Первый пакет, розовая микстура от кашля, но-шпа, темпалгин, какая-то белая таблетка в обшарпанной упаковке и пачка парацетамола. Неужели! Ли раскрывает бумажную коробку и видит пустую пластину от лекарства. Ебать, как в сказке. Брюнетка делает тяжелый вздох и думает, как ей стоит поступить. Голова чугунная. Звонить Вике — хорошая идея, но девушка будет часа через пол минимум. Стоит ли? Самой ей дойти до аптеки, которая в пяти кварталах от дома вообще не вариант. Надежда остается на соседку Аню с седьмого этажа. Девушка обнимает себя руками, растирая замерзшее тело. Она медленно возвращается в комнату, шарясь по квартире чересчур мутным взглядом. Ли неловко набирает номер, распределенный в алфавитном порядке контактов, и слушает гудки. Первый, второй, на пятом она уже отчаивается, собираясь в гордом одиночестве сдыхать от температуры. Но дальше период звуков обрывается, оповещая о том, что собеседник готов внимать мольбы больной девушки. — Черт, Ань, привет…извини, что беспокою, но у меня тут капец безвыходная ситуация, считай, что моя судьба в твоих руках. — девушка шуточно утрирует дабы перевести просьбу в менее неловкую форму. В телефоне слышится молчание, а затем приятный мужской тенор. — Кирсанова, что у вас там такое серьезное случилось? Девушка несколько раз тупо моргает, упираясь глазами в пол. В голове сейчас обезьяна с тарелочками, та самая, из мема. Она определенно не понимает, кто с ней разговаривает, но этот кто-то точно ее знает. Она убирает телефон от уха и смотрит на загоревшийся экран. Б-л-я-я-я-т-ь… лучше и не придумаешь, кривожопая рука, как ирония над самой собой. — Арсений Сергеевич, извините, случайно не тот номер набрала. — просто facepalm. — Да уж, я понял.— хмыкнул преподаватель. — К счастью, я — не Аня. А что у вас произошло, Лина? Не отстану, забота о студентах в моей компетенции. «Госпадиспасибо» — мысленно лютовала юная леди, благодаря всевышние силы, что он не видит ее смущенного лица. — Ничего. — ответила Ли. — Ничего супер ужасного, у меня просто температура и я хотела попросить соседку сходить в аптеку. Стало тихо, голубоглазая несколько раз начинала прикидывать не взболтнула ли она лишнего. Но он же спросил? Она и честно ответила. Даже поболеть спокойно нельзя. — Адрес. — Что? — девушка удивленно вскинула брови. — Диктуй адрес, где живешь. Заодно скажи, какие лекарства нужны. — тяжело вздохнул философ, намекая Кирсановой на её тормозок. — Но Арсе… — Лина. — ух ты ж блин, он и имя вспомнил. — Выполняй то, что требует преподаватель. Жду sms'ку, иначе поставлю тебе два по философии. Сбросил. Что за шантаж? Девушка в ступоре. Мало того, что она так облажалась, так ещё и придется принимать помощь. Куш поймала, так сказать. Скинет адрес — откроет дверь дьяволу, не скинет — пострадает учеба. Откуда он вообще взялся, чертов Аристотель? В конце концов, она осознает, что самое худшее, что может случиться — это ее здоровье, которое сейчас «не ахти» какое. Я Ул. Жуковского, дом 14, кв. 7. Мне бы жаропонижающие🙏 Арсений Сергеевич (Хер моржовый) Скоро буду. *** Знобило не по-детски. Девушка уже с головой замоталась в плед и ждала преподавателя, как чудо. И он явился очень скоро, но девушка вообще не обратила внимание на время. Встать с кровати — испытание, которое она тяжко преодолела. Когда Ли раскрыла входную дверь, то сощурилась от подъездного освещения, которое било в глаза, тупой болью отдаваясь в висках. От Арсения веяло морозной прохладой. Он мягко смотрел на заспанную и больную девушку, удерживая в руках несколько пакетов. — Ну ты и даешь, Кирсанова… — вручая девушке лекарства, сетовал преподаватель. — Прямо перед экзаменом по философии заболеть, не похоже на совпадение. — Я приду, мне очень нужно завтра с вами поговорить… — девушка замялась. — Спасибо Вам большое! Вы проходите, я чай сделаю. — Чудо, я же шучу. — удивленно произносит педагог. — Тебе лечиться надо, никакой учебы, пока здорова не будешь. И чая тоже! Иди ложись, буду лекарствами отпаивать. Либо он такой гад только в универе, либо ей подменили предметника. Она такую заботу в последний раз ощущала от бабушки, когда валялась с ангиной. Девушке ничего не осталось, как идти и лечь, перед этим показав план квартиры Арсению. Голубоглазый вертелся на кухне и шуршал целофаном, а потом его силуэт показался в проеме. Молодой преподаватель держал в руках несколько таблеток и чай. Окинув дрожащую девушку жадостливым взглядом, он сел на корточки и всучил ей в ладони кружку. Над напитком витал пар и аромат чего-то ягодного. Девушка под внимательным присмотром сделала глоток и приятно удивилась. Черный чай был смешан с каким-то очень вкусным вареньем и отдавал терпкой кислинкой лимона. — Вот, выпей. — парень аккуратно вложил две белоснежные таблетки в руку девушки. — Жаропонижающее и имунное. Тебя что конкретно беспокоит? Температуру мерила второй раз? Ли отрицательно покачала головой, а затем прислонила руку к шее. — Горло болит, но таблетки я уже сосала. — она неопределенно пожала плечами. Лицо философа приобрело строгости и он хмуро оглядел хрупкую фигуру человека напротив. — Кирсанова, я спрей купил, сейчас примешь. Но для начала измерь температуру. — Арсений аккуратно привстал с корточек и направился в коридор. — Завтра вызовешь врача, а пока поспи. Сон — лучшее лекарство. — Спасибо. — девушка растянула уголки губ в благодарной улыбке и прикрыла глаза. Она не стала думать, как ей поступать дальше, а просто отдалась случаю. У нее, как минимум нет сейчас сил на вежливость и гостеприимство. Думаю, у нее еще будет возможность проявить эти качества. *** К двум часам температура спала, но не полностью. Все это время он был здесь. Ни студентка, ни ее педагог не понимали, зачем. Зачем чужой человек решил помочь? Зачем просидел всю ночь, прислушиваясь к неспокойному дыханию девушки? Зачем нервничал, как параноик и держал в руках телефон, готовый в любой момент набрать номер скорой помощи? Но ответ есть. Люди не контролируют, за кого им цепляться. Влюбляться им в кареглазых или сходить с ума от блондинов. Курить одну сигарету на двоих или ждать любимого возле операционной. Они просто чувствуют, что сейчас это их жизнь, а ей всегда мало. Мало моментов, решений, слез, объятий… Но именно человек выбирает, кем все дополнить. Сегодня один из этих питерских людей точно определился. Утром Ли стало совсем тяжело дышать, заложило нос. Она проснулась и стала моргать, всматриваясь в брюнета, чем вызвала его смешливую улыбку. — О Господи… — девушка приподнялась на локтях и взглянула на часы. — Для вас, Лина, просто Арсений. — молодой человек озорно сверкнул глазами и начал потягиваться в кресле, в котором провел большую часть ночи. — Ты как? — Вы…не понимаю. — девушка потерла лоб и снова взглянула на Арсения. Ей стало, по меньшней мере, на десять шкал хуже только из-за стыда. — Только не говорите, что провели тут со мной все это время… — Не скажу, если ответишь на вопрос. — девушка упала лицом в подушку, которая пахла лавандой, и взвыла. — Ужасно, вы же наверняка не спали! — она юркнула взглядом в окно. — А экзамен? — Ты невыносима, Кирсанова. — преподаватель усмехнулся. — Он начнется через час. Я как раз успею позавтракать и вызвать тебе врача. Кстати, у тебя автомат. И только попробуй показаться в университете, я тебя выпорю. Его слова звучали очень правдиво. Девушка до сих пор ничего не понимая, кивнула как болванчик. Какой автомат, если она даже до вуза не добралась? Если это сон, то очень идиотский. Ли аккуратно привстала и кинула взгляд на тумбу: масса лекарств, грудусник вынутый из чехла и вода. Но ее интересуют только капли с ярко-желтым колпачком. Очень быстро стеклянный сосуд оказывается у нее, а потом она распыляет жидкость, внимая далекоощутимый запах эвкалипта. Нос проходит не сразу, приходится воспользоваться несколько раз салфетками и спреем. Возобновляя работоспособность дыхательных путей, девушка заметила толстовку Арсения Сергеевича. Она лежала на кресле и привлекала внимание черным оттенком, которые разительно отличался от мебели. Ли встала с кровати и стала поправлять задравшуюся пижаму. Любимые светлые штаны и теплая, мягкая кофффта. На голове сто процентов хаос, девушка даже в зеркало не хочет смотреть. Она просто сразу же заходит в ванную и маломальски приводит себя в порядок. Это очень непривычно и интересно в какой-то степени. Когда ты заходишь на свою кухню, а там готовит какой-то мужчина. — Я и на тебя завтрак готовлю. — послышалось под звук кипящего чайника. А теперь еще и приятно. — А вы любите шоколад? — Ли мнется возле холодильника и бросает заинтересованные взгляды на напряженную и широкую спину голубоглазого, который уже вовсю орудует над овсяной кашей. Он поворачивается и отвечает таким же приторно-сладким голосом, пародируя юную особу: — А я тебя просил вставать вообще? Неоспоримый аргумент, чтобы смиренно вернуться в еще неостывшую постель с огрымным одеялом. Но не в этот раз. — Не культурно отвечать вопросом на вопрос, Арсений Сергеевич. Преподователь усмехается и снимает с плиты уже полностью приготовленное блюдо. Молча достает тарелки и ложки, словно обитает здесь далеко не первый день, а затем подходит к застывшей Лине. Она хмуро всматривается в него и немного подрагивает от слабости. Арсений смотрит, и есть ощущение, что проникает прямо в душу, а девушка замечает, что глаза не просто голубые. Они лазурные и блестят в такт настроению старшего. Кажется, у него родинки на лице, даже на носу одна есть. Такая смешная. Когда горячая ладонь перехватывает опущенную ручонку, она вздрагивает. А еще понимает, что конкретно залипла. — Люблю. — что? Девушка непонимающе озирается и сжимает его руку. Преподаватель очаровательно улыбается, облачая мелкие ямочки. — Шоколад люблю. — Она спокойно и слегка разочарованно выдыхает и разворачивается к холодильнику, отстраняясь. Схватив лежащую на полке плитку молочной сладости с цельным фундуком, протягивает ее навстречу брюнету. Он забирает протянутую упаковку и закусывает губу. — А я-то думал, как ты экзамен отрабатывать будешь… А она шоколадками откупается. — Девушка возмущенно треснула философа в плечо и села на стул. — Вообще-то, я все еще собираюсь на экзамен. — гордо заявляет она и обращает внимание на маленький кусочек масла в каше. Вся ее напыщенность куда-то теряется — ей так мама делала. — Пф, я скажу, что ты заразная и не допущу. — ответ не заставляет долго ждать. — Лина, не упрямься. — он подходит к столу и заливает заварку, находящуюся в кружках, кипятком. — Мне кажется это нечестным по отношению к однокурсникам. — Арсений одобрительно кивает, помешивая ложкой сахар. Лина пробует кашу и улыбается. Сладко и вкусно. Ей начинают нравится последствия произошедшего обстоятельства. Ей начинает нравится непреклонный Арсений. — Расскажи про мировоззренческую функцию философии. — непринужденно спрашивает ее, а сам продолжает уплетать содержимое тарелки. Девушке даже не приходится напрягаться. Она просто вспоминает одну из первых пар и ее спор с преподавателем, после которого он начал ее допрашивать, стараясь унизить перед аудиторией. — Ну, она способствует формированию целостности картины мира, представлений об его устройстве, месте человека в нем, принципов взаимодействия с окружающим миром. — она даже театрально закатывает глаза, демонстрируя свою феноминальную память. — Очень хорошо.— он удовлетворенно кивает и отпивает немного чая. — А теперь познание и основные точки зрения на процесс познания. Девушка хмурится. Она чертовски ненавидит эту тему, потому что тестов они написали немало. Про эссе она вообще молчит. Учила она долго, муторно и готова была скулить от каждого замечания насчет своих работ. — Познание, хм, процесс целенаправленного активного отображения действительности в сознании человека. В ходе познания выявляются разнообразные грани бытия, исследуется внешняя сторона и сущность вещей, явлений окружающего мира, а также субъект познавательной деятельности — человек — исследует человека, то есть самого себя. — она хмыкнула. — Вы решили память освежить или издеваетесь…? — она замечает его настойчивый взгляд и опасливо продолжает. — Основные точки зрения на процесс познания: гностицизм и агностицизм. — Прекрасно. Ну и расскажи про схему психики по Фрейду. — он скалится, ловя ее раздраженный и непонимающий взгляд. — Давай-давай, я жду. Она вздыхает и понимает, что сейчас может немного налажать, потому что в голове началась конкретная путаница. — Это топографическая и динамическая? — она скорее задает вопрос, чем отвечает. И он не возмущается, а кивает, открывая шоколад с улыбкой, как у чеширского кота. — При топографическом подходе бессознательное представляется в виде большой прихожей, где ожидают своего часа разнообразные мысли, желания, эмоции человека. Сознание — небольшой кабинет, куда периодически «вызываются» посетители: мысли и желания человека. Между прихожей и кабинетом стоит страж, который впускает в сознание только угодные сознанию мысли. Иногда страж уходит, засыпает, и часть «ненужных посетителей» прорывается в кабинет — в сознание. Но затем они снова изгоняются вернувшимся (проснувшимся) стражем в прихожую. При динамической схеме психика представляется как совокупность трех слоев — Оно, Я, Сверх-Я."Оно» — мир бессознательного, где содержатся мысли и желания человека."Я» — сознание человека, посредник между всеми компонентами психики."Сверх-Я» — давящая и влияющая на личность внешняя реальность, «внешняя цензура»: законы, запреты, мораль, культурные традиции."Я» пытается подчинить себе «Оно». Это редко удается сделать. Обычно «Оно» в скрытых или открытых формах подчиняет «Я». Фрейд сравнивает «Я» со всадником и лошадью: всадник («Я») с первого взгляда контролирует лошадь, дает ей команды, но лошадь («Оно») — сильнее всадника и в действительности несет всадника на себе. В некоторых случаях всадник вообще теряет контроль над лошадью и вынужден скакать вместе с ней, куда она его повезет. Также «Сверх-Я» — нормы и запреты — часто подчиняет «Я». — Ну вот, Кирсанова. — он протягивает шоколад девушке и одним разом допивает остатки чая. — Спасибо за ваши прекрасные ответы на билет 19. А теперь допиваете чай и мигом в постель. Экзамен ты сдала, в зачетке распишусь позже. И так уже опаздываю! — он положил в раковину грязную посуду и покинул кухню. Вот так персонаж. — Не забудь про лекарства, я вечером приеду. — послышалось чуть позже из коридора, а затем хлопнула входная дверь. *** В течение дня от философа приходит несколько сообщений. Он в основном осведомляется о самочувствии и дотошно распрашивает о визите врача. А рассказывать особо нечего. Женщина приклонного возраста прослушала ее и молча выписала рецепт. Она явно не была готова разглагольствовать, все по делу. Диагностировала та какую-то ангину, девушка не разбиралась в замудренных врачебных терминах. Вот так она все и передала Арсению. Он написал, что с лекарствами угодил еще в прошлый раз, остается только антибиотик. Девушка даже не пытается возразить — бесполезно. Подруге она звонит почти сразу после ухода препода. Вместо нее отвечает заспанный Стас и бормочит что-то про вечер. Короче, по абсолютно невнятной речи она распознает, что все хорошо, и подруга окажется дома уже завтра. Остаток дня Ли проводит в кровати в обнимку с лекарствами. Не ест, но пьет много чая, стараясь унять озноб и ломоту. Даже ненадолго засыпает, но вскоре ее пробуждают настойчивые звонки в дверь. — Я же говорил — в квартиру влетает философ. — Одна нога здесь — другая там. — тут же он вручает ей связку спелых банов и килограмм мандаринов. — Витамины, можешь начинать уплетать прямо сейчас. — он осматривает девушку с ног до головы и строго прищуривается. — А ты ела вообще? — Ну я чай пила. — начинает она и тут же тухнет под укоризненным взглядом старшего. — Блин, Арсений, совсем кусок в горло не лезет. — Знаешь что? — хмурится он. — Это совершенно не серьезно! Если о твоем здоровье буду заботиться только я, то результатов не жди. — Хорошо-хорошо. — девушка почувствовала себя виноватой. Он ведь и вправду нянчится с ней… — Съем суп, подруга вчера приготовила. — она без интузиазма плетется на кухню. — А вы? — Воздержусь, я на работе трапезничал. — девушка мотнула плечами, мол «как знаете». Девушка застала Арсения ровно в тот момент, когда он неотрывно глазел на украшенную елку. Он сидел на полу, крутил стеклянный шар и чему-то улыбался. Крепкие руки удерживали красную игрушку. Слишком это эстетично. Ли наблюдала за ним, а он предался своим мыслям, не замечая девушку. — Как прошел экзамен? — молодой человек вздрогнул от неожиданности и бросил взгляд за спину. Девушка присела рядом, чтобы поправить мишуру… ну или начать разговор. — Неплохо. — сдержанно высказался тот. — Приятно осознавать, что я хоть что-то смог вложить в ваши головы. — Ну знаете, вы очень интересно рассказываете, но все же… — интригующе потянула девушка. Она улыбается, немного облачая зубы, и открыто усмехается, глядя в хрустальные глаза напротив. — Порой, мне хотелось кинуть в вас учебными материалами. — Молодой человек начинает в голос смеяться, а Ли шире раскрывает глаза и пытается передать всю серьезность сказанного мимикой. — Вы все время пытаетесь меня завалить, а еще вчера я собиралась идти к вам вместе с деканом. Но меня интересует только одно: почему такое необъяснимое отношение вы проявляете только к моей персоне? В какой момент я перешла дорогу дьяволу? — Считай, что я так любовь прояляю. — еще не до конца поборов приступ смех, произносит брюнет. Он зачесывает волосы рукой в обратном направлении, закусывает бледно-малиновую губу и продолжает. — Если без шуток, то я увидел в тебе потенциал еще с самого начала обучения… но не разглядел стремления к этой науке, потому и пришлось прибегнуть к радикальным методам. — лицо девушки с каждым новым словом Арсения Сергеевича менялось, но было не ясно в какую сторону. — Вы меня своими радикальными методами чуть до нервного срыва не довели. — недовольно произносит она, надувая щеки и хмурясь. Арсений колеблется, но все решается и приобнимает ее за плечо. — Знаешь, Лина, ты определенно моя любимая ученица. — Кирсанова задыхается от удивления, а через мгновение на ее белоснежных щеках появляется небольшой румянец и она сдается. Жмется носом к шее преподавателя и обнимает в ответ. — Почему? — доносится робкий голос, а по коже Арсения пробегает табун мурашек от горячего дыхания, коснувшегося его. Он опускает подбородок на макушку головы девушки и сознается. — Честно — не знаю. — он начинает копошиться в кладовых памяти, вспоминая все связанное с этой хрупкой девчонкой и просто рассказывает. — Когда ты зашла в первый раз в аудиторию, наверное. Ты была до жути любопытной: осмотрела тщательно кабинет, прошагивая в своей розовой рубашке с рюшами, а потом такой взгляд на меня бросила, что даже как-то неприятно сделалось.— его рука перебралась выше, он в порыве чувств неловко задел открытое плечо ученицы и стал перебирать её блестящие волосы. — Никто так не смотрел, мне казалось, что ты выразила этим взглядом презрение. Но меня больше обидело то, что посмотрев, ты еще и прошла в самую заднюю часть помещения. А потом как-то совсем не заладилось… — Потому что вы взъелись и стали набрасываться на меня со своими вопросами, как стая бешенных волков. — дополнила девушка. — А вчера я услышал, как дрожал твой голос. Впервые. И я испугался, потому что все время ты казалась такой сильной и гордой. А услышав, как просишь о помощи, я понял, что пожелею, если пройду мимо. — девушка притихла. Она спустя мгновение выбралась из его рук и вздернула бровь. — То есть, — начала она насмешливым тоном. — Вы вели себя, как напыщенный индюк, только потому что я Вам понравилась, но совершенно случайно посмотрела как-то не так, как должно было Вам казаться? — она встала и переступила через него, хватаясь за подушку, лежащую на диване. — Арсений Сергеевич, вы — идиот. И НИКАКАЯ ФИЛОСОФИЯ ВАС ТЕПЕРЬ НЕ СПАСЕТ! — Дааа, она заехала этой самой подушкой ему по лицу и на одном ударе останавливаться не собиралась… К концу неравного боя комната имела слегка потрепаный вид: сдвинутый на середину диван, вздернутый ковер, с полок повалились статуэтки, плед валялся где-то на подоконнике. Но все осталось вполне целым. В том числе и подушки. А вот девушка потратила все силы, чтобы выбить весь спектр эмоций, который ей пришлось испытать за учебное время. И теперь она довольная мереет температуру, валяясь на груди у одного из самых красивых преподавателей. Но определенно самого глупого) —Переезжай ко мне. — не ожиданно выпаливает тот. Девушка поперхнулась собственной слюной. Кажется, он торопится.— Я хочу отпраздновать с тобой Новый год. У вас тут так уютно… — как бы невзначай продолжает он. — Хочу, чтобы дома было также. — Рано. — сказала Ли переворачиваясь на живот, чтобы было удобнее смотреть на… кого? Кто он ей? Они так и не обозначили отношения… — Я Новый год с друзьями праздновать буду, но если хочешь, то можешь с нами. — голубоглазый огорченно вздохнул, отвернулся, а затем вовсе принял седячее положение, заставляя девушку покинуть удобное место. — Только не говори, что обижаешься. Мы ничего не решили и я даже не уверена, что могу обращаться на «ты». — она озвучила все свои сомнения. Разговоры — лучшее предотвращение недопониманий и ссор. Молчание, каждый размышляет над сказанным. В их положении отношения — это действительно сложно. Ровно до тех пор, пока Лина не закончит университет. — Я хочу создать с тобой массу новых и счастливых моментов своей жизни. — произносит Арсений. — Ты хочешь быть рядом? — вау. Это слишком мимишно и девушка согласна, но… — Арс, мне очень жаль и не хочется тебе этого говорить… — драматично начинает Ли. Она берет его за руку и ловит напуганный взгляд. — Но прощайся с холостяцкой жизнью, потому что теперь в нее врываюсь я. — продожает та, начиная в открытую хохотать. —Ах ты ж коза! — подрывается он, на ходу пресекая попытки девушки сбежать. — У меня чуть сердце в пятки не ушло. — Потому что влюбился и отпускать ее уже ненамерен. Он целует, первый раз. Да так нежно, словно бабочка касается бархатной кожи. Он вкладывает в этот поцелуй все свои чувства. Ли улыбается, не разрывая такой сладостный момент. Ей тепло. Она тает рядом с ним, как шоколад на водяной бане. Дрожащие ресницы прикрытых век щекотят лицо, воздуха мало… *** Аудитория кишит оживленной толпой студентов, которые после праздников выглядят белее пригодными для обучения. Вторая пара сегодня — философия. Группа, не наговорившаяся перед первой парой, с жаром обсуждает прошедшие каникулы. Почти все рассказывают, как отходили после вписок. Есть и те, кто улетел загорать на песочке этим годом. Все провели время в комфортной для них обстановке. Отдохнули и почти готовы к началу обучения. Ли рассказывает о том, как пару раз распласталась на льду в Новогоднюю ночь, но утаивает подробности того, кто ее учил стоять на этих самых коньках. В помещение проходит Арсений Сергеевич. Группа тут же расползается по своим местам и преподователь приветствует всех. — Ну что? — воодушевленно начинает тот.— Как отдохнули, умники? — по аудитории разносятся различного рода ответа, но в основном: «хорошо» и «прекрасно». Ли лишь улыбается, соглашаясь с одногрупниками. Ей было очень хорошо в эти праздники. — Вот и замечательно. Я провел выходные с любимым человеком и это лучшее, что могло быть. — Ну Сергеевич, сейчас растопишь девчонку и она при всех тебе на шею кинется. — Оно ж и видно. — произносит соседка по парте. На вопросительный взгляд Ли она лишь качает головой. — Посмотри, у него же космическая галактика на шее и ключице. Согласись, с таким парнем и ролевые не нужны. Препод же… — под утверждения рядом сидящей Кирсанова отчаянно краснеет. Она та знает, кто этот шедевр на его теле сотворил. И быстро печатает парню сообщение. Я Арс, застегни рубашку. Мне уже намекнули на винегрет, который у тебя там. Арс❤ Солнце, пусть смотрят. Ты когда заканчиваешь? Я Еще не знаю, после пары скажу) На редкость интересная пара. Взбалмошная, но смышленая девушка и сдержанный преподователь. Почему бы нет? Теперь философия для девушки станет самым любимым предметом.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты