Дистант мой дистант...

Слэш
NC-17
Закончен
57
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Миди, 49 страниц, 1 часть
Описание:
АУ, где Дазай – препод по английскому, а Чуя – один из учеников 10 класса. И у них дистанционка…
Примечания автора:
Лёгкая работа без какой-либо драмы - так, просто, для получения тёплых и весёлых ощущений)))
И да, не обращайте внимания на орфографические ошибки, автору просто лень их исправлять, но он честно-честно знает русский язык))
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
57 Нравится 14 Отзывы 12 В сборник Скачать

***

Настройки текста
*Gmail* –Здравствуйте, я Накахара Чуя из 10Б, а это задания по английскому за 13 число.*приложение* –Здравствуй, а я Дазай Осаму, учитель английского) "Серьёзно? Даже скобочка в конце? Шутник, блять..."– единственная мысль, которая пришла Чуе на ум после того, как получил это сообщение от их нового учителя. Кто вообще переводится в школу посреди учебного года? Но даже тот факт, что Накахара ещё ни разу не видел этого юмориста, не отменяет того, что он уже начинает бесить его! Может, другим бы и зашло то, что преподаватель так доброжелательно настроен, да и ещё и молодой специалист по слухам… Очередной молодой специалист, который ничему толком не будет учить. А жаль, рыжику ведь английский надо будет сдавать в 11, ну и чёрт с ним! Сам справится! Вообще, Накахаре всегда легко давались все предметы в школе, он никогда особых сил не прилагал. Когда одноклассники спрашивали его, как он со 2 го класса и до сих пор является круглым отличником, он отвечал, что само так получилось. А ведь как это обычно происходит? В начальных классах дети ещё не знают, что такое отлынивать и лицемерить, вот и делают всё в меру своих сил. Тогда обычно и выясняется, кто на что реально способен. Это нормально, что человек не многогранен – то есть он может быть гуманитарием, технарём, биологом или ещё кем–то. Это только потом, в более старших классах, когда дети взрослеют, они сами начинают контролировать, что делать из предметов, а что нет. Вот тогда кого–то съедает лень или собственный статус, который не позволяет учиться хорошо. Вот и то стремление из начальных классов сделать всё лучше всех пропадает. Ученикам становится просто похуй. Но не всем… Кто–то, у кого и в начальных классах само собой получалось всё хорошо, сейчас тоже продолжает делать все уроки в том же духе, не зная, как можно иначе. У кого–то просто есть способности изначально и с годами он только развивает их. И всё становится легко! Да, иногда муторно, но не сложно. Вот и Чуя был таким. Он никогда не устраивал истерик от того, что не понимает геометрию или алгебру – он в равной степени в них разбирался, находя даже некое удовольствие в процессе. С русским и английским у него тоже всё хорошо, даже замечательно. С этими языками он действует скорее интуитивно, ведь один из них для него родной, а другой он просто прочувствовал за много лет обучения, так что тоже может определять подсознательно. К биологии он относился довольно равнодушно, но всё же исправно выполняя все задания на 5. Но так как у него в равной степени есть склонности к языкам и математике, то Накахара долго думал, на кого всё–таки пойдёт учиться. Выбор в конце концов пал на языки. А если точнее, на английский. А сейчас вот выходит так, что их старый учитель по этому предмету уволился, и пришёл новый не пойми кто, и настроен он как–то легкомысленно, что подкидывает Чуе очередного геморроя… Знания то надо где–то черпать! Год назад он ещё ходил на дополнительные курсы, только вот после развода родителей и капитуляции отца из их семейки пришлось сократить немного траты. Его мать, Коё, зарабатывала немного, но этого хватало, чтобы спокойно жить. Сначала она возмущалась по поводу того, что её сын хочет бросить курсы из–за денег, но Чуя смог её убедить, что они ему больше не нужны. Вообще, нужны, но это не критично. Ему хватает способностей и к самоорганизации, а плюсом были ещё школьные знания, но правда сейчас он чует, что всё пошло не так. Их прошлый учитель, Одасаку, был хорошим преподавателем, но, видимо, его что–то важное заставило уйти. И что же сейчас будет... На следующий день Чуе пришлось переться в школу на обязательную консультацию по математике и русскому. Еле встав с кровати с утра, он попёрся в это ужасное место, которое было таковым лишь из–за неудобного расписания. Была середина февраля, и снег всё ещё лежал повсюду, а температура –10° – обычное явление для его краёв в это время года. Накахара шёл в наушниках, на вахте у него быстро измерили температуру и обработали руки антисептиком, и он наконец направился к своему шкафчику, чтобы снять одежду. Заперев дверцу и уже подходя к лестнице, подметив заодно, что никого из людей не встретил, рыжик не услышал чьи–то быстрые шаги,приближающиеся из–за угла, а в следующую секунду оттуда вылетел какой–то придурок с кипой бумаг и, естественно, не заметив Чую, врезался в него! Все документы упали на пол, как и рыжик с этим человеком. Ударившись больно копчиком, Чуя на автомате сматерился и тут же стал потирать ушибленное место. Да, учится то он хорошо, но вот манерами, да и вообще характером обладает тем ещё… сучьим. –Бля, смотри, куда прёшь! – воскликнул он, поднимая полный ненависти взгляд на этого дауна, что испортил ему ещё не начавшийся день ещё больше. –Как грубо, молодой человек! Вы так со всеми учителями общаетесь? – послышался довольно насмешливый голос из–под бумажек, и только потом Чуя наконец смог разглядеть, кто в него врезался. Это был мужчина, ну лет 20, не больше, не меньше. Хотя, раз он ляпнул про учителей, то ему должно быть минимум 23… Этот чертила был высоким, стройным, шатеном, а ещё у него были какие–то бинты на запястьях и шее, виднеющиеся из–под обычного чёрного костюма. Красивый, сука. Только вот… –Дайте угадаю – Дазай Осаму? –О, как мило) Меня ещё не было на очных уроках, а ученики уже в лицо знают))) – самодовольство так и пёрло из него, и Чую это почему то только больше из себя выводило. –Вроде бы учитель, но сбили меня именно вы! –Ну уж извини) Я не знал, что здесь такой крутой поворот. Кстати, не покажешь,где учительская?– и обворожительно улыбнулся в конце, сволочь. Чуя ему что – ученица, чтобы соблазнять!? Ещё и изучает его взглядом так тщательно, явно довольный зрелищем,и при этом оперативно собирая бумаги. Кстати про них… – Не хочешь помочь?– спросил он, с нотками обиды в интонации и немного выпятив нижнюю губу. Не, ну он точно взрослый человек? –Сами виноваты, сами и разбирайтесь, – угрюмо отвечал Чуя, вставая и оттряхиваясь. – Не буду я вам ничего показывать! Сами найдёте, а я и так из–за вас опаздываю, – брезгливо бросил под конец Накахара, обходя весь этот бардак на полу и уже поднимаясь по лестнице. Но ему в спину тут же прилетела следующая фраза от преподавателя: –Я ведь могу тебе и аттестат угробить из–за такого неуважительного поведения! –Каким образом? – с вызовом хмыкнул Чуя, замерев, но так и не обернувшись. – Вы даже моего имени не знаете! –А вот это не проблема. Дистанционка же когда–нибудь кончится, и я смогу воочию познакомиться со всеми учениками и с тобой в том числе) –А я к тому моменту может переведусь нахуй отсюда! –Ну, тогда мне сейчас не составит никакого труда догнать тебя и проследить,в какой кабинет ты зайдёшь, и поинтересоваться у твоего учителя,кто же ты~ – его аура так и источала самодовольство, что Накахара хорошо ощущал даже спиной. А ещё у него, кажется, начал дёргаться глаз... –Вы серьёзно собрались маньячить и играть в догонялки в школе? Как вы учителем, прости Господи, стали…. –Ууу, а вот сейчас обидно было!– опять сказал Дазай наигранно обиженным голосом, и, судя по звуку, он уже собрал все бумаги и приближался к нему. Остановился он на ступеньке ниже Чуи, который всё ещё стоял к нему спиной, и так как Осаму был выше, то это немного сравняло их в росте, но не на радость рыжику. Вдруг он почувствовал горячее дыхание прямо у своего уха, что заставило его вздрогнуть непонятно от чего. А потом раздался тихий, вкрадчивый голос учителя с нотками угрожающей хрипотцы. У Чуи прошлись мурашки по коже. – Тебе следует иногда придерживать свой нахальный язычок… Накахара Чуя. А вот сейчас вообще было неожиданно! Как он…? Будто почувствовав наяву смятение Чуи, Дазай с ухмылкой отстранился от него и начал подниматься выше по лестнице, продолжая говорить будничным голосом: –Не стоит носить именные рюкзаки, если хочешь остаться инкогнито! – весело бросил он, а потом ушёл куда–то. Мда… получается, он уже знал, где находится учительская, а Чуя ему нужен был только, чтобы… чтобы что? Хороший вопрос… Больше они не пересекались в школе, но Накахару весь день так и не отпускали мысли об их новом учителе английского. Ночью, уже засыпая, он думал о том, что этот идиот ещё и умён! Это касается его рюкзака – да, он именной, но это не подразумевает, что полное имя рыжика было написано большими буквами на лицевой стороне, вовсе нет. Просто сбоку было специальное место, куда можно было запихнуть бумажку, действительно написав своё имя. Только вот Чуя сделал не совсем так. Он написал лишь свои инициалы на английском – NC – и всё! Всё! Как этот с виду идиот смог догадаться!?!? Неужто перерыл в памяти, кто из его учеников отправлял ему задания и чьи бы имена подошли? Ну даёт… Вообще, после этого Дазай немного поднялся в его глазах, но вот как педагог Чуя его всё ещё не знает. Те задания, которые он отправлял ему, были, скорее всего, оставлены Одасаку – это было видно по стилю. А этот Осаму видимо только осваивается, а значит, пиздец ещё только впереди! И Чуя не прогадал… Спустя неделю им классная руководительница присылает план на неделю, и Накахара видит, как во вторник, четверг и пятницу у них стоит английский… в зуме! Эта сволочь, видимо, тогда реально задумалась, что учеников то лучше знать в лицо, вот и выкрутился! Вообще, у рыжика ещё и другие несколько предметы велись подобным образом, химия и физика например, но он не думал, что и этот уёбок додумается. Бесит. Но делать было нечего. Судьба распорядилась так. И вот наступил столь долгожданный вторник, и Чуе пришлось подключаться к их первому онлайн уроку по английскому. Когда он вошёл в конференцию, то оказалось, что весь класс уже активно болтал с новым учителем, перебивая друг друга и стараясь задать именно свой вопрос. Причем вопросы были нифига не по учёбе и в основном от девчонок, которые даже через камеру просекли, какой у них препод красавчик. Накахара на миг подумал, что может ещё не поздно уйти отсюда, но тут вдруг раздался голос этого придурка с призывом к тишине и о начале урока. –Итак, для только что вошедших повторяю – меня зовут Осаму Дазай, я ваш новый учитель английского. Сразу говорю – я справедливый преподаватель,так что не собираюсь валить всех просто так. Даже если у вас нет нужных способностей к моему предмету, я буду оценивать объем ваших стараний. Халявы не потерплю! И постараюсь научить вас полезным вещам, которые действительно могут пригодится, – когда учитель говорил, его голос, словно патока, как–то чарующе воздействовал на всех учеников, полностью завладев их вниманием, и даже самые буйные не пытались его перебить. Тем временем Дазай продолжал говорить, обаятельно улыбаясь в камеру. – По поводу домашнего задания – я буду разделять его на два вида. Для тех, кто сдаёт английский в 11, и для тех, кто нет. А теперь, будьте добры, скажите, кто из вас собирается это сделать? –В нашем классе только Чуя будет! Чуя Накахара. Он в конце списка… – моментально ответила староста, неловко смотря в объектив и, кажется, строя глазки новоявленному учителю, собственно, как и вся женская половина класса. Ну что ж такое… Рыжика это почему то очень взбесило, а ещё взбесила сама староста. –Спасибо, Хигучи! Сам то я не могу за себя ответить! – саркастично бросил он, злобно стреляя глазками в камеру. –Ну что ж ты, Чуя, такой злой. Она ведь ничего такого не сделала, – начал вещать своим приторно–слащавым голосом преподаватель, смотря с улыбкой и укором, кажется, прямо на него. –Я – злой?– тут же взвился Накахара. – Действительно, чего это я – меня сбивают в школе всякие придурки и заставляют больно удариться об пол – и я после этого должен быть шёлковым? – саркастично добавил он в конце, тоже в ответ пялясь на учителя через монитор. –Нууу, всякое в жизни бывает. Не стоит беспокоиться по таким пустякам~ – Дазай, кажется, принял его вызов. Вон как самодовольно скалится, падла! –Знаете что, вы… – начал было ученик, но его перебила эта вездесущая староста! –Вы извините Чую, пожалуйста, Дазай–сан! Он у нас всегда был остёр на язык! –Да что ты) Ну, ничего! В классах бывают разные дети, но моя задача – найти подход ко всем, чем я и планирую заняться в ближайшем будущем, – его голос опять успокаивающе подействовал на всех. Ученикам почему то просто хотелось сидеть и внимать всему, что тот скажет, но только не Чуе! На него это обаяние почему–то не действовало! А Осаму, тем временем, потихоньку переключился на сам урок английского. Как понял Накахара – педагог сейчас просто оценивал знания языка, задавая всевозможные вопросы и заставляя участвовать весь класс. Весь, кроме Чуи. Его он за урок так и не спросил. Ни разу. Удивительно… Но, Накахара понимал, что пиздец начнётся там, дальше, поэтому терпеливо ждал окончания урока. Когда все начали расходиться, Дазай попросил рыжика задержаться ненадолго. Скрипя зубами,Чуя еле заставил себя убрать курсор мышки от кнопочки 'отключиться'. Дождавшись, когда все выйдут из конференции, Осаму почему–то с каким–то воодушевлением взглянул прямо на ученика. Тот незаметно сглотнул. А затем послышался довольно сочувствующий голос: –Сильно скучно было? – Чуя сначала впал в ступор, ведь весь урок он анализировал лишь стиль обучения нового преподавателя, а в смысл вопросов особо не вслушивался, так как они действительно были все лёгкими для него. –Я просто это всё давно уже знаю… – пробурчал он в итоге, недовольно глядя на Дазая, который, по сути, занимает его личное время. –Отлично! Хотя, я меньше всего ожидал, что такой, как ты, захочет сдавать английский… – хмыкнул учитель, из–за чего опять вывел рыжика из себя. –Да идите вы со своими предрассудками! Это я должен удивляться, как такой болван, как вы,сумели стать учителем! – выпалил он на одном дыхании. –Ну вот опять ты обижаешь меня, Чуя–кун! – наигранным голосом отозвался Осаму. А потом вдруг усмехнулся, слегка пододвинувшись ближе к камере и даже, кажется, понизив голос на тон ниже. – Я же ведь тебе уже говорил, что иногда стоит попридерживать свой язык. Им обычно в другом месте работают, но.. этому мне только предстоит тебя обучить, – коварно улыбнулся препод. – А пока – до связи! Я буду присылать тебе задания твоего уровня. Не скучай! – в конце, буквально пропев, хитро смотря в последний раз и тут же отключаясь, оставил Чую сидеть в очередном ступоре. Он… сейчас серьёзно? Про язык? Не, ну точно педофил – это Накахара смекнул уже давно,но почему то по коже всё равно прошлись мурашки какого–то предвкушения. Словившись на последней мысли, Чуя тут же одёрнул себя, ведь довольно бурная фантазия начала сразу же вырисовывать картиночки, где его учат правильно работать языком… Ну нееее!!! До такого Накахара докатиться точно не мог! Этот препод слишком высокого о себе мнения – это скорее он будет отсасывать рыжику! И точка! Но и эту мысль Чуя поспешил от себя отогнать, ведь не врубался, почему вообще думает о таком. А Дазай действительно через какое–то время прислал ему сообщение по электронке. Рыжик сначала из принципа не хотел читать и что–либо отвечать, но любопытство пересилило, и он быстро начал просматривать содержимое. Прочитанное сначала повергло его в ярость, ведь этот Осаму–ублюдочный–Дазай предлагал перевести его вообще на индивидуальную программу обучения, так как он единственный сдающий в классе. И всё бы ничего, если бы под этим не подразумевались две очные консультации в неделю… Не, ну эта сука наверное просто добивалась того, чтобы встретиться с Чуей в реальной жизни, а не по компу, а подготовка к ЕГЭ – лишь предлог. Но предложение всё–таки было заманчиво тем,что в таком случае Накахара освобождался от уроков вместе с классом, а ещё хоть какой–никакой, но репетитор ему бы не помешал. Блять. И вот как с этим жить? На душе почему–то противно скребли кошки, когда он набирал ответ о том, что согласен. В следующую же минуту ему пришёл улыбающийся смайлик, а вместе с ним и парочка заданий. Не, ну что за человек!? Он вообще может быть серьёзным взрослым? Чуя уже начинал жалеть, что подписался на всё это… *** Когда настал день очного занятия по английскому, Накахара через силу заставил себя пойти в эту долбанную школу. Когда он зашёл в класс, то с удивлением отметил, что помимо него там есть и другие ученики, правда Дазай с ними уже активно что–то обсуждал, причем на английском,и причём что–то из ЕГЭ. –О, Чуя–кун, здравствуй! Проходи, садись, – всё ещё не переключаясь на русский, сказал учитель, тепло ему улыбнувшись, и Чуя с облегчением пошёл и сел за первую парту второго ряда. Он был рад, что заниматься будет не один на один с этим долбоёбом. Только вот какого же было его разочарование, когда Осаму быстро раздал какие–то бумажки, и ученики тут же стали собираться и уходить… Ну нет! –А хули я должен один заниматься с вами? Почему вы не позвали меня вместе со всеми?– тут же начал гневную тираду Чуя, как только все покинули кабинет и он остался один с учителем. –Потому что, по правилам школы, детям разных классов нельзя пересекаться) – невинно улыбаясь, сказал Дазай, весело глядя на Накахару, который сейчас чуть ли не щёчки дул от обиды и выглядел очень мило. –Но я же всего один! Можно было бы сделать исключение! –Нет, нельзя. Я только устроился в эту школу и не хочу, чтобы меня сразу же выгоняли. Чуя обречённо вздохнул, принимая поражение и доставая пенал, который был единственной вещью, что он принёс. –Вот, держи один вариант заданий. Хочу оценить твои способности, чтобы знать,над чем работать. А мне сейчас надо ненадолго отлучиться, так что не скучай!– бросил напоследок преподаватель и смылся куда–то из класса. Накахара лишь облегчённо вздохнул от того, что хоть какое–то время не будет лицезреть эту тупую морду, с каким–то удовольствием приступая к заданиям. Осаму не было минут 20. За это время рыжик уже успел всё сделать и теперь лежал на парте, тупо пялясь в потолок. Учитель зашёл в класс вместе с очередной кипой бумаг, очень похожой на ту, с которой он был, когда они впервые встретились. Дазай поставил это всё куда–то на пол и подошёл к ученику, нависая над его головой. –Лежать на парте нехорошо, Чуя–кууун~ Для этого есть диван вооон за теми шкафами, – протянул он, как–то загадочно улыбаясь, видимо, замышляя что–то сделать. Во избежание этого чего–то Накахара поспешил слезть с парты и тут же протянул выполненный лист с заданиями. –Я свободен?– с надеждой спросил он. –Неа) Мы сейчас вместе будем разбирать твои косяки, так что не спеши никуда, – хмыкнул Осаму, садясь рядом с недовольным рыжиком и начиная пробегать глазами по выполненному. Минут пять они сидели в молчании, пока учитель проверял весь тест. Он ничего не говорил, и Чуя уже было подумал, что у него всё правильно, и домой он пойдёт всё же прямо сейчас, но не нет же... –Я насчитал 10 ошибок. –Что??? –Да, это определённо лучше, чем было у учеников, пришедших до тебя, но всё же есть, куда стремиться. А теперь начнём. Переделай вот это… – Дазай ткнул на одно задание, пододвигая Накахаре листочек, и последний сразу же навис над ним. Сначала подумал минутку, а потом, найдя ошибку, довольно обвёл правильный, по его мнению,ответ. –Неверно, – тут же раздался низкий голос учителя прямо над ухом Чуи, который, видимо, слишком погрузился в работу, раз не заметил, как опасность подкралась совершенно незаметно. Шатен слегка наклонился к нему, опираясь на парту, и застыл так, что их головы чуть ли не соприкасались. Накахара, когда это понял, тут же дёрнулся немного вбок, но далеко отстраниться не мог, а со стула лететь не хотелось. А Дазай, тем временем, изучал то, что написал Чуя. – Довольно распространённая ошибка, и я по идее понимаю, какой логикой ты руководствовался, но смотри… – как ни в чём не бывало вещал препод, а рыжик, сначала немного прифигев с его наглости, всё же тоже склонился над заданием, слушая, что ему говорят. А советы, оказывается, действительно были хорошими, и Накахара его даже ни разу не перебил, хотя всё время не выпускал из поля зрения. А объяснять этот придурок умеет. Чёрт. Ну, может он погорячился, когда сказал, что раз молодой специалист, то никуда не годен. –Ладно. А теперь вот сделай эти номера. Для закрепления правил… – сказал Дазай, вставая со стула и начиная разминаться, чем, несомненно, заставил Чую почувствовать себя немного легче. Учитель начал просто ходить по классу, иногда чём–то там шурша. Накахара же, опять сосредоточившись на заданиях, снова потерял бдительность и не услышал, как Осаму сел за парту позади него. Рыжик вздрогнул от неожиданности, когда почувствовал чужие руки на своих плечах. –Устал?) – весело спросил препод,начиная слегка массажировать плечи подростка. Последний,в свою очередь, сначала не понял, что происходит – он лишь наслаждался тем, что вытворяли чужие руки, и даже в какой-то момент готов был застонать от удовольствия. Его тело действительно немного затекло от долгого сидения в одной позе. Но Накахара быстро вынырнул из этой сладкой неги, вспоминая, кто и что сейчас делает ему. Он тут же отстранился,из расслабленной позы принимая напряжённую, и повернулся к учителю, гневно уставившись на него. А тот уже успел сложить свои лапки на стол и лучезарно улыбался ему. Ну прямо сама невинность! –Я закончил. Можно мне домой? – процедил сквозь зубы Накахара, сдерживаясь от того, чтобы не ударить эту смазливую мордашку напротив. –Дай–ка глянуть. Ага, глянул. Чуя снова накосячил! Радует, что уже меньше, вот только его мечты благополучно свалить домой рассыпались прахом, когда Дазай вдруг встал и взял со своего стола ещё какой–то листочек с заданием, а потом подошёл обратно к ученику и положил его прямо перед ним, уперевшись руками в края парты и нависая над рыжиком. –Читай. Хочу узнать, может ли твой язык ещё что–то, помимо того, чтобы поливать меня грязью) – проговорил педагог с довольной миной, смотря прямо в голубые глаза и в который раз за их пока что короткое знакомство подмечая, насколько они прекрасны. –Хорошо, только съебитесь, пожалуйста, с глаз моих. –Я тебя нервирую?) –Ещё как. И я в очередной раз поражаюсь своим стальным нервам. –Правда что ли? –Да. Иначе бы я уже давно перевернул эту парту и вы бы полетели вместе с ней куда подальше! –Какой же ты злюка, – притворно обиженным голосом сказал Дазай, всё же убирая руки и отходя от парты, но потом, что–то прикинув у себя в голове, подошёл и сел рядом с Чуей на стул. Последний лишь вздохнул от безысходности и начал читать. Вообще, ему всегда нравилась английская речь, и сам он любил её произносить. Вот и сейчас, читая без одиной ошибки и с нужной интонацией, Накахара честно наслаждался процессом. Слова ему все были знакомы, он понял текст от начала и до конца и просто ловил от этого кайф. Ровно до того момента, как почувствовал кое–что другое. Его бедра коснулись кончики чужих пальцев, и он тут же вздрогнул и перестал читать. –Вы что,блять,делаете?– спросил Чуя тихим, вкрадчивым голосом, всё ещё находясь в полнейшем ахуе. –Слушаю, как ты читаешь,– невинно ответил Осаму, начиная двигать пальцы выше, и тут то Чуя отреагировал, как надо. Он крепко схватил их, сжимая так, что Дазай даже пискнул от боли. –Ай–ай–яй! Больно! Пусти!– запричитал он, и Накахара хмуро выпустил руку из цепкой хватки. – Злой ты, Чуя! – теперь точно обиженно сказал учитель, тряся рукой в воздухе, пытаясь расслабить. –А нехуй домогаться. –Боже, да это даже домоганием назвать нельзя, – вымученно проныл шатен, с чем Чуя, впринципе, мысленно согласился. Хуй бы он ему что–нибудь сделал тут, хотя препод, скорее всего, имел в виду совсем другое... А Осаму тем временем встал из–за парты и глазами обводил класс в поиске чего–нибудь холодненького, чтобы приложить. Не найдя такового, он просто подошёл к окну и, приоткрыв его, высунул руку, облегчённо выдыхая. –Так вам и надо. Одними бинтами меньше, одними больше, – злорадно подметил Чуя,победно скалясь. – О боже, я кажется понял, как появились остальные! – веселью не было предела. Рыжик давно так не отрывался. – Неужели вы полгода меняли школы из–за случаев, как этот?– уже откровенно издевался подросток, на что получил недовольный взгляд уже учителя, который закрывал окно. –Ты, я смотрю, всё ещё пренебрегаешь моими советами по поводу твоего язычка, – угрожающе прошептал Дазай, но Накахара его все равно услышал, так как в классе была идеальная тишина. А потом учитель в один миг оказался перед учеником,опираясь одной рукой в стол, а другой в спинку стула, на котором сидел Чуя. У того пропала улыбка с лица и перехватило дыхание от стремительности действий преподавателя. А ещё от близости чужого лица. Бля, у него такие выразительные глаза… Чуя пожалел о всех своих словах, когда Осаму вдруг стал наклоняться ещё ближе, всё ещё излучая какую то опасность, которую рыжик так до конца и не смог для себя определить. Он крепко зажмурился, ожидая, что будет дальше. А дальше… ничего не последовало. Накахара открыл свои глаза и увидел улыбающуюся морду учителя, который изучал его лицо. Где–то внутри щёлкнул переключатель. –Ты такой милый, когда жмуришься. Прям как лисёнок!– воскликнул Дазай, а в следующий миг его уже толкнули в грудь двумя руками,да так, что он впечатался в свой стол. Но это было не так уж и больно, можно пережить. Это определенно стоило того, чтобы увидеть Чую таким. –Вы заебали меня! – проорал он –Ой, это не страшно. –Вы, блять, нормальный вообще? –Ну, смотря что считать нормальным. Это довольно философский вопрос – давай не будем об этом, а то я особо не интересовался лекциями по этому предмету в институте, а ты ещё даже из школы не выпустился, – быстро протараторил учитель, а потом схватил со стола какие–то бумаги и положил их перед Чуей. – Вот, чтобы дома прорешал и принёс на следующую консультацию. Всё, свободен, лисёнок)– усмехнулся Дазай, вытягивая руку и слегка взъерошивая рыжие волосы, за что моментально поплатился, получив по пальцам. Очередное за сегодня громкое "ай" раздалось в почти пустом классе, а Чуя, быстро собравшись, вылетел из кабинета под очередное нытьё препода о том, что его не жалеют. Не, ну он точно идиот! Придя домой, Накахара скинул рюкзак на пол и плюхнулся лицом в кровать, обессилено промычав что–то в подушку. Кажется,из него выжали все соки. Этот Дазай, Дазай… бесит! Чуя толком не понимает, как к нему относится. Он то хороший педагог для него, то, видимо, мазохист, раз делает то, за что его покалечат. Ещё и ноет потом от этого. Бесит! Но потом, как не во время, вспомнилось прикосновение учителя к бедру. Кажется, этот жест оставил чуть больше впечатлений,чем рыжик желал признать. Бляяять! И вот хули он тогда зажмурился – этот придурок наверное готов был заржать! Это что за вообще за реакция была, Накахара? Уебал бы его сразу же и всё. Подумаешь, тон сменил. А это поглаживание в конце по голове? Вроде же ничего такого, но это заставляет Чую вымученно кататься по кровати от переполняющих его эмоций. *** На вторую консультацию Чуя шёл более уверенно, но всё же немного напряжённо. Как только он вошёл в класс,то на удивление этого идиота там не оказалось. Немного подумав, рыжик вспомнил, что ему что–то говорили про диван,и сразу же двинулся к шкафам в конце кабинета. Он не прогадал – учитель, как ни в чём не бывало, развалился на этом чуток пошарпанном предмете мебели во весь рост, подложив под голову руки и слушая музыку в наушниках. Накахара подошёл к нему, нависая сверху, и подметил, что эта сука вполне возможно что дрыхнет – вон, глаза закрыты, грудная клетка мерно вздымается. А потом подросток подловил себя на том, что уже на несколько минут залип на каштановую чёлку, что сейчас немного лезла на глаза учителю. Он тут же поспешил одёрнуть себя, не понимая, чем вообще был вызван такой интерес. Ну вот Чуя наконец-то-то набрался смелости и просто сдёрнул наушники с преподавателя, а тот мгновенно открыл глаза, уставившись на ученика, всё ещё стоящим над ним. –О, Чуууя~ Ты пришёл!– растягивая гласные, чуть ли не пропел Дазай, вытягивая вдруг руку и касаясь ею щеки рыжика. Тот сразу же отцепил её от себя и отошёл от дивана. –Подъём. У меня там вопросы есть по одному заданию, – буркнул Накахара, разворачиваясь и идя к своей парте. На щеке, кажется, ещё осталось ощущение прикосновения. Чёрт! Вот и на что он подписался? –Ну, и что не понятно?– спрашивает шатен, садясь рядом с Чуей и пододвигаясь чуть ближе к нему. Рыжик лишь тяжело вздохнул и начал говорить, что не так. Осаму ему быстро всё объяснил и дал подобное задание, для закрепления, так сказать. Подросток молча начал делать его, пока учитель встал, чтобы немного размяться. А дальше всё пошло по вчерашнему сценарию – вот Дазай бесшумно подходит и садится за парту позади Чуи, на что тот сразу же бросает злобное: "Только попробуйте ко мне притронуться!" – на что учитель обиженно проскулил и затих на какое–то время. Да, Накахара сам понимал, что глупо было надеется на то, что его словам внемлют, так как вдруг почувствовал прикосновение к своим волосам. Дазай сначала их просто дотронулся, а потом намотал одну рыжую прядку на палец. Чуя со вздохом запрокинул назад руку и шлёпнул по чужой, на что сразу же услышал недовольное: "Ау!". –Я всё, – сказал он, протягивая Дазаю листочек, который он тут же взял, встав из–за парты. На удивление, сделано всё было без единой ошибки. Накахара лишь довольно хмыкнул, получая вместо этого другое задание. И так продолжалось примерно час. Рыжик что–то делал и задавал вопросы, а Осаму в это время страдал фигнёй. Он пару раз подсаживался к ученику, пытаясь сделать то, что вытворял вчера,но каждый раз, когда он протягивал руку, Чуя сильно и беспощадно бил его по рукам, мысленно злорадствуя. В итоге Дазай свалил от него, ноя, что у него теперь рука болит. Накахара на это безжалостно отвечал, мол, сами виноваты, и продолжал, как ни в чём не бывало, делать задания дальше. Вообще, за эту пару консультаций он много чего прояснил в английском. Радует, что этот балбес не совсем бесполезен и нормально так может что–то объяснить. Только вот его поползновения чутка отвлекали, да и странно всё это немного было. Хотя это давало полное право обоснованно избивать раздражающего его препода. И вообще, было даже немного смешно, но внешне Чуя этого никак не показывал. А вот Дазай, кажется, к концу занятия совсем приуныл – вон как грустно сидит за своим столом, подложив лапки под подбородок и недовольно глядя на своего строптивого ученика – ну и поделом ему. Меньше нервировать будет. Домой Чуя шёл в немного приподнятом настроении из–за того,что смог стереть эту вечно довольную улыбочку с лица учителя. Особенно он был горд собой за то, что когда уже уходил,отдавая Дазаю листочек с тестом, и тот вдруг перехватил его за руку, то Накахара его ударил по ладони так, что тот аж вскрикнул на весь класс, хорошо, что не школу. Победная ухмылка до сих пор осталась на лице, а вот у Осаму рука стала полностью красной, так как сказались и все предыдущие удары. Он тогда максимально обиженно смотрел на рыжика, а у того совесть так и не проснулась. Ну, может чуть–чуть. Совсем немного. Ведь учитель после этого полез за бинтами и даже попросил Чую замотать ему руку. Когда тот моментально отказался и уже двигался к двери, то преподаватель совсем тихо прошипел: "Вот мелкая сучка…" – что изрядно повеселило саму эту сучку, которая ещё и хлопнула дверью напоследок. А вечером ему на электронку пришли новые задания вместе с порцией нытья о том, что у Осаму, вообще–то, рука теперь распухла. Хмыкнув, подросток ответил, что он сам виноват,на что получил грустный смайлик. В этот раз Чуя почему–то засыпал с улыбкой на лице. Хотя странно, что чьи–то страдания вызывали у него такие эмоции, ведь он никогда жестоким не был. Странно, но весело… *** Утром, когда должна была проходить третья консультация по английскому, Накахара получил смску от учителя, что очного урока сегодня не будет, а будет в зуме и только вечером. На вопрос "почему?", ему ответили, что у Дазая появились кое–какие дела. Облегчённо выдохнув от того, что не придётся воочию встречаться с этим придурком,Чуя с чистой совестью продолжил спать. А когда проснулся,быстро сделал всё дз, да и время до вечера пролетело как–то незаметно. Как только он зашёл в зум, то смог увидеть следующую картину: Дазай с, кажется, немного влажной головой, в домашней футболке, по которой можно было понять, что бинты идут минимум до плечей, сейчас сидел перед камерой и выглядел, мягко говоря, заёбанным. Вид был такой уставший, что Чуя даже пробило на маленькую жалость. –Ого. Тяжёлый денёк?– присвистнул Накахара, с интересом продолжая изучать учителя. А ведь он хотел задать ему кучу вопросов, а сейчас что–то как–то… ну, не хотелось. Чисто по–человечески. Даже этот придурок, пожалуй, заслужил. –Что, так плохо выгляжу?– спросил Осаму, хмыкнув и запустив ладонь в волосы, как бы из–за неловкости. –Ага. –Ну, хоть есть шанс получить от тебя немного сочувствия! –Хах, не дождётесь! –Вот блин… –А что случилось то? –Нууу… Я сегодня представлял свой институт, из которого недавно выпустился, на одной международной конференции по дружеским связям между странами. Пришлось целый день болтать с никчёмными людишками, которые приехали сюда якобы сравнивать условия жизни здесь и на их родине, чтобы потом что–то улучшить. В общем – лицемерие в чистом виде, но мне деваться было некуда,так что вот… – вздохнул Дазай, ещё раз взъерошивая волосы. – Я это, заварю себе кофе, а то глаза просто закрываются, – как–то виновато сказал он,вставая из–за стола. Так как у него квартира–студия,было видно, как он направился на кухню и начал там что–то делать. А Чуя всё это время сидел и переваривал то, что услышал. Надо же, а Осаму ,оказывается, вызывают на такие важные мероприятия, пусть он их и находит никчёмными. Накахара тоже бы хотел так же свободно владеть языком, чтобы без труда общаться с другими людьми. Ещё он опять нехотя, но признал, что преподаватель немного поднялся в его глазах. –Ну, давай уже свои вопросы. У тебя их, по идеи, много должно было возникнуть, – сказал Дазай, садясь снова перед экраном и отпивая немного дымящегося напитка. Чуя сначала замялся, глянув ещё раз на замученного учителя, но всё же решился пару вопросов озвучить. Ладно, сегодня он не будет его мучить, хотя очень хотелось, чтобы отыграться за все подпорченные нервы. Накахара на самом деле добрый, хотя кое–кто постоянно жаловался, что это не так. В итоге они разобрали пару заданий. Подросток видел, что кофе нифига не помогает, и кажется, что учитель вот–вот отключится, но нет. Тот держался и отвечал как обычно. Чуя уже хотел его попросить на этом закончить, но тут вдруг в комнату вошла Коё. –Мам, у меня английский, давай попозже?– быстро сказал он, немного удивившись, что она пришла сегодня довольно рано. –А, да? Прости, ладно… Осаму!? – воскликнула она, подходя ближе к компьютеру и присматриваясь к экрану. Дазай занимался тем же, а потом его лицо вдруг озарила счастливая улыбка. –Коё! Так это твой отпрыск, оказывается! – удивлённо–восторженным голосом сказал преподаватель. Надо же, сейчас по нему нельзя было сказать, что тот устал. А какого хрена вообще происходит? –Давно не виделись! Ты что же – в здешнюю школу устроился? –Ага. Случаются же совпадения! –Ничего себе… А чего вид потрёпанный такой? –Дааа…. Куникида отправил на одну конференцию, видимо забыв, что я больше не учусь в его институте. –Ну да! Только он может заставить тебя что–то делать! –А вот сейчас обидно было! –Да ладно тебе. Я смотрю, у тебя бинтов прибавилось…– строго подметила Коё, а Дазай, что удивительно!, даже стушевался под её взглядом, немного почесав затылок и нервно посмеявшись. А Чуя там, если честно, как охуел так и не выхуел. На сколько эти двое знакомы!? –Ну, вообще–то, не очень то и много их стало… –Дазай! Ты знаешь дорогу в мой дом! Почему просто не зашёл и не поговорил? –Прости… –Вот идиот. Чтобы на днях обязательно зашёл! Я работаю до 8. –Всё в том же ресторанчике? –Да. –Ясно, постараюсь. Хотя у меня сейчас не так много времени. Вон – детей уму разуму учить надо, – Осаму весело глянул на Чую, который просто сидел и анализировал их диалог. Блять, это получается, что учитель знает, где он живёт!? Ну заебись! А ещё что там про бинты они говорили... –Тебя бы кто научил! –Ладно, ладно, приду как–нибудь. У тебя всё ещё есть мой номер? –Конечно. Первый в списке экстренных) –Я рад) –Ладно, не буду вас отвлекать. Занимайтесь дальше, а мне ещё ужин готовить. Мы договорились, Дазай! –Ага, до встречи!– Коё напоследок потрепала Накахару по волосам и вышла из комнаты, а Чуя тут же подсел ближе к компу и заинтересованно уставился на своего препода, у которого настроение точно поднялось за эти несколько минут разговора с матерью рыжика. –И как это понимать? –Нуу, мы с Коё знакомы давно, правда сейчас не общались так часто, как раньше. Хах, Чуя, я теперь понимаю, в кого ты такой строптивый!– усмехнулся шатен, как–то по новому теперь глядя на ученика, кажется, заново переосмысливая, кто он. Накахара решил не обращать внимания на последнюю реплику. Его интересовало кое–что другое. –Как вы познакомились? –Нуууу…. Во чёрт! Вообще–то, точно так же, как и с тобой! Мы столкнулись, когда я был на третьем курсе. Коё тогда приходила на что–то типа встречи выпускников, вот тогда мы и познакомились. Как–то случайно потом ещё раз встретились на улице, и подумав, что это судьба, решили продолжить общение. У нас было много общих тем для разговоров… –Стоять!– перебил вдруг Чуя, у которого возник ну очень важный вопрос в тот миг. – На сколько вы друзья? Только не говорите, что вы теоретически можете стать моим папиком?– к концу предложения у Накахары голос совсем сел, так как он начал слишком быстро представлять, а чтобы тогда в этом случае было бы… жуть! –Что? Неееет!– нервно засмеялся Дазай, даже отъезжая на своём кресле немного от компа,чем вызвал облегчённый вздох у подростка. – Она мне скорее как старшая сестрица, а я ей что–то типа младшего брата. –Ну слава тебе Господи! А то я скорее бы пошёл и убился нахуй! –Не надо, это моя прерогатива… –Что? –Что? А, ладно, забей. Всё, давай разбегаться,а то я больше уже не могу – спать капец как хочется. –А вы действительно собираетесь к нам прийти в гости? –К твоей маме, Чуя, к твоей маме, успокойся, – хмыкнул Осаму, понимая, куда ученик клонит. Тот всё равно тихо взвыл от такой перспективу, но потом подумал, что дома, в присутствии матери, препод должен будет вести себя как–то более сдержанно… Хотяяяя – кто его знает! Но Чуя зато будет настороже. Отключившись, Накахара вспомнил, что у него ещё завалялось немного дз, но в данный момент её так не хотелось делать, поэтому он встал и пошёл на кухню. Сейчас были дела поинтереснее, нежели какая–то там домашка. –Мам?– окликнул её Чуя, проходя и садясь на один из высоких стульев рядом с обеденным столом. Вообще, кухня у них была в стиле модерн, да и вся остальная квартира была выполнена в довольно современном стиле. Ну, хоть её смогли отсудить, не то, что машину… Э–эх. –Да, милый?– Коё, действительно, как и сказала, готовила ужин. Ага, сегодня у них итальянская паста. Неплохо… –Насколько хорошо ты знаешь Осаму Дазая? –Нууу, достаточно хорошо, чтобы знать, что он полный идиот) –Хах, я это тоже подметил! –Ты, скорее всего, меня не понял – я смогла разглядеть за этим внешне гением его внутренних чертей, которых он почему–то слушается и на самом деле совершает воистину идиотские поступки! –Ты сказала, он – гений!? Он то!? –Да, это действительно так. По другому человека, окончившего 11 классов экстерном в 16 и сразу же поступившим в институт, назвать нельзя. Он мог бы и институт пораньше закончить, если бы не… в общем, если бы не некоторые обстоятельства. –Обстоятельства?– пролепетал Чуя, всё ещё находясь в маленьком шоке от того, что этот оболтус, который вечно лыбится и пытается лапать рыжика, чёртов вундеркинд! Охуеть не встать! –Да… Я думаю, что не вправе рассказывать тебе такое. Если захочешь, сам спроси у Осаму. Это его дело, но… Я могу сказать лишь то, что он прекрасный человек. Это именно он, кстати, посоветовал мне хорошего адвоката. Благодаря ему у нас есть нормальная крыша над головой, – Чуя не видел, но, кажется, почувствовал улыбку матери. Так выходит… Накахара ему тоже обязан, что у него впринципе есть дом!? Вечер становится всё интереснее… –Ничего себе… –Да, так и есть) Надеюсь,ты не против, что он к нам заглянет? –Да нет… – Чуя заставил себя выдавить эту фразу настолько безразлично, насколько возможно. На самом деле хотелось скривиться от такой просьбы, но в то же время хотелось активно закивать головой. Всё–таки было интересно узнать, что это были за обстоятельства, из–за которой Дазай не закончил универ раньше и не устроился где–нибудь в верхушке с его то мозгами. Ведь вместо этого он работает в обычной школе и учит таких, как Чую. А ещё его вдруг осенило… –Постой! Так выходит… Дазаю всего 21!? –Ну… да. –Офигеть. Так он всего на 4 года старше меня! –Говорю же – он гений! –Идиот – вот кто он! Ай!– Накахару больно потянули за ухо, но тут же отпустили и поставили перед ним тарелку с пастой. *** Раздался звонок в дверь. Чуя, до этого лежавший в зале на диване и втыкавший в телефон, нехотя встал и пошёл открывать. На входе его встретил тот… которого вообще не хотелось встречать. Ну, может только капельку. Из любопытства. –Только посмей что–нибудь вытворить на глазах у матери!– тихо, но, как по его мнению, угрожающе сказал Накахара, вытягивая руку вперёд и указательным пальцем тыкая на вошедшего. –И тебе привет, Чуууя~ – расплылся в улыбке Дазай, зайдя в квартиру. Он тут же схватил вытянутую в его сторону руку рыжика и мягко поцеловал тыльную сторону ладони. Подросток тут же покраснел и вырвал руку. –Извращенец, – бросил он и потопал в комнату под тихий смех Осаму. Коё там, кажется, наводила последний марафет, так что именно Накахаре надо было встречать гостя. Но, так как дело уже сделано, он хотел потихоньку свалить в комнату и оттуда подслушать что–нибудь, но не тут то было. Его мама, вся красивая и нарядная(только непонятно зачем – ради этого оболтуса что ли?), вышла им навстречу и, обойдя сына, направилась к шатену. –Осаму! Рада тебя видеть! –Я тоже, Коё) А дальше Чуя наблюдал душещипательную картину, как его мать обнимается с его.. учителем. Мда. До чего дошло… На этой ноте Накахара хотел наконец таки свалить, но его окликнули. –Милый! Будь добр – сделай Дазаю кофе. –А сам он сделать не может? – возмущённо сказал подросток. –Чуя! Что за манеры!? –Ладно, ладно, сейчас… Всё ещё недовольно дуясь, он пошёл делать то, о чём попросили. Тем временем Коё и Дазай прошли вместе с ним на кухню и уселись по разным сторонам стола, начиная о чём–то говорить, пока Чуя копошащейся пчёлкой летал там и собирал ингредиенты. В какой-то момент его вдруг перехватила за живот "чья–то" рука, и рыжик удивлённо посмотрел на учителя. Его рука держала крепко, чуть прижимая к себе, а ещё хорошо ощущалось её тепло. –Мне с молоком и сахаром,– мило улыбнулся Дазай, глядя прямо в глаза и заставляя Накахару уже второй раз за сегодня слегка покраснеть. –Руку, придурок! Здесь же мать, – прошипел тихо подросток, и его с гаденькой ухмылочкой отпустили. Вот ведь… уёбок. Когда Чуя закончил делать этот долбанный кофе, то смог наконец ретироваться в свою комнату под пристальным взглядом Осаму. Накахара просто ощущал его спиной. Оказавшись за дверью, он прижался к ней и спокойно выдохнул. Так. Чего это он вообще распереживался!? Это же всего лишь его учитель Осаму–ублюдочный–Дазай. И всё. Подумав немного, Накахара решил отказаться пока что от идеи подслушивать, и пошёл делать уроки, которых осталось, слава богу, всего ничего. Когда появляется хоть какой-то настрой – лучше этим пользоваться. Так он просидел где–то с полчаса или больше, совсем погрузившись в работу, что даже не услышал, как в его комнату без стука вошли. Чуя немного вздрогнул, когда ему на плечи вдруг легли чужие руки, причём не мамины, а затем над ухом почувствовал тёплое дыхание. –Если что, я сказал Коё, что у тебя были какие–то вопросы по английскому, – сказал учитель своим бархатным голосом, одновременно слегка проводя носом по виску рыжика. Тот резко вдохнул и дёрнулся немного в сторону, уходя от прикосновения, но, видимо, недостаточно, раз руки с плеч так и не исчезли. Хотя… фиг с ним. –Вы так шифруетесь, будто мы с вами любовники, – хмыкнул Чуя, всё же взяв себя в руки и немного скося глаза в сторону, чтобы взглянуть на преподавателя. –Ну, ты не зарекайся… – и пока Накахара возмущённо пытался что–то ответить, Дазай переключился на другую тему,как ни в чём не бывало. – У тебя ошибка. Тут не Sin2x, a 2Sin²x. –Когда это вы успели стать математиком!? –Нууу, у меня в школе многие предметы хорошо получались. –Да, мама мне рассказывала, какой вы вундеркинд и всё такое, – Накахара понял, что вот он – его шанс спросить что же там такого случилось с Дазаем. Честно – его прям распирало любопытство. – Только не сказала, что помешало такому гениальному гению закончить и универ пораньше. Правда, ляпнула там про какие–то обстоятельства… –Поверь, тебе не так уж и важно это знать, – мягко перебил его Осаму, чуть наклоняясь и легко целуя Чую в макушку, отчего тот возмущённо зашипел. –Да хватит уже! –Что?) –Вы поняли, о чём я… –А вот и нет! –Да блять! –Не ругайся) Тебе что, так не нравятся мои прикосновения? –Эммм…., – Чуя замялся. Он не знал что на это ответить. Всё это так странно. – Не то чтобы они прям противны, просто... –Ну вот и всё. Сиди и не рыпайся. А дальше Дазай обнял его за шею и положил голову на голову Чуи. Последний сильно удивился. Да он впринципе уже привык удивляться любым выкидонам этого идиота… –Вам там удобно стоять?– решил подколоть подросток, заметив, как шатен стоит в явно неудобной позе, наклонившись. –Если настаиваешь – можем переместиться в более удобное место))) –Так! Нет! Всё! Отцепитесь от меня!– быстро дал заднюю Чуя, не желая больше испытывать судьбу, мало ли что этот придурок вытворит. Он скинул руки под недовольный скулёж их обладателя и попытался вернуться к алгебре, подмечая, что Дазай реально был прав насчёт ошибки, чёртов вундеркинд. –А у тебя тут миленько, – сказал Осаму, наконец выпрямляясь и рассматривая комнату его ученика. – Ого! Да у тебя тут прямо целая коллекция по Наруто! Офигеть… – шатен с энтузиазмом подлетел к трёхъярусной полке с различными фигурками,значками, игрушками и прочим. Чуя даже подивился тому, как загорелись его глаза, а когда тот, кажется, получше всё разглядел, то Накахара даже готов был поклясться, что услышал тихий восторженный писк. –Вы... серьёзно?– рыжик не верил своим глазам. Надо же… Дазай тоже фанат Наруто. Так странно. Даже, пожалуй, страннее, чем его приставания, а хотя нет. Подросток вспомнил, сколько лет его учителю и, так прикинув, решил, что это впринципе нормально для него. – Только попробуйте что–нибудь спиздить! Прибью!– лишь буркнул он. –Не посмеешь! Я твой учитель!)– весело отозвался Осаму, всё ещё разглядываю тематическую атрибутику, которую Накахара долгим и упорным трудом собирал. –Всмысле? А значит лапать меня вы себе позволяете!– возмущению Чуи не было предела, причём который раз за день! –Нуууу, ты такой милый – ничего не могу с собой поделать! –Заебись аргумент! Получше не придумали! –Знаешь, Чуя, у меня вопрос – вот как ты умудряешься совмещать формальный тон и маты в своей речи? Это так забавно) – спросил Дазай, всё таки разворачиваясь к нему и подходя ближе. –Как воспитан, – кисло ответил рыжик, следя за ним глазами. –Нууу, от сына Коё я, впринципе, мог такого ожидать~ – усмехнулся преподаватель, смотря на хмурую моську подростка. –До сих пор ума не приложу, как вы смогли сдружиться, – в итоге пробормотал Чуя, немного посверля взглядом Дазая и отворачиваясь снова к столу. –Нууу, так уж вышло!– весело отозвался шатен, садясь на накахаровскую кровать, слегка попружинив на ней. – А ничего так кроватка) Не большевата для тебя одного?~ –Ой, идите вы… –Чуууя! –Да что!? –Поцелуй меня! –Ч чего!?– шокированную мордашку Накахары надо было видеть! –Ну, знаешь, это когда двое людей вытягивают губы вперёд и… –Блять, да знаю я, что такое поцелуй! Я спрашиваю – какого хрена!? – рыжика поражала беспардонность Осаму. А ещё он сам, в целом. –Нууу, мне просто захотелось, – легко ответил Дазай, пожимая плечами и глядя своими невозможными карими глазами прямо в голубые, в которых сейчас, кажется, бушевал целый шторм. А ещё на лице подростка появился милый румянец. –Захотелось!? Вы.. вы, блять, мой учитель!! Имейте совесть!– Чуя старался сдерживать свой голос, как мог, чтобы не привлечь внимание матери. –Хмм,совесть? Что это такое?) К тому же, прямо сейчас я не твой учитель... –Идите нахуй... педофил! –А вот сейчас обииидно! Я разве домогался тебя? Да и возраста согласия ты давно достиг! –Вообще–то, домагались! –О, поверь, это были так – шалости) –Даже знать не хочу, что же для вас НЕ шалости! –А что так?) –Вы серьёзно!?!? – один культурный шок Чуи сменялся ещё более культурным, пока Дазай спокойненько так себе наслаждался его реакцией. Вон как лыбится, паскуда! Накахара заставил себя закрыть глаза и сделать медленный вдох, а затем выдох. Когда он снова их открыл, то наблюдал смеющуюся физиономию своего недоучителя. –Чуууя~ Ты принимаешь всё так близко к сердцу! –Что, простите? Вы, блять, попросили себя поцеловать – это, по вашему, вообще так просто! –Ну да! –Нихрена! –Что тебя смущает? –Да правда что–ли!? Всё! –Ты хоть когда–нибудь с кем–нибудь целовался? –Я? Ну… да. –Врёшь!) –Не вру! –Докажи! –Ага – сейчас же! На слабо не возьмёте! –Эххх, – Дазай поникше опустил голову и плечи, показательно вздыхая от безысходности. А потом вдруг ухмыльнулся и, подняв голову, снова посмотрел на Чую со смешинками в глазах. – Ладно,раз ты не хочешь, тогда это сделаю я! –Что?! Нет!! – Накахара поражался одной бредовой идеей за другой. А сейчас вообще был готов встать в оборонительную стойку, чтобы не подпускать к себе всяких извращенцев. И не зря... –Чего ты так боишься?)– слащаво спросил Осаму, вставая и подходя к подростку. Тот моментально вскочил со стула и начал пятиться. Да, со стороны это выглядело комично, но в тот момент было как–то поебать на это. –Я не боюсь! Я… просто не хочу! –Ты же даже не пробовал! –Это против норм морали! –Смотря с какой стороны посмотреть) –Блять, со всех… нет!– когда Дазаю надоела эта простая ходьба а–ля догонялки по комнате, он просто мягко схватил рыжика за руку и прижал к стене. У того перехватило дыхание от того, насколько учитель сейчас близко. Нет, главное, прижать то прижал, только вот дальше эта скотина ничего не делает – просто пялится на него, улыбаясь и прижимая всем телом. Его руки держали чуины, прижав их возле его головы. Странно – до этого момента Накахара был уверен, что сильнее Дазая, и если что, сможет легко его ударить, но сейчас, будучи прижатым к стене и ощущая его мягкую, но сильную хватку,он стал ой как сомневаться. По спине пробежался поразительной холодок. Но вот Осаму стал наклоняться к нему, и Чуя просто зажмурил глаза от наплыва чувств и от и так расшатанных нервов. С ним впервые такое – даже мелкая дрожь на миг сотрясла его тело, и шатен это определенно заметил. –Боишься?– услышал он тихий голос. Распахнув глаза, подросток увидел спокойное лицо Дазая перед собой. Потом тот неожиданно отпустил одну руку и коснулся пальцами щеки Чуи, нежно проведя ими до скулы и тут же убирая. У Накахары в который раз перехватило дыхание. – Чуя, я никогда не причиню тебе вред, – тихо прошептал шатен, аккуратно отпуская и вторую руку, внимательно смотря за реакцией парня напротив. Тот, если честно, был в ступоре. Но откуда–то взявшийся страх почему реально исчез после этих слов. Рыжик медленно сглотнул, смотря в карие глаза. Откуда взялось то ожидание того, что будет дальше? Накахара сам себе дивился, но всё же не предпринимал никаких попыток сбежать от всё ещё прижимающего его к стене своим телом человека. А потом они вдруг оба услышали за дверью шаги Коё и, даже не сговариваясь, быстро поспешили к столу. Чуя сел на стул, а Дазай плюхнулся на кровать, разворачиваясь к столу, как будто разъясняя нерадивому ученику что–то. Когда дверь приоткрылась, они начали свой мини спектакль, всё ещё не сговариваясь, перекидываясь какими–то фразами по поводу учёбы. –Дазай, ты, я надеюсь, не решил податься в репетиторы, а то я не смогу оплачивать твои услуги) –Что? Да нееет, ты что, я просто уточнял некоторые моменты. Чуя и сам бы прекрасно справился,он у тебя способный. –Правда? Ну, хорошо. Вы только надолго не засиживайтесь. Ты вообще как бы здесь не по работе!– с укором произнесла Коё и прикрыла за собой дверь. Внезапные учитель и ученик прождали где–то секунд десять,а потом, посмотря друг другу в глаза, одновременно разразились смехом, что даже пришлось сбавлять громкость, а то слышно было бы во всём доме. Они смеялись и всё никак не могли остановиться – нелепость ситуации зашкаливала! –"Он у тебя способный" – как мило) – сказал Накахара, когда они вроде справились со своими приступами. –Нуууу, я, конечно, преувеличил… –Эй! –Шучу! – снова посмеялись, но теперь не так долго. –Ладно, Чуя, я, наверное, правда уже домой пойду, – сказал Осаму вставая с постели. Он ещё раз взглянул на рыжика, а тот на него,а потом вдруг опять ухмыльнулся. – Я придумал тебе домашнее задание)– под вопросительно выгнутую бровь подростка он продолжил. – Ты должен набраться смелости поцеловать меня! –Чего!? Вы опять?! – нууу, сейчас то Чуя не удивлён. Это было ожидаемо, что от него не отстанут. –Отличное задание! Никому такого не давал!– посмеялся Дазай, немного подходя к столу и трепля рыжика по голове. Тот недовольно скинул с себя руку. – Проверка при нашей следующей встрече!– бросил шатен напоследок, уже подходя к двери. –Придурок, – прошептал Чуя, качая головой. Ну вот за что ему такое!? И только он хотел вздохнуть с облегчением,как Дазай вдруг прикрыл обратно дверь, за которую уже почти вышел, и быстро оказался у ничего не подозревающего рыжика. –Прости, но мне кажется, тебе нужно сначала узнать, как выполнять моё задание, – сказал Осаму, наклоняясь ниже и чуть приподнимая лицо Чуи. А в следующий миг его губы коснулись губ удивлённого Накахары в безумно нежном поцелуе. Подросток от неожиданности даже вцепился в руки шатена, прикрыв глаза. А его учитель, в данный момент – далеко не английского, сейчас мягко сминал его губы своими, чуть провёл языком по ним, но пока решил дальше не заходить, просто даря поверхностную ласку. Чуя не знал, что делать от растерянности, поэтому просто пытался определиться с ощущениями в тот момент. А они, сука, были приятными. Ещё как приятными! Он даже не понял, откуда взялось то разочарование, которое окутало его, после того, как Осаму разорвал поцелуй. –Вот, теперь точно всё!– прошептал он, улыбнувшись, а потом быстро чмокнул Накахару в носик и наконец таки покинул комнату, оставив Чую в смешанных чувствах. Что это, блять,было!?!? *** Рыжик уже битый час лежит в постели и не может заснуть. Он бесился от одного осознания того, что прямо сейчас ведёт себя как какая–то школьница из мелодрамы после первого поцелуя. А хотя, подождите ка – это же и был его первый поцелуй!!! Бляяяяяяя… Да и с кем он был! С его грёбаным учителем по английскому! Докатились, Накахара! Лучше не придумаешь! Подросток в который раз за ночь беспомощно взвыл и уткнулся в подушку лицом. Потом снова перевернулся и уже в сотый раз коснулся пальцами губ. Ну всё прям как по канонам! Заебись! Он, блять, будто всё ещё чувствовал чужие губы на себе, и от этого становилось даже стыдно немного перед собой. Хотелось наорать на себя: "Ты чего это, Накахара!? Неужели все эти метания из–за какого–то придурка? Что, это так много значило для тебя!?" На самом деле, когда Чуя впервые встретился тогда с Дазаем возле лестницы в школе, и когда тот слишком близко приблизился к нему и говорил что–то специально пониженным голосом на ухо, то рыжик уже понял, что с того момента начнётся настоящий пиздец. Чтобы что–то сказать ученику, нормальные учителя ведь не подходят и не стоят так близко, верно? А на последующих занятиях всё подтвердилось. Все эти попытки прикосновений на самом деле немного… смущали. А ещё вводили в ступор,так как Накахара не знал, что с этим делать. И опять же бесился от осознания, что если бы не хотел узнать, что же будет дальше,то уже бы давно пожаловался директору и Осаму бы быстро выгнали из школы. Но нет. Чуя не предпринимал ничего такого. И почему? Чёёёёрт… Он уже тогда задумывался, во что это может вылиться, и заставил себя взглянуть на Дазая в другом ключе. Да,он красивый, сволочь. А ещё умный. И непредсказуемый, чем и бесит. Бесит одним своим видом, потому что Чуя не знает, чего от него ожидать. И каждый раз, когда рыжик огрызается, он просто не понимает, как на самом деле нужно реагировать. Дазай – он… Аааааааааааа Под эти мысли Чуя всё же проваливается в долгожданный сон. *** Осаму шёл домой с глупой улыбкой на лице. Идти надо было где–то минут 15, и всё это время он снова и снова прокручивал в голове их поцелуй. У Чуи губы такие мягкие, как он и предполагал. Вообще, Дазай поражался самому себе. У него никогда не было такого, чтобы он просто видел человека и тут же хотел его поцеловать, а ещё обнять и никуда не выпускать. Сколько он себя помнил, всегда относился к людям даже слегка апатично, кроме тех, с кем он действительно дружил. А тут… Он просто увидел этого рыжего недовольного дьяволёнка в школе, и всё. У него как будто дёрнулся внутри спусковой крючок. Дазай снова думает о том, что у него никогда не было подобной тяги к другому человеку, а тем более, к его ученику. Это, на самом деле, для него тоже дико – не менее дико, как, наверное, и для Накахары сейчас. Но он просто ничего не может с собой поделать. Тогда, возле стены, когда шатен увидел страх на лице Чуи, который он так отчаянно пытался скрыть, то сам на секунду испугался, что может что–то причинить его ангелочку. Но Осаму быстро взял себя в руки и понял, что вполне может контролировать свои порывы. Так что, до поры до времени, он решил пока действовать мягко, осторожно, чтобы не спугнуть. Для него это всё тоже в новинку, но он будет стараться. Что–то ему подсказывает, что это того стоит. Но перед уходом Дазай так и не удержался. Пока рыжик был в замешательстве, он просто тупо наслаждался этим кратким мгновением, довольно подмечая, что его не пытаются оттолкнуть. Но надолго это затягивать Осаму не планировал, так что поспешил отстраниться, хоть и нехотя. Чуя должен обдумать и решить – смирится ли он с этим. Ведь Дазай не намерен отступать. *** Следующий их урок, к счастью для Накахары, прошёл в зуме. В школе проводили какую то дезинфекцию, что и спасло рыжика. Он вообще несколько дней уже ходит весь на взводе и сам себе поражается. Нет, ну он же сначала довольно терпимо воспринимал все замашки Дазая, а тут он вот что выкинул. Так просто забыть поцелуй не получится! Во время видеосвязи Чуя тоже сидел, как на иголках, а Осаму, сука такая, как ни в чём не бывало объяснял, как выполнять то или иное задание, причём с такой довольной рожей, будто понимал, о чём сейчас думает рыжик. Подросток сначала всё ждал подвоха, поэтому прослушал добрую часть объяснений, но так как учитель ничего не предпринимал долгое время, то чуть–чуть сбавил оборону, но всё равно был на стрёме. Потом у Осаму зазвонил телефон, и он отлучился на некоторое время под облегчённый вздох ученика, а когда вернулся, явно с сожалением сказал, что у него дела и вынужден откланяться. Чуя был этому несказанно рад, правда затем разозлился на себя за такие мысли. Хули он из–за этого уёбка так парится!? Тот же ничего не сможет ему сделать. По крайней мере, пока, а там посмотрим. Только вот через несколько дней, когда Коё озвучила ему свою просьбу , Накахара готов был не то расплакаться,как ребёнок, не то лезть на стенку. –Милый, ты не мог бы отнести это Осаму? Это фотоальбом из нашего института, ему просто срочно надо, а я не могу передать – у меня работа. Отнесёшь? Я дам тебе адрес, он недалеко живёт… Конечно, Чуя не мог отказать матери, которая является единственным человеком, кто заботится о нём, упахиваясь там на работе сверхурочно. Но перспектива идти к Дазаю его… настораживала. А ещё пугала и вызывала предвкушение. Аааааааа, почему так сложно определиться!? Ёбаные подростковые гормоны! Почему они именно сейчас решили взыграть!? А ещё рыжик пятой точкой чуял, что фотоальбом – это лишь повод заманить к себе Чую. Поэтому, когда он уже шёл к своему учителю,то внутри чуть ли не выл от безысходности. Только вот одновременно с этим чувством шло и некое волнение. Накахаре чуть–чуть – вот самую малость – но хотелось очутиться у Осаму. Ещё во время дистанционных уроков он заценил, что квартирка у него должна быть довольно уютненькая. А ещё хотелось посмотреть на домашнего Дазая. Не того, кто всегда как с иголочки одет в школе, пусть и выглядит безумно красиво, но и того Осаму, который… который просто вписывается в домашний интерьер. Блять, блять, блять!!! О чём он только думает!? Чуя сам не заметил, как оказался у нужной многоэтажки не так далеко от центра города. Райончик был приличным, всё новенькое, чистенькое. Двор красивый, недалеко виднеется парк. Сейчас был вечер, часов семь. Коё просила его утром, но сказала идти в свободное время, предупредив, что у Осаму уроки до трёх. Да и сам рыжик просидел со своей домашкой до пяти, а потом два часа заставлял себя подняться и всё–таки пойти к учителю. По дороге так морально и не подготовился,так как помнил, какое задание Дазай дал ему тогда в комнате. Фантомное прикосновение к губам снова появилось и приходилось облизываться, чтобы сбросить наваждение. Правда на улице поднялся ветер, да и –13° не способствовали тому, чтобы у Чуи не обветрились губы. Ну вот, заебись. Хотя… может это отпугнёт шатена? Рыжик позвонил в домофон, и ему, на удивление, молча открыли. Он не стал собираться с духом, так как немного продрог, пока шёл сюда. Потом стал подниматься на лифте на двенадцатый этаж, думая о том, что эта скотина недурно так устроилась. И откуда только деньги взялись… А вот перед входной дверью всё же возникла заминка. Квартира 36. Хорошее число – Чуе нравится. Блять, опять всякая херня лезет в голову… И только он собрался постучать, как дверь распахнулась и явила взору подростка хозяина квартиры. Тот был одет в лёгкие тёмные домашние штаны, белую футболку и песочного цвета кардиган. Собственно, другого домашнего вида Накахара от него и не ожидал. Ну не в пижаме бы он появился! Ну! –Надо же, ты пришёл) А я думал откажешься, – улыбался Осаму, смотря на него своими чуть ли не искрящимися от радости глазами. –Я не ради вас, а ради матери тут, – пробурчал Чуя, недовольно глядя в ответ. Он тут же протянул вперёд руку с пакетом, в котором лежал альбом. – Вот, забирайте уже. –О, Чуя, как мило) Спасибо, что принёс, – Дазай мягко выхватил из его руки пакет, на секунду задевая пальцами чужие, тут же немного хмурясь. – У тебя такие холодные руки! Замёрз? –Нет, я… –А ну быстро заходи! –Да блять! Мне уже домой надо…Меня Коё убьёт, если я поздно явлюсь! –А меня она убьёт, если ты простынешь! А ну заходи! Не заставляй меня пользоваться привилегиями учителя!– надо же, Осаму умеет раздражаться. –Да какой из вас учитель... – ехидно спросил рыжик. –Накахара, блин! В итоге подростка просто схватили за руку и втянули в дом. Вообще, температура на улице сама по себе не очень низкая, это просто ветер холодный поднялся. Он бы вполне мог спокойно пойти домой, но, видимо, преподаватель решил по–другому. Чуя разделся и тут же пошёл устраивать себе рум–тур. Нисколько не стесняясь, он начал осматривать интерьер небольшой квартирки. Это действительно была мини студия, только ещё и с отдельными комнатами. Больше всего его, конечно, впечатлили окна в пол, из которых открывался просто потрясающий вид на ночной город. Накахара даже залип на какое–то время, пялясь на всё это великолепие, пока вдруг внезапно не ощутил, как на него накинули плед и всучили кружку с горячим какао. Чужие руки затем мягко легли на его плечи, а бархатный голос учителя раздался прямо над ухом. –Нравится?) –Очень! Я только одного понять не могу – как вам досталось такое местечко, – Чуя сначала дёрнулся, уходя от прикосновения,но потом всё–таки обречённо вздохнул и позволил Осаму провести носом по виску и положить подбородок на его макушку, слегка обняв за плечи. Ладно, целоваться не лезет, уже хорошо. Да и… так уютнее и теплее было… –Выиграл в лотерею жизни! –Чего? –Ну... На самом деле мне просто очень повезло. Один мой иностранный знакомый хотел переехать в Россию, уже выкупил полностью квартиру, но в последний момент планы изменились, и он не смог сюда переехать. Когда я спросил его, а что с квартирой делать будет, то он просто махнул рукой и сказал, мол, хочешь – забирай. Он был достаточно богат, чтобы не заметить такого по обычным меркам транша, ну а я… я живу по девизу: "Дают – бери, бьют – беги!" –Яяясно всё с вами, – если честно, рыжик был слегка в шоке от такого везения. Всё это время он внимательно слушал, отпивая немного из кружки и отмечая, что какао совсем не дурной. А ещё он чувствовал тепло чужого тела, которое, как бы невзначай, прижимало его всё ближе и ближе. Ну что за человек… Они постояли у окна где–то пять минут, любуясь видом. Чуя почти допил горячий напиток, а Дазай там, кажется, чуть ли не уснул, положив голову боком на рыжую макушку и блаженно прикрыв глаза. Подросток смотрел на их отражение в стекле, на то, как руки шатена обнимали его за плечи, и на секунду подумал, что они выглядят прям как настоящая парочка. Эта мысль породила дрожь, пробежавшуюся по всему телу, и рыжик поспешил выбраться из объятий учителя, под недовольное мычание последнего. –Мне кажется, или вам этот альбом не очень то и срочно нужен был, – сказал Чуя, проходя к дивану и плюхаясь в него, удобно подвернув под себя ноги и укутавшись окончательно в плед. Пустую кружку он поставил на рядом стоящий столик. –Вообще–то, срочно! – отозвался Дазай, тут же беря в руки принесённое его учеником и садясь рядом на диван. Он явно не первый раз его держит в руках – вон как сразу целенаправленно начал искать нужную страницу. – Моему коллеге завтра выступать на конференции, и ему срочно понадобились для презентации отдельные фото с кое–каких мероприятий, которые были сделаны в нашем институте. Вот я и вспомнил, что у Коё, кажется, был один альбом. –А вы не могли просто попросить мою мать или меня на худой конец сфотать вам и отправить. Зачем я сюда это нёс!? –Нууу, тут некоторые фото не подписаны, а я бы не смог тебе или Коё их описать, так что… – пожал плечами Дазай, делая несколько снимков. А потом хитро посмотрел на ученика. – А ты что – так не хотел сюда идти?) –Вообще–то нет! –Да!?) И почему же?~ –Нууу… – тут у рыжика резко подскочил пульс, ведь он явно понимал, к чему клонит шатен. Он про то ёбаное задание, чёрт! По глазам видно! Видимо, весь его мыслительный процесс отразился на лице, раз Осаму в итоге засмеялся, а Чуя, недовольный, пнул его слегка пяткой, высунув ту из–под пледа. –Чуя, а ты сделал дз? – спросил Дазай, успокоившись, но тут же уточнил, увидев сразу нахмуренные бровки Накахары. – Я имею ввиду, дз по английскому! Я просто подумал, что можно было бы сейчас всё проверить и завтра не тащиться в школу… Чуя прикинул так и понял, что это неплохая идея. Задание у него было подготовиться к монологу, и он прекрасно его помнил даже сейчас. В итоге ученик был очень доволен тем, что сдал всё сегодня и завтра никуда идти не надо. Правда, у него было несколько ошибочек, но Осаму его поправил и даже дал несколько дельных советов. Вообще, пока подросток вещал на английском, тот сидел рядом, подперев подбородок рукой, и внимательно слушал. Кажется, он уже что–то говорил по поводу того, что ему нравится чуино произношение. Сейчас рыжик стал это воспринимать немного по–другому… А дальше учитель вытянул его на полноценный диалог на английском. Накахара даже втянулся, наслаждаясь процессом и, в первую очередь, своими навыками. Это было так классно – совершенно спокойно болтать на неродном тебе языке. Только вот Чуя не сразу заметил подвох во всём этом, пока не получил звонок от Коё… –Да, мам? –Чуя, ты где? –Я? У Дазая… Сама же послала меня сюда! –Да, но ты должен был уже вернуться! Видел, сколько времени?–Накахара быстро схватил телефон Осаму и посмотрел, а затем у него испуганно ёкнуло сердце. –Ой… – на часах уже было полдесятого, а если глянуть в окно, то на улице ещё и метель поднялась. Пиздец – зашёл погреться, называется! И как теперь домой добираться – на холод идти вообще не хотелось! –Не надо мне тут ойкать! Дай Осаму. Живо! – Чуя, как его и попросили, передал трубку учителю, и стоило тому только поднести её к уху, как шатен сразу же одёрнул руку с телефоном подальше. Крики Коё слышны были и подростку… –Коё, ну что ты психуешь… да нормально всё с ним… в чём проблема – ну переночует он разок здесь… да… мне не сложно… да, да, хорошо, накормлю)... ладно, пока… всё с твоим чадом хорошо будет!... ага, давай, – слушая разговор Дазая с мамой, Чуя с каждым словом погружался всё больше и больше в отчаяние. Блять! Он теперь будет здесь ночевать! Вот этого только не хватало! –Я не хочу ночевать у вас!– тут же озвучил претензию рыжик, недовольно глядя на преподавателя. Тот лишь гаденько ухмыльнулся, передавая обратно телефон. –Что, боишься?) –Ещё чего! Просто… не хочу здесь быть. –А что тебе здесь не нравится? –То, что это ваша квартира! –То есть – тебе не нравится хозяин? –Именно! –Обижаешь, – обиженно надул губы Осаму, вдруг подползая ближе, чем заставил Накахару вжаться в спинку дивана. Ноги так не вовремя запутались в пледе – не сбежать, чёрт. А Дазай тем временем вытянул руку и приблизил её к лицу Чуи, заставляя того немного зажмуриться. Но Осаму, с мелким смешком, протянул руку дальше, куда–то за голову ученика, и достал оттуда пульт. Вот зараза. –Ты такой милаха, – прошептал он, улыбаясь и показательно включая телевизор, даже не смотря на него, а сохраняя зрительный контакт с Накахарой. Последний немного покрылся румянцем. Блять… А потом, как ни в чём не бывало, Дазай сел обратно на своё место и начал листать каналы, включая какой-то с фильмами. Потом шатен встал и направился, кажется, на кухню, начиная там чем–то шуршать. Чуя наконец смог выпутаться из пледа и направился посмотреть, что же там творит его учитель. –Надеюсь ты ешь макароны с сосисками?– спросил учитель, стоило подростку приблизиться к нему. Разумеется, на достаточное расстояние. –Ем. –Отлично! Подожди минут 10. Можешь пока сок из холодильника достать, – сказал Осаму, засыпая макароны в уже кипящую воду. Ну ничего себе он хозяюшка. А, хотя, это объяснимо – живёт то он один! Чуя сделал, как его попросили, отмечая, что в холодильнике не так уж и много еды, зато есть много виски. Теперь понятно, чем он питается… Пока Дазай возился на кухне, Накахара снова залип на вид из окна, а потом пошёл искать ванную, чтобы помыть руки. Как и ожидалось, там тоже всё было новенькое, довольно роскошное даже. Особенно впечатлила его сама ванна,которая была огромной и… стояла возле ещё одного панорамного окна. Но зато как это было красиво, особенно в приглушённом свете! Может, это всё же хорошая перспектива остаться – можно было бы напроситься сюда, запереться (естественно одному) и полежать так хотя бы полчасика. Эх,было бы классно. –Эй,ты там долго? Ужин готов! Не, ну прозвучало так, будто они реально парочка. Причём женатая. Брррр… Чуя поспешил вернуться и с недовольным взглядом сел за стол. Но весь его негатив испарился, когда он начал есть. Вроде бы блюдо незамысловатое, но рыжик так, оказывается, проголодался, что уплетал всё за милую душу. Осаму же лишь сидел напротив, улыбаясь, тоже поглощая свою порцию. Когда они доели, Накахара сам напросился вымыть посуду, но у него из рук ловко забрали губку и всучили сменную одежду. Рыжик сначала хотел возмутиться, но подумал, что это будет слегка глупо. Уже в ванной он забыл, что хотел попросить разрешения поотмокать здесь какое–то время, но в итоге плюнул на это, ведь тогда была бы велика вероятность того, что сюда просто вломятся несмотря на закрытую дверь. Чуя просто принял быстро душ, надел одежду, которая, конечно, была ему немного велика, но держалась. Футболка, правда, всё время съезжала с одного плеча, но да срать. После тёплого душа у него даже немного поднялось настроение, и подросток довольным вышел в зал. Дазай сидел за своим столом и что–то там писал. Подойдя ближе, Накахара смог разглядеть на нём ноутбук, какие–то большие папки с, видимо, документами, несколько тетрадей, ручки с разными пастами и всё в этом духе. Ну да, рабочее место учителя – оно такое. Чуя тут и для себя кое–что интересное присмотрел. –О, это планы наших уроков?– спросил он, беря один из листочков. Вот он нашёл на нём то, что они недавно с Осаму проходили, а вот дальше шли, наверное, новые темы. –Ага, – ответ учителя лишь подтвердил его догадки. Сам Дазай сейчас открывал новые письма на электронной почте, очевидно, проверяя работы учеников. Просматривал фотографии сделанного и ставил оценки пока на отдельные листочки со списками учеников. – Хах, Чуя, взгляни на это! Твой одноклассник прислал) Рыжик вгляделся в экран, быстро пробегая глазами по содержимому, и тут же тихо рассмеялся, ведь в письме была написана всякая муть. Видно, что ученик, приславший это, даже явно не потрудился списать нормально – слова перепутаны, неправильно записаны, а некоторые предложения тут вообще ни к месту. Мда. Подросток, конечно, понимал, что не всем дано, но в этой работе прям видно, что делали на отъебись, даже не удосужившись приложить хоть какие–то усилия. –Да тут однозначно двойку лепить надо! – хохотнул Чуя, поражаясь тупости своего одноклассника. Он всегда уважал чужие старания, даже если ты в чём–то плох, но вот лодырей терпеть не мог, поэтому обычно был безжалостен к ним. С–справедливость. –Видишь, как весела работа учителя! – хмыкнул Осаму, действительно выводя красивую двойку в копии журнала. – Не хочешь стать им? –Ну нет! Боже упаси! Не люблю детей! – Накахару сразу же пробрало от этой мысли. Бррр… ужас. –Хах, как скажешь) А что ты любишь? – тут же оживился шатен, подъезжая к нему ближе на кресле и вдруг поправляя футболку, которая, очевидно, опять сползла с плеча. Так, а хули он это делает!? Чуя скептически проследил за всеми жестами учителя,и когда тот наконец убрал свою руку от него с довольной улыбочкой, то лишь закатил глаза. –Люблю, когда не нарушают моё личное пространство, – в итоге сказал он, видя, как Дазай подъезжает ещё ближе и, кажется, уже хочет совершить какую то пакость, но Накахара тут же отскакивает от него, недовольно глядя, а тот лишь разочарованно вздыхает и возвращается к проверке работ. – Кстати, где я буду спать? –Где угодно... – вздохнул Осаму, явно давя на жалость всем своим якобы брошенным видом, на что Чуя опять закатил глаза и пошёл искать себе подушку. А нехуй домогаться своих учеников. Он решил взять её с постели Дазая, которая была в отдельной комнатке тоже, кстати, с красивыми панорамными окнами. Решив, что тот перебьётся и одной подушкой, Накахара решительно взял одну и понёс на диван, на котором он и решил сегодня устроиться. Плед уже лежал там, а больше ему ничего и не нужно было. Рыжик не стал сразу заваливаться спать, а решил пока повтыкать в телефон. Листая новостную ленту, он так увлёкся, что не заметил приближение опасности. –А ты чего не спиишь?) Время то уже не детское~ – шепнул Осаму ему на ухо, бесшумно оказавшись рядом, стоя на полу за спинкой дивана и внезапно обняв его. Чуя испуганно вздрогнул и даже уронил телефон. –Блять! Хорош так делать!... – чуть ли не вскричал подросток, но в следующий же миг замолк, удивлённо открыв рот и втянув воздух, когда почувствовал прикосновение чужих губ у себя на плече. – Кстати, помнишь наш уговор, ммм?)) – спросил учитель, немного отстранившись, но лишь для того, что легко перепрыгнуть через спинку и оказаться рядом с подростком. Тот уже хотел было дать дёру, даже вскочил с дивана, но далеко не ушёл,так как его схватили за запястье и потянули обратно. Накахара с тихим писком начал падать назад и в итоге оказался на коленях Дазая, прижатым к нему за талию. Дыхание снова перехватило. Чёрт… –Вы.. вы опять?! – начал вырываться подросток, но, разумеется, у него ничего не получилось. –У нас был уговор, вообще-то! – весело отозвался шатен. – А ещё – не стоило давать тебе такую провокационную футболку, – хмыкнул он, тут же зарываясь носом куда–то в шею Чуи. Последний вздрогнул от мелкой щекотки, всё–таки замерев, понимая, что бесполезно что–то делать. А затем он опять почувствовал лёгкий поцелуй, только теперь уже недалеко от ушка. Это действие вызвало мурашки. А ещё это было… приятно. Чёрт… –Я не давал согласия на этот ваш дурацкий уговор, – еле смог выдавить из себя рыжик, чувствуя, как сердце в груди почему–то предательски сильно колотиться, а дыхание перехватывает, стоит Дазаю прижать его ближе к себе, больше смыкая руки на талии. –Да!?) – протянул учитель, ведя носом от шеи к плечу и обратно, чувствуя, как вздрогнуло тело на его коленях. – Но и рьяного протеста я тогда не слышал, – сказал Осаму, продолжая своё занятие, теперь чередуя прикосновения с лёгкими поцелуями. А Чуя сидел и не знал, что делать. В нём самом скопилось какое–то волнение, а ещё ему было жарко, до неприличия. Он начал неловко ёрзать, но его прервали, удерживая крепче. – Не делай так, прошу, – вдруг хриплым низким голосом сказал учитель, и Накахара как–то даже неосознанно повиновался. Будто чувствовал, что сейчас лучше не спорить. А Дазай в итоге глубоко вздохнул и просто уткнулся лицом опять Чуе в шею, так и замерев. Подросток тоже не шевелился, пытаясь выравнять дыхание. Не уверен, что это получилось у него до конца, но хотя бы сердце перестало больно биться в груди. Они просидели без единого движения где–то минут пять, и только рыжик хотел открыть рот и что–то сказать, как Дазай его опередил. –Чуя, ты меня простишь? –За что? –За это. А в следующий миг Осаму их обоих просто завалил на бок, и они упали на диван как раз на подушку. Учитель выкопал откуда то из–под них плед и укрыл сверху. Когда он закончил все свои нехитрые махинации, то опять прижал Чую ближе к себе, зарываясь носом в рыжие волосы, немного сплетая их ноги под пледом и наконец замерев. Накахара, до этого лежавший и ничего не понимавший, теперь как–то непонятно выдохнул, понимая, к чему был вопрос учителя. Он лишь беспомощно вздохнул, устраиваясь удобнее, ведь понимал неизбежность своей участи. Вообще, смущение накрыло ещё в тот момент, когда его усадили на колени, но сейчас, кажется, начало немного отпускать. Свет был давно погашен – странно, Чуя даже не заметил этого, пока сидел в телефоне. Сейчас же он лежал и пытался переварить все действия учителя. И больше всего он пытался подавить чувство того, что ему было, на самом деле, приятно. Лежать вот так вот, прижатым к другому телу, быть укрытым пледом – что может быть лучше в холодную зимнюю ночь. На миг он представил, как добирался бы сейчас домой по морозу, а придя пришлось бы ютиться одному в действительно большой для него кровати. В данный момент рыжик испытывал лишь чувство уюта, лёжа рядом с этим бинтованным идиотом. Всё казалось таким правильным…. А ещё Накахара только сейчас понял, что его невольно освободили от обязательства поцеловать Осаму. Конечно, если бы тот захотел,то уже бы добился своего, и Чуя понимал, что сейчас отделался легко. Да и вообще его положение сейчас мало смахивало на "отделался" – его вообще-то накормили, дали сходить в душ, предоставили одежду, завалили спать на тёплый диван, обнимают – получается, что больше выгоды получил именно он. И это бросало в краску… Чуя всё ещё не знал, как реагировать на действия учителя. Его прикосновения… они такие приятные, что невольно вводило в ступор – а разве так должно быть? *** Дазай же лежал, уже засыпая, и не помнил себя от счастья. Этот строптивый лисёнок сейчас был в его доме, в его одежде, и Осаму мог крепко прижимать его миниатюрное тельце к себе. Да, может, действительно не стоило давать ему ту футболку, которая открывала его плечи, но шатен сначала не обратил внимания, а потом было уже поздно – гладкая нежная кожа так манила, и Дазай просто не удержался и не мог не прикоснуться к ней, параллельно молясь всем богам о том, чтобы не спугнуть Чую. И, о чудо!, Накахара ему позволил, может и неосознанно, ведь если бы тому было противно, то уже бы давно вырвался – не настолько Осаму был силён. Поэтому сейчас шатен был на седьмом небе от счастья и впервые за долгое время засыпал с улыбкой на лице. *** Чуя проснулся от каких то мягких прикосновений к своей коже. В полудрёме он соображал слабо, но зато мог прекрасно чувствовать. И ему определённо нравилось то, что с ним делали. Поцелуями – а Накахара теперь был уже уверен, что именно ими – аккуратно покрывали чуть ли не каждый сантиметр на его шее, параллельно оглаживая то спину, то живот, немного забираясь ладонью под футболку. Все эти действия были настолько мягкими и нежными, что рыжик невольно начинал плавиться, довольно подставляясь. Ему ещё никогда не было так приятно просыпаться утром! Только сладкая нега длилась ровно до того момента, пока над ухом у подростка не раздался голос его учителя. –Доброе утро, лисёнок) Ну и хорош же ты поспать. Знал бы – ни за что не пригрел тебя, а хотя… оно того стоит!– весело прощебетал Дазай, убирая мешающуюся рыжую прядку, тем самым окончательно вырвав подростка из сна. Только вот от осознания того, где он сейчас и что с ним делают, лучше не становится. На загрузку уходит ещё несколько секунд. –Блять! Хули!? – единственное, что смог выдавить из себя Чуя, начиная активно вырываться, одновременно дико краснея от того, что только недавно откровенно наслаждался действиями Осаму. Действительно – хули?!? –Ну куда ты, куда, лежи спокойно! – Накахаре показалось, или шатен включил строгие нотки в голос, говоря так, будто успокаивая целый класс. Ну да, Чуя действительно может быть той ещё бестией…, но! Это не так работает! –Отпустите меня! –Сейчас отпущу! Я просто хотел сказать, что у меня сейчас будет урок, так что будь добр – не маячь перед камерой. Всё. Можешь спать дальше, – Дазай быстро чмокнул в щёку обескураженного ученика, а потом встал с дивана и пошёл к себе на рабочее место. Подростку было неловко признаваться самому себе, что сейчас стало как–то холодно и неудобно после ухода учителя. Блять, докатились! Он перекатился поближе к спинке и выглянул из–за неё, осматриваясь вокруг. Вспоминая, какую часть квартиры видно с вебки ноутбука, Накахара прикидывал, где можно будет незаметно ходить. Да, спалиться перед другими учениками ему не хотелось ещё больше, чем испытывать сегодняшнее пробуждения. Стоп, что!? В итоге Чуя просто плюнул на всё и снова завалился спать, но сон так и не шёл. Сегодня у него не было никаких дистанционных уроков, а английский он ещё вчера удачно сдал. Отлично! То есть он может не торопиться. Подросток так и пролежал где–то минут сорок, пока Дазай сам там не начал ходить, видимо, готовясь к следующему уроку. Чуя встал и пошёл на кухню заварить себе кофе, пока учитель там что–то опять записывал, стоя за столом. Странно, но Накахара вообще не стеснялся здесь хозяйничать, ощущая себя, как дома. Поводы для стеснения у него были другие, и то он их скрывал. Например, как сейчас – Осаму опять подкрался сзади и обнял его за талию, прижимая к себе и опуская голову рыжику на плечо. Последний вздрогнул и недовольно начал вырываться, но как–то вяло, скорее по и с не привычки. –Завари мне тоже) –Ещё чего! –Но ты же у МЕНЯ на кухне. –И что? –Значит – делай! –Ладно, только отцепитесь! –Тебе это не нравится? –Мне всё не нравится! –Да ладно тебе. А утром ты таааак ластился~ – на последнем слове Дазай вдруг куснул Чую за ушко, что тот аж выронил вторую кружку, благо что та не разбилась. Он глубоко вздохнул и повернул голову вбок, чтобы осуждающе встретиться глазами с глазами учителя. Внутри же он активно боролся со смущением и всеми силами пытался не покраснеть внешне,что было довольно непривычно для его характера и вообще обычного поведения. –Чуя, тебе стоит научиться реагировать на всё спокойно! А то нанесёшь ущерб ещё... –Вы мне его каждый раз наносите! – заорал Накахара. –Да!? Это каким же образом? –Вы мне мою психику портите! –Хах… Это как?) –Своими действиями! –А что не так?) –Да действительно!! Будто то, что вы творите, нормально для учителей! –Ну, все мы люди разные…. –Ой, не надо тут заливать мне! –Чуя, ты всё драматизируешь. Я и забыл, какие подростки эмоциональные… –Вы, блять, вообще… – Накахара не успел договорить, так как его, ни с того ни с сего, закинули на плечо и под недовольные крики понесли в неизвестном направлении. Рыжик колотил по спине, но, если быть честным с самим собой до конца, то делал он это не в полную силу, а так... Подросток замолк только тогда, когда его бессовестно кинули на кровать и залезли следом, нависая сверху. Он удивлённо уставился на шатена, а тот с усмешкой на него. –Какой же ты строптивый, – не переставал улыбаться учитель, вытягивая руку и проводя костяшками пальцев по щеке Чуи. Тот лежал и не знал, что делать. А ещё его вдруг дико выбесила вся ситуация. –Что вы себе позволяете!? –А на что это похоже?) –На домогательство чистой воды! –Нет, это пока ещё не они) –Вы извращенец! Как вас только в школу пустили!? –Ты это уже говорил~ –А вы не меняетесь! –А должен?) –Вы учитель! –И что? Это просто ярлык. –Просто ярлык!? Тогда что вы хотите от меня!? –Ну я ведь говорил – хочу, чтобы ты меня поцеловал! И всё. Чуя зашёл в тупик. Он уже набрал побольше воздуха в лёгкие для новой порции контраргументов, но те внезапно кончились. Он не знал, что сказать, и просто тупо уставился на Дазая. Тот, в свою очередь усмехнулся, видя растерянность ученика, и легко поцеловал его в нос, на что тот мило нахмурился, а потом и вообще отвернул голову в сторону. Лёгкий румянец так и не удалось скрыть. Вдруг Накахара почувствовал поцелуй в шею... опять! Только теперь этот поцелуй был более уверенный и.. чувственный. Чуя раскрыл рот от последующих ощущений и невольно впился пальцами в каштановую шевелюру, громко делая вдох. А поцелуи всё продолжались, становились всё влажнее, развратнее, ещё чувственнее, порождая какое–то томление внизу живота. Кажется, или температура в комнате поднялась на несколько градусов? Рыжик сжал прядки волос учителя и слегка потянул их, окончательно сбив дыхание. –Вы.. вы… остановитесь… – еле прошептал он, впротивовес своим же словам зажмуривая глаза и отдаваясь полностью ощущениям. То, что творили с его шеей – просто божественно! Чуя и не помнил когда ему в последний раз было так приятно, точнее – когда ему кто–то доставлял подобное удовольствие. Дазай же стал прижиматься теперь уже всем телом, ведя мокрую дорожку поцелуев дальше, за ушко рыжика, вырывая у того что–то похожее на тихий всхлип. Из–за последнего действия шатена Чуя не рассчитал силы и довольно больно дёрнул за волосы Осаму, отчего тот недовольно зашипел и отстранился. –Ай! Полегче блин! Мне всего 21 – не хочу так рано становиться лысым! Накахара растерянно посмотрел на него, а потом… заржал. Он вдруг резко представил себе учителя без волос,и представленное его очень рассмешило. А последующая недоумевающая физиономия самого предмета фантазии только подогрело истерику, и всё – Чуя больше не мог остановиться. Он хохотал, как припадочный, а всё смущение сошло на нет, и даже тот факт, что на нём всё ещё лежит его преподаватель, нифига не работал! Когда рыжик всё–таки смог перестать смеяться, то он блаженно закрыл глаза, наконец расслабляясь, а то живот уже начинал болеть. На лице почему то так и застыла лёгкая улыбка. –И… что это было? – подал голос Осаму,всё ещё изучающе смотря на наконец успокоившегося ученика. – Я был прав, и в тебе всё это время жил бес? А то вон, рыжина просвечивает, – Дазай провёл рукой по волосам подростка, зачёсывая назад чёлку. Тот всё ещё довольно улыбался. –Нет, я просто представил вас без волос… –И всё!? –Ну… да. –Ты припадочный какой-то… –Тогда у меня есть шанс, что вы от меня отстанете? – с надеждой спросил Чуя, приоткрыв один глаз. –Нет, не отстану, – хмыкнул Осаму, тут же наклоняясь к нему ближе и опять понижая голос до хрипотцы. – Я заставлю тебя срывать голос по другому поводу, – сказал он с хитрицой, отчего вроде остывший Накахара моментально покраснел. –Блять, и как вы только с моей мамой подружились… Как она не смогла разглядеть в вас такого… такого извращенца?! –О, это останется загадкой века) – весело сказал Дазай, заглянув Чуе в глаза, а потом наклонился и накрыл его губы своими, вовлекая в нежный поцелуй. Накахара опять вцепился пальчиками в шатену в волосы, только в этот раз аккуратнее. Странно, но теперь он не боялся. Да и Дазай уже тогда, в его комнате сказал, что не причинит ему вреда. А эти его губы творили что–то невероятное – подросток сам, неосознанно, открывал рот шире, лишь бы получить больше ласки. В какой-то миг он почувствовал язык учителя на своём и поначалу даже дёрнулся, но потом втянулся и стал более–менее отвечать на поцелуй. Чуя и не знал, как чужой язык в своём рту может приносить столько удовольствия. Это так приятно, и даже обилие слюны не пугало. Боже, Накахара, что происходит… Осаму разорвал поцелуй после нескольких минут, так как отдышаться всё же надо было. Он взглянул в глаза своего ученика и, к своему счастью, не увидел там ничего, кроме обычной расфокусированности от наплывших ощущений. А его влажные губки так и манили снова впиться в них, ещё страстне, ещё слаще, но Осаму себя останавливал – не хотел спугнуть уже начавшего потихоньку приручаться Накахару. Тот сейчас был таким милым – так и хотелось затискать. И не только… –Прости, мне надо идти – урок)– извиняющимся голосом сказал Дазай. –Вы не за то извиняетесь… – хотел было пробормотать недовольно Чуя, но улыбка так и рвалась на лицо. Шатен лишь рассмеялся на это заявление и, напоследок быстро чмокнув Накахару в губы, убежал к себе, оставив рыжика лежать одного и с глупой улыбкой пялиться на потолок. Что это… вообще было!? Он про свою реакцию! Блять, да, теперь он мог точно сказать, что то, что делает с ним учитель, ему нравится! О, ещё как! Как.. как он до этого докатился? Подросток полежал так, определяясь с чувствами, а потом попытался незаметно проскочить в ванную, потому что на кухню путь сейчас точно заказан. Там он умылся прохладной водичкой, но она не сильно помогла скрыть румянец, да и Чуя сам понимал, что это сейчас бессмысленно. Рыжик переоделся в свою одежду, которую оставил здесь же накануне вечером, потом вернулся обратно в спальню Осаму и дождался, пока у того кончится урок. Схватив свой телефон со столика возле дивана, он ни разу не удивился, что времени было уже начало двенадцатого. –Дети бывают иногда такими утомительными… – проныл Дазай, падая на диван спиной и картинно вздыхая. –Неужели вы устали, – хмыкнул Чуя, за что шатен как–то хитро посмотрел на него, повернув голову вбок. –Ни разу! На чём мы там остановились?)... –Эээ, нет! Я домой! И так задержался тут дольше, чем нужно. –Ну Чуууууя~ Накахара лишь закатил глаза на очередную жалостливую мордашку учителя и пошёл одеваться в прихожую. Когда он уже был в куртке и шапке, к нему всё же подошёл Осаму и сложил руки на груди, осуждающе глядя. –Да что? –Ты так и не выполнил наш уговор! –Повторяю – вы сами его для себя придумали! –Да!?) Не помню такого! –Тц! Если я вас сейчас поцелую, то вы отстанете? –Честное слово! –Эх.. и почему я не верю… Чуя, тяжело вздохнув, одновременно с этим собираясь с духом, вдруг резко подошёл вплотную к Дазаю, притянул его к себе за воротник и поцеловал… в щёку. Подросток хитро посмотрел в карие глаза напротив и готов был рассмеяться в голос от такой наивной обиды, что сейчас плескалась в них. –Всё! Я всё выполнил! –Это не тот поцелуй! –Но вы ведь не уточняли! –Чертёныш… – прошептал Осаму, притягивая к себе ухмыляющегося Накахару за талию и вовлекая в настоящий поцелуй. Странно, но рыжик даже не сопротивлялся, а наоборот – покорно закинул ручки на плечи учителя и даже пытался отвечать. Они настолько увлеклись, что совсем не заметили, как Дазай мягко впечатал подростка в стену и прижал его ещё ближе к себе. Ну, на сколько это было возможно через куртку. Чуе нравилось, как чужой язык хозяйничал в его рту, получая от этого чистое удовольствие, и сам поражался себе. Так.. так не должно быть.. так неправильно… Но в итоге Накахара наплевал на все облики морали и просто поддался ощущениям, а они, чёрт возьми, были приятными! –Если ты сейчас не уйдёшь, то ты зря надевал свою куртку, – прошептал Осаму, тяжело дыша после порядком подзатянувшегося поцелуя. Накахара там вообще слабо соображал, что происходило последние пять минут, поэтому ему потребовалось немного времени для генерации нового подкола. –Что, теперь выгоняете меня?) –Не нарывайся! –А то что?) –Я тебя трахну, – прошептал Дазай на ухо Чуе, который всё ещё стоял и ухмылялся. –С чего вы решили, что будете сверху?) –Ммм, я смотрю, кто–то осмелел~ –С кем поведёшься… –Вали уже, школота, – сказал шатен, отпирая дверь и чуть ли не силком выставляя рыжика за дверь. Последний, кажется, догадывалтся, куда торопиться его учитель, и лишь шире заулыбался. Осаму не удержался и чмокнул последний раз подростка в губы, тут же захлопывая перед ним дверь. Чуя же постоял немного, собираясь с мыслями, а потом вызвал лифт. О, каких усилий ему стоило стоять там, среди нескольких людей, с каменным ебалом, когда на самом деле хотелось просто смеяться в полный голос, кричать, срывать связки и подкреплять это ещё бегом или прыжками. Его только сейчас накрыло от того, что произошло. Не, ну надо же было сказать такое Дазаю! Тот правильно подметил его внезапно нарисовавшуюся смелость. И ведь главное – в тот момент его так и тянуло вести себя именно таким образом. Наверное, это всё же его истинная сущность. Так, как он до этого вёл себя с Осаму – немного настороженно, даже смущённо – он не вёл ни с кем. И в тот момент, кажется, Накахара просто окончательно смирился со своей участью и, получается, теперь мог делать всё не скованно, а как обычно. А обычно он та ещё сучка… Дазай просто охуеет, на кого глаз положил! *** Через несколько дней пришлось снова тащиться на консультацию по английскому в школу. Чуя всё гадал, почему Осаму его к себе не позвал ради этого, и потом выяснилось, что у него просто были занятия и с другими учениками. Накахара как обычно зашёл в класс со скучающем выражением лица и максимально пофигистично сел за парту. Дазай там что–то увлечённо печатал на ноутбуке, бросив лишь короткое приветствие, когда рыжик вошёл. Затем он дал ему листочек с очередным тестом, и подросток молча начал его выполнять. Вообще, если честно, было немного странно находиться в классе. Неловкости как таковой не было, просто.. Чуя не знал, чего ожидать от его учителя дальше. Сейчас, по крайней мере, он не лезет, но рыжик попой чует, что это ненадолго. Так и вышло! Через минут десять, закрыв крышку ноутбука и блаженно потянувшись в кресле, Осаму встал и направился прямиком к нему. Накахара, уже немного погрузившийся в задание, вообще не удивился, когда почувствовал чужие руки,обвившие его талию. Сам их обладатель присел на рядом стоящий стул, да и ещё поимел (ха–ха…) наглость положить свой подбородок на плечо ученика. –То, что мы в школе, вас совсем не смущает?– невозмутимо спросил Чуя, продолжая выполнять тест. –Неа)– раздался совершенно расслабленный голос шатена. Подростку не надо было видеть, чтобы знать, что тот сейчас улыбается, как идиот. А хотя, почему 'как'?... –А если кто зайдёт? –Чуууя, сейчас дистант, в школе почти никого нет! –Ну и что. Всё равно это общественное место, образовательное учреждение... Не мучает совесть? –Совесть? Что это такое и с чем это едят?) –Так. Ясно. Вы неисправимы, – вздохнул Накахара. –Мне так почему то нравится, что ты обращаешься ко мне на 'вы'... – вдруг жарко зашептал Дазай, придвигаясь ближе и проводя носом по шейке ученика. От этого у последнего сразу же пробежал табун мурашек. Ну вот, началось… –Блять. Дайте мне тест закончить! –Ууу, какой Чуя серьёзный!~ – усмехнулся Осаму, легонько целуя нежную кожу, а у Накахары, тем временем, пробегает мысль о том, что стоит надевать кофты с воротником… Да кому он врёт – ему же приятно! –Ну извините, мне ЕГЭ сдавать через полтора года. –Да сдашь ты всё, – отмахнулся шатен, приближаясь ещё ближе, а Чуя подивился его уверенности в нём. Дазай мягко поцеловал его за ушком, плавно поворачивая к себе, заставляя отпустить карандаш и ластик. Рыжик посмотрел в его глаза и не увидел в них ни капли насмешки. Надо же – в него реально верят. Учитель обнял его за талию и прижал к себе настолько близко, насколько позволяло их положение за партой. А потом вдруг улыбнулся, убирая одну выбившуюся рыжую прядку. – Надо же – ты даже не сопротивляешься~ –А мне стоит? – вопросительно выгнул бровь Накахара, покорно закидывая руки на плечи шатена. Тот ухмыльнулся. –Definitely not) – сказал он, а затем наклонился и наконец поцеловал такие желанные сейчас губы. Опять не встречая никакого сопротивления, Дазай аккуратно прошёлся языком по нижней губе рыжика, слегка задевая зубы, а потом сильно удивился, когда ему вдруг пошли на встречу и ответно сплели с ним язык. Надо же, его лисёнок вон как умеет. И как только практиковался… Осаму углубил поцелуй, придерживая Чую за затылок, зарываясь пальцами в такие мягкие волосы. Боже, как же он этого ждал! Рыжик тихо всхлипнул, и Дазай подумал, что если он продолжит издавать такие милые звуки, то одними поцелуями точно не отделается, поэтому поспешил прервать их занятие. О, как же ему было приятно видеть маленькое разочарование в небесных глазах напротив! –Как насчёт сходить сегодня куда–нибудь вечером? – спросил учитель, улыбаясь. –На свидание меня зовёте?– хмыкнул Накахара. –А что если так. Ты когда–нибудь был на свидании? –Я?... Да, конечно. –Врёшь! По глазам вижу! –Да с чего вы… –Ладно–ладно, всё успокойся!)– засмеялся Осаму, прижимая голову рыжика к себе и крепко обнимая. Тот там сначала что–то возмущённо пропищал, но потом умолк, понимая, что это бесполезно. – Я в семь за тобой зайду. Предупреди Коё. –Что я ей скажу!? –Нууу, скажи, что я позвал тебя на одно мероприятие, связанное с английским. Она поверит, так как знает, что мне куча подобных предложений приходит. –В самом деле? Неужели в таком, как вы, кто–то заинтересован?~ попытался подколоть преподавателя Чуя, но его жёстко обломали. –Ну да) Ты же вот, например, заинтересовался) –У меня не было выбора! Вы буквально сбили меня с ног! –Да, но потом… –А потом вы приставали ко мне! –Тебе ничего не стоило нажаловаться другим! –Да я просто… –Просто что?) –Ой, идите на хуй! –Чуууя~ Ты такой милый, когда злишься! –Заткнитесь! В итоге они немного просидели так, в обнимку, а потом Дазай всё–таки решил поучить уму–разуму своего, как бы, ученика, и объяснил ему несколько несложных правил. Затем отправил домой со словами: "Готовься к вечеру. Я зайду за тобой" – ну и, конечно же, не удержался от поцелуя на прощание. Недолгое. А пока подросток шёл домой, он молча охуевал от того, как круто повернулась его жизнь. Боже, что он творит... *** В назначенное время Чуя ждал Осаму возле своего подъезда и очень обрадовался, когда увидел его, так как на улице была далеко не жара. –Замёрз?) –Немного. –Что насчёт пойти в кафе? Накахара согласился,и они потопали в одно место, по словам Дазая, самое лучшее в городе. Когда они зашли туда, то рыжик оценил, что внутри было довольно уютно, а самое главное – тепло! Они уселись за столик в углу возле окна. Подросток сразу же схватил меню и жадно пробежался глазами по нему, так как давно не ел. Вот только… он сразу наткнулся на список дессертов и уже не смог переключиться на нормальную еду – слишком уж сильно он захотел блинчики в карамельном сиропе. Осаму лишь сидел напротив и с тёплой улыбкой наблюдал за искрящимися глазами своего ученика. Сам он заказал кусочек какого–то торта и по чашке чёрного чая им обоим. Пока они ждали заказ, Чуя изучающим взглядом сканировал шатена. –Мне вот интересно – почему вы не использовали предлог свидания, чтобы снова заманить меня к себе в квартиру? –Ну, на свидания обычно ходят в какие то другие места, отличные от квартиры. По крайней мере, сначала) – усмехнулся Дазай, видя, как щёки рыжика краснеют. В тот момент он наверняка проклинал всю свою неопытность в этом вопросе. Накахара быстро перевёл взгляд на окно, бурча там что–то себе под нос. –Как будто вы и слово "обычно" совместимы… К счастью, им принесли наконец дессерты, и они с радостью начали уплетать принесённое. Когда Чуя наелся, то и настроение его как–то улучшилось, а у Осаму оно было приподнято уже с того момента, как это рыжее создание согласилось на всю эту авантюру. –Куда бы ты хотел пойти?– вдруг спросил его учитель, вытирая свой рот салфеткой. Подростку показалось, или его взгляд был немного… голодным, и связано это естественно не с едой. –Не знаю. Там довольно холодно, так что если мы пойдем гулять, то ненадолго. –Хорошо. Как насчёт набережной у "N" моста? В итоге они пошли к берегу заледеневший речки, которая тянулась через центр города. Накахара тут был однажды с матерью – ему понравилось. Только были некоторые отличия – было светло и тепло, т.к. лето, а сейчас зима и темно. Но менее красивым это место не стало – вдоль дороги стояли фонари с тянувшейся между ними длинной гирляндой, оставшейся, видимо, ещё с новогодних праздников. Было красиво – Чуя этого не отрицал, а его сияющие глаза только подтверждали это. Да, наверное, свидания и должны проходить именно в таких местах… –А! Чуя вскрикнул, кажется, на всю набережную, так как ему за шиворот прилетел снежок. Хорошо, что они были одни тут, а то не только бы Дазай имел удовольствие слушать порцию отборной ругани. –Воу! Ничего себе, какой ты красноречивый! Да я смотрю, твой язык может многое!)– откровенно стебался шатен, громко рассмеявшись,а рыжик тем временем забавно прыгал на одном месте, пытаясь вытряхнуть из себя снег. –Ублюдок.. Я вас прикончу!– вскричал подросток,тут же несясь к сугробу и лепя свой снежок. –Как ты разговариваешь с учителем, Накахара! – не мог перестать смеяться Осаму, ловко уклоняясь от снега, летевшего ему чётко в лицо. –Так, как он того заслуживает! –Злой ты!) Ну, и в традициях всех мелодрам, у них началась целая война, и сражались они не на жизнь, а на смерть! Особой жестокостью отличался Чуя, который всё же смог зарядить шатену снежком в лицо. Пока тот отплёвывался от снега, то рыжик продолжил его обстреливать, теперь уже победно смеясь. Только вот он не учёл, что когда Дазай наконец смог нормально видеть, то сразу же решил отомстить и повалил подростка в снег. Шатен навис сверху, победно скалясь и не давая Накахаре вырваться, прижав его запястья к земле. –Дайте подняться! Холодно! – начал фырчать Чуя. –Тебя согреть? –Блять… – только успел прошептать рыжик, а уже в следующую секунду его поцеловали, прижимаясь ближе и действительно согревая с одной стороны. В его рот опять ворвался чужой язык, и Накахара еле удержался, чтобы не простонать, ведь всё ещё не привык к таким ощущениям. Только вот ему не дали ответить, так как быстро отстранились, напоследок чмокнув покрасневший от холода нос. –Ты прав! Здесь действительно холодно! Нужно пойти ко мне домой, как ты и хотел!– весело заявил Осаму, на что подросток лишь закатил глаза. Ему помогли подняться, и они пошли в дом к шатену. Чуя ощущал, что его ноги немного промокли, так что не стал возражать. Пока. Они ввалились в квартиру преподавателя и сразу же пошли заваривать себе кофе, чтобы согреться. Накахара попросил себе новые носки, так как его промокли,и у него даже начал немного дёргаться глаз, когда ему принесли тёплые с оленями. Он скептически взглянул на еле сдерживающего смех Дазая и с обречённым вздохом надел их на себя. –Мне завтра опять на консультацию в школу идти?– спросил Чуя, уже сидя на диване с кружкой дымящегося напитка. Осаму подошёл к нему и сел рядом, отпивая немного из своей и ставя её на столик. Потом он повернулся к рыжику и придвинулся ближе, забирая и у него уже наполовину пустую кружку. Тот сначала недовольно потянул было за ней руки, но его тут же сгребли в объятия, поцеловав в макушку. Подросток как обычно залился румянцем, так как всё ещё не привык. –Нет, ты можешь прийти ко мне, если хочешь. Завтра у меня только ты один) –Да? Что–то меня это настораживает… –Чууууя~ Неужели ты всё ещё боишься?) –Что?!? Ничего я не боюсь! –Да?~ Тогда слабо поцеловать меня? В губы? – прошептал Дазай, наклоняясь к ушку ученика и слегка прикусывая его. Тот сразу же прерывисто вздохнул. –Да блять… –Давай, Чуя~ –Да идите вы… –Ты такой милый, когда смущаешься, – и, не дожидаясь ответа, Осаму сам поцеловал его, но его тут же прервал телефон. Накахары. –Да, мам?... –Ты где? –Я? Да… я это… – тут преподаватель вырвал телефон у подростка под немного испуганный взгляд последнего, чему очень умилился. –Привет, Коё, это я! Нас тут немного задержали. Ты не против, если твой сын сегодня опять переночует у меня? Просто уже поздно…– Чуя сначала сидел с каменным ебалом, а потом бесшумно усмехнулся, глядя на этот театр одного актёра, который врёт и не краснеет, при этом глядя точно в глаза ученика, улыбаясь и не переставая обнимать. –Эммм… Ну, ладно. Я надеюсь, тебе не сложно… –Нет, что ты! Мне только в радость! – легко рассмеялся Осаму, а Накахара на это лишь закатил глаза. – Да, хорошо. Конечно. Пока! Шатен с победным видом демонстративно вернул телефон владельцу, а тот лишь опять беспомощно вздохнул. Ну вот что с него взять. –Переночевать, говорите? Не помню, чтобы я соглашался… – протянул Чуя, откладывая телефон на столик и поудобнее устраиваясь на диване, закинув при этом руки на плечи учителя. –Ну, что–то я не вижу от тебя никакого ярого протеста!– сказал Дазай, обнимая рыжика за талию и пересаживая его к себе на колени. Теперь их лица были друг напротив друга. –Протестую… – прошептал Чуя, первым наклоняясь вперёд и касаясь чужих губ. Осаму тут же переманил на себя инициативу, чему подросток был даже рад, так как всё ещё был неопытен. Пока они сидели и целовались, Накахара в который раз поражался сам себе – как он докатился до того, что сейчас с ним делает учитель!? И главное–то, блять – ему всё нравится! Он не знал раньше, что целоваться так охуенно, а когда тебя ещё и по спинке нежно гладят – вообще кайф. Его мягко опустили спиной на диван и нависли сверху, не отрываясь от губ. Шатен устроился между его ног и аккуратно потянул футболку выше. Накахара не сопротивлялся, наоборот, помогал, немного прогибаясь в пояснице. Руки преподавателя приятно оглаживали покрывающуюся мурашками кожу, ведя ими от живота до груди, сначала как бы невзначай задевая соски, а потом скручивая их так, что у Чуи невольно вырывается стон. Дазай переключается на чувствительную кожу шеи, а рыжик наконец может вдохнуть. Разум немного затуманен, ему так хорошо и приятно, хочется плавиться от прикосновений. Осаму окончательно стянул футболку и проделал то же самое со своей рубашкой, неизвестно когда расстегнув все пуговицы. Надо же, подросток теперь мог узнать, что его таинственные бинты тянуться от шеи и где–то до середины торса, тем не менее не умоляя красоты и подтянутости тела учителя. Накахара только сейчас начал задумываться, что он мыслит так, как будто всегда был геем.. Дазай припал губами к его груди, ведя дорожку мокрых поцелуев до самого ремня штанов. Потом он как–то хищно взглянул на всё ещё не восстановившего дыхание Чую, который зарылся своими пальчиками в каштановые волосы, а затем снова накрыл губы рыжика в крышесносном поцелуе. Казалось, что его руки были везде – подросток уже совсем там потерялся и ощущал лишь дикое возбуждение. Но тем не менее, когда Осаму наконец расстегнул его ремень и уже почти его пальцы оказались под штанами, Накахара вдруг схватил его за руку. –А что.. именно ты хочешь сделать?– прохрипел он, глядя прямо в карие глаза напротив, которые, кажется, всё–таки были цвета виски. Такие охуенно красивые… Чуя даже не заметил, как перескочил на 'ты', но это определённо заметил шатен, довольно хмыкнув. –А что бы ты хотел?– тихо спросил он, зачем–то убирая рыжую прядку ученику за ухо, зная, что та стопроцентно оттуда выбьется в ближайшее время. –Я… не знаю. –Доверься мне, – прошептал Осаму, утыкаясь на секунду ему в лоб и заглядывая, кажется, в самую душу. Чуя чуть не утонул в его взгляде. Подросток не знал, откуда в нём взялось это безоговорочное доверие к человеку, которого он знает лишь несколько недель, и который по совместительству ещё и его учитель грёбанного английского. Он его бесит, раздражает одним только видом, но… что–то тянет к нему. Притягивает, утягивает и затягивает без возможности выбраться. Но от этого так хорошо и спокойно на душе… Блять, почему нахуй!?!? Дазай опять впился в его губы, прогоняя ненужные сейчас мысли прочь и стягивая наконец на половину с него штаны вместе с трусами. Тёплая рука тут же коснулась давно стоящего члена, и Чуя не смог не простонать вновь. Боже, он не думал, что прикосновения другого мужчины будут ему так приятны! Причём намного приятнее, чем когда он дрочил себе сам! Учитель начал водить рукой вверх и вниз, размазывая капельки предъякулята. Рыжик немного поддавался вперёд бёдрами, желая большего, но никак не рассчитывал на то, что последовало дальше. Осаму, когда перестал изучать его рот языком, отстранился и сполз немного ниже. Подросток, крайне возбуждённый, вообще не понимал, что тот творит, пока не почувствовал что–то горячее на своём члене и громко не простонал. Лицо стало более красным, хотя, казалось бы, куда ещё. И сейчас это никак не вписывалось в его обычное поведение, уверенное и даже стервозное. Дазай… Дазай просто размывал все рамки своими поступками, и сейчас, когда он так бесстыдно отсасывал ему, пошло глядя на Чую, хотелось просто заорать от того, что… что вообще происходит!!! Но вместо этого Накахара лишь не менее бесстыдно застонал, выгибаясь и уже просто стараясь получить больше ласки, которую раньше никогда не испытывал. Он и подумать не мог, что его первый сексуальный опыт будет с парнем. Блять. Но в данный момент это было последним, о чём он думал – подросток окончательно забылся и получал удовольствие. Горячий рот учителя так приятно обволакивал, только вот за довольно размеренные движения того хотелось прибить. Чуя крепче впился пальцами в голову шатена, без зазрения совести устанавливая свой собственный темп. Осаму, на удивление, не запротивелся – у него там что, рвотный рефлекс вообще отсутствует? Но сейчас рыжик был этому очень рад и через не очень продолжительное кончил с громким стоном. Дальше, находясь в какой–то прострации, Чуя почувствовал, как всю его сперму слизали до капли, а затем аккуратно натянули обратно штаны. Через несколько минут он услышал тихий смешок, раздавшийся рядом с собой, и наконец открыл глаза. Дазай нависал над ним и улыбался. –Вижу, тебе понравилось) но не привыкай! Я в душ, – хмыкнул Осаму, быстро чмокнув его в щёку и отстранившись, намереваясь свалить. Какими–то оставшимися силами (а скорее это был выброс адреналина..) Накахара схватил его за руку, перекатившись на живот. –Стой! – Чуя, если честно, сначала немного прифигел от бескорыстия учителя, а потом прифигел от своей прыти. Накахара, конечно, та ещё застенчивая тварь, но ему казалось неправильным то, что Дазай может сейчас уйти. Вместо слов, подросток потянул шатена на себя и опрокинул того на диван, залезая сверху. Он мягко поцеловал того один раз в губы, а затем аккуратно прикоснулся к той части шеи, которая не была скрыта бинтами,и начал покрывать её поцелуями, параллельно расстёгивая ремень брюк преподавателя. Осаму ещё чаще задышал, когда Чуя своими пальцами коснулся его просто каменно стоящего члена, что, несомненно, немного подогрело самолюбие рыжика. Он начал водить рукой вверх–вниз, так, как бы понравилось ему самому. Странно, но сейчас Накахара не боялся и не брезговал. Было просто желание доставить ответное удовольствие, хотя бы немного сравнимое с тем, что доставили ему. Дазай с блаженной улыбкой прикрыл глаза, позволяя делать его ученику всё, что тому заблагорассудится. Он приобнял его одной рукой за талию, а другую вплёл в мягкие рыжие волосы. Надо же, Чуя даже не пытался как–то залезть под бинты, даря ласку точно там, где, как по его мнению, было дозволено. Ну не лапочка ли!? А его мягкие ручки! Надо же, он не побоялся, хотя, это неудивительно. Накахара с первой их встречи дал понять, что он не из робких, и Осаму это очень нравилось. Он кончил с тихим хриплым стоном. Рыжик отстранился от его шеи и посмотрел прямо в глаза. –Ты плохой учитель! –Почему же? –Не тому меня учишь! –Тебя что–то не устраивает? –Нет. Но я не так представлял себе то, чем буду заниматься в 10 классе! –Да ладно тебе. Разве не все подростки хотят подобного? –Но не с учителем ведь! –Ну да, не всем так везёт… –Дазай, блять! – возмущённого Чую нежно поцеловали в губы, и тот сразу успокоился. Когда шатен отстранился, то весело подмигнул и аккуратно отсадил от себя Накахару. –Но всё равно надо в душ) Только ты не хочешь сначала сполоснуть свою руку?– преподаватель кивнул на конечность рыжика, которая была вся в сперме. Чуя тоже посмотрел на неё. –Блять! Под весёлый смех Осаму подросток пошёл мыть руки. Свидание определённо удалось! *** Чуя проснулся от лёгкого поцелуя в висок. Чёрт, а он ведь уже начинает привыкать так просыпаться! Его прижимали спиной к чужому телу, мягко оглаживая талию, при этом немного задирая футболку, которая даже не его, как и шорты, что сейчас на нём. Который раз он просыпается вот так, в тёплых объятиях. Накахара давно смирился, что попал, поэтому решил побольше наслаждаться, нежели возмущаться. Он стал часто оставаться у Дазая на ночёвки и не только, а сколько отговорок для Коё было придумано… Можно сказать, что их первое свидание удалось на славу, ведь теперь они почти не расставались. С английским у рыжика было лучше и лучше изо дня в день, а ещё… улыбка почти не сходила с его лица всё время. Ну, кроме тех моментов, когда нужно было показательно играть недовольство, а так… поводов почти не было. Осаму.. перевернул его обычный образ жизни. Подросток раньше и подумать не мог, что будет встречаться с парнем, а по совместительству и с его учителем, но.. это было так классно. Его просто тянуло к этому человеку, которого он неизменно будет называть идиотом, хоть внутренне и восхищается его умениями и знаниями. Так как Чуя наполовину переехал к шатену в квартиру, то часто делал там уроки, и, естественно, это не проходило без вмешательства хозяина. Плату за постоянное облапывание подросток брал в виде советов по тем или иным предметам. Не то, чтобы он и сам не мог сделать дз, просто Дазай реально мог быстро помочь, оставив потом Накахару тихо сидеть и охуевать от его памяти. Сам рыжик тоже часто стал видеть, как работает Осаму, поражаясь его коммуникабельности и умению общаться с учениками. Теперь, проверяя работы, он смеялся вместе с Чуей над присланной иногда полной чушью некоторых уникумов. Иногда работ было настолько много, что Дазай засыпал прямо на столе, и рыжик с тихим вздохом будил его и вёл в спальню, в которой они вместе и засыпали в обнимку. А иногда Накахара сразу с ним не ложился, а проверял оставшиеся задания учеников. Шатен в этом плане ему полностью доверял, благодаря потом подростка с утра, прямо как сейчас. Чуя с улыбкой подставил шею, и её тут же начали покрывать поцелуями так, как он любил – оказывается, это его самое чувствительное место. Вообще, так начиналось каждое их совместное утро, страннее было если бы Осаму не начинал к нему приставать. Но нет, Накахаре всё нравилось. Отношения, оказывается, такая удобная штука, особенно, если вы оба парни – вы не пилите друг другу мозги, как это могут делать некоторые девушки, нет столько заморочек, истерик и вообще – проще понимать друг друга, когда предпочтения можно сравнить со своими собственными, а не разгадывать неразгадываемое, если всё ещё говорить про девушек... Нормой стало также готовить утром яичницу с беконом или колбасой, запивая свежесваренным кофе. Иногда, когда было лень, они ходили в кафе, считая это заодно ещё и свиданием. Чуе всё нравилось, а о Дазае и говорить ничего не надо – тот уже давно на седьмом небе от счастья. Только вот один раз он готов был чистосердечно убить Накахару… Случилось это примерно через недельки две с официального начала их отношений. Осаму всю ночь приставал к рыжику, но тот послал его нахуй сразу же после минета. Вообще, они ни разу ещё не заходили дальше, как бы шатен не провоцировал его. Причина была в том, что Чуя… это просто Чуя. Сначала он чисто из вредности отшивал преподавателя с этими его "давай пойдем дальше, чего ты боишься, многие в твоём возрасте уже это прошли… " и тд. Этакий режим суки был что–то типа ответной мерой характеру Дазая, который очень любил побесить его "любимого" ученика. Но вскоре Накахара реально стал задумываться, что скоро Осаму это может надоесть, и он в конце концов его всё равно возьмёт – это было видно по его голодному взгляду, которым он одаривал рыжика, и который становился всё более хищным изо дня в день. Тогда вот Чую начинает одолевать некое волнение, даже можно сказать страх. Нет, он не боялся учителя, просто… первый раз – он всегда пугает, а тот факт, что у тебя он пройдет не как обычно, с девушкой, а, чёрт побери, с парнем… брр! Мысли о педофилии его давно покинули, ведь они тут не очень уж уместны, да и фига с два он позволил бы Дазаю себя изнасиловать. Вообще, Чуя сам себе от этого всего поражался. Он не помнил, чтобы когда–нибудь так загонялся. Накахара точно не был из тех, которые всё близко принимают к сердцу – нет, он был без таких загонов, но всё равно что–то его внутри пилило. Чёртов Осаму. Без него такой фигни не было… Поэтому Накахара на протяжении этих несколько недель сочетал в себе качества строптивой суки и просто немного мандражного подростка. До этого дня… Утро было приятным – рыжик позволил облапать себя везде, от чего отнекивался ночью, и в итоге всё как обычно закончилось взаимной дрочкой. И вообще – у него сегодня настроение было немного.. странным, но пока ничего не предвещало беды. Они сходили в душ, позавтракали, а потом каждый отправился делать свои дела. В случае Дазая, то у того по плану было несколько уроков в зуме, а рыжику надо было разобраться с горой домашки, так как вчера он не успел сделать её часть, потому что его бессовестно отвлекли поцелуями и в итоге отнесли в спальню. Осаму давно немного повернул ноутбук с камерой в сторону стены, чтобы Чуя мог свободно передвигаться по квартире во время его онлайн уроков. Таким образом они ещё ни разу не спалились. До этого момента… Накахара лежал на диване и дописывал химию, как вдруг внезапно залип на Дазая. Тот в своей непревзойденной манере опять вещал что–то на английском, при этом явно играя на камеру. Подросток в такие моменты обычно закатывал глаза и мысленно произносил: "Не, ну вы посмотрите на него! Позёр! Как его только ученики любят?" – а потом сам же и давал ответ на этот вопрос: за его уникальную внешность, манеру общения, голос, этот тембр, который сразу Чуе понравился (особенно когда тот его меняет, когда они наедине). Осаму просто привлекал людей – да, есть такие люди, и он один из них. Ну, а ещё он актёрище, каких подыскать. Льстило лишь то, что с Накахарой он становился более настоящим. Да, он ещё не показал, что прячет под бинтами, но подросток чует, что это скоро случится, а пока… Чуя залип, как учитель вертит пальцами ручку, прося очередную ученицу попробовать сказать что–то вразумительное на английском, и вдруг рыжику что–то прям будто ударило в голову. Ой, и не спроста же у него было сегодня странное настроение с утра, ведь прямо сейчас он направлялся к столу Осаму, всё ещё незаметно для камеры ноутбука. Дазай лишь бросил краткий взгляд на него, видимо предположив, что Накахара просто хочет взять что–то. Но нет, подросток подошёл и сначала просто немного порассматривал шатена, а потом вдруг присел и… заполз под стол. Осаму на секунду удивлённо глянул на него, устроившегося у его ног, но другие ученики не позволили долго отвлекаться. А Чуя тем временем там подполз ещё ближе к преподавателю и развёл шире его ноги, удобно пристроившись между них. Какой же был шок у Дазая, когда он почувствовал, как с него медленно снимают штаны с бельём, аккуратно высвобождая пока расслабленный член и мягко оглаживая его пальцами. Рыжик за эти несколько недель окончательно растерял остатки стыда, впрочем, вернувшись к своему обычному уверенному поведению, больше не сбиваемый с толку Дазаем. Только вот в данный момент он превзошёл самого себя – он коснулся головки члена учителя языком, начиная её очень, очень медленно облизывать, наблюдая при этом за моментально меняющимся лицом Осаму. О, это было что–то! Стоило только тому осознать, что сейчас начнётся, как капелька холодного пота скатилась с виска. Он незаметно для учеников выдохнул, уже сейчас выкручивая своё самообладание на максимум, чтобы не спалиться. В голове было лишь одно – он обязательно выебет Чую за это. Вот обязательно. Сколько он не просил, эта рыжая сучка отказывалась делать ему минет, а сейчас нашла невероятно подходящее время! Шатен даже успел прокрутить то, в каких позах будет выбивать из него извинения, ведь сейчас было ну просто охуеть как сложно сдерживаться! А Накахара тем временем начал более активные действия. Он уже полностью вобрал головку в рот, начиная откровенно её посасывать, хорошо что звуков никаких не издавал, и на том спасибо. Рыжик обводил своим язычком уретру, слегка толкаясь в неё, но тут же снова просто облизывался, дразня тем самым Дазая, на котором уже начали проявляться последствия. На моменте, когда Чуя чуть глубже обычного попробовал заглотить уже полностью стоящий колом член, шатен слишком резко втянул носом воздухом и вздрогнул, при этом говоря немного севшим голосом продолжать урок. Рыжик, довольный такой реакцией, стал стараться уже по–настоящему брать в рот. Сразу глубоко у него не получилось, поэтому он начал потихоньку, постепенно совершенствуясь, чему Осаму был бы рад, НО В ЛЮБОЕ ДРУГОЕ ВРЕМЯ!!! Преподаватель стал глубже дышать, и это заметили ученики, деликатно спрашивая, хорошо ли он себя чувствует. Тот, конечно же, кивал, вымученно улыбаясь и убирая немного дальше от лица микрофон наушников, а ещё пытаясь отогнать от себя ногой этого проклятого Накахару, которого он успел покрыть всеми возможными матами на двух известных ему языках. За это он чуть не вскрикнул, когда Чуя предупреждающе больно коснулся его члена зубами, при этом крепко сжав яйца, до которых он недавно добрался. Дазай понял, что этот номер не прокатит, поэтому приготовился терпеть эту сладостную пытку дальше. О, чего ему только стоило сохранять невозмутимое лицо и слушать ответы учеников, когда под столом ему так охуенно отсасывал невозможный Чуя!!! Хотелось выволочь его за волосы к чертям оттуда, а потом грубо оттрахать прямо за этим столом. Но до конца урока оставалось где–то минут десять, поэтому он решил всё ещё немного продержаться. А подросток там вообще разошёлся – вон как стал ещё активней работать язычком наконец–то в том месте!, приятно оглаживая венки, при этом всё ещё ритмично посасывая его член. Он насаживался ртом всё глубже и глубже, а Дазаю было всё сложнее и сложнее подавлять элементарные стоны. Учитель вдыхал и выдыхал глубоко, стараясь контролировать выражение лица, но вот его цвет, не отличный от красного, он сдержать никак не мог. И чёрт бы побрал его новенькую, ультра–HD камеру, на которой он был виден всем ученикам в хорошем качестве! Одна ученица наконец заметила, что что–то с ним определённо не так, а несколько человек из её класса это подтвердили, и Осаму, вконец сдаваясь, сказал, что, мол, да, немного плохо себя чувствует, давайте закончим немного пораньше, а дз он пришлёт по почте. Все быстро распрощались, и стоило только шатену выйти из конференции, как он тут же запустил руку под стол, вплетая её в рыжую макушку и насаживая так, как ему хочется, при этом наконец имея возможность нормально простонать. Он упёрся лбом в поверхность стола и начал двигать головой Чуи в своём ритме, а тот лишь самодовольно смаргивал непрошенные слёзы, довольный тем, до чего довёл Дазая. Хватило меньше минуты, чтобы шатен кончил, особенно громко простонав. Его ещё никогда так не мучили! Это было самой настоящей ебучей пыткой, поэтому на последнем толчке в такой влажный и горячий ротик Накахары, он заставил проглотить этого чертёнка всё без остатка, не давая отстраниться. Когда послеоргазменное состояние немного спало, то Осаму отстранил от себя ученика, отъезжая немного назад на кресле и заглядывая в эти бесстыдные глаза довольного подростка, который сейчас вытирал свои губы, смотря прямо на него. –Пощады не жди… – прохрипел Дазай, доставая его оттуда и рывком сажая к себе на колени. Рыжик лишь продолжал улыбаться. Он не знал, что на него нашло, да и вообще – как можно объяснить желание отсосать кому–то? Вот и он не знал, но проделанное ему определённо понравилось, а вот последствия вызывали какой-то мазохистский трепет. Чуя знал, что Осаму не причинит ему вреда, вот и хотелось узнать, как он уложиться в эти рамки. Сейчас этого хотелось как никогда в своей жизни. Он ещё ни разу не испытывал такого предвкушения! А само осознание того, ЧТО он только что вытворял и в каких условиях, приводило в его неописуемый восторг. Надо же, Накахара никогда не замечал за собой тяги к подобному адреналину… Это всё Дазай! Определенно он! Он это сделал с ним! Да, точно! –У меня есть право на несколько слов перед казнью? –У тебя 5 секунд. –Я ошибался в тебе, – с серьезным видом произнёс Чуя, глядя на секунду в растерявшиеся глаза шатена. Только вот после следующих фраз подросток не удержался и тихонько заржал. – Ты прекрасный учитель. Такой выдержке точно стоит позавидовать! –Гадёныш… – ухмыльнулся, а хотя нет, скорее оскалился Осаму и в следующий же миг впился в губы своего ученика грубым, жадным поцелуем, одновременно с этим подхватывая его под бёдра и неся по направлению к спальне. Там он, особо не церемонясь, бросил Накахару на мягкое заправленное одеяло и тут же навис над ним сверху. Буквально несколько секунд, и вот уже Чуя лежит под ним полностью раздетый. Со своей одеждой у Дазая тоже разговор короткий. Он прижался к телу подростка настолько, насколько было возможно, и начал покрывать его шею жадными, хаотичными поцелуями. Чуя тем временем там просто балдел от того, какого зверя разбудил в Осаму, раз тот так набросился на него. А сам шатен решил слишком долго не тешить рыжика, вдруг резко сползая чуть ниже. Он взял один сосок в рот, а другой скрутил пальцами, начиная быстро ласкать их. Накахара под ним тут же зашёлся в громких стонах и стал немного выгибаться, закрыв глаза и отчаянно пытаясь вдохнуть воздух. Дазай продолжал свою остервенелую пытку до тех пор, пока чуины крики не грозили дойти до соседей. Не дав рыжику толком отдышаться, шатен перевернул его на живот и завёл руки за спину, связывая их там своим галстуком. Чуя повернул голову набок и стал потираться своим стоявшим ещё с минета членом об одеяло, выпячивая немного задницу, по которой его тут же звонко шлёпнули, вырвав громкий вскрик. А этот жест нехило так прибавлял градус возбуждения… Он повторился, стоило только Осаму вернуться от тумбочки, из которой секунду назад он доставал тюбик смазки. Презерватив же был злорадно отброшен: "Не заслужил. Сам потом будет вымывать сперму из себя!"– подумал учитель, довольно резко разводя ноги подростка в стороны и усаживаясь между ними. Он вылил достаточно жидкости себе на пальцы и начал обводить ими инстинктивно сжимающийся вход Чуи. Понимая, что так дело не пойдет, Дазай чуть наклонился вперёд и начал покрывать лёгкими поцелуями спину Накахару. Как бы жестоко он не хотел сейчас себя вести, но испортить чуин первый раз не хотел. Поэтому дождавшись, когда тот наконец расслабится, Осаму аккуратно ввёл достаточно легко скользящий палец внутрь, всё время следя за реакцией подростка. Тот лишь немного резко втянул носом воздух, но никаких признаков уж слишком болезненных ощущений не подавал. Поэтому шатен с чистой совестью всё–таки начал немного грубо вводить и вытаскивать палец, растягивая и смазывая девственные стенки, одновременно пытаясь проучить несносного ученика за его выходку. У рыжика в который раз уже сбилось дыхание. Ощущения были непривычные, но это лишь прибавляло возбуждения, особенно если представить, в какой позе он сейчас находится перед учителем… Осаму, немного подумав, что одного пальца уже мало, добавил второй, но услышав тихое шипение Накахары, немного остудил свой пыл, медленно толкаясь в его нутро, давая привыкнуть. Но вскоре быстрый темп вернулся, пальцы старались входить максимально глубоко и иногда расходились ножницами, из–за чего Чуя невольно всхлипывал. Когда добавился третий, Дазай снова замедлился, добавляя больше смазки и более нежно расстягивая своего ученика. Тот потихоньку начал привыкать, правда ещё не понимал, хочет ли отстраниться или наоборот, насадиться сильнее, поэтому вынужден был лишь метаться по постели. Шатен на секунду отметил, как его рыжие волосы отлично гармонируют с белым постельным бельём, но его вернул из мыслей довольно громкий стон подростка, после того как пальцы зашли особенно глубоко. Осаму тихо ухмыльнулся и толкнулся ещё раз в ту же точку, не прогадав и снова услышав эти непревзойденные звуки от рыжика. А Накахара там окончательно потерялся в ощущениях, не понимая, что происходит, но одно он осознавал точно – ему это нравилось. После того, как Дазай задел что–то у него там внутри, его как током прошибло – настолько было приятно. Даже дискомфорт отошёл на второй план, хотя он начал чувствовать его ещё после второго пальца. Но сейчас это было не важно – хотелось выгибаться в пояснице, подставляться под пальцы этого садиста, хотелось большего! Вот только когда пальцы вынули и Чуя понял, что сейчас как раз таки будет большее, то внутри откуда не возьмись появилось сомнение… Осаму быстро смазал свой давно снова вставший член, поставил Накахару на колени и уже хотел было наконец отыметь зарвавшегося его, но вот только чёрт его дёрнул глянуть перед этим рыжику в лицо и заметить проскочивший там на секунду страх. Дазай тут же остановился, резко выдохнув. "Какой же я…" – пронеслось в голове, а следом он начал развязывать руки подростка и аккуратно перевернул того на спину. Посмотрев в его раскрасневшееся личико, шатен был готов дать себе пощёчину за то, что сейчас только что не сотворил. Да, может Чуя внешне хочет казаться крутым, но всё–таки это его первый раз. Осаму на миг представил, как мог бы сейчас сразу начать грубо втрахивать его солнышко в кровать, и был благодарен высшим силам за то, что те его остановили. Меньше всего он хотел напугать Накахару, пусть тот и заслужил. –Не бойся, – прошептал Дазай, глядя в голубые глаза. Хах, он так и не определился, морского или небесного они цвета… Чуя, что удивительно, не стал язвить, а лишь еле заметно кивнул, ведь сам понимал, что сейчас произойдет. Надо же, какой смирненький стал. Ну ничего, вот привыкнет, тогда шатен сможет выебать его на славу, чтобы проучить, а сейчас нужно сделать всё правильно.. Осаму, не разрывая зрительного контакта, закинул ноги подростка себе на поясницу, где он их для удобства скрестил, и устроился поудобнее над ним, ещё раз смазывая член. А потом, наклоняясь к губам Накахары и нежно целуя, мягко толкнулся в него, входя наполовину и ловя стон своим ртом. Учитель выждал какое–то время, а потом немного вышел и снова толкнулся, теперь уже до конца. Чуя проскулил под ним, впившись пальцами ему в перебинтованную спину, и сильно зажмурил глаза. Дазай, чтобы как–то сгладить этот процесс, одной рукой начал поглаживать член подростка, отвлекая тем самым от неприятных ощущений. Вроде сработало, ведь рыжик перестал его так сильно сжимать, чему Осаму, в данный момент, был очень рад,так как самому было просто невероятно сложно сдерживаться. Этот жар обволакивающих его стенок сводил с ума, причём не хуже, чем тогда во время минета. Но он всё–таки понимал, что Чуе сначала надо привыкнуть, иначе тот его больше никогда в жизни к себе не подпустит, да и насиловать его в планах никогда не было. Прошло несколько минут. Накахара открыл наконец глаза, пока Дазай расцеловал его шею, и мягко отстранил его от себя, потянув за волосы. –Ну, двигайся уже… – смущённо пробормотал он, немного ёрзая, и Дазай лишь слегка усмехнулся, убирая рыжую прядку с лица и глядя в эти невозможные глаза напротив. Он сделал первый лёгкий толчок, вынудив Чую раскрыть рот и тихо всхлипнуть, второй, и Накахара уже более спокойно воспринял его, третий… Осаму следил за каждой сменяющейся эмоцией на лице подростка, в который раз сходя с ума от того, насколько же он красивый в тот момент. Шатен наклонился и поцеловал его, немного ускоряя темп и слушая громкие выдохи. Так продолжалось до тех пор, пока Дазай опять не толкнулся в ту самую точку, заставив Чую выгнуться дугой и простонать на всю квартиру. –Е.. ещё… – только и смог он прошептать, а Осаму про себя лишь тихо вздохнул:"Наконец–то!". Он стал двигаться намного резче, выбивая из подростка такие прекрасные звуки, и сам в тот момент осознавал, что бесповоротно и навеки счастлив. Чуя, эта строптивая сучка, наконец–то его, сам старается насаживаться на его член, так сладко стонет, и вообще всё зашибись! Дазай был бесконечно благодарен судьбе за то, что они тогда столкнулись возле лестницы, и что Накахара такой несносный ребёнок, который захотел сдавать этот чёртов английский! Сейчас, смотря, как он выгибается под ним, остальное кажется такой фигнёй, и Осаму впервые в своей жизни начинает наслаждаться ею. Рыжик там уже не замолкает; Дазай жёстко втрахивает его в постель, а тот лишь одними губами шепчет "быстрее, быстрее", и шатен действительно ускоряется, засасывая его ещё слаще, чем все разы до этого. Так охуенно им двоим ещё никогда не было. Если учитель это ещё мог осознавать, то вот у Чуи мозг отключился уже давно. Он лишь чувствовал себя невъебически хорошо и раньше даже предположить не мог, что чужой член в заднице может приносить столько удовольствия. Он лишь корил себя за то, что не позволил Осаму сделать это с ним раньше, ведь сейчас был готов отдаваться ему хоть до следующего пришествия… Дазай сделал три особенно глубоких толчка напоследок и кончил в Накахару, сжимая его член и заполняя своим семенем всё внутри него. Чуя от этих ощущений сам не выдержал и тоже зашёлся в оргазме, простонав громче всего за этот день. Он сжал Осаму внутри, пока тот уткнулся носом куда–то ему шею, и они оба старались прийти в себя. Накахаре ещё никогда не было так хорошо! –Понравилось?)– через несколько минут спросил учитель, выходя наконец из ученика и заваливаясь рядом на кровать. –Да, – прошептал рыжик, ведь на большее он был не способен. Осаму теперь выебал не только его мозги, но и его самого. –Отлично! Но ты не расслабляйся – я тебе ещё не отомстил толком! Раздался вымученный скулёж Чуи и весёлый смех Дазая. День никогда не начинался так хорошо! *** Чуя лежал головой на груди Осаму, выводя на ней одному ему понятные узоры. Он закинул на него одну ногу, да и вообще прижимался всем своим обнажённым телом, лениво наслаждаясь тем, как его гладят по спине и зарываются пальцами в волосы. Сейчас был уже вечер. Не стыдно признаться, но они трахались весь день. Дазай даже бессовестно пропустил один урок, но, думаю, никто не обиделся. Он, как и обещал, наказал рыжика на славу, из–за чего тот сейчас обессиленный, но счастливый лежал возле него. Ну просто идиллия! Только вот… –Можно?– вдруг тихо спросил Накахара, указывая на кончик бинта, который он подцепил пальцем. Шатен посмотрел на него долгим, пронзительным взглядом, а потом глубоко вздохнул, прикрыв глаза, и молча кивнул. Чуя начал разматывать всю белую марлю, что покрывала большую часть тела учителя до пояса и очень удивился тому, что увидел. Белоснежная кожа была во многих местах покрыта шрамами, рубцами от порезов. На запястьях их было больше всего – тоненьких таких, ровных. А вот на шее был какой–то странный след, обвивающий её, и нетрудно было догадаться, от чего он. Но Накахару, если честно, больше всего напугал шрам, который был на торсе в районе живота. Он был страшнее и, кажется, серьёзнее остальных. Чуя, затаив дыхание, аккуратно коснулся пальчиками его, проводя по неровной коже и слыша как из–за этого Осаму немного судорожно вздохнул. –Откуда они?– тихо спросил рыжик, начиная оглаживать другие шрамы. Он, если честно, был немного потрясён. –Паршивое детство, – просто ответил Дазай, прижимая к себе Накахару, чтобы тот лёг, как раньше. Руки подростка уже перекочевали на запястья учителя, прикасаясь нежно к порезанной когда то коже. – Ты не задумывался, как так вышло, что я умудрился окончить все 11 классов за 9 лет? Так вот это благодаря моим родителям, которые заставляли меня всё делать сверх нормы. И, короче, прямо после вручения аттестата я не выдержал и попробовал повеситься, но не вышло. Меня тогда отвели в психологу, и я всё выложил, как было. Предков лишили родительских прав, а меня впервые в жизни спросили, чего хочу я. Ну, глупо было отказываться от поступления в институт. Я вспомнил, что мне больше всего нравилось выполнять задания по английскому в школе, вот и поступил на лингвистику. Это там у меня почему–то что–то щёлкнуло, и я решил податься именно в учителя. Жизнь налаживалась! Было так легко, что я даже первое время не верил, что это реальность, вот и резал себя лезвиями, чтобы убедиться. Я, честно говоря, до сих не полностью избавился от этой привычки. Потом я понял, что как бы не хотел, но привык к более интенсивной учёбе, и тогда возникла идея закончить и университет пораньше. Только вот в середине третьего курса случилось кое–что. Я возвращался в общежитие, место в котором мне предоставила соц. служба, собственно, это она и присылала мне деньги на все мои нужды, всё–таки, родителей со мной больше не было. Так вот, я шёл, и по законам всех трагикомедий на меня напал какой–то мужик и пырнул в живот. Я еле дополз до людного места, там мне вызвали скорую, так мой телефон украли. Я очень долго провалялся в реанимации, а когда очнулся, то выяснилось, что врачи уже откапали мою историю болезни и, сопоставив это с порезами на теле, подумали, что это была очередная попытка суицида. Мне понадобилось полгода на восстановление и чтобы мне поверили, что я не пытался тогда покончить с собой. Именно из–за такого долгого срока я и начал работать в вашей школе не с начала года. Мне было противопоказано учиться слишком интенсивно, здоровье не позволяло, вот я и жил с тех пор, как обычный студент. Жизнь вновь начала налаживаться, у меня стало много свободного времени. Я нашёл много друзей, познакомился с Коё. И знаешь, сейчас я даже немного рад, что весь этот пиздец приключился со мной, ведь в противном случае я бы тогда не столкнулся с тобой) – закончил свой рассказ Дазай, сжимая руку Чуи и переплетая с ним пальцы. – Иногда мне кажется, что это всё нереально, и меня опять тянет к лезвиям… – прошептал Осаму, но его тут же перебили. –Не смей!– грозно прорычал Накахара, поднимаясь на локте и упираясь обеими руками шатену в плечи. В его глазах сейчас метали молнии, и учитель даже на секундочку опешил от такой реакции. – Только попробуй, и я самолично тебя зарежу! –Чуя…– Осаму слабо улыбнулся, впервые в жизни не зная, как передать то, что почувствовал, когда увидел рыжика таким. Он лишь коснулся пальцами его щеки, заглядывая в глаза и пытаясь быть убедительным. – Хорошо. Дазай вдруг резко опрокинул подростка на спину, а сам навис над ним, счастливо улыбаясь. –Так мило, что ты беспокоишься обо мне! Неужели я тебе не безразличен?) –Идиот, – прошептал Чуя, у которого в голове всё ещё не укладывалось, как за этой жизнерадостной придурковатостью может скрываться такая история. Он не мог злиться, поэтому вдруг просто потянулся немного наверх и коснулся губ удивлённого шатена. Тот через секунду отмер, отвечая на нежный поцелуй. Накахара не умел нормально выражать свои чувства, но в данный момент хотелось что–то сделать для Осаму. Он сделал. А потом Дазай, со всё ещё счастливой улыбочкой на лице, прижался к его груди наконец своей неперебинтованной кожей. Рыжик лишь кратко вздохнул, прижимая его к себе ближе. Так они и заснули. *** –Мам, мы хотим тебе кое–что сказать. Обещай нормально отреагировать! Чуя и Дазай стояли в прихожей дома Озаки и оба переминались с лапки на лапку, так как не знали, как бы деликатнее сообщить ей причину, по которой Накахара почти всё время проводит время с Осаму. –Ну, выкладывайте уже!– в нетерпении сказала Коё, складывая руки на груди. По приглушённым звукам с кухни можно было догадаться, что она что–то готовила. –Ну, в общем... мы встречаемся! – выпалил Чуя, смотря прямо женщине в глаза и считывая каждую её эмоцию. Дверь они благорассудно не стали запирать, чтобы если что можно было сразу капитулировать. –Вы.. что!?– сказать, что Коё удивилась – ничего не сказать. Переводя взгляд с шатена на своего сына и обратно, она пребывала в далеко не культурном шоке. В итоге, наконец переварив информацию, она возмущённо уставилась на Дазая. – Осаму! Как ты это допустил!? – шатен лишь уставился на свои ступни в якобы раскаянии, но на самом деле просто пытался сдержать смех, ведь именно он был инициатором всего произошедшего. А женщина тем временем решила переключиться на подростка. – А ты, Чуя!? –А что я? Я думал, что ты даже будешь рада, ведь хорошо знаешь Дазая! –В том то и дело – я слишком хорошо его знаю! Он.. он же придурок! – обречённо проговорила Коё, хватаясь за голову. –О, поверь, я знаю!– усмехнулся Накахара, тут же слыша возмущённый скулёж сбоку. –Вы что, теперь вдвоём собрались меня оскорблять!? –Да! – одновременно воскликнули мать и сын, а потом все трое негромко засмеялись. –Эх, что с вас взять, – в итоге вздохнула Коё, махая рукой и возвращаясь на кухню. – Проходите уже в дом, не стойте на пороге. Экзекуция откладывается, а вот рыбу вы должны попробовать. Парни счастливо переглянулись, начиная снимать верхнюю одежду. На самом деле, всё прошло довольно гладко. Мама Чуи даже не начала возмущаться по поводу его возраста, да и вообще по поводу нетипичности их отношений, так что можно было выдохнуть. Вообще, ужин прошёл на славу. Было сразу понятно, что Коё на самом деле не против их связи и даже наоборот – рада за них. Жизнь не могла не налаживаться! А спустя полгода учёбы и летних каникул карантин наконец сняли. Школьники начали как обычно учиться в классах. Накахара успешно сдал ЕГЭ по английскому на нужный для поступления в университет балл. Конечно, скорее всего это из–за того, что во время 11го класса он особо зачастил в кабинет молодого учителя по данному предмету. Только вот никому не было ведомо, как именно проходило его усиленное 'обучение'. –Какова структура условных предложений третьего типа? –Бля–ах–ть, ты… серьёзно… – Чуя, немного задыхаясь, еле смог возмутиться, за что получил смачный такой шлепок по заднице. Он сидел на коленях Дазая спиной к тому и ритмично насаживался на его член. Диван в закрытом сейчас классе был чертовски неудобным из–за своих размеров, но, как говорится, плохим танцорам всё мешает! Это ещё Осаму его не перетащил на одну из парт или на свой стол, где частенько любил трахать рыжика. Видите ли, это больше возбуждает! Но в данной момент он решил отыграться и покрывал кожу ученика очередными засосами, коих было и так предостаточно. Шатен немного помогал ему двигаться, крепко вцепившись в бёдра и довольно жёстко насаживая подростка на себя. Боже, до звонка уже несколько минут, а им ещё одеваться, жуть! Но сейчас это никого не ебёт, а ебёт лишь Дазай Чую, а на остальное откровенно похуй. Когда оба наконец кончили со сдержанными стонами, которым научились за столько времени практики, то тут же поспешили привести себя в порядок. Накахара теперь уже даже не краснеет, когда входящие ученики странно пяляться на него, растрёпанного и непонятно чего забывшего в который раз в этом кабинете. Такие консультации проходили часто – то рыжик сам придёт, и преподаватель тут же выгоняет всех из класса, то тот сам пишет ему, чтобы зашёл "проконсультироваться". Дома было проще. Кстати, "дома" – это теперь квартира Осаму. Коё с горем пополам разрешила туда перебраться, с условием, что они будут наведываться к ней. Всё было просто замечательно! Просыпались они в объятиях друг друга, и утро начиналось либо с горячего секса, либо же с простых поцелуев – тут как повезёт чуиной пятой точке. Потом кто–то из них топал готовить незамысловатый завтрак. Они ели, принимали душ (часто вместе), а затем шли в школу, перед этим долго целуясь в прихожей. После школы они возвращались, каждый делал свою домашку, а дальше выбирали занятие по настроению. Например, они могли вдвоём принимать ванну, которая так полюбилась Чуе в первый день его пребывания здесь. Кстати, про "полюбилась". Было очень весело наблюдать за реакцией подростка, когда Дазай, расставив там свечи, всучив Накахаре бокал вина и прижав его к себе под водой, вдруг признался ему в любви. Да, вот так просто. Чуя тогда резко обернулся, посмотрев на него как на умалишённого. Потом шок сменился смятением, а разлившийся румянец на его щеках говорил о диком смущении. В итоге Осаму не выдержал и засмеялся во весь голос, еле проговорив что–то типа: "Боже, Накахара, видел бы ты своё лицо!" – за что потом отхватил кулаком по челюсти, правда потом был тут же крепко обнят, а на ухо тихо прошептали: "Я тоже люблю тебя…". ❤️The end❤️
Примечания:
Народ!!! Прокомментируйте как-нибудь, а то мне жуть как интересно, что вы думаете о прочитанном)))
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты