Доза счастья по св. Николасу

Гет
PG-13
Закончен
0
автор
Размер:
Миди, 20 страниц, 1 часть
Описание:
Студентка американского медицинского университета, Дафна Рочестер, поступает на практику в психиатрическую больницу имени святого Николаса. В первый же рабочий день девушка знакомиться с персоналом клиники и её маленькими пациентами, успевает завести дружбу со своей коллегой и нажить врагов в лице начальства. Она начинает общаться с одной из пациенток, страдающей от шизофрении и окунается в загадки этого казалось бы милого заведения, желающего помочь детям с их проблемами.
Примечания автора:
Первая работа, которая мной публикуется. Буду рада любому отклику со стороны читателей, а в особенности корректуре (прошу прощения за огромное количество ошибок), но желательно в мягкой форме. Не смотря на то, что работа является ориджиналом, там присутствует персонаж из произведение “Пролетая над гнездом кукушки” Кена Кизи, Милдред Рэтчед, но характер её изменён. Также хочу предупредить, что действие происходит в 1951-ом году и читателям, которые не очень интересуются этой тематикой лучше обойти текст стороной. Приятного чтения, если решили остаться.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Весь текст

Настройки текста
...Глава первая... Мне было девятнадцать лет, когда в пятьдесят первом я поступила на службу в детскую лечебницу для душевнобольных. С самого детства мне нравилось говорить со «странными» по словам общества людьми. Наш сосед, как я не так давно узнала, был неврастеником и у него часто были галлюцинации. «Послушай, Дафни, ты очень смышлёная девчонка, а потому тебя не заберут эти проклятые марсиане, к которым отправился Гитлер.» - говаривал он мне иногда. «Люди с неврастенией не хотят хотеть чего-то хотеть» Как говорил мой профессор по психиатрии. Он всегда старался объяснять все термины понятными нам словами, пусть они и нарушали все правила грамотной речи. Я встала утром четвёртого сентября с осознанием того, что я уже не Дафна Рочестер, а младшая медицинская сестра лечебницы для душевно больных имени св. Николаса. Завтракала, умывалась и одевалась я тоже по-другому, вернее мне так казалось. Я накалывала омлет с беконом и сыром, отправляла его в рот, сидя при этом так ровно, что мышечный корсет позвоночника готов наверное готов был треснуть от напряжения. С двенадцати лет я страдала от сколиоза и, благо, смогла более или менее подправить свою спину к тому моменту, как рост мой остановился. Когда я вышла из дома и села в машину отца, моё лицо светилось от гордости и важности. - Я не буду возить тебя каждый день, Дафна, заруби себе это. - мой отец не шибко любил меня, скорее всего потому, что очень хотел сына, которого ему пророчили вплоть до родов, а кроме меня детей у моих родителей больше не было. - Ладно, доеду на метро. - ответила я. Больше мы не разговаривали. Когда я вышла из машины, то отец сразу же уехал, даже не простившись со мной, не пожелав мне удачи. Я вошла в холл кремового снаружи здания, которое очевидно удалось отстроить после войны. В комнате с диванчиками, обитыми потрескавшейся кожей, стояла мужчина средних лет в белом халате, достаточно привлекательной наружности. Увидев меня, он махнул рукой и я быстро к нему подошла. - Вы мисс Дафна Рочестер, наше новенькая? - приятным голосом, но с немного жутковатой улыбкой спросил он. - Да, верно. - робко кивнула я. - Меня зовут Уильям Томпсон, под моим началом вы будете работать, мисс Рочестер. - всё с той же улыбкой проговорил он. - Пойдёмте, вам придётся сменить это прелестной платье, на халат. - он махнул рукой куда-то в даль и откуда-то к нам подскочила неприятная грузная женщина с мутными желтоватыми глазами. - Джейн, пожалуйста, проведите мисс Рочестер в уборную и предоставьте ей приготовленные вещи. Поздравляю с поступлением, милая. - кивнул он, быстро исчезая за углом. - Петух недоваренный. - плюнула в сторону Джейн. - Извини, за это, дорогуша. Тебя как зовут хоть? - тон её перешёл с пренебрежительного на мягкий и заботливый. - Дафна Рочестер. А вас? - Джейн Маклейн. Но лучше зови по имени, мы тут все с друг дружкой из-за деток по именам, и им проще, и нам коллектив легче сплотить. - она обернулась, открывая передо мной дверь на втором этаже. - Только этот петух всех на вы. - комната была белой с двумя чистыми унитазами и двумя умывальниками, а на крючке висел белый халат с чепчиком. - Ты, лучше платье своё тут не оставляй, а то слямзят, ля ля? - Ля ля. - кивнула я, повторив за Джейн. - Отдашь мне, я тебя отведу в комнату для персонала, там как раз шкафчик освободился. Ну давай, переодевайся, я вышла. Она закрыла за собой дверь. Я расстегнула молнию и с небольшим колебанием стянуло платье через голову. Меня немного пугала мысль о том, что придётся носить халат на голое тело, но как только я его надела все опасения меня покинули. Халат можно было натуго затянуть поясом и пуговиц на нём было довольно много и они были очень плотно расположены друг к другу. Белый чепчик оказался просто платком, которые я очень любила и с лёгкостью повязала его, как бандану. Платье я повесила на руку и вышла за дверь. - Давай мне, идём. Сейчас закончим и познакомлю тебя с твоими детками. У нас тут только у одной шизофрения, все остальные просто чересчур нервные или наоборот. Ты любишь детей? - спросила Джейн, пока мы шли по коридору. - Да, очень даже. - это было правдой. - Вот и хорошо, а то есть у нас тут, которые на дух не переносят. Чего они только здесь возятся. - она распахнула дверь в красиво обставленное помещение с бледно розовой краской на стенах. В комнате сидели на диване три женщины, одна примерно моего возраста читала книгу у окна, а двое молодых людей о чём-то тихо спорили, обильно жестикулируя. - Девчонки и мальчишки, вот наша новенькая — Дафна Рочестер. - я постаралась мило улыбнуться. Три женщины от тридцати до сорока пяти лет примерно, улыбнулись мне в ответ, девушка моего возраста изучала моё лицо, зажав страницу на книге пальцем, а молодые люди прекратили говорить, также оглядывая. - Здравствуйте, меня зовут Марта Торч, это Джин Бейтс, а вот это Мадлен Тёрнер. - она по очереди указала на женщину посередине и в конце. - Патриция Дилл. - ответила девушка с книгой. - Чип и Дейл. - расхохотались двое парней. Я вежливо сдержала смех. - Это Карл и Гарри, они у нас местные «шутники» - поставила кавычки пальцами Патриция. - С нашими патронами ты наверное уже знакома, Дафни, верно? - у Марты был сильный французский акцент. - Думаю мы виделись с мистером Томпсоном. - кивнула я. - У нас есть ещё и миссис Рэтчет. - проговаривая фамилию врача, голос Марты перешёл на шёпот. - Как раз её дочь Долорес страдает от шизофрении. - А почему вы говорите шёпотом? - спросила я с непониманием. - Господа, почему никто ещё не приступил к обходу? - сзади меня послышался стальной, словно проволока, голос. Я испуганно обернулась. Передо мной стояла женщина, чуть ниже меня, а я из без каблуков была каланча, а на шпильках ещё выше. Седина тронула её виски, хотя основная часть волос была ровного каштанового цвета. Карие глаза казалось были ледяными и обжигали холодом. - О, вы должно быть наша новенькая? - лицо её озарила улыбка, страшнее которой мне видеть не приходилось. Я замерла в оцепенении, а все мои новые коллеги засуетились, открывали и закрывали шкафы, обменивались папками и протискивались в дверной проём. Меня за локоть кто-то схватил и я, как мешок поволоклась за спиной в белом халате и немного выбившимися из-под чепчика. - Тебе, что жить надоело? - прошипела Патриция, когда я поравнялась с ней. - Рэтчет — ужас на крыльях ночи, который перегрызёт тебе горло даже за опоздание. Не ведись на её улыбку, Дафна. Ты же Дафна? - я быстро закивала. - Она ненавидит всех, даже свою дочь и млеет только от Билла, тебе ясно? Если он рядом, то можешь расслабиться. Хотя у нас его тоже не любят. Сразу всего не рассказать, если хочешь выжить здесь, то будешь моей подругой, поняла? - я опять закивала. - Сколько тебе? - Девятнадцать. - отчеканила я. - Мне двадцать один. Пришли. - она открыла дверь с надписью №7 . Внутри на стенах была голубоватая краска, пять маленьких кроватей в шахматном порядке стояли в дальней половине комнаты. Дети мирно спали, только одна девочка сидела на постели с широко распахнутыми глазами. Патриция подбежала к ней, садясь на корточки у кровати. - Ло, милая, что случилось? - нежно спросила она. Девочка указала на стену. - Там чёрт сидит… Смотрит на меня, Пэт… - с ужасом проговорила Долорес. - Сейчас я дам тебе одну таблеточку и он уйдёт, хорошо? - Патриция достал из кармана халата банку с красноватыми таблетками, открыла крышку. Вдруг девочка резко обернулась на меня, грудь её с бешеной скоростью вздымалась и опадала. - Я знаю, что она убьёт меня…! Знаю всё, что со мной будет! - сказала она смеющимся шёпотом, падая на спину. - Что за шум, а драки нет? - вошёл внутрь мистер Томпсон. На его лице всё также сияла безупречная улыбка. Как только Лоли его увидела, она выхватила капсулу у Патриции из рук, положив себе в рот и даже без воды проглотила, отвернулась к стене и зажмурила глаза. Я слышала её тяжёлое дыхание. - Опять не хочешь принимать лекарство, милая? - он сел на кровать, провёл рукой по её спине. - Она всё выпила! Просто мы её разбудили, может дать ей поспать, Билл?! - на лице Патриции появилась улыбка и она наигранно весело подпрыгнула на цыпочках. - Правда? Какая умница! Тогда вы полностью правы, милая, ей нужно отдыхать. - мы втроем вышли за дверь. - мисс Рочестер, как вы смотрите на то, чтобы посидеть немного с Лоли? Она такая непоседа. - я облегчённо кивнула, зайдя обратно. Я прошагала к кровати девочки, услышала её полный злобой и отчаяния голос. - Уходи… уходи… уходи… - она развернулась, заглянув мне в глаза. - Как Вас зовут? - Дафна. - Не слушайте то, что они будут говорить, поняли? Они всегда запихивают таблетки и говорят, что всё прекрасно, она хочет изменить мой ум… - Долорес указала на свою голову. - Кто-то у нас маленькая врунишка. - я обернулась, увидев фигуру Томпсона. Он опёрся о стену и с обыкновенной улыбкой смотрел на нас. - Кажется ты собиралась спать, милая? - он указал на меня, поманив пальцем. - Сладких снов, Лолли. - мы вышли из комнаты. - Мисс Рочестер, простите её, она просто очень больна и страшится лечения. Вот её лекарство, давайте его трижды в день без пропусков, даже если она будет отказываться и говорить всякую подобную чепуху. - я заметила как улыбка на его лице дрогнула. - Да, сэр. - кивнула я, когда он опустил в мой карман баночку с препаратом. - В этой палате ещё три ребёнка, Джессика Финли и Тимоти Крачли, у Джесс параноидальное расстройство, а у Тима проблемы с гневом. Чуть позже вы во всё вникните, милая, а пока поручаю вам посидеть с младшей группой на площадке. - он пожал мне руку, пошёл прочь. Джейн провела меня по чёрному ходу к площадке, где было пятеро детей около пяти лет. С каждым я поздоровалась и познакомилась. Оказалось, что здесь могут находиться и дети на передержке, которые ждут результаты диагноза, не проходя лечения. Двух девочек звали Луна и Лиза они были близнецами из-за чего и попали в лечебницу. Там был мальчик, который явно был гением, потому что к пяти годам невозможно знать и уметь применять семь физических формул, которые в моей голове не укладывались, его звали Альфред. Ещё был Герберт, у которого было много воображаемых друзей из-за сильнейшей социофобии, он всегда сидел в углу и нормально говорил только со мной, и то не всегда. Последним был Чарли, мамой которого была Джин Бейтс. Он был совершенно обычным ребёнком и просто оставался по вторникам в лечебнице. Дети возились на площадке,я с ним разговаривала и иногда страховала в преодолении горки. Мне было очень интересно послушать рассказы Герберта и я сочла, что из него вышел бы замечательный писатель. Луна и Лили заканчивали предложения друг за друга, что приводило меня в восторг. Альфред вслух умножал пятизначные числа, которые я ему загадывала и казалось единственной детской забавой, которая могла бы привлечь его внимание было рисование мелками на асфальте. Джейн зазвонила в большой и очень громкий звонок, что как она мне рассказала у них означало время еды или сна. Все с радостью кинулись внутрь здания на сон час, а старшая группа начала спускаться на ленч. Каждый стол был пронумерован от одного до семи и за каждым из них сидело не более шести человек. Мне и Патриции велели сесть к своим подопечным за стол номер семь, где для нас уже были подготовлены хлеб, масло, манная каша и приборы. Меня поразило, что детям пришлось есть какую-то отвратительного вида серую субстанцию. Пэт толкнула меня в бок и я увидела, как в другом конце столовой Томпсон шептал что-то Рэтчет на ухо и та смеялась, держа его за руку. - Вот, что я говорила. - шепнула она, отправляя в рот очередную ложку каши. - Тим, подай ложку, пожалуйста. - пролепетала девочка с белоснежными волосами и такими же ресницами. Мы с ними познакомились, когда я заняла место за столом. Долорес молча ковыряла ложкой «еду», Тим оживлённо бурчал себе что-то под нос, а Джесс также безмолвно поедала серый предмет. Когда я оторвалась от куска хлеба и подняла голову к столу Томпсона и Рэтчет, то заметила его взгляд, вперенный в Пэт. Я легонько пнула её в бок, она не шелохнулась, продолжая есть. Мне вдруг стало до смерти жалко детей и я разорвала смазанную маслом горбушку девочкам. - Мисс Рочестер! - услышала я голос Томпсона. - Им нельзя чересчур калорийного, это перебивает действие лекарства! - я увидела, как Рэтчет смущённо прикрыла лицо рукой. Я вскочила с места, собирая на поднос пустые тарелки и отнесла их поварихе, затем села обратно рядом с Пэт, в попытке что-то её спросить, но меня вновь окликнули. Я быстро подошла к Томпсону и он с обыкновенной вежливостью начал: - Мисс Рочестер! Было бы чудесно, если бы вы, милая, помогли своему подопечному с шоковой терапией. Тима так сложно упросить это сделать, а санитаров я не выношу. - с фальшивой грустью сказал он. - Да, милочка, вас кажется зовут Дафна? - я кивнула. - Чудесное имя, мою покойную бабушку так звали. - с такой же ужасающей улыбкой сказала Рэтчет. - Позовите-ка Тимоти сюда. Я подошла к столу, за которым до этого сидела и наклонилась к уху Тима. - Нам пора на процедуры. - я услышала как дыхание его сбилось, а глаза Джессики округлились так, что казалось сейчас выпадут. Лицо Долорес же оставалось мертвенно бледным и каменным. - Нет. - сказал Тим, принявшийся заталкивать в рот еду. - Так нужно, понимаешь? Если ты пойдёшь, то я дам тебе конфету, очень вкусную. Даже две. - Нет!!!! Никуда я не пойду!!! - заорал он, вскакивая из-за стола. Тимоти обернулась на стол, где сидели Томпсон и Рэтчет, а потом кинулся по проходу к двери, которая была плотно закрыта. Я с ужасом смотрела на бедного мальчика и мне стало стыдно, что я пыталась упросить его пойти на подобное всего лишь конфетой. - Милый, не нужно бояться, ты же смелый мальчик. - привычно добрым голосом сказал Билл. Он в этот момент по-кошачьи медленно поднимался со стула и выставляя назад руку, чтобы никто ему не помогал. Тим же яростно колотил дверь руками и вопил: «Не пойду, не пойду, не пойду!!!!…» . Томпсон уже встал, согнулся в три погибели, продолжая что-то бормотать и потом в следующую же секунду схватил Тима в охапку и прижал его голову к своему плечу. - Это жизнь, мой милый… Мисс Рочестер, милая, возьмите с собой мисс Дилл. - я заметила, как он прикрыл глаза, проговаривая имя Патриции. - Друг мой, если я опущу тебя на землю, ты продолжишь убегать, верно? - Тим пыталась колотить Томпсона ногами, но врач сжал их одной своей рукой, из-за чего создавалось впечатление, будто Тим — одна большая рыба. - Что же, тогда придётся позвать санитаров… - Не надо!!! Не надо никаких санитаров, я сам, сам пойду!!!! - ещё громче завопил он. - Вот и умница. - похлопал его по спине Томпсон, поставил на пол, не разжимая руки, сжатой на его запястье. - Мисс Дилл, мисс Рочестер, пожалуйста. - он махнул нам рукой. Волосы на его голове спутались, а одна прядь висела на и он пыталась так тряхнуть головой, чтобы она легла обратно. Пэт встала из-за стола, обогнала меня и на долю секунды остановилась перед Биллом, убрав прядь ему за ухо, затем в полно молчанье открыла дверь, пропуская его с Тимом вперёд. Я прошмыгнула за Томпсоном и Патриция шепнула мне на ухо: - Всего не рассказать. Мы втроём шли по длинному коридору к процедурной. Мне было страшно смотреть на спину съёжившегося Тима, которого за руку держал Томпсон. Больше всего меня пугала реакция детей, сидящих в столовой, а точнее отсутствие у них реакции. Безмолвный шум ударяющихся о тарелки ложек и больше ничего. Ни один не повернулась на крик Тимоти, никто не засмеялся, не испугался. - Вперёд, мой юный друг. - я не понимала сходит ли улыбка с его лица хоть на минуту. Тим тяжёлыми шагами вошёл внутрь. - Мисс Рочестер, вы уже изучали шоковую терапию на практике? - Да, я сама ставила одному из пациентов… - ответила я. - Тогда прошу вас. - он уступил мне место. Я оглядела Тима на наличие каких-либо металлических предметов. - Пять центов. - он вынул из кармана монету, протянув мне, потом повернул голову на Томпсона. - Знаю, что вы заберёте, но я хочу, чтобы она была у неё. - он сжал мою ладонь в кулак. Я опустила монету в карман халата и с грустью улыбнулась Тиму, указав ему на стул. - Спасибо за подарок. Сейчас может быть холодно. - сказала я, намазывая его виски кремом. Когда я закончила, то надела ему на голову прибор, затянула поясок и выставила на аппарате самую маленькую мощность. - Милая, от чего так мало? - подошёл ко мне Томпсон. - Ему нужно побольше. - он выкрутил рычаг на максимум и нажал кнопку включения. Я увидела как Патриция закрыла лицо руками, потом повернула голову на Тима, он сжимал одну свою руку другой, от чего его костяшки побелили, а глаза были плотно зажмурены. - Отлично, замечательно. - провозгласил Билл, снимая с головы Тима ремешки. Мальчик попытался встать, но упал, свернувшись калачиком, и тихо заплакал. - Ну, ну. Ничего ужасного не было, а ты уже плачешь, милый. - Томпсон обошёл его, встав рядом с Пэт. - Мисс Дилл, уже всё, можете открыть глаза. - сказал он, но Пэт не шелохнулась. Я упала на колени рядом с Тимоти, помогая ему сесть и обняла его, поглаживая по голове. - А вот это очень плохо на них влияет, мисс Рочестер. - уголки его губ на секунду скривились. - Предупреждаю вас, что детей, особенно с его проблемами, нужно держать на расстоянии. - он кивнул нам обеим и вышел из процедурной. - Очень… больно… - маленькие руки Тима сжимали мою шею, я прижалась к нему щекой. - Сейчас всё пройдёт, сейчас кончится. - Всё. - сказала Пэт, глядя на меня. - Рабочий день кончается. Она помогла мне поднять Тима на ноги и мы довели его до палаты под номером семь. Джессика читала книгу, а Ло вообще не было. Мы уложили Тимоти на кровать, укрыв его одеялом. - Ты… Не привязывайся к ним, поняла? - сказала Пэт, когда мы пошли переодеваться. - Почему? - спросила я, шагая за ней. - Потому. - ответила она. - Потом всё расскажу. Когда время будет. Пока. - я кивнула ей, закрывая дверь в раздевалку. Я наскоро переоделась, почти оторвав себе ухо массивной серьгой, открыла дверь. Вдруг мне показалось, что я хотела её о чём-то спросить, но не помнила о чём, поэтому решила подождать на улице, так как понятия не имела где она может быть. Я вышла из лечебницы, перед этим подписав все необходимые бумаги у стола ресепшн. Села, на одну из стоявших у здания скамеек, наблюдая за дверьми. Я прождала около пяти минут и, когда уже собралась уходить, дверь распахнулась и оттуда вышла Патриция. Она выглядела совершенно иначе в высоких брюках, туфлях на гигантских шпильках и зеленоватом шёлковом шарфике на необычайно изящной шее. В белом халате она не казалась мне красавицей, а сейчас я была готова сказать, что передо мной одна из голливудских звёзд. Губы её были подведены красновато-коричневой помадой, а волосы уложены очевидно лаком, чего не было видно под врачебной шапочкой. Пэт махнула мне рукой в тёмно-зелёной перчатке, широко улыбнувшись. Я подскочила к ней, она приспустила тёмные очки, скрывавшие её нежные карие глаза. - Ты чего тут сидишь? - саркастично заметила она. - Хотела спросить… - начала было оправдываться я. - Завтра, Дафна. Я опаздываю. - она дотронулась щекой до моей щеки, чмокнув губами. - Пока! - она элегантно сбежала по лестнице, скрываясь за поворотом из лечебницы. Я ещё постояла в оцепенении какое-то время, заметив, как с парковки отъехал тёмно-лиловый Вектор, достала из сумочки маленькое зеркальце, оглядев своё лицо, поморщилась, пряча предмет обратно. Спустилась вниз, поворачивая вдоль по тротуару. Оказалось, что моя дешёвая тушь наверное отпечаталась на нижнем веке, а потом уже размазалась по нему чёрными пятнами. Мне вдруг так захотелось стать одной из тех роковых красавиц, вроде Джейн Рассел, которые сначала вертят мужчинами, как хотят, а потом… Потом появляется тот самый замечательный, красивый и богатый, в которого она влюбляется, они женятся и рожают кучу детей. Мне казалось, что Пэт именно такая, и что кто-нибудь из молодых санитаров в неё тайно влюблён, но она только пошлёт им воздушный поцелуй, запрыгнув в машину к какому-нибудь самому чудесному выпускнику Йеля… Вдруг я вспомнила, как Томпсон держала Тима и мне стало страшно. Я поставила перед собой твёрдую цель не дать в обиду ни одного из детей, которых мне поручили, даже если мне предложат сто тысяч долларов. Да. Даже за сто тысяч не позволю причинить им вреда. Лёжа в постели я думала о том, почему сокращением от Уильяма было Билл, когда Билл и Уильям — это совершенно разные имена. Мне было интересно каким был муж у мисс Рэтчет. Он обязательно был, потому что Долорес точно её биологическая дочка. Они похожи. У Ло такого же цвета глаза, только они какие-то более живые… Мне виделся сорока или пятидесяти летний мужчина, в аккуратном сером костюме и с обязательно пёстрой бабочкой, добрым лицом и лёгкой проплешиной на рыжих волосах, которые были у Ло. Его бы звали Артур или Карл, он очень сильно любил бы Ло, она была бы его единственным, поздним ребёнком. Они бы ходили по воскресеньям в зоопарк и он перед сном говорил бы ей, что она — его маленькая принцесса… Мне так никто не говорил. Однажды мой отец назвал меня Диланом. Ненавижу это имя. ...Глава вторая… Первые секунды после сна такие необычные. Ты открываешь глаза и тебе кажется, что ты всё ещё во сне, но потом ты видишь знакомые стены, одеяло, вид за окном. - Дафни, иди завтракать! - крикнула мама, постучав костяшками пальцев по двери моей комнаты. Я присела на кровати, протерев глаза руками. В такие моменты хочется мечтать о замечательной и любящей семье, но на это нет времени. Все мои подруги завтракали в ночнушках, но мой отец считала это некультурным и пошлым, поэтому мне пришлось заранее переодеться в отвратительного цвета салатовую в горошек юбку и жёлтую рубашку, которая очевидно была мужской. Вышла из комнаты, прикрыв дверь, села за стол. Отец читал газету, мать стояла у плиты — идеальная семья по версии журнала космополитен. Я откусила кусочек тоста, запив его кофе. - Как тебе на работе, Дафни? - спросила мать приподнятым голосом. - Нормально. - ответила я. - Дафна, женщины не должны говорить мужских слов. - поднял от газеты голову отец. - Это некуль… Что у тебя с носом?! Я с непониманием посмотрела на него, мама тоже развернулась, уронив лопатку для жарки на пол. Я почувствовала, как очевидно сопли стекают из носа на верхнюю губу, и по привычке облизнулась. Почувствовав металлический вкус крови рванула в ванную, включила крана, оглядела своё лицо. Из правой ноздри стекала толстая струйка вишнёво красной крови, она преодолевала мои тонкие губы и капала на жёлтую рубашку. Я умылась, но кровь всё продолжала идти. Даже когда я вставила в нос вату и запрокинула голову назад. - Дафни, милая, всё хорошо?! - крикнула из-за двери мама. Я не ответила. Что можно ответить в такой ситуации? Встала, вынула ватки из носа, постаралась вымыть оттуда кровь, что оказалось неплохим решением. Через три минуты следов случившегося на моём лице уже не было, и мне казалось, что это было просто нелепым сном. Когда я вышла из ванной, на столе лежала записка, что они уехали на работу и не успели со мной попрощаться. Мне было всё равно. Я позвонила в лечебницу, предупредила там о том, что возьму отгул и мне его, как не странно великодушно дали. Почему-то сейчас, взглянув на себя в зеркало я была довольна и уродливой юбкой, и жёлтой с капельками крови рубашкой. У меня возникло стойкое желание всё-таки пойти хоть куда-нибудь в таком виде, но я убедила себя, что буду походить скорее на сумасшедшую, о чём быстро узнают в лечебнице и меня выгонят оттуда. Я пошла в свою комнату и достала все запасы косметики, какие только у меня были. Мне хотелось привести лицо в порядок, раз выдалась такая возможность, если уж я решу сходить в кофейню, то буду хоть в подобающем виде. Я припудрила лицо, взяв помаду и… Почему-то я захотела сделать красные треугольники под глазами, как делали клоуны в цирке. Я с улыбкой посмотрела на отражением в маленьком зеркальце. Отражение улыбнулось мне в ответ. Мне пришло в голову сделать себе усики, как у Сальвадора Дали, чёрной подводкой. Я рассмеялась, глядя на себя и корча рожицы. В детстве мне говорили, что рожи корчить очень глупо и можно навсегда остаться уродкой, но мне казалось, что рожи — единственное, что может меня спасти во время войны. И так я весь день читала, бесилась, слушая самые популярные пластинки, которые нам присылала тётя Элен и в общем просто наслаждалась свободным днём. Не могу сказать точно, когда я поняла, что это неправильно, но я помню как ревела, сидя на кровати, и думала о том, как же я неправильно поступила, прогуляв рабочий день и оставив детей одних… Пэт точно рассказала бы мне что-то важное, а я… Мне стало так стыдно из-за этого, но потом я опять вернулась к чтению книги. Одногруппница в университете сунула по ошибке этот детектив в мою сумочку и я только сейчас его там отыскала. Мне нравились детективы, собственно так я и решила стать психиатром. Кажется папа однажды по ошибке принёс с работы детектив про психопата. Я ела варенье из банки одной ложкой, хоть это и было строго воспрещено в нашей семье. Папа многое держал под запретом, например мне и маме нельзя было носить брюки. Я не понимала в чём заключалась логика, ведь если бы я носила брюки, то была бы похожа на мальчика, но понять папу было сложно. Я помню, как однажды он приехал в час ночи в дом, где мы жили во время войны, когда мне было девять, и сказал мне, что уходит на фронт и будет очень-очень скучать по мне и, что я ничего не должна говорить маме. Он подарил мне тогда дорогую энциклопедию по астрономии и уехал… Я тогда поняла, как он меня любил и плакала, глядя в окно, надеясь, что он шутил. Папе тогда было сорок лет и он болел астмой, но всё равно пошёл воевать. А через три года он вернулся из госпиталя домой и обнял меня, как только увидел. Он меня никогда так не обнимал ни до, ни после этого. Я потом не понимала почему он меня разлюбил. Он стеснялся того, что я корчила рожи и, что рисовала закорючки в тетради вместо уроков физики в школе. Учительница ему всегда говорила, что я очень душный ребёнок и она не понимает как у такого учёного-отца могла родиться такая глупая дочка. Я не понимала почему нельзя было меня просто любить из-за того, что я есть. Папа и мама не верят в Бога, а я верю. Без веры хоть в кого-то жить просто невозможно. Я не могла верить в своих родителей, хоть мне и говорили какой мой папа умный человек. Они кстати не платили ему много денег. Мы жили достаточно бедно и по меркам Америки в мирное время, и в военное. Я вообще не знаю почему мы не умерли зимой сорок первого… Нет, знаю. Я не умерла потому, что должна была вчера прийти на работу в лечебницу для душевно больных и стать там младшей медицинской сестрой, познакомиться с Уильямом Томпсоном в холле лечебницы, наблюдать за тем как Пэт Дилл листает книгу, бегая по ней глазами, как мисс Рэтчет страшным голосом говорит у меня за спиной, как вырывается из рук Билла Тим и какая Патриция Дилл всё-таки красавица. Люблю лежать ночью и рассматривать трещины на потолке. У нас старый дом, поэтому он с трещинами и с исцарапанной мебелью. Папа не может позволить себе лучшее, а мне и не нужно. Я всегда слышу как к моей комнате кто-то подходит. Половица слева у поворота издаёт срежет и по этому скрежету можно определить идёт мама или папа. Папа не очень уж полный, но пара лишних килограммов у него есть и туфли у него без каблуков, а мама иногда на своих трёх сантиметровых каблучках иногда проскакивает половицу. Вот и сейчас. Никогда папа не стучит в мою комнату. Я успела повернуться на бок и закрыть глаза, прежде чем он открыл дверь и почему-то тихо прошагал к моей кровати и сел с краешку, положив свою руку на мою. - Дафна, я же вижу, что ты не спишь. - непривычно для меня нежным голосом сказал он, огладив меня по волосам. Я открыла глаза и натянула одеяло выше груди, чтобы бретельки ночнушки не были видны, села на кровать. - Прости меня за вчерашнее и за то, что я сказал утром, детка. На работе сказали, что у тебя должно быть из-за этого пошла носом кровь. - Я не знаю из-за чего это произошло. - пожала плечами я. - Я тоже, детка... - вздохнул он. - Ты просто прости меня, ладно? Заранее. - мне показалось, что он улыбнулся, но в темноте я не могу за это поручиться. - Я не сержусь на тебя. - я быстро и с осторожностью чмокнула его в щёку. - Приглашаю тебя и маму в кафе на выходных. Отметим твою работу и мою прибавку, Дафна. - Я приду. - кивнула я. - Спокойной ночи. - Спокойной. Мне стало тепло на душе. Возможно папа просто не знает как меня любить и, поэтому расстраивается, что я не мальчик. Мне вдруг стало обидно, что я родилась девушкой, сделав больно папе с мамой. Слёзы покатились у меня из глаз и я подумала, что, если папа сможет меня любить, как Дилана, то уж лучше мне постричься под мальчика и носить всё мужское. Может я даже смогла бы полюбить женщину, только такую как Пэт… Нет. Мне стало противно. Я не могу любить вообще никого, потому что я не красивая. Странно, что мама моя в молодости была так красива, а я… По крайней мере мальчишки говорят, что я уродина. У папы в кабинете стоит мамина карточка в красивой рамке. Они тогда ещё не были знакомы, но он по его словам это не имеет значения. Мама на фотографии улыбается, рука у неё отводит подол платья влево и оно становится ещё пышнее. У папы есть и моя карточка. Мне там пять лет, у меня задумчивое лицо, я кажется читаю. Мама отрезала с этой фотографии папу так, чтобы этого не было видно. На копии мы с папой сидим на полу вместе и он с улыбкой кажется наблюдает за мной. Папа там такой красивый в своей белой рубашке и не завязанной бабочке, а я — уродина с взъерошенными волосами. ...Глава третья… Я влетела в двери лечебницы и, завидев Джейн, кинулась к ней. - Выздоровела уже? - усмехнулась она. Я кивнула. - Тогда шагом марш переодеваться и на завтрак к детям, пока… - она немо ахнула, смотря мне за спину. Я обернулась и при виде Пэт у меня чуть было не отвисла челюсть. На ней была серая косынка из шёлка, большие чёрные очки, не те , что вчера и самое главное — платье с длинными сапогами без каблука. - Доброе утро. - поздоровалась я. Пэт приспустила очки на кончик носа и улыбнулась мне. - Привет, рада, что ты пришла, Дафна. Джейн, я отведу её сама, не беспокойся. - я подошла к ней и Пэт по-мужски подставила мне руку, от чего я немного оторопела, но всё же обхватила её предплечье. Пэт сняла очки и платок, под которым каскадом лежали не уложенные и пышные волосы. Тряхнув головой, она шепнула мне на ухо: - Поговорим в раздевалке. - я крепче сжала её руку, в знак того, что услышала её, но это можно было по-разному истолковать. Мы вошли в комнату для персонала, взяв свои вещи. - Кто-то читает английские романы про любовь… Да, Пэт? - расхохотался Гарри. Карл протянул Патриции её книгу в твёрдой обложке. - Спасибо, Карл. - вздохнула Пэт. Я заметила, что губы у неё слегка дрогнули. Как только мы обе зашли в раздевалку, она захлопнула дверь, прижавшись к ней спиной. Закрыв глаза, начала быстро говорить: - Дафна, я знаю, что вся история, которую я расскажу — полный бред и ты имеешь право не разговаривать со мной, но я хочу, чтобы ты знала обо всём этом. - она открыла глаза, вперив в меня взгляд прекрасных карих глаз. - Долорес шизофреник, думаю об этом ты в курсе, но знаешь… Её мать хочет нобелевскую премию за исследование в технике лоботомии. Она провела несколько экспериментов над… - Пэт выдохнула, проверив замок, подошла ко мне. - Над детьми, Дафна. Три из них по её словам провалились, но семь остальных детей выздоровело. Это неправда. Все дети умерли. Я своими руками меняла им утки, пока они тупо смотрели в потолок. - в её глазах был сплошной ужас, который пугал меня саму. - Девушка, что работала здесь до тебя, Викки Колтрейн. Все говорят, будто она уволилась но нет… Я одна знаю правду. Я, Билл и Рэтчет… Они взяли с неё расписку, когда всё чем она занималась всплыло наружу… Ты даже не представляешь, что там было, как и я. Мне повезло, что чудом меня не выследили, но Викки горько за это поплатилась. - Пэт схватила меня за руку. Её ладонь была холодной и влажной. - Полгода назад, когда я была такой же желторотой, как ты, Дафна, мы с ней договорились, что спасём тех детей, которых вели на гибель… Знаешь откуда у меня вся эта дурацкая одежонка? Мне не нужна ни одна пара очков в гардеробе, ничего. Это всё он… Скупает каждую модную побрякушку в Эймс. По нашему уговору с Викки я должна была пудрить мозги Биллу и он хоть и косвенно, но помог бы нам. Это всё ещё продолжается, Дафна. Я не хочу всего этого, но мне нужно помочь Ло… Я не хочу, чтобы она умерла вот так. Я верю, что есть много хороших лекарств и где-то в Германии или Израиле ей обязательно помогут, нужно лишь перехитрить Т и Р… Дафна, пожалуйста помоги мне с этим… - она с мольбой в глазах казалось смотрела в мою душу. - В чём заключается моя задача…? - Тебе просто в назначенный день нужно будет довести Ло до вокзала, у меня там всё схвачено, о ней позаботятся! Ты согласна?! - Мне нужно подумать, Патриция… Прости, но потребуется время, но даю слово, что даже при отказе ничего и никому об этом не расскажу. - твёрдо сказала я. - Тебе хватит времени всё обдумать до бала-показа? - Что это? - с непониманием спросила я. - Еже сезонный бал, куда съезжаются родители, бабушки и дедушки, чтобы проведать своих детей тут, а у всего персонала после будет вечеринка. Ты тоже приглашена. - сказала Пэт, снимая своё платье через голову. - Он в пятницу. - подытожила она, застёгивая халат. Быстро переодевшись и завязывая бандану, я ответила: - Хватит с лихвой. Пэт с улыбкой посмотрела на меня, подскочила к двери, распахивая её, вылетела наружу. Мы сидели за столом, наблюдая за тем, как дети поглощают субстанцию непонятного вида, похожую скорее на землю с дождём, нежели на гречневую крупу с брокколи, как это было заявлено. В столовую вошёл Томпсон, при этом не в белом халате, а в уличном брезентовом пальто, которое развивалось при каждом его шаге. - Мисс Рэтчет, время. - он указал Рэтчет, сидевшей за тем же отдельным столом, на часы. - Всем приятного аппетита. - обернулся он, улыбаясь. Рэтчет встала со стула и широкими, но женственными шагами пошла к выходу. - До свидания Мистер Томпсон, до свидания, Мисс Рэтчет. - разнёсся по столовой монотонный хор. - Джесс, у меня для тебя сюрприз. - улыбнулась ей Пэт, удостоверившись, что оба врача вышли из соловой, заперев дверь. Девочка посмотрела на неё ничего не видящим взглядом, встала из-за стола, подбирая свою полупустую тарелку и тарелку Тима, которые пододвинул её к девочке. Поставив приборы на стол буфетчицы, Джессика замерла перед Патрицией, глядя в пол. - Не бойся, Джесс, я тебя в обиду не дам. - сказал Тим, взяв её за руку. Джесс тут же её отдёрнула, одарив Тима холодным взглядом. - Ага, конечно. Кого-то вчера кажется за ноги держали. У меня-то «сюрприз» похуже твоего. Они посадят меня в круг детей и каждый будет тыкать в меня пальцами и говорить про то, какая я уродливая, глупая и подобные гадости! - она перевела взгляд обратно на Пэт. Перед тем, как моя коллега успела что-то сказать, я встала, подняв рукой голову Джессики. - Тебя не будут заставлять сидеть в группе, обещаю. Сюрприз — подарок от бабушки, который она передала раньше праздника, Джесси. - Джессика посмотрела на меня блестящими глазами. - Всё, в комнату, быстро, а то сюрприз только вечером будет. - Пэт тоже встала, держа Тима за руку и мы быстро пошли к выходу. Джессика уже около двадцати минут сочиняла что-то на своём новом укулеле. Она сидела на дальней скамейке и карандашом чиркала ноты или слова песни в тетрадь. Пэт доверила мне малышей и наших детей, а сама была вынуждена подготовить операционную вместе с Джейн и Мадлен. Мадлен впадала в благоговение или скорее экстаз перед любыми начинаниями Томпсона или Рэтчет. Мне вообще казалось, что она была тайно влюблена в Рэтчет… Гадость какая-то. - Смотрите, они нашли клад. - тронул меня за руку Тим, кладя книгу мне на колени и тыча пальцем в нужное место. На строчке было написано про то, как доктор Ливси и Бенджамин Ганн удачно спрятали драгоценности от пиратов в надёжном месте. Я была рада, что угодила Тиму в книге, которая слыла моей любимой. Мне казалось, что чтение может помочь Тиму справляться с его приступами гнева, а его походе и вправду это увлекало. - Я ведь только утром принесла её… - Ну она такая интересная! Если бы была возможность, то я стал бы, как Джим Хоккинс и сразился бы с каким-нибудь пиратом… - он шепнул мне на ухо: - мисс Рэтчет неплохой кандидат на роль Джона Сильвера. Мы рассмеялась и я в ответ тихо добавила: - А из мистера Томпсона получился бы отличный попугай. - Тимоти расхохотался, обняв меня за предплечье. - Мисс Дафна. - начала Лиза, подскочив ко мне. - Мы вылепили тридцать четыре куличика. - подхватила Луна. - Какие умницы. - улыбнулась я, разглядывая куличики из песка, стоявшие очень плотно друг к другу. - Так-так… - я испуганно обернулась, услышав голос Томпсона. Он держал одну руку в кармане и оглядывал Лизу с Луной. - Юные леди, попрошу вас обеих пройти со мной на немного другую площадку. - Они ещё не доделали десяток куличиков. - неожиданно для себя отрезала я. - Это подождёт, милая. - улыбался мне Томпсон. - Идёмте, девочки. Я уже открыла рот, чтобы сказать ему о том, что они никуда не пойдут, но ко мне подскочила Пэт, схватив меня за руку. - Дафна, нам пора. Джейн посмотрит за детьми. - мы быстро пошли ко входу и она прошипела мне: - Не делай так больше, поняла? - Поняла. - ответила я, прошмыгнув за Пэт внутрь лечебницы. Мы поднялись на третий этаж и прошли в дверь с табличкой «карцер». Долорес сидела на полу, её коричневато-рыжие волосы были спутаны, а вместо привычного больничного платьица на ней был белый детский халат с завязками на спине. Она кажется что-то рисовала на клочке бумаги карандашом ярко-красного цвета. - Ло, что случилось?! - подскочила к ней Пэт, падая на колени рядом с девочкой. Она даже ухом не повела, подняв глаза на меня. - Ах это Вы… Хотите интересную историю? Взрослые любят интересные истории. - она попыталась улыбнуться, но у неё не вышло. Я осторожно села на пол, подвернув под себя ноги. - Обожаю истории… Особенно, когда они интересные. - Меня посадили сюда из-за того, что я слишком много знаю. Знаю, что со мной будет на следующей неделе, знаю, что мне хочет помочь и… - она усмехнулась, глаза у неё ненормально блестели от чего в горле появлялся ком, а ладони начинали потеть. - Знаю про мальчика Бейтсов. Его мама говорит, что он нормальный. Он вчера камнем забил крысу, а потом смеялся над тем, как она шевелила лапками в агонии. Я знаю, что он хочет задушить Джессику, потому что она похожа на птичку… Когда я рассказала об этом, мистер Томпсон сказал «Таааак» и они с мисс Рэтчет запрятали меня сюда до того, как заберут мой разум себе. - она расхохоталась, схватившись за живот. - Знаю, что не верите мне. А когда-нибудь Вы поймёте, что я одна вижу мир по-настоящему и знаю всё о том, как нужно жить. - Почему же не верю. Очень даже верб во всё, что ты говоришь, Долорес. Держу пари, что все твои слова — правда и когда-нибудь в жёлтых газетах будет написано о Чарльзе Бейтсе. - она тупо уставилась на меня, не ожидая такой реакции. - Со мной всё в порядке, Пэт, спасибо. - повернулась она к моей коллеге и встала, указав мне на кровать. - Я хочу поговорить с вами наедине. Пэт молча вышла за дверь, я опустилась на кровать рядом с Долорес, не глядя на неё. - Я знаю про то, что мисс Дилл хочет помочь мне, но также знаю, что у неё ничего не выйдет. Если, Вам хочется к ней присоединиться, то, пожалуйста, только это всё пустое. Мисс Рэтчет умнее вас всех вместе взятых, она добьётся того, чего хочет. - Любишь рисовать? - улыбнулась я, глядя на желтоватый листок, лежавший на полу. - У меня плохо выходит. - сказала Долорес, опускаясь за листком на пол. Она встала, протягивая его мне. Длинный, тонкий человек, нет… Скорее монстр стоял во весь свой огромный рост и, если бы у него было лицо, то наверное глядел бы на меня жутким взглядом. - Это Н, мой друг. Не бойтесь, он толь с иду страшный, у него добрый голос и Вы ему нравитесь. - она указала на угол карцера. - Он машет Вам рукой. Н говорит, что Вы очень красивая. - Красивая…? - дрожащим голосом спросила я, улыбаясь существу в углу. Никто и никогда не говорил мне, что я красивая, наверное поэтому мне хотелось верить в существование этого монстра. А может как раз он и был человеком? Жуткий на вид, но добрый и мягкий внутри. - Хочешь чёрную автоматическую ручку? - Они наверное стоят кучу денег, да? - У моего отца их миллион. Я принесу тебе завтра, к празднику. - я встала, обернулась к двери. - Пока, Ло. - До свидания, мисс Дафна. Как только я вышла из карцера, на меня накинулась с расспросами Пэт. - Я согласна. - сказала я и пошла к лестнице вниз. За обедом Луны и Лизы не было. Джессика и Тим с увлечением беседовали о завтрашнем торжестве и казалось были совершенно обычными детьми. Дверь распахнулась и в столовую влетел мистер Томпсон. Его улыбка казалось сейчас треснет, так широко он улыбался. - Мисс Дилл! Всё получилось, как нельзя лучше! Мы тридцать минут, как закончили операцию и все жизненные функции организма в норме, ну не чудо?! - он сел между нами, говоря всё это Пэт. - Здрасьте. - с укором в голосе сказала я. За два дня я так несвойственно осмелело, что меня очень радовало. - Ох, мисс Рочестер… - замялся он, поглядывая на детей. - Пойдёмте, я вам кое-что покажу! - он схватил меня за локоть и я поняла почему Тим даже не предпринимал попыток вырваться, когда шёл с ним за руку. Тебя как-будто сжимают стальными тисками. - Билл, не нужно…! - Пэт осеклась. - Дафна ещё не готова к этому…! - Мисс Дилл, я уверен, что ей будет очень интересно. - он едва заметно скривился, когда Пэт назвала его Биллом. Мы с ним быстро шли по коридору влево, где находилось три операционных, как мне рассказывала Джейн, а внизу подвал. Я боялась, что Лизе и Луне наверное сделали какую-то операцию на сетчатке, так как обе они страдали от её отслоения, а такая отрасль медицины была в Бостоне очень плачевно развита. Мы встали у одной из дверь, Томпсон приобнял меня за плечи, от чего я поёжилась. - Мисс Рочестер, вы даже не представляете какое грандиозное исследование мы совершили. Вы не боитесь вида открытых дефектов? - спросил он. Я подумала к чему этот вопрос, но твёрдо ответила отрицательно. Томпсон открыл дверь, проходя вперёд первым и задерживаясь в дверном проёме. - Миссис Тёрнер, всё в порядке? - дрожащим и волнительным голосом спросил он. - О, да, мистер Томпсон, они будто так и родились! - я слышала приторно радостный голос Мадлен, который меня раздрожал. - Мисс Рочестер, прошу вас. - он пропустил меня вперёд. Я сделал три шага с непониманием оглядывая операционную. Девочек нигде не было и я думала, что сейчас Лиза схватит меня за ногу и скажет: «Бу!». На операционном столе что-то лежало, накрытое белой простынёй и я тогда подумала, что там наверное инструменты, продолжая оглядывать помещение. - Что вы ищите? - мило спросила у меня Мадлен. Она меня слишком сильно раздражала, но тем не менее я постаралась вежливо ответить ей: - Лизу и Луну. - они с Томпсоном рассмеялись и Мадлен поманила меня рукой к кушетке. Я подошла, встав рядом с ней и она с улыбкой откинула ткань. Я никогда не понимала как людей может тошнить от отвращения, но в тот момент я горько пожалела о съеденном тосте с джемом и овсяной крупой. Передо мной на столе лежало непонятного вида существо с огромным швом посреди тела, двумя головами, но рук и ног было всего четыре. Всё было в крови и мне казалось, что это мертво. Но грудная клетка у существа вздымалась опадала, а крылья двух маленьких носиков заметно шевелились. Я с ужасом разглядела в лицах черты Лизы и Луны, зажав себе рот рукой, чтобы не завопить. - Правда чудо? - услышала я восхищённый голос Томпсона. - Одно яйцевые близнецы это просто восхитительно. - Мг… - с ужасом сказала, я разворачиваясь к двери. - Прошу прощения, мне нужно кое-что закончить с Джессикой. - я выбежала за дверь, ужас сковал душу. Как можно сотворить такое с детьми… С невинными созданиями, которые не виноваты в том, что родились близнецами. Люди ужасные существа, которые пугали меня с самого детства, причём «нормальные» люди пугают гораздо больше, потому что от них не ожидаешь ничего неординарного, как например от Томпсона. Я распахнула дверь палаты номер семь и, влетев внутрь, облегчённо выдохнула, увидев всех троих, включая Долорес на своих кроватях. Джесс наигрывала спокойную мелодию, Тим упражнялся в планке, а Ло просто лежала на кровати, смотря в потолок. - Спасибо за книгу. - с одышкой сказал Тимоти, садясь на ноги. - Не за, что. - улыбнулась я. - Может хочешь ещё что-нибудь? - глаза у него загорелись, но в следующую же секунду он опустил голову, насупившись. - Вы и так уже много сделали. - он сел на свою кровать, я подошла, сев перед Тимом на колени, положив руку ему на щёку и заглядывая ему в глаза. - Я ведь её не купила, а взяла в библиотеке. Для меня ничего не стоит брать для тебя книги, Тим. - он улыбнулся. - Затерянный мир… Конан Дойла. - А мне можно...? - робко спросила Джессика. - Конечно. - кивнула я, поворачиваясь на неё. - Хоббит или Туда и обратно…! Мама читала мне до войны… - Будет сделано, мой музыкальный повелитель. - в шутку поклонилась я. Пэт приоткрыла дверь, просунула внутрь голову. - Время… - указала на запястье она. - Ну пожалуйста, вы можете уйти позже?! Я так хотел обсудить с Вами книгу! - Тим схватил меня за руку, но сразу же отдёрнул свою руку. - Мне жаль, мисс… - Всё в порядке! За что ты извиняешься? - Нет, Тим, сейчас будут подготавливать праздничный зал из-за этого нам с Дафной нужно будет уйти пораньше. - Пэт взяла меня под локоть. - До свидания, мисс Патриция и мисс Дафна. - уголками губ улыбнулась Джессика, подняв голову от тетради с нотами. - Помните про Н, мисс Рочестер. - сказала Долорес, открыв глаза. Мы с Пэт вышли за дверь и пошли в раздевалку. Когда я расправилась с больничным халатом и стояла только в чулках и нижнем белье, Пэт постучала по дверце моей кабинки. - Вот, возьми это. - я начала открывать замок на кабинке. - Ты, что сдурела? Когда оденешься! Я наскоро надела юбку и измятую белую рубашку. Вышла из кабинки, с завистью оглядев роскошный наряд Пэт. - Держи. - она протянула мне чёрное платье с открытыми и заниженными плечами, чуть выше колена. - Мне оно длинновато, а тебе должно подойти. Ни к чему прятать такие красивые ноги. - ухмыльнулась она, отвернувшись к своей сумке и выудив оттуда пару такого же цвета тюлевые перчатки. - Это подойдёт к платью, из украшений жемчуг. У тебя есть жемчуг? - Да, ожерелье. - подарок от матери на шестнадцатилетие. Именно после этого дня я стала ненавидеть дни своего рождения. - Чудно. Кстати дай мне свой номер на всякий случай. - я быстро начеркала на листке наш стационарный номер, предупредив Пэт, чтобы она называла моё имя, когда звонит, потому что моя мать может заболтать кого угодно. Пэт изящно открыла дверь и, чмокнув меня на прощание, вылетела из лечебницы. Я было собиралась прошмыгнуть за ней, но Мадлен схватила меня за запястье: - Диди, надеюсь вас не очень-то напугал вид проекта Л? - улыбнулась она. - Во-первых, меня зовут Дафна, а во вторых нет и спасибо за беспокойство, Маргарет. - я победно улыбнулась, отдёрнув свою руку, вышла на улицу. ...Глава четвёртая… Я подтёрла немного вышедшую за край губ помаду, поправила полоску жемчуга на шее, оглядела причёску. Платье, как Пэт и предполагала пришлось мне впору и подчёркивало мою казалось несуществующую грудь. Встала из-за туалетного столика, закрыла дверь комнаты, направляясь в кухню, где меня ждал отец, чтобы проводить на празднество. Я немого помедлила перед тем как открыть дверь, но выдохнув, улыбнулась, шагнув вперёд. Мама что-то увлечённо рассказывала отцу, но повернув на меня голову, в изумлении открыла рот. Папа с недоумением посмотрел на неё, затем перевёл на меня взгляд, сняв очки. - Покружись. - сказал он. Я сделала три поворота вокруг своей оси, ожидая его вердикта. - Весьма мило… Откуда у тебя платье? - Подруга отдала. - Дорогая, ты просто потрясающе выглядишь! - взяла меня за руки мама, поцеловав в щёку. -Ты будешь там самой красивой, Дафни. - Пошли уже. - сказал папа, нервно выдохнув. Мы быстро добрались до здания лечебницы, где было припарковано необычайно много машин. - Конечная. - сказал отец. - Спасибо, папочка. - я быстро поцеловала его в щёку, легонько пожав его руку на руле. - Люблю тебя! - вышла из машины, оглянувшись на растерянное лицо отца. Я помахала ему, когда машина тронулась с места, развернулась, поправив шаль на плечах. Я быстро прошмыгнула внутрь, оглядевшись. В холле стояли Гарри и Карл, которое тут же подскочили ко мне, взяв меня под руки. - Кое-кто принарядился, да? - Кстати за опоздание у нас вычет из зарплаты. - они расхохотались, ведя меня по коридору. Спустившись вниз, мы прошли по ещё одному коридору, наконец попав в большую залу, где был многоголосый гул, люди сновали из стороны в сторону. - Эй, Пэт, хватай свою подружку, а то она сейчас сбежит! Через мгновением к нам подошла девушка в длинном винном платье, убранными на левую часть головы волосами и повязкой из тридцатых годов. Я с трудом узнала в лице с вечерним макияжем черты Пэт. - Отлично выглядишь, Дафна! - улыбнулась мне Пэт, отводя меня в сторону. - Не могу сказать того же о тебе… Ты выглядишь слишком шикарно. - глупо сказала я, пытаясь сделать подруге комплимент. Пэт похоже не обратила внимание на корявость моей фразы и мило рассмеялась. - Спасибо. У нас здесь помещение только для персонала, Мадлен проводит родителям экскурсию. - она шепнула мне на ухо, указывая на вальсирующую пару в центре зала. - Мисс Рэтчет и Билла сфотографировали для газеты. На Рэтчет было элегантное прямое платье и твидовый укороченный пиджак. Они с Томпсоном весьма органично смотрелись вместе, не выражая никаких эмоций в танце. Просто вычурные прямые фигуры ловко кружащиеся по кругу. В этом было какое-то спокойствие. Так они бы не смогли причинить вреда ни одному ребёнку, так они казались обычными и не пугали. Музыка смолкла, зал зааплодировал. Томпсон поцеловал Рэтчет руку, они оба отошли, но он схватил бокал постучав по нему ложечкой. - Дамы и Господа, я бы хотел сделать небольшое объявление! Прошу минуточку внимания! - его белозубая улыбка отражала свет ламп. - Дело в том, что по клинике уже давным давно ходят слухи о том, что мы с мисс Рэтчет собираемся поженится. - я хихикнула. - Мне бы хотелось опровергнуть эти слухи, а точнее слегка их скорректировать. Я надеюсь, что мисс Дилл не будет против… - он перевёл взгляд на Пэт. Её лицо исказилось гримасой ужаса, которую, благо, в тусклом свете было трудно заметить. - Рад сообщить, что мисс Дилл приняла моё предложение стать миссис Уильям Томпсон. Пока всё собрание гудело и аплодировало я смотрела на испуганное лицо Пэт, которая очевидно ни на, что не соглашалась, но тем не менее уверенно подошла к Томпсону, который приобнял её за талию. - Когда свадьба?! - расхохотался Гарри. - Хороший вопрос, мистер Финиган. - повернул на него голову Томпсон. - В этот понедельник, надеюсь все смогут прийти. - Пэт кинула на меня мимолётный взгляд, полный ужаса и непонимания, в какой-то момент мне показалось, что на глаза у неё наворачивались слёзы. - Не думаю, что рассказать об этом сейчас было хорошим решением. - шутливо заметила она, широко улыбаясь. - И потом, подумайте только я сама не знала дату церемонии. - зал залился смехом. - Не думал, что тебя это огорчит, Дорогая… - Томпсон поцеловал Пэт в уголок губ. Я потихоньку пробралась к двери, проскользнув наружу. Шумно выдохнув, я пошла к лестнице на второй этаж, так как находиться на празднике у меня не было никакого желания. Мне было страшно смотреть на лицо напуганной Пэт, которая отыгрывала роль счастливой невесты, да и дело могло дойти до меня, а выступать перед толпой я не любила и не умела. Среди детей я чувствовала себя гораздо спокойнее, да и познакомится с их семьями мне хотелось. Я осторожно постучала в дверь палаты и через секунду Тим её распахнул, уставившись на меня. - Мисс Дафна…? - узнав меня, глаза его наполнились восхищением. - Как здорово, что Вы пришли! Мама, мама, смотри, это наша новая врач мисс Дафна! - он провёл меня внутрь, взяв за руку. На его постели сидела женщина лет тридцати с хвостиком. У неё были пышные рыжие с каштановыми прядками волосы, а болото-зелёные глаза уже начали обступать морщинки. Она поднялась, протягивая мне руку. - Очень рада с Вами познакомиться, мисс Рочестер! - улыбнулась она мне, пожимая мою руку. - Здравствуйте, меня зовут Нина Финли, я бабушка Джессики. - подскочила ко мне пышная женщина с седыми волосами и таким же носиком как у Джесс. - Добрый вечер. - улыбнулась я, бросив взгляд на одинокую кровать Долорес, которую очевидно перевели в карцер на время праздника. - А Вы не знаете где медицинская сестра, которая до этого здесь работала… - мама Тима задумалась. - Не могу припомнить имени… Брюнетка с карими глазами кажется… - Мам, это мисс Патриция или Пэт, она наверное на вечеринке. Я уже было хотела ответить, что она выходит замуж, но вовремя остановила себя. - Да, да на вечеринке… Ну отдыхайте, я думаю, что пойду домой. - улыбнулась я. - Даже не думала, что здесь работают такие красивые девушки. - оглядела меня мама Тима. - Почему-то очень худые! - заохала миссис Финли. - Мг, Пэт у нас красавица. - рассмеялась я. - До свидания, была рада с вами познакомиться. - кивнула я, закрыв за собой дверь. Когда я уже вошла в холл, меня что-то схватило за руку, в ужасе развернувшись, я увидела лицо Пэт. Губы у неё дрожали, она сразу же обняла меня за плечи. Отстранившись выпалила: - Встретимся в воскресенье, пожалуйста… Я позвоню тебе? - Ладно, ладно… - кивнула я. - Мне пора. - я вышла на улицу, с осознанием того. Что придётся идти домой пешком. ...Глава пятая… В субботу мы с отцом и мамой не пошли в кафе. Он сказал, что я и так достаточно развлекалась и ему дали два билета в оперу на воскресенье… В общем они уже ушли в оперу, когда я только собиралась ехать к Пэт. Я пошла в душ, подкрасила губы, надела розовое платье. Вчера, когда я дошла до дома, папа разозлился на меня, что я вернулась раньше и он волновался из-за того, что я была одна. Мне не хотелось задумываться над тем действительно ли он волновался или его попросила мама сказать об этом. Я вышла из дома и направилась к метро, захватив материнский проездной. Папа иногда считал, что мы будем зазнаваться, если он будет развозить нас куда-нибудь и делал это очень редко. До квартиры Пэт нужно было проехать две станции и сойти на переходе к площади революции. Я выехала заранее, а потому решила немного походить по парку возле метро. Был погожий сентябрьский день и я даже позабыла о том, что было вчера и позавчера. Вдруг я осознала, что скорее всего опаздываю и, заметив молодого человека с часами на руке, аккуратно тронула его за плечо, спросив: - Не подскажите, который час? - молодой человек обернулась, улыбнувшись мне. - Без пяти три. - Спасибо огромное! - я быстро побежала к указанному Пэт дому. Зайдя в подъезд, я сказала консьержу, что навещаю подругу по имени Патриция Дилл и он добродушно пустил меня внутрь. Я поднялась на четвёртый этаж в квартиру тридцать четыре, позвонила в звонок, отступила, услышав шаркающие шаги. Дверь приоткрылась и оттуда выглянула Пэт, совершенно не похожая на себя, но уже в плохом смысле. Глаза её были красными и опухшими, а тушь размазана по ним чёрными пятнами. К тому же от неё доносился лёгкий запах перегара и она была всё так же одета в винное платье. - Ох это ты… Входи, но у меня не убрано. - сказала она дрожащим голосом, впуская меня внутрь. - Если честно я не думала, что ты всё-таки придёшь, Дафна… В доме действительно был совершенно не убрано. Бумажные платки валялись на полу, бутылка вина без бокалов стояла в гордом одиночестве на стеклянном столике. - Садись, не бойся. - она указала мне на диван, я села. Видеть элегантную Пэт в таком состоянии было для меня странно. Она села передо мной, наклонившись, рассмеялась. - Думаешь я алкоголичка, да? А ведь создавала такое хорошее впечатление… - Нет, не думаю, но хотелось бы послушать тебя. - сказала я. - Ладно. И на том спасибо. - она развела руки. - Как ты понимаешь женитьба не входила в мои планы. Я думала, что просто буду мелькать у Билла перед глазами, как мы с Викки и договаривались. - она взяла бутылку, выпив последние капли. - Он ничего не объяснил мне и после вечеринки. Просто, как обычно довёз меня домой и всё… ты наверное думаешь, что у нас точно что-то было? Все так думают. А ничего не было. Совсем ничего… - она грустно вздохнула, сдерживая слёзы. - Вон, смотри, висит этот саван. - она указала на роскошное белое платье фату. - Подготовился, гад… Он не любит меня, Дафна, мне кажется, что он скорее всего просто боится за свою репутацию или что-то подобное. Ты ведь всё ещё согласна помочь мне? - она с надеждой посмотрела на меня, я кивнула. - Слава Богу… Тогда плевать. Ведь брак не значит конец, верно? - Пэт усмехнулась. - Хотя в этом случае я не уверена. Мне иногда кажется, что он хороший человек, просто играет чуть-чуть по-другому и после церемонии мы с ним будем сидеть за столом и он скажет, что тоже хочет помочь Ло… Это всё бред, знаю. Ты просто приходи завтра на свадьбу, ладно? Для меня это очень важно. - А, что если нет? - тихим голосом начала я. - Что, если у вас будет нормальная семья и дети, такое может быть? - Пэт замялась. - Ну… Я не думаю, что могу родить ребёнка. У меня нет болезней, как мне кажется, но я никогда не думала, что у меня могут быть дети, Дафна. - вздохнула она. - В общем, если у нас будет семья, то я не умру от горя. Мне нравятся дети, думаю у нас был бы мальчик… - она прикрыла глаза. - Или девочка. Мне не важно. Дети должны быть здоровыми и счастливыми, это главное. - мило улыбнулась она. - Давай пойдём по магазинам, тебя нужно приодеть. - улыбнулась она. - Я только умоюсь и переоденусь! ...Глава шестая… Пэт подобрала мне чудесное платье лавандового цвета. Оно было прямое и очень мне шло. Туфли у меня тоже были новыми. Они были на высоких шпильках, бархатные и отливали мягкой бирюзой, как и клатч, который Пэт заставила меня купить. Мы шли по улице к ближайшему ЗАГСу, где их будут расписывать. Мадлен бурчала, что Пэт позарилась на деньги, которых у Томпсона к слову было не так уж и много, Джейн радостно болтала про то, какая же Пэт красавица в свадебном платье, а мы с Пэт просто шли за руки и всё. Пэт действительно была очень красива в платье с открытыми руками, но в ситцевых перчатках и фатой, которая была прикреплена к волосам и то и дело приклеивалась к её помаде. - Подожди минуту. - сказала Джин Бейтс, взяв Пэт за руку. Она достала из сумочки пудру и аккуратно залезла кисточкой под фату, обмахивая губы Пэт. - Целоваться с этим не приятно, но ничего, жених потерпит. - рассмеялась она, от чего Пэт хихикнула. - Тебя папа к алтарю будет вести? - спросила я. - Ты что ку-ку? Какой алтарь, они же не в церкви расписываются, сама дотопает, да? - шутливо подтолкнула Пэт Джейн. - Папа с мамой уже там наверное… - Всё, пришли. - перекрестилась Джейн. - Мама родная… - икнула Джин. - Тьфу. - сплюнула Мадлен. - Мне страшно… - у Пэт задрожали губы, Джейн её приобняла, погладив по спине. - Ну чего ты, чего… Не бойся, всё будет хорошо, ты шикарно выглядишь, ему даже в шутку «нет» сказать в голову не придёт. - все расхохотались. Мне показалось, что Пэт наверное и сама хотела бы сказать нет, но гордость ей не позволила бы. Мы поднялись по ступенькам, входя внутрь. Джин сказала куда нам нужно и, что мы вообще тут делаем и нас провели по коридору к последней большой двери. Джейн и Джин после кивка Пэт открыли двери и она уверенно пошла по белом ковру, сжимая в руках небольшой букет. После того, как она встала рядом с Томпсоном и очевидно своим отцом, мы прошмыгнули внутрь, встав в конце зала. Заиграл свадебный марш и у меня стали подкашиваться ноги. Священник начал свою длинную речь про корабли в море и подобные метафоры, а когда перешли к клятвам мои ладонь уже вспотели, а ноги дрожали. - Согласны ли вы, мистер Уильям Джеймс Томпсон, взять в законные супруги, любить, оберегать и заботиться о мисс Патриции Луизе Дилл? - Согласен. - Томпсон кинул взгляд на Пэт. - А вы, мисс Патриция Луиза Дилл, согласны любить, поддерживать, заботиться и подарить прекрасным малышей, мистеру Уильяму Джеймсу Томпсону? - Согласна. - громко произнесла Пэт. - Попрошу вас в знак любви и верности обменяться кольцами. - отец снял перчатку с руки дочери, держа её перед рукой Томпсона, который быстро натянул невесте кольцо на палец. Пэт с той же скоростью надела кольцо ему. - Подпишите пожалуйста здесь и здесь. - почему-то Томпсон расписался за них обоих. - Поздравляю, ваш брак зарегистрирован, жених может поцеловать невесту. - я поморщилась. Томпсон поднял у Пэт фату и любовно поцеловал её в губы. - Ты чего? - шепнула мне на ухо Джейн. - Я? Ничего! - нервно ответила я. Потом было застолье, где все поздравляли Томпсона и Пэт, они танцевали, причём очень красиво. У Томпсона был очень красивый частный дом в два этажа, где такое маленькое количество гостей смотрелось очень бедно. Еда была вкусной, музыка хорошей, было весело и даже Пэт улыбалась. Когда на часа уже была половина двенадцатого Томпсон сказал, что уже очень поздно и они наверное пойдут спать. МЫ все собрались, но мне пришлось задержаться из-за того, что я думала, будто потеряла клатч, который Томпсон удачно нашёл на тумбочке в кухне. - Вы очаровательно выглядите, мисс Рочестер, вам лучше бы и дальше носить только вещи класса люкс. - улыбнулся он мне, протягивая клатч. - Мистер Томпсон, вам уже не солидно так рассуждать. - рассмеялась Джейн. - При живой то красавице жене. - Томпсон тоже посмеялся, провожая нас. - Уильям, я прошу вас учесть, что исполнение супружеского долга не станет оправданием для опоздания. - с улыбкой процедила Рэтчет. Томпсон усмехнулся. - Какой долг, мисс Милдред, я был бы рад, но в моём-то возрасте… - А какой у вас возраст?! - неожиданно для самой себя спросила я. - Он шутит. - ответила Рэтчет не глядя на меня, от чего мурашки побежали по спине. - Доброй ночи, миссис Томпсон. - кивнула она Пэт. Когда я оторвала голову от застёжки на туфле, а Рэтчет уже ушла, то я увидела, как по щеке Пэт быстро скатывается слезинка. - Вас подвезти, милая? - спросил он, указывая на… Лиловый Вектор. - Нет, спасибо. - отказалась я. - Пока, Дафна. - крикнула Пэт. - До свидания… ...Глава седьмая… Не могу сказать, что после женитьбы в Пэт что-то изменилось. Она всё также со мной разговаривала, мы проводили время с детьми. Единственное мы в течение этих двух недель очень много ходили по магазинам, что очень благотворно на мне сказывалось. Я стала носить брюки и комбинезоны, потому что они мне шли, меня перестало волновать мнение родителей на этот счёт, я наверное стала больше похожа на Пэт. Так вот… Наверное мой рассказ получился чересчур долгим и наверное в какой-то степени скучным, но я хочу поблагодарить читателей за то, что вы остались до кульминационного момента. -Повествование от лица автора- Воскресное утро. Последние дни сентября дарили солнце всем жителям Бостона, в том числе и чете Томпсон. Уильям пил кофе, сидя на кухне, его жена Патриция с увлечением читала новые труды по психопатологии, выпущенные калифорнийской юридической академией. Она поправила рукав халата, спавший с плеча, открывая изящное плечо. - Я вымою тарелки. - встал из-за стола Уильям, обойдя жену, осторожно дотронулся губами до её щеки. Патриция аккуратно погладила его руку, не отрываясь от книги. - Спасибо. - поблагодарила она, убирая руку. - Ты не думаешь о том, чтобы оставить работу? - повернул голову психиатр, глядя оторвавшейся от чтения жене в глаза. - Почему мне нужно об этом задумываться? - спросила она, закладывая пальцем одну из страниц и закрывая книгу. - Ребёнку будет нужно, чтобы мать была рядом с ним. - он отвернулся обратно к раковине. - У нас нет ребёнка, Билл. - отрезала девушка, вставая из-за стола. - Тебе очень идёт эта ночная рубашка. - сказал Уильям ей вдогонку, вытирая руки полотенцем. Патриция остановилась, обернувшись на него. - Я не против ребёнка ты ведь знаешь, просто… - она потупила взгляд. - Мне тогда действительно было больно. Я не думаю, что хочу этого снова… - Уильям обнял девушку за талию, целуя её в губы. - В первый раз у всех девушек так. Ну, если ты трусишь, то хорошо… - Патриция проскочила мимо него, развязывая халат, отворила дверь в спальню. Он зашёл следом, чуть помедлив, закрыл дверь. Сев на кровать рядом с женой, вновь поцеловал её. - Точно не будет как тогда? Ты в этом уверен? - Обещаю. - он поцеловал её руку. - У меня есть маленький сюрприз. Закрой глаза. - Патриция поморщила лоб, но всё же закрыла глаза ладонями. Уильям извлёк из тумбочки две пары железных наручников. - Открывай. - сказал он. - И, что с этим делать? - с интересом спросила девушка. - Сейчас увидишь. - ухмыльнулся он. Каждое запястье жены он прикрепил к кровати, проверив перед этим хорошо ли они удерживают. Затем провёл губами по её щеке, нагнулся к уху: - Ты думаешь, что я настолько глуп, чтобы не узнать об этих ваших штучках? - он улыбался, глядя Патриции в глаза, встал с кровати, подходя к шкафу с одеждой. - Пэт, милая, я бы на твоём месте не стал бы лезть во всякие грязные игры ради совершенно глупой цели. - девушка стала дёргать руками и барабанить ногами по матрацу, но высвободиться это не помогало. - Тише, тише, я же не изверг. - накидывая пиджак и завязывая галстук, сказал он. Операция будет длиться около пяти часов, за это время с тобой ничего не случиться, милая. - он сел на кровати рядом с женой. - Ты ублюдок! Я ненавижу тебя! - прокричала она ему в лицо. - Ну не нужно, не нужно. Уверяю тебя, это никак не повлияет на наши отношения. - улыбался он, поцеловав Патрицию в макушку. - Мне жаль, что ты не понимаешь как важна эта работа, милая, но у тебя ещё будет время обдумать свой поступок. До вечера! - он улыбаясь, закрыл дверь на замок, пока девушка тщетно пыталась выбраться. Дафне нужна была помощь Патриции для того, чтобы безопасно вывести Долорес из клиники, а её благополучно обезвредили, потому сейчас мистер Уильям Томпсон с широкой улыбкой, держа Долорес за руку, шёл по коридору под прицелом фотоаппаратов. Дафну легко было обмануть, заставив присматривать за детьми на детской площадке. Долорес с лёгкой душой шла на встречу своей смерти, потому что она знала об этом с самого начала. - Ну, что боишься операции, детка? - железным голосом спросила мисс Милдред Рэтчет. - Нет. Ничуть. - ответила Лолли и вошла в операционную с зажатым в руках рисунком. Уильям конечно же первым делом открыл наручники, выпустив жену из комнаты. Патриция ринулась в ванную, схватив свежую газету и закрыв там дверь. « Мистер Томпсон и мисс Рэтчет совершили чудо, излечив девочку одиннадцати лет о шизофренического расстройства путём новой техники лоботомии». Из глаз Патриции полились слёзы, она включила воду в ванной, залезая туда. Ей не удалось выполнить своей цели. Она не спасла жизнь невинного ребёнка, который незаслуженно умрёт в мучениях. Горячая вода стремительно заполняла ванную, заставляя одежду намокать. Патриция взяла бритвенное лезвие мужа со столика, когда вода дошла ей почти до шеи. Она не сомневалась ни секунды. Жить с такой ношей было невозможно. Точный разрез на одном запястье, на другом. Кровь красивыми пятнами расплывалась по воде, окрашивая её. Последние секунды боли и чёрная ширма, отделяющая жизнь и смерть. Через пятнадцать минут под шум воды, Уильям начал настойчиво стучать по двери. - Милая, ну зачем так убиваться, ты ещё поймёшь какую службы мы сослужили Америке… Ты ведь знаешь, что если не откроешь, я высажу дверь. - нежным голосом говорил он. В ответ лишь шум воды. Мужчина сначала осторожно прислонился к двери, а затем с разбега выломал её. Пол был залит водой, выливавшейся водой, а ванной лежало тело, блаженно улыбавшейся, Патриции Дилл. - Ну это уже чересчур. - улыбался мужчина, закрывая кран. - У нас теперь потом, милая… -Повествование от лица главной героини- У меня подкосились ноги, когда Томпсон с немного печальной улыбкой объявил о смерти Пэт. Я не могла поверить, что Пэт могла убить себя, только не она… Но рабочий день от этого никак не изменился мы совершенно также смотрели за детьми… У меня остался рисунок Долорес, который она отдала мне утром в тот день, когда всё случилось. У меня остались только Джессика и Тимоти, которым сказали, что Ло уехала к бабушке. Она действительно не умерла, по крайней мере пока, что. Просто лежит с открытыми глазами и не моргает, но дышит. Проще говоря находиться в вегетативном состоянии. Через неделю я утром, как обычно оделась в излюбленные брюки, туфли на высоком каблуки, коричневую косынку и твидовое пальто с чёрными очками. Когда я пришла на работу, Билл стоял в холле говоря с какой-то молоденькой девушкой. - Мисс Рочестер! - крикнул он мне, я подошла. - Это мисс Хаксли, она теперь у нас младшая медицинская сестра и ваша помощница. - усмехнулся он. - Здравствуйте! - девушка протянула мне руку, я чуть помедлив пожала её. - Вы должно быть новенькая, как вас там… Не имеет значения. - жутко улыбалась Рэтчет. - Меня зовут Элен Хаксли, мисс… - Нам пора! - я схватила её за руку, ведя за собой по длинному коридору за собой. - Ты, что сумасшедшая? Рэтчет съест тебя даже за слова, а ты вздумала поправлять её. Сколько тебе там лет? - спросила я, когда мы подошли к палате номер семь. - Шестнадцать… - Малявка. - саркастично заметила я. - Значит так, Элен. Ты ведь Элен? - она закивала. - Если хочешь здесь выжить, то будешь моей подругой, поняла? - Да… - Моё имя — Дафна Рочестер, Дэф — сокращение. За работу. - мы вошли внутрь, как ко мне подскочил Тим с криком: - Они собираются сделать мне трепанацию черепа! - Оу… Не волнуйся, Тим… - я прикрыла глаза. - Мы что-нибудь придумаем, а пока все знакомьтесь с новенькой — мисс Элен Хаксли. - Элен кивнула. День прошёл нормально, переодевшись, я вышла на улицу, спустившись по ступенька, как вдруг меня окликнули и ко мне подошёл Билл: - Мисс Рочестер, могу я предложить вам доехать домой на моей машине? - улыбнулся он, протянув мне руку. Я приспустила очки на нос, улыбнувшись ему. - Очень мило с вашей стороны… Билл.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты