Фейри, сладости и немного магии

Jared Padalecki, Jensen Ackles (кроссовер)
Слэш
PG-13
Закончен
13
Размер:
Мини, 26 страниц, 1 часть
Описание:
Их называют маленьким народцем, они помогают людям. У Джареда творческий подход к помощи, а Дженсен никогда не мог сказать Джареду «нет».
Примечания автора:
Написана на Spn Reverse Bang 2018 года.
Арты можно посмотреть здесь: https://spnreversebang.diary.ru/p215681306.htm
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста

Дженсен злился. На Джареда, на себя за собственное бессилие, на весь мир за несовершенство, даже на хозяина пекарни мистера Рэймунда. Он понимал, что никто не виноват в смерти мистера Рэймунда, и всё-таки Джеффри предупреждал, что человеческий век короток, а в следующий раз проход в их мир откроется только через триста лет. Джаред тогда отмахнулся, подумаешь, что такое триста лет, когда вокруг столько вкусного. «Я тебя не уговариваю, но сам подумай, никто не будет кричать: “Не ешь столько шоколада, Джаред!”, а ты решай сам», — Джаред очень похоже копировал истеричные нотки в голосе Сэнди и смотрел своими невозможными глазищами. И Дженсен согласился остаться. Совсем не из-за шоколада, но позволил Джареду думать так. Мистер Рэймунд был отличным хозяином, никогда не забывал про своих маленьких помощников, оставлял им кусочек шоколадки или пару конфет — наверное, Джеффри перед уходом сказал что-то по поводу сладостей. Джаред помогал создавать новые рецепты, порой сочетая, казалось бы, несочетаемое, следил, чтобы в муке не заводились жучки, сахар не отсыревал, а молоко не скисало. Дженсен помогал по технической части — температура в духовке всегда была идеальной, исправно работал холодильник, а когда сломался миксер — мигом починил его. Пекарня процветала, каждый день Дженсен и Джаред незаметно подглядывали за людьми, прячась за кофемашиной, и принимали комплименты и на свой счёт: — Это самые вкусные булочки с корицей во всём квартале! — Никогда не пробовал эклеров вкуснее! — Ребята, вы лучшие, за ваши пончики чуть не подрались новый стажер и техник. Возьму две дюжины! Мистер Рэймунд улыбался посетителям и тайком подмигивал Дженсену. — Вот видишь, мы с тобой идеальная пара! — радовался Джаред. — Дай пять! Дженсен смущался, краснел до самых кончиков острых ушей и соглашался — действительно, как напарники они идеально дополняли друг друга и справлялись с кухней, и теперь никто не мешал Дженсену признаться, что остался он не только и не столько из-за шоколада. Просто сначала он был не готов, а потом умер мистер Рэймунд, пекарня закрылась, они застряли в этом мире и стало не до того. Первые три дня Джаред ходил потерянный, даже отказался от шоколада. Дженсен себе места не находил и не знал, как помочь другу. А на четвёртый Джаред вдруг оживился, в глазах заиграли озорные искорки. Точно такая же многозначительная физиономия у него была, когда он объявил о своём решении остаться. И Дженсен со страхом ждал, когда же Джаред оповестит его о своей Великой Идее. — Дженсен, а ты не жалеешь, что остался здесь? — Джаред как обычно начал издалека, смотрел в потолок, как бы совершенно не интересуясь ответом. — Нет? — осторожно ответил Дженсен. — Мне нравится пекарня, здесь всегда вкусно пахнет и вкусно кормят. И мистер Рэймунд отличный хозяин. Был. Надеюсь, крошка Софи продолжит дело своего отца, и здесь снова будет толпа довольных клиентов. — А если нет? — Джаред напряженно вглядывался в лицо Дженсена. — София не приезжала уже несколько лет, только звонила пару раз в месяц, последний раз, кажется, они, — Джаред понизил голос до шепота, — поругались. — Тогда… — Дженсен почесал макушку. — Тогда мы дождёмся нового хозяина и будем помогать ему тайно. — А если мы сами выберем хозяина? Сам подумай, сколько нам тут ещё ждать. А вдруг новый хозяин решит закрыть пекарню? А вдруг он нам не понравится?! Тебе никогда не было интересно, что там? — Джаред кивнул на массивную входную дверь. — Джеффри говорил, нам нельзя покидать пекарню! — Джеффри далеко, ближайшие двести девяносто шесть земных лет он ничего не узнает, а мы вернёмся, если не понравится! Соглашайся! Как будто Дженсен мог отказать Джареду, когда он пускал в ход секретное оружие — умоляющий взгляд и ямочки на щеках. — Куда я денусь, не отпускать же тебя одного, — с притворной ворчливостью согласился Дженсен. Так началось долгое путешествие.

***

Мир за дверьми кондитерской называли Большим, но, только оказавшись за дверью пекарни, Дженсен осознал почему. Из окна оно смотрелось как-то иначе. Глядя на снующих туда-сюда людей, он с трудом подавил желание вернуться обратно, и только сияющая улыбка Джареда не давала сдаться. — Смотри, смотри! — Джаред подёргал Дженсена за рукав, привлекая внимание. — Это же Нора! Она всегда покупала капкейки! Рыжеволосая девушка грустным взглядом окинула тёмные окна любимой кондитерской, подёргала дверь, что-то буркнула под нос и пошла дальше. — Быстрее! Мы должны её догнать! — Зачем? — не понял Дженсен. — Потому что это Нора, она милая. И вполне может стать нашей новой хозяйкой. А если нет — она довольно часто бывает здесь, мы всегда сможем вернуться. Ну, сам подумай, много мы нагуляем на своих двоих? — Признайся, ты всё спланировал? — строго посмотрел Дженсен. Джаред сделал невинное лицо, только подрагивающие уголки губ выдавали. — Джаред! — Я думал об этом. Много. Если не Нора, то можно подождать мистера Паризи с Трикси.

***

Большинство людей не любят понедельники, у Норы нелюбимым днём был вторник, когда прошлые выходные уже давно прошли, а до следующих ещё так далеко. Словно оправдывая звание самого дурацкого дня, вторник не задался прямо с утра — не сработал будильник, в метро какой-то человек свалился на рельсы, движение остановили на неизвестное время, такси застряло в пробке за пять кварталов до офиса. Глядя на ерзающую пассажирку, таксист на ломаном английском флегматично посоветовал дойти пешком. Чуть не плача, Нора расплатилась и оставшийся путь бежала бегом, и все равно опоздала на три минуты. И, конечно, нарвалась на злющего босса. Он возмущался некомпетентностью и безалаберностью сотрудников, пообещал лишить всех премии, напоследок потребовал отчёт и ушел, громко хлопнув дверью. «Кажется, он опять поругался с женой, не ночевал дома, вот и рычит на всех», — шепнула Кэтрин. И в довершении всего ещё и кофеварка сломалась. К счастью, даже самый длинный день когда-нибудь заканчивается. Нора выключила компьютер, выждала для верности десять минут, чтобы утром шеф не возмущался, что по утрам все опаздывают, а вечером никого не дозовешься, и отправилась домой. За то, что пережила трудный день и ни разу не накричала ни на кого, она решила сделать крюк и купить любимых капкейков в пекарне, а съеденные на ночь калории компенсировать пешей прогулкой домой и утренней пробежкой. Пекарня оказалась закрытой, никакого объявления о ремонте или продаже, просто опущенные жалюзи и табличка с надписью. Почему-то стало очень обидно, как будто лучший друг вдруг перестал общаться и отвечать на звонки. — Как? — спросила Нора, глядя на закрытую дверь, на всякий случай подёргала ручку и понуро побрела домой. Стараясь держаться у стены, Джаред нагнал Нору, нырнул в приоткрытый рюкзак и оттуда призывно махал замешкавшемуся Дженсену. Испугавшись, что потеряет Джареда и останется один, Дженсен немного не рассчитал скорость и врезался Джареду в грудь. — Как можно быть такой безответственной, — ворчал Дженсен, устраиваясь в кармане и безуспешно пытаясь изнутри закрыть молнию. — Зато мы будем путешествовать с комфортом! — радостно улыбнулся Джаред.

***

В квартире Нору встретила радостным лаем собака — рыжая колли. Джаред высунулся из кармана и смотрел во все глаза — всегда любил собак, но в пекарню с животными не пускали. Собака тыкалась мордой в ладони хозяйки и виляла хвостом. — Ну, всё-всё, дай раздеться, — Нора погладила питомицу. — Какая красавица, — мечтательно протянул Джаред, сияя ямочками на щеках. Дженсен нахмурился и положил руку Джареду на плечо, привлекая внимание. — Ты помнишь, что нас не должны увидеть? — Дженсен упёр руки в бока, копируя позу Джеффри, когда тот отчитывал кого-то. — Да она же никому не расскажет, — отмахнулся Джаред. — Давай, я хочу познакомиться поближе! — Джаред! — Дженсен приготовился произнести речь о секретности, а если это не поможет, то обездвижить Джареда — перед уходом Джеффри показал заклинание на крайний случай, кто же знал, что он наступит так скоро? Но Джаред не слушал, он уже летел в кухню и Дженсен полетел следом. Нора хлопотала у плиты, собака лежала под столом, прикрыв глаза, пока Джаред, взгромоздившись ей на макушку, почёсывал уши и говорил, какая она хорошая девочка, какая красавица и как он рад познакомиться. Дженсен мысленно обругал себя — приревновал. Конечно, Джаред говорил о собаке, Нору он уже видел не один раз и никогда не делал замечаний о её внешности. И всё равно «красивая» из уст Джареда больно резануло. — А на ужин будет шоколадный фондан. Ты же всё равно будешь меня любить, да, Джесси? — Нора наклонилась и потрепала собаку по голове, чудом не заметив Джареда в густой шерсти. Дженсен любил наблюдать, как Джаред работает. Незамеченный Норой, он переместился к шкафчику и то подсовывал нужный пакетик с приправой, то самостоятельно добавлял щепотку того или иного ингредиента, то с помощью магии прибавлял или убавлял огонь. — Корица? — рассматривая непонятно как оказавшийся в руке пакетик, удивлённо воскликнула Нора. — Но в рецепте нет никакой корицы! Она ставила приправу на место, чтобы через несколько секунд снова обнаружить у себя в руке. — Да что ж такое-то? Хорошо, время для эксперимента. Нора растопила шоколад и масло на паровой бане, добавила туда щепотку корицы, а Джаред влил несколько капель ванильного экстракта и кардамон. Осталось добавить муку, перемешать и разлить по формочкам, но тут зазвонил телефон. Поставив тарелку с растопленным шоколадом на стол, Нора вышла из кухни, а Джаред полез инспектировать плоды совместного кулинарного творчества. Сразу он, свесившись с края тарелки, окунул палец и довольно облизнул его, задумался, потом ещё раз окунул палец и протянул Дженсену. — Попробуй! Зачарованный Дженсен слизнул сладкую каплю с подушечки пальца Джареда и мечтательно зажмурился. — Чего не хватает? — спросил Джаред. — А? — не понял Дженсен. — Чего-то не хватает. Гвоздика? Нет, слишком резкая, может, имбирь? Нет, он ей совершенно не подходит. Знаю! Джаред снова подлетел к полкам и принялся перебирать пакетики с приправами. — Перец! — Ты уверен? — протянул с сомнением Дженсен, Джаред обиженно посмотрел на него. — Нет, я в тебе не сомневаюсь, но… — Правильно! — Джаред зачерпнул пригоршню черного перца, сыпанул в тарелку и чихнул. Окинув плоды своей деятельности скептическим взглядом, он принялся раздеваться. — Т-ты что творишь? — запинаясь, спросил Дженсен. — Надо тщательно перемешать! — Джаред пробормотал очищающее заклинание, нырнул в тарелку с высокого бортика и принялся плавать. — Это можно сделать магией! — Я должен контролировать процесс! Ты знаешь, что шоколадные ванны полезны для кожи? А как вкусно! Дженсен попытался урезонить, напоминал, что им нельзя показываться людям, что с едой играть негигиенично, в ответ на это Джаред только брызгался в Дженсена шоколадом, так что на столе образовалась уже приличная лужа, а Дженсен был ненамного чище Джареда, принимавшего шоколадные ванны.

***

В первый момент Дженсен даже не понял, где находится, голова раскалывалась и страшно хотелось пить. И что самое страшное — он совершенно не представлял, где Джаред. Вчерашний вечер вспоминался урывками — они покинули пекарню и стали искать нового хозяина. Дженсен огляделся — рыжеволосая девушка перед зеркалом поправляла причёску. Точно, Нора. В памяти всплыл образ абсолютно голого Джареда — воспоминание или фантазия? Дженсен потряс головой и тут же пожалел об этом, не стоило делать резких движений, но память прояснилась — Джаред и его страсть к экспериментам. Теперь он понял, почему и Сэнди, и наставник Джеффри не позволяли злоупотреблять шоколадом. Кажется, вчера Джаред подружился с собакой Норы и на прогулке носился с ней наперегонки по всем кустам, а когда выдыхался — зарывался в густую шерсть и отдыхал. Нора ещё удивлялась, что её спокойную собаку, наверное, подменили, а когда Джесси вдруг с разбегу запрыгнула в лужу, извозившись в грязи и забрызгав Нору, Дженсен не сомневался, кому принадлежала эта идея. У Норы зазвонил телефон. — Привет, мам. Да, как раз собираюсь… Если шеф отпустит, то завтра, если нет — то в выходные... Сегодня он сказал «Доброе утро, Нора», с другой стороны — это даже приятно. Ну и восстание машин, конечно, пугает, но если уж холодильник говорит «Хватит жрать на ночь!» — наверное, стоит к нему прислушаться, — Нора рассмеялась. — Никак не могу найти ключи. Мама, это же бред, домовых не существует… Я тоже тебя целую, вечером позвоню. Дженсен отчаянно покраснел: говорящий холодильник — его рук дело. Кажется, не стоило воспринимать брошенную вскользь фразу как руководство к действию. Нора то ли хвасталась маме, что у неё получился очень вкусный шоколадный фондан, то ли жаловалась на отсутствие силы воли, потому что она слопала всё, тогда же и озвучила идею: «если бы холодильник автоматически закрывался после восьми вечера или хотя бы говорил «хватит жрать на ночь!» Хорошо, что Дженсен тогда не смог придумать, как запрограммировать холодильник, чтобы он не открывался вечером. Кажется, Нора расстроилась. Нора выложила все вещи из сумочки, зачем-то потрясла её вверх дном. Дженсен с опаской и надеждой ждал, что сейчас оттуда выпадет сонный Джаред и их тайна будет раскрыта, но ничего не произошло. — Да где же эти чёртовы ключи? Ладно, — Нора решительно кивнула самой себе. — Отчаянные времена требуют отчаянных мер. Домовой-домовой, поиграй и отдай! Пожалуйста? Из-под яркого шарфика, лежащего на тумбочке, показалась лохматая голова Джареда со странным отпечатком на щеке. Ключи, звякнув, упали на пол. — Ой, нашлись. Сработало. Джесси, гулять. Закинув сумочку на плечо, Нора выбежала из квартиры, но меньше чем через минуту вернулась, забежала на кухню и положила конфету на тумбочку. — Конфе… — радостный Джаред потянулся к угощению, но Дженсен довольно чувствительно стукнул его по руке. — Ты чего? — Хватит с тебя шоколада! Сперва надо оценить и исправить, что вчера натворили. Как ни странно, ничего круче говорящего холодильника они не учудили. Джаред расставил все флаконы в ванной по размеру и рассортировал приправы в шкафу, Дженсен нашел следы своего вмешательства в кофеварке и посудомоечной машине, но никак не мог вспомнить, что именно делал и надеялся, что просто устранил мелкие неполадки. А потом вернулась Джесси, и Дженсен рассмеялся в голос. Как он не заметил этого утром? — Это что, тоже я? — Джаред озадаченно смотрел на собаку. Вся шерсть была заплетена в мелкие косички, а на кончике пушистого хвоста красовался синий бант. Джаред пробормотал заклинание отмены, но ничего не произошло. — Руками? — Да, — сквозь смех выдавил Дженсен. — Так что расплетать придётся тоже руками. Джаред театрально вздохнул и принялся за дело. Не в силах видеть его жалобную физиономию, Дженсен присоединился. Через три часа Джаред расплёл последнюю косичку, расчесал Джесси и загрустил. Он подлетел к окну и устроился возле открытой форточки. — Не хозяйка, — озвучил очевидное Дженсен. — Нет, — уныло согласился Джаред. — Нора милая, и Джесси тоже, но, кажется, в её жизнь мы привнесли хаос, а не помощь. — Зато ей очень понравился шоколадный фондан. Правда, она говорила по телефону, что в первый раз получилось так вкусно! — Ну хоть что-то. Какой-то шум за окном привлёк внимание Джареда. На улице ссорились парень с девушкой. — Посмотрим поближе? — с надеждой спросил он. Дженсен, кивнув, первым вылетел в открытую форточку. Джаред вернулся в прихожую, забрал конфету с тумбочки и полетел догонять Дженсена.

***

— Поверить не могу! Всё! Не хочу тебя больше видеть! Поживу пока у мамы, вещи заберу потом! — невысокая брюнетка эффектно развернулась на каблуках и гордо удалилась. — Милая! Моника! — растерянный светловолосый мужчина сделал несколько шагов за ней и остановился, когда девушка ускорила шаг. — Ну что, за ней? — спросил Дженсен. — Думаю, лучше остаться с ним, — возразил Джаред и юркнул к парню в карман куртки. — О, телефон! Немного магии и современных технологий — и они знали о парне почти всё. Мэтт, двадцать девять лет, фотограф, любитель активного отдыха. Девушка — Моника, учитель литературы, аспирантка отделения романской филологии. Кажется, именно сегодня Мэтт собирался сделать предложение. Углубившись в изучение инстаграма, фейсбука и истории браузера, Дженсен не следил за дорогой и совершенно не представлял, где они находятся. — Джаред, как мы будем возвращаться? — обеспокоенно спросил он. — Куда возвращаться? — Джаред отвлёкся от телефона. — Ты думаешь, мы не сможем найти нового хозяина или подходящее дело? — А ты твёрдо намерен всё бросить? — Я намерен посмотреть мир, ну или хотя бы тот кусочек, что окажется доступен. А если захочется вернуться — придумаем что-нибудь. Джаред снова вернулся к телефону. — Не понимаю, почему они вообще поссорились? У меня от этих «дорогая», «милый» уже в глазах рябит. Они уже планируют купить дом, завести собаку, думают, в каком колледже будут учиться их будущие дети, и вдруг «не хочу больше видеть». — Люди странные, — пожал плечами Дженсен. Читать личную переписку и рассматривать фотографии почему-то казалось неправильным, Дженсен аккуратно выглянул из кармана и осмотрелся — Мэтт стоял перед стеллажом с бутылками, внимательно разглядывая этикетки. Наконец взял бренди — такое же использовали в кондитерской, — помедлил и положил в корзину ещё одну бутылку. Вряд ли он собирался печь пирожные в промышленных масштабах. Дженсен не решился спрятаться обратно в карман и даже пробрался выше на плечо: чутьё подсказывало, что за Мэттом следует присмотреть, просто на всякий случай. Мэтт шел, не разбирая дороги, не глядя по сторонам, и, когда он чуть не шагнул на дорогу прямо под движущийся автобус, Дженсен больно дёрнул его за волосы, возвращая в реальный мир.

***

Квартира Мэтта располагалась на последнем этаже. Пока Мэтт раздевался, Дженсен и Джаред произвели разведку — небольшая прихожая, светлая комната, за окном пожарная лестница, рядом стол с ноутбуком и фотографией Моники в рамке, другие фотографии украшали стены. Рядом со столом стоял шкаф с несколькими фотоаппаратами, объективами, штативами, вспышками и прочей техникой. У противоположной стены — шкаф с книгами, рядом бежевый кожаный диван под цвет ковра со свёрнутым в уголке пледом, огромный телевизор напротив — наверняка именно здесь парочка проводила вечера, уютно обнявшись и давно забыв про включенный телевизор. За приоткрытой дверью виднелась кровать. Джареда больше всего интересовала кухня, и он полетел осматриваться дальше, а Дженсен решил остаться с Мэттом. Мэтт прошелся по комнате, включил ноутбук, но захлопнул крышку, так и не дождавшись загрузки, взял со стола фотографию и долго-долго рассматривал её. — Я не верю, что это всерьёз, — Мэтт открыл бутылку бренди, отпил большой глоток и закашлялся. — Ты же сама всегда говорила, что нет такой проблемы, которую нельзя было бы решить при обоюдном желании. И что людям дана речь для коммуникации! — Мэтт вглядывался в фотографию, как будто ожидая ответа. Моника на фото лучезарно улыбалась и молчала. Мэтт снова отхлебнул из бутылки, прошелся по комнате, сел на пол возле дивана, опершись спиной на подлокотник. Он говорил, прерывая монолог, чтобы глотнуть бренди, речь стала менее связной, Дженсену приходилось напрягаться, чтобы разобрать отдельные слова. — Я не понял, они что, расстались из-за имени ребёнка, который ещё даже не родился? Дженсен вздрогнул от неожиданности. Вернувшийся из кухни Джаред выглядел разочарованным. — Кажется, да, — кивнул он. — Нашел что-нибудь интересное? — Представляешь, они заказывают еду! На холодильнике телефоны ресторанов, в холодильнике остатки пиццы и китайской еды. Кофе, и тот растворимый, — пожаловался Джаред. Дженсен успокаивающе погладил его по плечу. Мэтт допил остатки бренди, потряс бутылку, убеждаясь, что в ней ничего не осталось, с трудом поднялся на ноги и нетвёрдой походкой подошел к столу за второй бутылкой. — Я думаю, ему уже хватит, — озадаченно заметил Дженсен. — Что ты предлагаешь? — Помешать ему! — Дженсен подлетел к Мэтту и снова изо всех сил дёрнул за волосы. Мэтт обиженно ойкнул, неосторожным движением руки сбил бутылку со стола. Раздался звон разбитого стекла, и комнату наполнил запах бренди. — Дерьмо! — он смотрел, как тёмное пятно уродливой кляксой расползлось по ковру. — К чёрту всё! — Кажется, сейчас будет что-то плохое, — задумчиво протянул Джаред. Мэтт с сосредоточенным видом запустил руку в карман, достал бархатную коробочку, повторил «к чёрту!» и швырнул её.

***

За окном стемнело. Мэтт спал на диване, уткнувшись носом в плед, Джаред нашел вывалившееся кольцо, водрузил его обратно в футляр и поставил на стол. Потом заклинанием убрал пятно с ковра и полетел ещё раз обследовать квартиру в поисках удобного места для ночлега. Дженсен сидел на подлокотнике дивана и с грустью смотрел на спящего человека. Люди такие большие и такие хрупкие, их жизнь столь коротка, а они тратят её на глупые ссоры и негативные эмоции. Вот Мэтт, сам признаёт, что поссорились из-за сущей ерунды, но вместо того, чтобы извиниться и сделать предложение своей возлюбленной, напивается в одиночестве и разговаривает с портретом. Мистер Рэймунд всегда говорил, что слово «извини» творит чудеса. Да Дженсен и сам не раз видел, что даже наставник Морган забывал о наказании, стоило Джареду попросить прощения и принять виноватый вид. Даже за тот случай, когда он по неопытности перепутал ванильный сахар и ванилин и испортил партию печенья. Наставник Морган тогда орал, что фейри должны помогать людям, а не портить им жизнь, и Джареду нечего делать на кухне. А мистер Рэймунд в ответ на извинения посмеялся, угостил шоколадом и рассказал, как однажды перепутал сухое молоко и крахмал, когда готовил кашу для младшего брата. И заставил всё съесть и не привередничать. Размышления Дженсена прервал хмурый Джаред. Он молча подлетел, взял его за руку и потащил к корзинке с рукоделием, где уютно устроился на ночь. — Я не понимаю, — начал было Дженсен, но Джаред притянул его к себе и строго сказал: — Спать! Дженсен теснее прижался спиной к груди Джареда и заснул с улыбкой на губах.

***

С трудом разлепив глаза, Мэтт первым делом проверил телефон — ни пропущенных звонков, ни новых сообщений. Он без особой надежды набрал номер Моники, механический голос бесстрастно сообщил, что телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Мэтт грустно вздохнул и встал с дивана. Гудящая голова и гадостный привкус во рту не прибавляли хорошего настроения. —Душ и кофе, — пробормотал он и поплелся в сторону ванной. — Кофе у него только растворимый, — Джаред сладко потянулся. — Даже кофеварки нет. — Но ты же пустишь в ход свои кулинарные способности? — Дженсен попытался пригладить торчащие в разные стороны волосы. Телефон тренькнул сообщением, Джаред тут же выбрался из корзины и полетел к дивану. На экране светилось начало сообщения от Моники: «Прости, не знаю…» — Джаред открыл сообщение под осуждающим взглядом Дженсена. «Прости, не знаю, что на меня вчера нашло, пожалуйста, позвони мне». — Sorry seems to be the hardest word, — пропел Джаред, слегка фальшивя. — Мне нравится Моника! Женщина, которая первая извиняется! Я б женился! Ну, если б был на месте Мэтта, — добавил он после паузы. — Выкладывай! Дженсен удивлённо приподнял брови. — Я вижу лампочку над твоей головой, колись давай! — Джаред сложил руки на груди. — Ну… — Дженсен выдержал театральную паузу. — Мэтт ведь собирался делать предложение, а мы ему в этом поможем. Надо только оттащить телефон. Джаред смерил скептическим взглядом гигантский аппарат, в два раза больше их самих, но трудности никогда не останавливали. В душе всё ещё шумела вода, значит, Мэтт не заметит их маленького вмешательства в его жизнь.

***

Пустив в ход магию, они водрузили телефон на стол и открытую коробочку с кольцом в фокус камеры. Первые две фотографии получились смазанными, третьей Дженсен, наконец, остался доволен. — Как думаешь, стоит добавить подпись? — задумчиво спросил он. — Нет, должен же Мэтт сделать что-нибудь сам. Фотография и так достаточно говорящая. Я надеюсь, Моника сделает правильные выводы. В ожидании реакции Дженсен гипнотизировал телефон, телефон молчал, не было ни звонков, ни сообщений. Из ванной Мэтт вышел в одном полотенце, посвежевший, волосы зачёсаны назад, на груди блестели капельки воды. Он прошлёпал босыми ногами в кухню, и тут раздался звонок в дверь. На пороге стояла сияющая Моника. — Да! — она обняла Мэтта. — Конечно, я выйду за тебя! Мэтт закружил девушку по комнате, а потом испуганно заозирался в поисках кольца. Джаред, юркнувший на полку с объективами, пустил солнечного зайчика на бриллиант. На лице Мэтта было написано изумление, но он решительно тряхнул головой, взял кольцо и опустился перед Моникой на одно колено, от чего полотенце соскользнуло на пол. Моника счастливо улыбнулась и взяла кольцо. — Они такие милые, — Джаред сложил руки на груди в умилительном жесте — Я думаю, стоит оставить их наедине, — Дженсен решительно потянул Джареда в сторону открытого окна. — Теперь они точно справятся без нас.

***

Напротив дома Мэтта находился парк, куда и устремился Дженсен.Устроившись на ветке, он закрыл глаза и принюхался. Привыкший к ароматам выпечки, он жадно вдыхал запах цветов, травы и мокрой земли. Джаред летал рядом, то хватаясь руками за ветку, то зарываясь лицом в цветок. Наконец, ему надоело кружить и он сел рядом с Дженсеном, счастливо улыбаясь. — И всё-таки люди — странные создания, — Дженсен поболтал босыми ногами. — Совершают столько бессмысленных действий вместо того, чтобы просто поговорить. — Да, мистер Рэймунд любил повторять, что простейший способ донесения мысли — словами через рот, — Джаред многозначительно посмотрел на Дженсена. — Но люди почему-то редко прибегают к простым решениям. «И не только люди», — подумал Дженсен, а вслух сказал: — А поколдовать над кофе ты так и не успел. — Думаю, в ближайшее время им будет не до этого.

***

Сидя в парке, Джаред сверху наблюдал за людьми, а Дженсен — за Джаредом. Он улыбался, глядя на бегающих детей, активно болел за мальчишек, играющих в футбол, и аплодировал каждому голу, кто бы его ни забил. Проводил взглядом пожилую пару, гуляющую по аллее, — дама в летах трогательно опиралась на руку пожилого джентльмена в старомодном костюме, они улыбались друг другу, как будто остального мира не существовало. Но вдруг ямочки на щеках пропали, губы сжались в узкую полоску, на скулах обозначились желваки, а ладони сжались в кулаки. Дженсен проследил за взглядом Джареда — он рассматривал стайку хихикающих девушек, по виду школьниц. Одна девушка пыталась встать, другая хотела ей помочь, но выходило наоборот. — Она это сделала специально! — возмутился Джаред. — Поставила подножку, а теперь ещё не даёт встать! — Куда ты?.. Джаред не слушал, он слетел с ветки и подлетел к компании. —... такая неловкая! Не думаю, что тебе стоит пробоваться в команду, чирлидеры должны уметь держать равновесие! Упавшая девушка покраснела и закусила губу, чтобы скрыть слёзы, остальные как по команде засмеялись и отвернулись. — Посмотрим, какая ты ловкая, — Джаред стиснул зубы и сделал пасс руками, шнурки на кедах девушки развязались и связались между собой, сделав шаг, она нелепо взмахнула руками и рухнула на колени, сумочка открылась, косметика рассыпалась по дорожке, удивительным образом раскрывшаяся помада прокатилась по песку, палетка теней разбилась. Проходящие мимо парни в форме школьной футбольной команды одобрительно засвистели, кто-то крикнул про отличную задницу, кто-то сделал характерный жест. Остальные девушки застыли в немом изумлении, с трудом сдерживая смех. Упавшая поднялась на ноги, собрала рассыпанную косметику, попыталась улыбнуться, как будто ничего не произошло, но улыбка вышла жалкой. Дрожащей рукой она достала пудреницу, поднесла спонжик к лицу и вдруг оглушительно чихнула, забрызгав слюной и зеркало, и пудру. — Фу! Гадость, — в считанные секунды стайка девушек разошлась в разные стороны, оставив заводилу одну. Джаред победно улыбнулся и в изнеможении опустился на траву. Дженсен тут же оказался рядом. — Сурово ты с ней. — Заслужила, — коротко ответил Джаред. — Но мы же должны помогать людям! Дженсен был в замешательстве. Фейри не должны так явно вмешиваться в людские дела. Даже за явную помощь Мэтту наставник Морган не погладил бы по голове, хотя они всего лишь помирили двух влюблённых, а сейчас Джаред применил магию против людей. Но Моргана нет, и он не узнает, и Джаред прав — девушка заслужила. Джаред вдруг побледнел и стал заваливаться набок. — Джаред? — Дженсен подхватил его и помог принять вертикальное положение. — Эй, что с тобой? — Всё хорошо, — он странно растягивал слова. — Просто сейчас немножко полежу, — и снова стал заваливаться, на этот раз на Дженсена. Дженсен уложил голову Джареда себе на колени. — Ты такой уютный, — пробормотал он. — Всю жизнь бы так лежал. Дженсен никогда не сталкивался с магическим истощением — фейри первым делом учились контролировать свои силы. Видимо, Джаред здорово разозлился и от души шарахнул заклинанием. Что делать дальше, он не представлял, просто сидел и аккуратно перебирал пряди волос, как давно мечтал. Должно же в этой дурацкой ситуации быть что-то хорошее! И отчаянно надеялся, что никто не наступит на них, погнавшись за фрисби или мячом, или какой-нибудь ребёнок не примет их за игрушки. Дженсен не знал, сколько времени прошло, у него затекла спина и ноги, а Джаред всё не просыпался. Где-то рядом послышался плач. Аккуратно выбравшись, Дженсен оттащил Джареда под большой лист лопуха и осмотрелся. Плакал мальчуган лет десяти, сжимая в руках наушник со свисающим на проводах динамиком. Мальчика окружила толпа взрослых, кто-то выговаривал ему, что он мужчина, а мужчины не плачут, кто-то успокаивал, что наушники не стоят таких слёз, кто-то совал шоколадку. Шоколад подействовал, мальчик хлюпнул распухшим носом, размазал слёзы по красным щекам, засунул наушники в карман и открыл шоколадку. Толпа разошлась, Дженсен парой заклинаний исправил поломку и стал выжидать удобный момент, чтобы стащить кусочек шоколадки для Джареда. Удобный момент вскоре представился — мальчик уронил дольку, и прежде чем успел поднять, Дженсен уже схватил её и оттащил за ножку скамейки. «Не поваляешь — не поешь» — любил повторять наставник Морган. Что ж, Джареду совсем не обязательно знать, где валялась его шоколадка.

***

Проснувшийся Джаред сидел под лопухом и потирал глаза. Увидев Дженсена, прижимающего к груди шоколад, он рассмеялся. — Мой спаситель, — сделав серьёзную физиономию, поблагодарил он. Шоколад немного подтаял, оставив тёмные отметины на руках, рубашке и шее Дженсена. — И как тебя не заметили. Уменьшить-то не догадался? — Скажи спасибо, что почистил, — буркнул Дженсен. — Спасибо, — искренне поблагодарил Джаред и откусил огромный кусок. — Угощайся, — он протянул кусочек Дженсену, тот скривился и покачал головой. Джаред только пожал плечами: — Ну и ладно, мне больше достанется. Минут через пять от шоколадки остались только липкие следы на пальцах Джареда, которые тот с удовольствием облизал. — И как в тебя столько вмещается?! Шоколадка была почти с тебя! — Я растущий организм! Дженсен скептически посмотрел на Джареда: — Нет, пожалуйста, хватит тебе уже расти. Восстановил силы? Вместо ответа Джаред одним движением руки убрал грязные отпечатки: — Готов к новым приключениям. А куда мы пойдём? Выбрать следующего кандидата в хозяева почему-то оказалось очень сложно. Проходящие люди казались неприятными — мрачные лица, колючие взгляды, ехидные ухмылки, заносчивость. Дженсен даже предложил подняться на ветку повыше — негативные эмоции буквально обдавали холодом и словно высасывали радость из окружающего пространства. Трудно находиться рядом с такими людьми. Внимание Дженсена привлекла девушка, присевшая на скамейку под деревом. От неё веяло теплом. — Думаю, я откажусь… Нет… как тебе объяснить. Лучше бы капризничал, нет, этот мальчик делает всё, что ему говоришь. Умывается, чистит зубы, ложится в кровать. Молча. Он вообще не разговаривает. Да, Хоуп, просто молчит. И смотрит в стенку пустым взглядом. Дашь в руки книгу — читает страницы три, а потом замирает и так же смотрит… Да, миссис Монтгомери говорила, что записала Тедди к психологу, но я не выдержу ещё две недели с ним. Не думаю, что ему нужна няня. Кажется, он вообще не замечает моего присутствия. Что «Сильвия»? Да, я понимаю. Хорошо, скажу миссис Монтгомери, что до конца недели. Ладно, расскажи, что у тебя. — Что скажешь? — Джаред посмотрел на Дженсена. — Думаю, ей бы пригодилась наша помощь. — Не знаю, если б у неё сломалась машина или там холодильник… — Но мы же помогли Мэтту и Монике. — Они влюблены друг друга, просто запутались, их просто надо было подтолкнуть друг к другу. Няня, которая не может найти общий язык с ребёнком — совсем другое дело, — Дженсен пожал плечами. — С другой стороны, не ночевать же в парке, давай попробуем! Джаред радостно улыбнулся и сгрёб Дженсена в объятия.

***

На взгляд Дженсена, у Сильвии был один серьёзный недостаток: она любила кошек. Футболка «All you need is love and a cat», чехол на телефоне с кошачьей мордой, и самое главное — огромная белая кошка, спрыгнувшая под ноги, едва Сильвия переступила порог квартиры. Дженсен кошек не любил, и они отвечали ему взаимностью. — Хорошая моя, — Сильвия подхватила кошку на руки, поцеловала в нос, Дженсен, только что выбравшийся из сумки, скривился. Кошка заметила его и зашипела. — Шелли, ты чего? — Сильвия почесала кошку за ухом, но та шипела и вырывалась. — Даже собственная кошка мне не рада. Когда я умру, она отгрызёт мне нос. Пойдём, покормлю тебя, животное, пока ты меня не съела. Кошка ещё раз обшипела Дженсена и гордо удалилась вслед за хозяйкой. — Знакомство с аборигеном можно считать состоявшимся, — Джаред высунулся из сумки и осмотрелся. — Что вы уже успели не поделить? — Не люблю кошек, — Дженсен забрался обратно. — Надеюсь, мы здесь не задержимся надолго. — Если хочешь, можем убраться прямо сейчас. — Думаю, одну ночь мы переживём. Джареду наскучило сидеть в сумке, он аккуратно вылез и полетел обследовать квартиру. Кухня приятно порадовала забитыми разными специями шкафчиками и наличием домашней еды в холодильнике — кастрюля с супом, куда Джаред бы добавил соли, котлеты, даже пирог. Сильвия явно любила и умела готовить. Джаред бы с удовольствием остался с ней и поэкспериментировал с рецептами, но Дженсен ни за что не согласится делить жизненное пространство с кошками. На Джареда почему-то кошки просто не обращали внимания. Вот и сейчас Шелли оторвалась от корма, лениво взглянула на Джареда и вернулась к трапезе. Сильвия забралась с ногами в кресло и открыла книгу. Черный Отряд скрывался в Дыре на Равнине Страха, Госпожа объединилась с Душечкой против Властелина, и Сильвия с головой погрузилась в приключения героев, когда вдруг из коридора раздался грохот. Нехотя оторвавшись от книги, она вышла посмотреть, что же произошло. Её сумка валялась на полу, ключи и кошелёк выпали, а над всем этим безобразием сидела Шелли и шипела. — Шелли! — Сильвия подняла сумочку, сложила выпавшие вещи и поставила на тумбочку. — Да что с тобой сегодня? Кошка не обращала на неё внимания, продолжая шипеть, глядя куда-то в угол. Сильвия пыталась понять, что так разозлило кошку, но не заметила спрятавшегося за дверцей шкафа Дженсена. Зато Джаред внимательно следил сверху, готовый вмешаться в любой момент. Сильвия покачала головой и вернулась к чтению, кошка заняла выжидательную позицию — она поймает этого… этого двуногого мыша. Дженсен весь сжался в комок и даже зажмурился. Потом Джаред не упустит возможности посмеяться над ним, напомнить, что он фейри и владеет магией, но сейчас нужно было спасать друга. Он обездвижил кошку и опустился до уровня её глаз. — Ты не будешь трогать моего друга! — строго сказал он. На морде кошки было написано презрение. — Или будешь сидеть так до завтра. Завтра мы уйдём. Моргни, если согласна. Кошка несколько секунд таращилась на Джареда, а потом нехотя моргнула. Джаред протянул руку Дженсену, взлетел на шкаф и оттуда снял заклинание. Кошка обиженно фыркнула и ушла. — Всё, тут она нас не достанет, — Джаред всё ещё крепко обнимал Дженсена. —Ненавижу кошек. — Знаю. Завтра нас тут не будет, обещаю. Хочешь шоколадку? — Нет. Хочу спать. — Значит, будем спать. Дженсена разбудил грохот — кошка пыталась запрыгнуть на шкаф с тумбочки, к счастью, неудачно. Зато на шум вышла растрёпанная Сильвия, дала кошке мягким тапком по мохнатой заднице и забрала с собой. Кошка шипела и вырывалась, но оказавшись в кровати с хозяйкой, свернулась под одеялом и уснула. А Дженсен на всякий случай несколько раз просыпался, чтобы убедиться в безопасности их убежища. До утра их больше никто не беспокоил.

***

Сильвия всегда считала, что умеет ладить с детьми, могла угомонить троих младших братьев, а когда стала постарше, то зарабатывала на кино и косметику, присматривая за соседскими детьми. Жаль, что в двадцать три работа бебиситтером считается несолидной, поэтому Сильвия старательно рассылала резюме, ходила на собеседования, а когда подруга попросила посидеть с сыном соседки, с радостью согласилась, пока ожидала ответа от Lovely Kitchen & Cafe. Из пекарни обещали позвонить до конца недели, и надежда, что её примут на работу, таяла с каждым часом. Накануне она немного не сдержалась в телефонном разговоре с Хоуп, но по здравому размышлению решила, что не в её интересах разбрасываться работой. Четырёхлетний Тедди перестал разговаривать. «Семейная драма» — миссис Монтгомери не стала вдаваться в подробности, а Сильвия не спрашивала. Но если подумать, Тедди был идеальным ребёнком — тихим, послушным, спокойным. Её братья в таком возрасте были сущим наказанием с моторчиком — выдавали по сто вопросов за минуту и, кажется, умели телепортироваться — мгновенно пропадали из виду, секунду назад смотрели мультики, и вот уже грохочут чем-то на кухне. С Тедди можно было спокойно разогреть обед и быть уверенной, что он найдётся в том же месте, где был пять минут назад. В комнате Тедди был идеальный порядок, даже не верилось, что здесь живёт четырёхлетний мальчик. Книжки ровными рядами стояли на полке, слева прочитанные, справа — ещё нет. Мягкие игрушки сидели на столе, только плюшевый тюлень с грустными глазами лежал в кровати Тедди. На столике лежал альбом и цветные карандаши. — Ну, Тедди, чем займёмся? Хочешь порисовать? — он не отреагировал. — Почитать? — мальчик молча подошёл к книжной полке и взял «Приключения Пиноккио». Сильвия улыбнулась, забралась в кресло с ногами и открыла «Белую розу». Она несколько раз отрывалась от чтения, наблюдая за Тедди. Он увлеченно читал, но в какой-то момент стал зевать и тереть глаза. — Перерыв? — Тэдди оторвался от книги и посмотрел на Сильвию. — Как насчёт немного поспать? Тэдди задумчиво посмотрел на книгу, потом на Сильвию. — Давай ты ляжешь, а я тебе немного почитаю? — предложила она. Тедди кивнул, переоделся в пижаму и лёг под одеяло. — Сказать тебе, почему? — ответил Пиноккио, понемногу теряя терпение. — Потому что из всех ремесел на свете только одно мне действительно по душе. — И что же это за ремесло? Сильвия оторвалась от книги и взглянула на Тедди. Он сладко спал, засунув палец в рот. Она тихонько поправила одеяло и вышла, чтобы случайно не разбудить.

***

Джаред любил детей. Наставник Морган, когда злился, говорил, что это из-за одного уровня интеллектуального развития, а Дженсен считал, что это сходство темпераментов. Дети открытые, они ещё не научились лгать, всё ещё верят в чудеса. И даже если расскажут кому-то о маленьких человечках, живущих в пекарне, взрослые спишут всё на детские фантазии. Дженсен видел, как Джаред ждёт встречи с мальчиком, старательно делая вид, что ему всё равно. Едва Сильвия с мальчиком остались одни, Джаред полетел исследовать квартиру на наличие животных. — Не бойся, вылезай! — подколол он Дженсена. — Никаких кошек, я проверил. — Я не боюсь, — насупился Дженсен. — Просто… не люблю. — Видел бы ты своё лицо вчера! Джаред немножко лукавил, в тот момент ему тоже было страшно — за Дженсена. Никогда не видел друга в таком состоянии и мысленно пообещал себе, что не допустит повторения. Но удержаться от подколки не мог, да и если посмеяться над ситуацией, оба быстрее забудут о ней. — Я просто растерялся, — оправдывался Дженсен. — Это от неожиданности! — От неожиданности ты забываешь, что фейри и владеешь магией? Серьёзно, Дженс, тебе надо отработать скорость реакции! — Быстро только кошки плодятся! Некоторые действия требуют продуманного подхода, — Дженсен хитро улыбнулся. — Ты что-то сделал, да? Улыбка Дженсена стала самодовольной. — Ну? Не молчи, а то защекочу! — Джаред протянул руки, подбираясь руками к бокам Дженсена — самому чувствительному в плане щекотки месту. — Ладно-ладно, сдаюсь! — рассмеялся Дженсен. — Блохи. Иллюзия, — тут же добавил он, увидев изумленное лицо Джареда. — И всего на один день. Джаред прыснул и крепко обнял. — Да, детка! Мстя твоя ужасна!

***

— Не детская, а прямо библиотека, — шепнул Джаред Дженсену. — Кругом книги, тишина, и все читают. Дженсен не ответил, его внимание привлёк ночник. Подлетев ближе, он обнаружил, что не работает выключатель. Дженсен вдруг понял, что очень соскучился без работы, кончики пальцев покалывало в предвкушении. Убедившись, что люди увлечены чтением и не обращают внимания ни на что вокруг, он не спеша, растягивая удовольствие, починил выключатель, закрепил чуть разболтанный плафон и огляделся. Джаред пристроился за плечом Тедди и рассматривал картинки в книге. — Я осмотрюсь, — шепнул ему Дженсен. Джаред вздрогнул от неожиданности. — Прости, что напугал, я хочу осмотреться в квартире. — Я побуду здесь? — попросил Джаред, покосившись в книгу. — Ладно уж, читай. И Джаред углубился в приключения деревянного мальчика. А Дженсен полетел искать, что бы ещё починить. В холодильнике барахлил терморегулятор, в посудомоечной машине западали кнопки, мусороизмельчитель забился. Дженсен возился с техникой и не заметил, как в кухне появилась расстроенная Сильвия. Она села за стол, уронила голову на руки и заплакала. Экран телефона светился сообщением: «Большое спасибо за Ваш интерес к нашей вакансии. К сожалению, в настоящий момент мы не готовы сделать Вам предложение. Надеемся, что в самое ближайшее время Вы сможете себя реализовать на работе в другой компании». Из детской вылетел сияющий Джаред. — Дженсен! — начал он. Дженсен приложил палец к губам и показал глазами на Сильвию. Джаред прочитал смс и ненадолго задумался. А потом хитро улыбнулся, достал из кармана мятую конфету, магией придал ей приличный вид и нормальный размер и положил перед Сильвией, а потом слегка дёрнул её за волосы, привлекая внимание. Сильвия подняла голову, увидела конфету и улыбнулась сквозь слёзы. Из детской вышел Тедди, Джаред подлетел к нему и что-то шепнул. Дженсен удивлённо посмотрел на них, Джаред отмахнулся — потом объясню. Тедди прижался к Сильвии и спросил: — Печеньки? — Отличная идея, малыш. Давай испечем печенье, — Сильвия тоже обняла Тедди, а потом отстранила его и внимательно посмотрела в глаза. — Обет молчания окончен? Тедди пожал плечами. — Ладно, не всё сразу, — Сильвия смахнула слёзы. — Сейчас приведу себя в порядок и начнём, но сначала пообедаем.

***

Когда Сильвия отправила Тедди спать, Джаред чуть не выдал себя от возмущения. Закончить читать на самом интересном месте! Он уже настроился слушать продолжение, но Тедди уснул раньше, чем коснулся головой подушки, Сильвия закрыла книгу и ушла, а Джареда мучило любопытство. Книга в несколько раз превосходила Джареда в размерах, но с помощью упорства и магии он смог прислонить книгу к спинке кресла и даже открыть её. После этого переворачивать страницы оказалось совсем пустяковым делом. Джаред увлечённо читал, забыв обо всём на свете, как вдруг заметил, что за ним наблюдают любопытные серые глаза. — Привет, приятель! — Джаред подлетел поближе. Тедди сел в кровати и обнял тюленя. — Я тут одолжил твою книжку, ты не возражаешь? Очень интересная. Отличный выбор. Тедди во все глаза смотрел на Джареда и молчал. — Извини, не представился, невежливо с моей стороны, согласен? Меня зовут Джаред, я фейри. Люблю вкусно готовить и вкусно поесть, особенно шоколад. Ты любишь шоколад? Тедди кивнул. — А ты, я смотрю, не болтун, — улыбнулся Джаред. — Тем лучше, ты никому не расскажешь, что видел меня. Это будет наш секрет, да? Друзья умеют хранить секреты. Ты же будешь моим другом? Тедди наконец улыбнулся и снова кивнул. — Любишь фокусы? У тебя есть монетка? — Тедди показал пальчиком на копилку в виде смешной рыжей коровы. Джаред заставил корову взлететь, глаза Тедди распахнулись ещё шире, хотя, казалось, это просто невозможно. Затем Джаред в воздухе перевернул копилку и монеты со звоном посыпались на полку. — Всё верну на место, не переживай. Самая маленькая монетка оказалась размером с ладонь Джареда, такую не получится ловко перемещать между пальцами или спрятать в рукав, а потом проворно достать из-за уха. Да, надо было сначала попробовать, а потом уже обещать фокусы ребёнку. Просто когда он видел, как это делают люди, казалось — это очень просто. Чтобы не разочаровывать Тедди, Джаред запустил монеты в воздух, лихорадочно придумывая, что можно ещё сделать. Тедди радостно захлопал в ладошки. По мановению руки монеты собрались в пятиконечную звезду, в кораблик, потом в рыбку. — Ещё! — попросил Тедди. — Вот и голос прорезался, — обрадовался Джаред и превратил рыбку в машинку. В животе у Тедди забурчало. — Кажется, кому-то пора кушать! — денежная машинка пролетела по воздуху, и монеты одна за другой залетели в копилку. — Ещё, — попросил Тедди. — Сперва нужно тебя покормить! Переодевайся, а я подожду тебя на кухне!

***

Джаред нашёл Дженсена в кухне, хотел рассказать, как чудесно поиграл с Тедди, но Дженсен указал глазами на плачущую Сильвию. Если бы она была ребёнком, Джаред точно нашёл бы способ её развеселить, дети быстро переключаются, нужно только отвлечь. Отчего плачет взрослая девушка, он не знал, но точно знал, что шоколад отлично поднимает настроение. И в кармане как раз лежит конфетка. Она имела крайне непрезентабельный вид, но немного волшебства помогло решить проблему. Тедди очень вовремя появился на кухне, Джаред подлетел к нему: — Сильвия плачет, надо её утешить. Предложи испечь печенье? Тедди кивнул и обнял девушку, и её лицо сразу посветлело, как будто солнышко вышло из-за туч.

***

Сильвия просеивала муку, когда зазвонил телефон. — Сейчас вернусь, — она взяла трубку и вышла из кухни. Джаред высунулся из-за пачки кофе и критически осмотрел стол: мука, яйцо, сливочное масло, изюм, яблоки. — Корица? — спросил он, разглядывая приправы. Тедди скривился и высунул язык. — Да ты ещё даже не пробовал, — возмутился Джаред. — Яблоки и корица — классика! — Не, — Тедди помотал головой. — Ладно, ваниль? А её нет, придётся экспериментировать, — Джаред забрался на краешек миски, внимательно посмотрел на муку и вдруг, театрально взмахнув руками, рухнул на белую горку. Дженсен готов был поклясться, что тот сделал это специально, пока не увидел отфыркивающегося Джареда, пытавшегося вытряхнуть муку из волос. Тедди засмеялся, Дженсен тоже, не сдержавшись, ухмыльнулся. — Смешно тебе, да? — Джаред прошептал заклинание, над миской сформировалось небольшое белое торнадо. Дженсен в защитном жесте выставил руки: — Ты не… Джаред поиграл бровями, слегка пошевелил пальцем, воронка прошлась по столу, вбирая просыпавшуюся муку и увеличиваясь. Дженсен оглянулся в поисках укрытия и побежал к пачке с мукой, надеясь спрятаться там, Джаред щелчком пальцев направил торнадо следом. — Джей, не надо! — попытался вразумить друга Дженсен, убегая. Джаред только усмехнулся, торнадо ускорилось и обрушилось на Дженсена, моментально сделав его белым. Тедди захлопал в ладоши. — Чувак, ты понимаешь, что это война?! — в Джареда полетел изюм, сразу он успешно уворачивался, но один из снарядов сбил его с ног и снова уронил в муку. — Эй, ты живой? Джаред не отвечал, он лежал на дне миски с закрытыми глазами. Дженсен подлетел к нему, склонился, чтобы проверить, не ушибся ли Джаред, не нужна ли ему помощь. — Эй? — он похлопал Джареда по щеке. Джаред тут же схватил его за руку, уронил на себя, а потом резко перевернулся и вскинул руку. — Противник повержен, ура победителю! — Ура! — обрадовался Тедди. — Старый трюк, — рассмеялся Дженсен. — Главное — всегда срабатывает! — Джаред поднялся и протянул руку, помогая Дженсену встать. — Да, — протянул он, оглядев поле битвы. Стол, пол и даже часть стены были уделаны в муке. — Никогда не повторяйте это дома! — строго сказал Джаред, глядя Тедди в глаза. Мальчик кивнул. — Да, пока, вечером позвоню, — донеслось из коридора. — Не выдавай нас, — попросил Джаред, одним щелчком убрал следы магического безобразия, посмотрел на остатки муки в миске и тоже убрал. Он только успел спрятаться, когда в кухню вошла Сильвия. — И что тебя так рассмешило? — спросила она. Тедди пожал плечами и показал пальчиком в окно. За окном два взъерошенных воробья купались в луже. Сильвия взглянула на стол. — Хм. Мне казалось, я просеяла муку? Из-за сахарницы высунулся Джаред и приложил палец к губам, призывая Тедди к молчанию.

***

Сильвия доставала печенье из духовки, когда раздалось радостное «Я дома». Тедди вскочил со стула и с криком «мама!» побежал встречать. Дженсен и Джаред, стараясь остаться незамеченными, высунулись из своего укрытия, чтобы посмотреть на миссис Монтгомери. Это была высокая брюнетка в строгом деловом костюме. Она несла на руках Тедди и счастливо улыбалась. — Как прошел день? — спросила она и поцеловала сына в макушку. — Мы пекли печенье! — гордо заявил Тедди. Он принимал самое деятельное участие — пробовал тесто и вырезал формочками печенье. — Пахнет вкусно. Давайте пить чай! Всё это время Джаред пристально наблюдал за людьми, Дженсен даже несколько раз пытался затащить его подальше в укрытие, чтобы его случайно не заметили, но ничего не получалось. — Что ты там высматриваешь? — наконец сдался Дженсен. — Пытаюсь вспомнить, где я видел миссис Монтгомери. Знакомое лицо! — Может, она приходила в пекарню? Да не высовывайся ты так, заметят же! — Не заметят, — отмахнулся Джаред. — Люди вообще часто не замечают того, что не вписывается в их привычную картину мира. После чая Сильвия стала собираться домой. — Если ты свободна на следующей неделе, не могла бы ты присмотреть за Тедди? — Конечно, миссис Монтгомери. — Можно просто София. Миссис Монтгомери — моя свекровь, — София сморщила нос, Сильвия рассмеялась. — Точно! — Джаред хлопнул себя по лбу. — Это же крошка Софи! А я всё понять не мог, кого же мне напоминает Тедди. Он так же морщит нос, когда чем-то недоволен, так же запрокидывает голову, когда хохочет. У них даже смех похож! — А вдруг ты обознался? — с сомнением протянул Дженсен. — Нашей Софи было семнадцать, когда она уехала поступать в колледж… — И это было десять лет назад! Крошка выросла, — Джаред сделал вид, что смахнул слезу. — Точно тебе говорю, это она!

***

Весь оставшийся вечер Дженсен и Джаред следили за Софией и Тедди. Дженсен то уверялся в правоте Джареда, то начинал сомневаться. Морган не одобрял сближения фейри с людьми, слишком уж быстротечна человеческая жизнь. Но любопытную черноглазую малышку Софию любили все, особенно Джаред. Кто кого подбивал на проказы, так и осталось загадкой. Джаред всегда брал вину на себя, потому что он старше, София утверждала, что виновата она, прекрасно осознавая, что Морган ничего не расскажет её отцу. Фирменному «щенячьему взгляду» она точно научилась у Джареда. Дженсен немного ревновал, даже зная, что это глупо, поэтому, когда София уехала в колледж, он не сильно расстроился. И когда мистер Рэймунд показывал фотографии, Дженсен оказывался слишком занят, чтобы посмотреть, как изменилась «крошка Софи». Имя совпадало, цвет волос и глаз тоже. Наверное, Дженсен подсознательно не хотел, чтобы София вернулась в жизнь Джареда.

***

Уложив Тедди спать, София устроилась за кухонным столом, грея руки о большую кружку с чаем. — Пора! — скомандовал Джаред и подлетел к Софии. Дженсен не смог придумать повод, чтобы удержать его, пришлось лететь следом. Джаред гордо встал прямо посреди стола, но София глубоко задумалась и не заметила его. — Тук-тук! — громко сказал Джаред. София вздрогнула от резкого звука, сфокусировала взгляд и улыбнулась. — Джаред! Дженсен! Откуда вы?! Как вы?.. Почему вы?.. — Я говорил, что это она! — радовался Джаред. — Привет, крошка Софи! София счастливо рассмеялась. — Существо ростом с мою ладонь зовёт меня крошкой! Дженсен, Джаред, вы даже не представляете, как я рада вас видеть! Чаю? — она достала из шкафчика чашечку с блюдцем и поставила на стол. Дженсен скептически посмотрел на чашку. — Ты нам польстила, скорее я в неё помещусь, чем чай из неё в меня, — он залез в чашку и удобно устроился там. Джаред сел на блюдце. — Ну, простите, детской посудки больше нет, я выросла, а Тедди не заинтересован, — София развела руками. — Значит, от чая отказываетесь? И всё-таки, как вы здесь очутились? — Если коротко, Морган решил, что нам пора уходить, все ушли, а мы остались. — Вдвоём? Дженсен наконец признался тебе в своих чувствах? Дженсен покраснел, закрыл лицо руками и уткнулся головой в колени. — Нет, — ответил за него Джаред. — Но я считаю, что дела важнее слов, он решил остаться со мной, а не возвращаться домой в одиночку. У Дженсена покраснели кончики острых ушей. — Он такой милый, когда смущается, — громким шепотом сказала София. — Он вообще милый, только тс-с-с, — вторил ей Джаред. — Не надо говорить обо мне, как будто меня здесь нет! — возмутился Дженсен. — Я… — Дженс, я такой же фейри, как и ты, — Джаред перебрался к нему в чашку и обнял за плечи. — Я чувствую чужие эмоции. Ты же понимаешь, что, если бы ты захотел уйти, я пошел бы за тобой? Дженсен снова закрыл лицо руками и покачал головой. Джаред погладил его по плечу. — Ты иногда такой тугодум, но это часть твоего очарования, я всё равно люблю тебя. Софи, прими наши соболезнования, мистер Рэймунд был прекрасным человеком. София кивнула и быстро стёрла набежавшие слёзы. — Мы поссорились. Так глупо, папа изначально был против моего брака с Итаном, и когда Итан ушел… Я просто хотела, чтобы папа поддержал меня, сказал, что я со всем справлюсь. Я знаю, что он переживал за меня, даже не помню, с чего вообще началась ссора. Папа сказал, что ему никогда не нравился Итан, и понеслось. Он позвонил мне накануне… — София всхлипнула, — накануне смерти. Просил приехать в гости, сказал, что скучает. Я два года не была в отпуске, то слияние, то новый контракт, не одно, так другое, всё время пропадала на работе, сына почти не видела. Наверное, Итану это надоело, он просто собрал вещи и ушел. Его мама, кажется, счастлива, она никогда меня не любила. Я обещала папе приехать, забронировала билеты, утром хотела пойти к начальнику и требовать отпуск, и тут мне позвонили из больницы. Папа умер в машине скорой, не смогли реанимировать. И я уволилась, вернулась домой и теперь не знаю, что делать. Сегодня Тедди впервые заговорил со мной. Уход Итана, смерть дедушки, переезд — врачи сказали, это реакция на стресс, ребёнок просто замкнулся в себе. Записала его к какому-то светилу в области психологии, но к нему очередь на месяц вперёд. А сегодня Тедди — снова мой Тедди, он снова смеётся. Кажется, вы приносите радость одним своим появлением. Дженсен выбрался из чашки и погладил Софию по руке. — Мистер Рэймунд очень любил тебя и гордился твоими успехами. — Спасибо, — она кивнула. — Наверное, сейчас не самое подходящее время, но ты же продолжишь дело отца? Лучшее средство почтить его память — продолжить семейное дело, — Джаред испытующе посмотрел на Софию, та потупила взгляд. — Если честно, я собиралась продать пекарню. Сейчас оформляю документы, вступаю в права наследования, а потом… Я люблю это место, но, боюсь, не потяну. — Закрытие пекарни огорчит очень многих людей, — покачал головой Джаред. — А из тебя получилась бы прекрасная хозяйка. — Но я экономист! Моя стихия — бумажки, кухней всегда занимался папа! У меня даже яичница пригорает! — Я тебя всему научу, — Джаред посмотрел своим фирменным щенячьим взглядом и София рассмеялась. — Бесполезно, — София махнула рукой. — Если ты забыл, в прошлый раз мы чуть не спалили кухню, когда ты пытался научить меня печь печенье. Спасибо Джеффу, он быстро ликвидировал последствия, папа так ничего и не узнал. — Тебе было тринадцать, — Джаред надулся. Тогда ему здорово досталось от наставника. — Поверь, я безнадёжна. Наверное, будет лучше всё-таки продать. — А как же мы? — грустно спросил Дженсен. — А вы останетесь со мной. Или вернётесь в пекарню и будете помогать новому владельцу. — А если он откроет какой-нибудь канцелярский магазин? Или букмекерскую контору? София молчала, не зная, что ответить. Не хотелось предавать дело отца, но и стать достойной преемницей у неё не получится. Джаред мерил шагами стол. — Надо нанять повара! — Нанять? — переспросила София с сомнением в голосе. — Я не могу доверить вашу тайну первому встречному. — И не надо. Я знаю отличного повара, который как раз ищет работу. И более того, ты тоже знаешь! И доверяешь. — Сильвия! — догадался Дженсен. — У неё настоящий талант! Я знаю, о чём говорю. И ей очень нужна работа. — Ладно, — София решительно кивнула и потянулась за телефоном. — Уговорили, попробую. Сильвия, это София Монтгомери. Нет, с Тедди всё в порядке, спасибо, я по другому поводу. Ты не хочешь поработать в моей пекарне?

Эпилог

В воскресенье Нора проснулась с предчувствием чего-то хорошего. Что-то неудержимо влекло её на улицу. Джесси с удивлением посмотрела на хозяйку, но послушно вышла на прогулку. Нора мечтала об отпуске, мысленно уже вычёркивала дни — осталось одиннадцать, а потом целых две недели свободы. Очнувшись от сладких грёз о тёплом море, она обнаружила, что стоит возле пекарни, дверь которой приглашающе открыта. Привязав Джесси возле входа, Нора вошла. Внутри ничего не изменилось, только за прилавком стоял не пожилой мистер Рэймунд, а молодая приятная девушка. — Первому посетителю скидка, — улыбнулась девушка. — Что-нибудь выбрали? — Пожалуйста, латте с карамелью и капкейк. Нет, лучше два. С собой. Как здорово, что вы снова работаете! — Спасибо огромное! Мы будем очень рады видеть вас снова. — Она обязательно придёт ещё, — Дженсен вышел из-за кофемашины. — Конечно, ведь здесь пекут самые вкусные капкейки, — из кухни вылетел испачканный мукой Джаред. — Лучшая пекарня в городе! Дом, милый дом. — Да, от скромности вы точно не умрёте, — рассмеялась София. Дженсен посмотрел на Джареда и улыбнулся. Они вообще не собирались умирать в ближайшую пару тысяч лет.

Рождественский бонус

Двадцать третьего София в панике вбежала на кухню пекарни. Джаред разжигал плиту, Дженсен совершал ежедневный осмотр всех приборов, Сильвия переодевалась. — Дженсен! — позвала София. Дженсен вылетел из-за холодильника. — Привет! — Спасай, — она протянула ему скомканную гирлянду. — Скоро Рождество, любимый праздник Тедди, а у нас гирлянда не горит. Ты не представляешь, что сейчас творится в магазинах! У меня совершенно нет времени стоять в этих диких очередях, но без мигающих огоньков на ёлке праздник не праздник. — Конечно, сейчас посмотрю, — с деланным равнодушием сказал он, удобно устроился в уголке и начал любовно перебирать провода. Где-то потребовалась магия, где-то достаточно было ввернуть раскрутившуюся лампочку. От удовольствия Дженсен даже замурлыкал песенку себе под нос. Он не видел, как хитро переглянулись Джаред и София и, конечно, никогда не узнает, что Тедди по просьбе Джареда три часа выворачивал лампочки и загибал провода, чтобы вывести гирлянду из строя. Если для Дженсена лучший подарок — возможность что-то починить, Джаред найдёт способ это что-то сломать, лишь бы Дженсен был счастлив.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Jared Padalecki"

Ещё по фэндому "Jensen Ackles"

© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты